Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 12 Открываюсь лишь тебе

Барти сидел на стуле, опустив голову. Запустив в свои волосы пальцы, он грустно вздохнул. Сколько лет прошло с того самого дня, когда он вместе с четой Лестрейндж был в доме Долгопупсов? С тех пор он привык отчаянно прятать все свои чувства и эмоции, скрывая настоящую правду, которую он не мог никому рассказать. Любые его слова тут же опровергли бы, приняв мужчину за грязного лжеца, не дав ему ни единого шанса оправдаться. Когда отец демонстративно зачитывал Барти приговор на суде Визенгамота, он тщетно пытался докричаться до старшего Крауча, чувствуя в глубине души дикую усталость от этого вечного непонимания и равнодушия со стороны отца.
Однако, со временем, эта правда превратилась лишь в ярмо на шее, лишая его возможности почувствовать себя человеком. Ему было не свойственно оправдываться в кругу Пожирателей. Крауч привык быть циничным, но, на этот раз, Барти очень хотелось выговориться, отбросив свою надоедливую маску и просто побыть собой. Он не хотел, чтобы Элен видела в нем лишь приспешника Темного Лорда и был уверен, что она все поймет.
Услышав скрип двери в свою спальню, Крауч вскинул голову, увидев на пороге Дюалье.
Поднявшись со стула, он приблизился к девушке. Тепло улыбнувшись ему, Элен не удержалась, порывисто прижав его к себе. Она чувствовала, что его что-то беспокоило. Крауч ответил на ее приветствие, слегка усмехнувшись, поцеловав ее в губы. Вот он, тот момент, когда пришло время говорить правду. Он больше никому не расскажет свои самые сокровенные тайны, кроме близкого человека, которым стала для него девушка.
- Я хочу тебе кое-что показать, - Барти слегка отстранился от нее, достав свою палочку и касаясь ею своего виска. – Я никому никогда не рассказывал этого, но я не хочу, чтобы у нас были недомолвки и недоразумения различного рода. Я доверяю тебе, Элен, и надеюсь, что ты меня поймешь.
Молча кивнув ему, она с легкой тревогой наблюдала за серебристой нитью, что тянулась из палочки, опускаясь во флакон, который она достала из кармана брюк. Когда емкость наполнилась до краев, Дюалье поймала кивок Барти, направленный на старый шкаф, чьи дверцы были закрыты неплотно. В их проеме Элен увидела голубой и чистый свет. Подойдя поближе, она открыла его, вылив содержимое флакона в омут памяти. Девушка чувствовала, как мужчина пристально наблюдал за ней, стоя за ее спиной, скованный и какой-то напряженный. Когда она опустила голову внутрь сосуда, ее тут же начал затягивать водоворот омута, и через секунду она очутилась в незнакомом ей доме, рухнув ничком на пол гостиной.
Поднявшись на ноги, она отряхнулась, разглядывая чужой дом, чей интерьер был не особо богат, но ей определенно здесь нравилось. Бледно-зеленые занавески на окнах прекрасно гармонировали со светлыми обоями. Прямо на нее со стены смотрели, нежно улыбаясь, мужчина и женщина из портрета на фоне Ордена, где, судя по всему, был, еще самый первый состав. Взглянув еще раз на пару, Элен едва ли не вскрикнула. Она догадывалась, что перед ней та самая семья, которую свели с ума. И, словно в подтверждение, ее мысли тут же прервал пронзительный крик из соседней комнаты, сменяемый чьим-то злобным истерическим хохотом. Внутри у девушки все похолодело, почувствовав легкую дурноту, она остановилась, положив руку на журнальный столик. Ей стоило немалых усилий побороть свой страх и чувство отвращения. Медленно выпрямившись, Элен с опаской вошла. Ее взору предстала настолько дикая и отвратительная картина, что Дюалье тут же прикрыла рот рукой, не в силах двинуться с места. Казалось, что еще совсем немного, и Пожиратели заметят ее присутствие. Впервые в жизни они были так близко, навеивая на девушку неприятные воспоминания о родителях. Беллатрикс Лестрейндж направляла палочку прямо на чету Долгопупсов, безжалостно произнося заклинание Круциатуса. Судя по виду молодой пары, для них этот удар был далеко не первым. Алиса держалась из последних сил, отчаянно стиснув зубы, но из ее горла тут же вырвался очередной крик, когда в нее полетел еще один столб красных искр. Френк выглядел не лучше, если не сказать, что хуже. Его глаза почти безучастно смотрели в потолок.
