Сделай Сам Свою Работу на 5

Часть III, где все окончательно выясняется.

- О нет, Север, нет!- орал Люциус, выгибаясь от боли; на его лице крупными каплями выступил пот.- О нет! Мерлин! Север, да сделай же что-нибудь!
-Люци!- Зельевар обхватил голову любовника, который тут же вцепился в него руками и стиснул до боли.- Люци, ну потерпи! Я дал тебе обезболивающее, оно скоро подействует. А потом я дам тебе снотворное, ты уснешь и…
- А потом что???- разрыдался Люциус. Его тело вытянулось и окаменело от нового приступа боли. Не в силах терпеть, он зашелся криком, заставляя Снейпа в панике заметаться возле кровати.
- О нет! Люци!
Он в отчаянии повернулся к врачу, стаявшему тут же: этот эскулап пользовал фамилию Малфоев по наследству, и клятвенно уверял, что его предкам уже встречались такие случаи, и они описаны в их тайных архивах.
Правда, это было очень давно.

- Не волнуйтесь, мистер Снейп,- говорил он, когда «счастливая семья» вызвала его для дополнительной консультации.- Первые упоминания о подобной уникальной особенности Малфоев относится едва ли не ко временам Слизерина, который, как Вам известно, был в довольно-таки близких отношениях с одним из представителей рода.- Снейп в этом месте приподнял бровь, вспоминая второй курс Драко, когда все считали, что именно он – Наследник. Выходит, это было не такой уж неправдой?
- По сути дела, эта операция не сложнее обычного кесарева сечения и очень близка ей по сути. А поскольку я уже делал кесарево мадам Нарциссе…
- Не упоминайте при мне об этой женщине!- закатил глаза Люциус.- Сев, скажи ему! Мне и так хватает неприятностей, а я постоянно вынужден думать, не разнесет ли она по свету правду о причине моего «заключения»?
- Мистер Малфой, я прошу Вас успокоиться. Эта операция для практикующего врача моего профиля довольно обычна! Уверяю Вас, очень малое количество колдуний из благородных родов…
- Север, ты слышал! Этот мясник хочет меня зарезать и при этом уверяет, что для него этот процесс «довольно обычен»!- Люциус заломил руки, и Снейп подумал, что сейчас он куда больше похож на истеричную женщину, чем ему самому хотелось бы признавать.- Он разрежет мне живот… Боже мой, Север!- он вцепился в руку любовника, с отчаянием гладя на него.- Но ведь останется шрам! Ужасный! Огромный шрам во весь живот!
- Люци, мы сведем его потом… потихоньку,- Зельевар вздохнул, пытаясь сохранять спокойствие. Однажды, еще в начале своего «интересного положения» в ответ на упрек в возросшей капризности Люциус ответил ему «потому что ТЕПЕРЬ я имею полное право капризничать!». Эта мысль слегка озадачила Профессора, и, хотя логику понять он мог, радости это не прибавляло.
- Кому ты врешь?- зашипел Люциус, стискивая кулаки и наседая на Снейпа, разом забыв и о своей слабости и о подозрениях по поводу «врача-убийцы».- Ты хотя бы мне не рассказывай, что можно свести шрам в пол-тела. Тебе все равно, тебя это уже не испортит,- а я… кому я потом смогу показаться на глаза? Все догадаются!
- Интересно, кому ты собираешься показываться на глаза голым?- скрипнул зубами доведенный до белого каления Профессор. Люциус тут же придал лицу надменное выражение и отвернулся.



