Сделай Сам Свою Работу на 5

Надзор за законностью применения мер пресечения в досудебных стадиях уголовного процесса

 

 

Статья 91. Основания задержания подозреваемого

 

1. Орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

(в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

2. При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под страж

.

3. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

 

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.



В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 настоящего Кодекса, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

 

3. Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, может быть отменена или изменена только с согласия этих лиц.

 

16. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебных стадиях уголовного процесса

 

Как известно, надзор выражается в постоянно осуществляемой конкретной деятельности уполномоченных на то должностных лиц(прокурора, начальника органа следствия или дознания) за соблюдением законности государственными органами их должностными лицами, осуществляющими досудебное производство. А контроль характеризуется выполнением отдельных проверочных действий, когда контролирующий субъект (в нашем случае суд), принимает на себя ответственность за проверяемые им процессуальные решения. К примеру, судебное решение о производстве осмотра места происшествия в жилом помещении на стадии возбуждения уголовного дела при отсутствии согласия проживающих там лиц.

 

Однако, безусловно, правы Н. Чепурнова и С. Смольников, утверждая, что прокурорский надзор и судебный контроль - это две взаимосвязанные формы процессуального контроля, "осуществляемые разными органами государственной власти и в разных организационно-правовых формах, эффективность осуществления которых во многом обусловлена их взаимосвязью и взаимозависимостью. Механизм судебного контроля эффективен при инициировании судебных дел прокуратурой и активном участии прокурора в судебном процессе, а результативность прокурорского надзора обусловлена результатами судебного рассмотрения дел" <2>. При этом авторы справедливо отмечают наличие существенных различий не только в формах, но и в юридической силе принимаемых актов судебного контроля и прокурорского надзора.

 

Анализируя такие различия, некоторые авторы считают, что осуществление надзора служит выявлению и устранению допущенных нарушений, а реализация функции судебного контроля направлена всего лишь на устранения таких нарушений. При этом прокурорский надзор выступает как постоянно осуществляемое направление деятельности, а судебный контроль проявляется ситуационно, в форме разового осуществления контрольных действий <3>. Такую трактовку данного вопроса не разделяет А.М. Баранов, который, соглашаясь с общим назначением судебного контроля и прокурорского надзора, вместе с тем указывает, что и судебный контроль "должен быть систематическим, универсальным и предметным, каждый государственный орган призван выполнять контрольные функции в своей области, не допуская их забвения и эпизодичности" <4>. Отмечая далее отсутствие, по его мнению, явных различий между судебным контролем и прокурорским надзором, А.М. Баранов предлагает объединить их в единую, так называемую контрольную функцию <5>.

 

Мотивирует он этот вывод тем, что "прокурор в досудебном производстве должен выступать в разных ролях: при производстве предварительного следствия - исключительно как сторона обвинения, лишенная надзорных полномочий; в доследственном и сокращенных производствах - как процессуальный руководитель уголовного преследования, совмещающий функции обвинения и надзора за законностью уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности" <6>.
--------------------------------


В юридической литературе до сих пор приоритетным является содержание так называемой триединой функции уголовного судопроизводства: обвинения, защиты и разрешения дела по существу. Очевидно, что в эту систему не вписываются ни судебный контроль, ни прокурорский надзор, ни ведомственный процессуальный контроль на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Как уже упоминалось, в юридической литературе последних десятилетий практически не опровергается понимание категории "функция уголовного процесса" как направление деятельности конкретного субъекта - носителя определенных прав и обязанностей. Таким образом, проблема проистекает из понимания сущности и содержания составляющих то или иное направление деятельности и их размежевании с составляющими иных (смежных) направлений деятельности, относящихся к компетенции правоохранительного органа. Представляется, что в данной ситуации уместно говорить о необходимости законодательного разграничения полномочий между тремя важными составляющими: судебного контроля, прокурорского надзора и ведомственного процессуального контроля, имея в виду оформление единой действенной системы, обеспечивающей реализацию функций, возложенных соответственно на суд, прокуратуру, руководителей органов следствия и дознания.

 

На стадии возбуждения уголовного дела осуществление функции судебного контроля по сравнению с последующими стадиями обладает определенной спецификой. Несомненно, что отсутствие в уголовно-процессуальном законе указания на конкретные способы проведения проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении на стадии возбуждения уголовного дела способствует росту количества нарушений прав и интересов личности, вовлеченной в орбиту уголовного судопроизводства на данной стадии.
отмененных).

 

Следует отметить, что в целях нейтрализации негативных последствий такой практики законодатель предусмотрел определенные меры, в частности, с позиции судебного контроля. Например, разрешение, в порядке исключения, на производство неотложных следственных действий, способствующих раскрытию преступлений "по горячим следам": осмотр места происшествия в жилом помещении при отсутствии согласия на то проживающих в нем лиц (ст. 177 УПК РФ); осмотр трупа, сопровождаемый при необходимости его эксгумацией, опять же при отсутствии согласия на то близких родственников или родственников покойного (ст. 178 УПК РФ); производство обыска в жилище граждан при отсутствии согласия на то проживающих в нем лиц (ст. 182 УПК РФ) и др.

 

В этом контексте обращают на себя внимание положения Федерального закона от 9 марта 2010 г. N 19-ФЗ, в соответствии с которыми допускается в рамках ч. ч. 1 и 3 ст. 144 УПК РФ, определяющей порядок рассмотрения сообщений о преступлении, производство не только документальных проверок, ревизий, как это было ранее, но и исследований документов, предметов, трупов и, по необходимости, в данной ситуации, продлевать срок предварительной проверки до 30 суток - руководителем следственного органа или прокурором - в отношении дознания. Вместе с тем остается открытым, по нашему мнению, требующий законодательного решения вопрос, в частности, касающийся исследования документов, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну.

 

К полномочиям суда в рамках судебного контроля в соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ следовало бы отнести

рассмотрение жалоб на действие (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, в том числе и по вопросу об отказе в возбуждении уголовного дела - одного из ключевых, процессуальных решений, кладущего начало уголовному преследованию лица, совершившего преступление. Как известно, судебный контроль заключается в основном в выдаче судебных решений на право проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, а также в разрешении жалоб граждан на решения и действия дознавателей, следователей, прокуроров. При этом судья не разрешает уголовное дело по существу, а лишь выдает санкции на проведение отдельных процессуальных действий. И хотя в этой ситуации названная деятельность, свойственная правосудию, осуществляется в процессуальной форме, тем не менее в полном объеме она таковой не является. Это лишь функция контроля в рамках правосудия <9>.
.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.