Все четверо Лестрейджей мучили двоих, абсолютно утратив чувство меры, от чего Элен хотелось тоже завизжать, зажав уши руками. Ее бросило в жар, в глазах потемнело, когда она увидела знакомый силуэт Барти в полумрачной комнате на фоне окна. На вид ему было не больше девятнадцати, или чуть меньше. Соломенные волосы небрежно упали на бледное лицо, прикрыв пронзительные глаза. Юноша, казалось, был абсолютно растерян, словно отказывался понимать происходящее.
- Крауч, ты так и будешь стоять столбом? – Белла нехотя отвлеклась от своих жертв, вперив в Барти невозмутимый и слегка раздражительный взгляд. – Это же совсем не сложно, нужно только захотеть причинить боль. Они должны нам сказать, куда исчез Темный Лорд.
С ненавистью взглянув на женщину, юноша достал палочку из кармана мантии, целясь в Долгопупсов.
- Круцио! – невольно произнес Барти, услышав за спиной оглушительный смех Беллатрикс. Из его палочки вырвался красный луч, совершенно не дав никакого результата.
Элен облегченно выдохнула. Он не хотел причинять этим людям боль, и это было так несвойственно Пожирателю, что все остальные просто отказывались его понимать. Никто не догадывался, что творилось в его душе. Последнее, что удалось увидеть Дюалье, - это прибывшие в дом авроры, которые схватили шайку, арестовав всех четверых. Девушка чувствовала, как какая-то неведомая сила поднимала ее обратно наверх, и, через мгновение, она вновь оказалась в комнате Крауча. Поднявшись с колен, Элен встретилась с его вопросительным, и, в то же время, слегка испуганным взглядом. Она чувствовала, что он нуждался в ее понимании и поддержке, которой ему так не хватало многие годы. Приблизившись к Барти, Дюалье крепко обняла его, почувствовав, как его руки стиснули ее в ответ.
- Я знаю, что ты не хотел, - прошептала она, уткнувшись носом в его плечо. – Это было ужасно, - перед мысленным взором Элен все еще стояла та страшная картина, вызывая в ней новое чувство ненависти к Лестрейджам. – Как ты оказался там?
- Когда тебе только девятнадцать лет, ты не задумываешься над тем, какие последствия тебя могут ждать, тебе кажется, что у тебя впереди еще целый мир. В компании Лестрейджей я оказался по своей глупости, это было совершенно необдуманно, но тогда я так не считал. Мои друзья обещали мне славу и величие, если я соглашусь служить Волдеморту. Отец никогда меня не любил так, как мне хотелось с самого детства. Во мне росла острая обида, с годами она только укреплялась. С матерью они не ладили, я часто видел, как она втайне плакала из-за него, и еще больше ненавидел его. Будучи на седьмом курсе, я все же решил последовать примеру своих однокурсников. Облава на твой дом - один из его приказов. Лорд знал, что твоя мать не чистокровна, а всем известна его ненависть к магглам.
- А как ты относишься сейчас ко всему этому? – тихо спросила у него Элен, сев на кровать. – Ты по-прежнему собираешься вести такую жизнь? – казалось, что она боялась услышать его положительный ответ. Она сидела затаив дыхание.
Присев рядом с ней, Крауч нежно взял ее за руку.
- Я всегда хотел служить Темному Лорду, пока снова не встретил тебя. До сих пор я и мечтать не мог, что меня еще кто-нибудь примет таким, какой я есть. Когда я вижу тебя, меня начинает тянуть к тебе как магнитом, и я ничего не могу с этим поделать. Ты стала для меня тем светом, который я так отчаянно искал, натыкаясь на одну тьму.