…- Я предупреждал тебя тогда, что эта сволочь хочет меня зарезать!- простонал Люциус, комкая пальцами простыню; Снейп наклонился, чтоб вытереть капли пота, проступившие над его губами.- Мерлин и Салазар, Север, это невыносимо! Если б я знал, что я буду так мучаться, я бы никогда… А-а-а-а!
Он заголосил, изгибаясь на кровати; огромный живот, казалось, действительно, вот-вот лопнет. Снейп, что было силы, обхватил руками плечи любовника и прижал его к себе.
- Люци, Люци… Ну потерпи. Схватки не длятся больше сорока секунд, и вот-вот уже подействует зелье…
Ответом был новый заходящийся крик. В отчаянье Снейп посмотрел на врача, который давай распоряжения ассистентке.
- Доктор, пожалуйста… сделайте что-нибудь!
- Увы, мистер Снейп, пока не подействует зелье, которое я просил сварить вас, я абсолютно бессилен. Должен сказать, что мистеру Малфою сильно повезло: не всегда в распоряжении акушера находится такой квалифицированный зельевар.
- О, Мерлин,- чувствуя, что у него начинают сдавать нервы, Снейп прижался щекой к щеке страдальца. Тот зашипел, потому что колючая щетина противно царапнула его кожу.
- Мог бы побриться, между прочим! У тебя сегодня сын родится!- простонал тот, закатывая глаза.
Снейп поджал губы, невольно подумав, что, раз будущая «счастливая мать» еще замечает подобные вещи, значит, дела не столь плохи.
Через некоторое время дыхание Люциуса немного выровнялось и Снейп, следуй указаниям врача, напоил его второй порцией «родового зелья». Это была сильная смесь обезболивающего, кровоостанавливающего и еще каких-то компонентов, назначение которых даже его колоссальный опыт не дал понять до конца. Люциус сильно побледнел, видимо поняв, что скоро ему предстоит самое худшее, и мертвой хваткой вцепился в руку любовника.
- Север, скажи мне… я не умру?
- Ну что ты, радость моя,- быстро целуя его лицо, начал шептать Профессор.- Конечно, нет. Скоро я дам тебе снотворного, ты уснешь и…
-... и не проснусь!- с отчаянием простонал Малфой. Его лицо стало землистого цвета, когда акушер неосторожно передвинул на столике свои инструменты, от чего они тихо звякнули.- Север, пожалуйста, не оставляй меня! Я не смогу один!
Врач, услышав слова пациента, нахмурился.
- Мистер Малфой,- наклонился он к изголовью.- Не стану от Вас скрывать, что процедура эта довольно кровавая и неприятная. Я бы все-таки хотел, чтобы…
- Нет, Север!- впиваясь ногтями в предплечье любовника, прокричал Малфой.- Я умоляю тебя!- его глаза наполнились слезами.- Я не смогу один! Не отпускай меня! Я умру! Я попросту истеку кровью!
В отчаянии Зельевар рухнул на колени перед постелью.
- Люци, Люци!- почти кричал он, покрывая поцелуями бледное, залитое потом и слезами лицо.- Люци, пожалуйста, тебе вредно так волноваться!
- Мистер Снейп, пора давать ему третью дозу…
- Дозу чего?- в панике отталкивая Снейпа, Малфой приподнялся на локтях.- Какой дрянью вы меня поите? Что вы туда добавили? Если даже Север не может определить состав..!
- Мистер Малфой, я очень прошу Вас успокоиться,- акушер попытался поймать руку пациента, но тот скрючился от боли, рухнув на подушки. При этом он вцепился в первое, что оказалось в зоне досягаемости,- и, как назло, это было то самое место, из-за которого, собственно, «несчастная мать» пребывала в таких муках.
Два диких вопля слились в один, и «счастливый отец» с выпученными глазами осел на подушки. Малфой бросил на него взгляд подстреленной лани.
Протяжный стон, вырвавшийся у него, заставил Зельевара забыть о своих страданиях. С трудом разогнувшись, он прошептал, обнимая белокурого роженика.
- Люций!
Старый врач покачал головой.
- Мистер Снейп, если он будет так себя вести, я не смогу ничего сделать.- Мы просто не сможем грамотно провести операцию, а это подвергнет опасности и жизнь пациента и жизнь ребенка.
- О-о-о! Север!- простонал Малфой, корчась в руках любовника.- Я же говорил тебе! Теперь-то ты видишь! О-о-о! Он убьет меня! Я истеку кровью.
- Третью часть, мистер Снейп,- настойчиво повторил акушер.- Еще минут десять и будет поздно. Тогда уже я ничего не смогу сделать. Мы потеряем ребенка.
- Люци,- Снейп стиснул зубы и кулаки и твердо посмотрел в глаза возлюбленному.- Люци, я понимаю, как тебе больно. Но ты должен… Ты же не хочешь убить все, ради чего мы… ты же не хочешь убить нашего сына?
Малфой задохнулся и расширенным глазами уставился на Профессора. Слезы наполнили их, сделав подобными двум горным озерам; он торопливо зажмурился, от чего капли покатились по коже, заставив Снейпа припасть к ней губами.
- Пожалуйста!
- Да… Сев…- слабый голос Люциуса был на удивленье покорным. Акушерка быстро подала Мастеру Зелий снадобье, которое он осторожно, по капле, влил в кривящийся рот Малфоя. Несколько капель скатились на подушку; почти тут же голова Люциуса тяжело упала любовнику на плечо, а синий взор померк.
- Очень хорошо,- прошептал врач, видя, как расслабляется тело и истома – или сон – стремительно овладевает пациентом. Тот прерывисто дышал, но более не оказывал сопротивления. Когда Снейп наклонился, его губы раскрылись в ответ.
- Мистер Снейп, я бы все же настоятельно рекомендовал Вам покинуть комнату,- произнес акушер, касаясь локтя Профессора. Тот рассеянно взглянул на Люциуса, но глаза любовника закатились; похоже, он впал в забытье. Сердце Северуса разрывалось при мысли, что ему нужно покинуть любимого в такую минуту,- но он лучше чем кто бы то ни было понимал, что эта настойчивость лекаря – не пустой звук. К тому же он чувствовал, что сам вот-вот грохнется в обморок,- а отвлекать внимание на свою персону в такой важный момент он считал невозможным.
Он тихо приподнялся, укладывая Люциуса на подушки,- но когда он уже подался прочь с ложа, холодные пальцы стиснули его руку.
- Да?- он мгновенно обернулся, вглядываясь в лицо любовника; тот с трудом приоткрыл глаза. Когда он заговорил, голос его походил на шепот ветра пасмурным утром.
- Север… обещай мне… одну вещь…
- Да?- он гладил бледное, запрокинутое лицо, пытаясь прочитать в нем невысказанное желание Люциуса. Тот слабо улыбнулся.
- Север…прошу тебя… если вдруг…- он охнул и прерывисто глубоко задышал, видимо, ощутив новый толчок рвущегося наружу ребенка.- Северус, обещай мне… если … встанет выбор… между… двумя жизнями…
- Да, Люциус!- в отчаянии Мастер Зелий принялся покрывать поцелуями его щеки.- Да, обещаю, я сделаю все, чтобы ты…
- Север…- едва различимые слова заставило его замолчать.- Обещай мне, что ты… спасешь… его
Ошеломленный Снейп вскрикнул,- но акушерка уже подхватила его за руку и стремительно повлекла в соседнюю комнату. Там она втиснула обезумевшего от отчаяния Профессора в кресло, шикнув на домовых эльфов, и умчалась в спальню.
…Когда щелкнул замок, Северус Снейп обхватил руками лицо.