Элен молча, смотрела на него. Он боялся, что она отвергнет его и сбежит, но Дюалье была здесь, готовая выслушать и поддержать, это вселяло в Барти уверенность. Она отличалась от своих друзей своей удивительной выдержкой, душевностью. В ее улыбке ему виделся весь мир, она была такой искренней и родной.
- Твоя история непростая и очень сложная. Я чувствую, что тебе нужна помощь, Барти. Ты можешь этого и не признавать, но это так. Мы с тобой вместе со всем справимся. Мы обязательно все преодолеем, я с тобой.
- Дюалье, это так поистине трогательно, - в голосе Крауча прозвучала едва уловимая усмешка. – Я всегда хотел это услышать из твоих уст, и вот, теперь ты здесь.
Элен чувствовала, как он тщетно пытался скрыться за своим смехом. Барти уже не был таким неприступным, как раньше, постепенно раскрывая перед ней свою душу. Но и дерзость, наряду с привычной усмешкой в уголках его губ, проскальзывала нередко. Крауч редко кому доверял, но она не упрекала его в этом. Дюалье сама этого не осознавала, но она стала единственным человеком, которому он рассказывал о себе без фальши. Только с ней он принимал свой истинный облик: усталый и слегка потрепанный, в глазах которого пряталась легкая грусть и нежность, когда их взгляд падал на нее. Роль Грюма, отрепетированная за день, отходила на второй план, ему больше не приходилось превращаться. В их разговорах он часто возвращался к семейной теме, как-будто жалея о чем-то упущенном. Элен чувствовала, что Барти не простил отца. Мать всегда старалась компенсировать своей заботой и вниманием безразличие старшего Крауча, но факт оставался фактом. Барти не хватало отца, и это оказалось чревато последствиями.
- Никогда, слышишь, никогда больше так не унижайся и не ищи любви там, где ее нет, - говорила Дюалье Краучу, с упреком глядя на него после очередных слов о Лорде.
- Когда я стал Пожирателем, я даже не знал о твоем существовании, - Барти обнял девушку за плечи. – Это ужасно, но тогда мне было не до того, чтобы рассуждать об этом. Если бы можно было все исправить! – в глазах мужчины мелькнула боль.
- Мы справимся, Барти! - воскликнула Элен, поддавшись ему навстречу. Он целовал ее, долго и страстно, от чего у нее закружилась голова, земля стала уходить из-под ног. Ей хотелось целовать и целовать эти мягкие чувственные губы. Обняв Барти, она прижалась к нему, охотно отдаваясь во власть поцелуя.



Глава 13 Вовремя

Турнир Трех Волшебников уже почти подходил к своему завершению, каждый раз поднимая весь Хогвартс на уши. Гриффиндорцы придерживались мнения, что Поттер был недалек от победы, он прекрасно справлялся со всеми испытаниями. В третьем задании им предстояло пройти длинный лабиринт из живой изгороди и добраться до Кубка. Никто из Трио не имел ни малейшего представления о том, как имя Гарри попало в Кубок. Поттер не уставал повторять всем, что это дело рук Каркарова. А Кэти спрашивала у Элен, не в курсе ли она, на что Дюалье только пожимала плечами, придавая своему лицу тревожное и смятенное выражение. Ее так и подмывало рассказать подруге всю правду, но она помнила о своем слове и не могла этого сделать, подвергнув жизнь любимого опасности. Но когда-нибудь Блэк поймет, почему она так поступала, и простит ее. Ведь Крауч уверял ее, что с Поттером ничего не случится. Она всячески пыталась успокоить Кэт, виновато опуская глаза. Элен мучили в последнее время кошмары, которые навязчиво приходили в ее сны. В сердце девушки поселилась какая-то необъяснимая тревога. Каждый раз ее терзали предчувствия чего-то ужасного.
Ей снился Барти. Он звал ее, просил о помощи, она рвалась к нему, но на пути вставали какие-то невидимые преграды, и его голос тонул в тумане. Элен настойчиво и упрямо летела вперед, пытаясь отыскать его по голосу. Внезапно она видела его перед собой. Радость, вспыхнувшая в ней мимолетным лучом, меркла, уступая место леденящему ужасу и боли, разрывающей ее на куски. Унылые черные фигуры в капюшонах приближались к мужчине, от них веяло могильным холодом, давая толчок ее воспоминаниям из детства. Одна из фигур неожиданно склонилась к нему со странным хрипом, откидывая капюшон.