…Даже когда вокруг него были душащие стены Азкабана, даже когда его жизнь висела на волоске… точнее, на конце палочки Темного Лорда… даже когда он едва не погиб в Визжащей Хижине… когда предавал, когда корчился на полу слизеринской ванной после унижений, убийств, когда смывал с себя вместе с кровью свою разрушенную, изгаженную жизнь… никогда Северус Снейп не проводил такой ужасной ночи. Крики Люциуса за стеной заставляли его самого корчиться от боли; пот катился по телу; судорога, похуже Пыточного проклятия, выгибала его в дугу. Он давно подозревал, что они с Люциусом являются чем-то большим, чем просто любовниками; слишком много сходилось в этом: черное и белое, красота и ум, тело и интеллект… вместе, только вдвоем они были неуязвимы, сильны, абсолютны, завершены в своем творении. Казалось, что если отсоединить одно, второе само собой должно иссохнуть, распасться на части… И вот теперь он вынужден был сидеть и слушать, как мучается человек, ради которого он готов был, не задумываясь, пожертвовать жизнью… мучается не из-за чужой вины, а единственно, по его, Северуса, оплошности, по нелепой игре случая, по выдуманному кем-то когда-то преданию… которому вдруг именно на них потребовалось осуществиться! Была минута, когда он, не выдержав, бросился к двери, не в силах более вынести тишины вокруг.. он ударился в нее всем телом, резко, как волна, набежавшая на скалу, - и так же резко опал, словно разбившись, разлетевшись на сотню кусков… чувствуя, как текут по щекам слезы…
…И в этот самый момент он услышал крик… и плач ребенка…

- Люциус!- вне себя от ужаса заорал он, колотясь в двери спальни… внезапно она распахнулась, и на пороге появился очень бледный акушер и, кивнув, жестом пригласил его в комнату.
Не в силах издать хоть звук, замирая от ужаса, он поднялся и последовал за доктором. Холодный пот тек по нему ручьями. Чувствуя, что не в состоянии больше сдерживаться, он обогнал спутника и бросился к постели.
Люциус лежал с закрытыми глазами, бледный как полотно, откинувшись на сиявшие в полутьме подушки; эльфы как раз закончили скатывать залитое кровью белье и быстро потащили его прочь. Снейп содрогнулся, увидев, как акушерка приближается к Малфою с простыней в руках.
- НЕТ!- вырвался у него отчаянный вопль; ноги подкосились, и Профессор упал на ковер, чувствуя, что вот-вот его сердце разорвется. Мир перед глазами померк.
- Мистер Снейп,- рука врача тихонько потрясла его за плечо.- Мистер Снейп, Вы даже не взглянете на детей?
- Детей?- он вскинул лицо, не понимая; акушерка уже приближалась к нему, держа в руках два спеленутых комочка. Мастер Зелий схватился за воротник, чувствуя, что задыхается.
- Это… это…
- Несмотря на весь мой опыт вынужден констатировать, что такое бывает,- развел руками врач.- Двойня, которую мы не смогли определить…
- Но…- он моргал, не в силах поверить. Несмотря на то, что дети больше всего напоминали ему крошечных котят, уже сейчас было видно, что у одного из них волосы черные как смоль, а у второго – сияющие, как серебро. Он открыл, было, рот, чтобы спросить про цвет глаз, но вспомнил, что у всех младенцев до какого-то возраста глаза голубые. И, как по заказу, оба они в этот момент раскрыли эти самые глаза и уставились на него: четыре чернильно-синих радужки с поволокой, чей взгляд заставил Зельевара сглотнуть.
...А потом протянуть руки и с дрожью принять двух слабо пищащих младенцев; с ужасом он вдруг подумал, что никогда не держал в руках таких маленьких детей… Акушерка помогала ему с понимающей улыбкой,- и, укачивая своих сыновей на руках, Мастер Зелий погрузился в размышления.
Так… значит теперь прийдется уйти с работы и заниматься частными уроками… или зельями по заказу… хотя… у него наверняка найдется пара предложений от лабораторий в Европе или, если сильно повезет, даже в Британии…

Он так крепко задумался, что не сразу расслышал капризный голос, донесшийся из алькова.
- Сев…может быть… ты хотя бы поцелуешь меня?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.