В этот момент сон Элен обрывался. Она просыпалась, ощущая липкий и холодный пот, струящийся по ее лицу. Наскоро одевшись, Дюалье тут же бежала к Лже-Грюму, несмотря на раннее утро. Едва разлепив сонные веки, он нехотя поднимал голову от подушки, недоуменно и вопросительно смотря на Элен.
- Дюалье, ты на часы смотрела? – ворчал Крауч спросонья, закрывая голову одеялом. – Это всего лишь сон. Ты просто устала.
- Но это не простой сон, - не унималась Элен, сидя на краю его кровати и пытаясь воззвать к Барти.
Услышав эти слова в очередной раз, он знал, что ему больше не удастся заснуть. Может быть, стоило задуматься над этим сном?

С наступлением вечера в Запретном лесу холодало, ветер усиливался, обволакивая Крауча со всех сторон, принося ему запах дождя. Холодная зима осталась позади, за всей суматохой школьных будней, никто не заметил, как подкрался уже май. Он вновь обратился в Грюма, делая вид, что старательно ищет отца, последовав примеру Дамблдора и всех остальных. Каким образом Старший Крауч сумел вырваться из-под Империуса? Видеть старика Барти хотелось видеть меньше всего остального. Ему хотелось убить его, но в самый последний момент мужчина передумал, услышав в сознании испуганный голос Элен: «Крауч, остановись! Что ты творишь? Это не твои мысли, тобой снова руководит Темный Лорд. Не опускайся до его уровня». Ее пронзительные глаза прожигали в нем дыру. Отмахнувшись, Барти направил палочку на отца, изменив тому память. Недоуменно вскинув голову, глава Департамента развернулся и ушел в обратном направлении, вглубь леса.
Крауч хотел уже возвращаться в замок, но, услышав приглушенные голоса в густых зарослях, насторожился. Медленно приблизившись к незваным гостям, Лже-Грюм неожиданно услышал имя Элен. Благодаря сумеркам и густолиственным деревьям, он оставался незамеченным, прекрасно слыша весь разговор.
- Латимер, смотри, не провали мне план! Я давно мечтал разузнать всю подноготную об Ордене. Твоя малышка станет отличным поводом для этого и сама все расскажет, - расхохотался темноволосый мужчина, запрокинув голову. – Даже не представляю, как ты ее похитишь. Это не так-то просто будет провернуть. Хоть мы уже и порядочно много переманили их на сторону Темного Лорда, но в уме им не откажешь!
- Розье, не держи меня за идиота, - вспылил Марк. – Я сегодня же ночью проверну все одним махом, пробравшись к ней в комнату. Никто ничего не узнает, а Дюалье даже и пикнуть не успеет! Я докажу Темному Лорду, что на меня можно положиться.
Яростные, полные ненависти мысли заполонили Барти с ног до головы. Он едва сдерживался, чтобы сейчас же не пустить в Марка Аваду. Латимер уже давно напрашивался. Наблюдая за мальчишкой, он явственно видел себя прежнего со стороны. Не так давно мужчина ни в чем не уступал тому, точно так же следуя целям и методам Волдеморта и, если бы не Дюалье, он бы сейчас охотно поддержал идею этих двоих. Но мир Лорда был над ним уже не властен, перестав цеплять его, а сегодня Крауч окончательно разрывал с ним все связи глубоко внутри.
Отпрянув от деревьев, Лже-Грюм сделал два больших шага назад, осторожно ступая по мокрой траве, и, несколько минут спустя, он чуть ли не бегом устремился к замку. Как и предполагал Барти, Элен уже ждала его в кабинете профессора, прикорнув в одном из кресел. Даже сейчас, когда она спала, Дюалье походила на принцессу, сошедшую с картины. Крауч не смог сдержать своей нежной улыбки, которая притаилась в уголках его губ. Ее длинные ресницы, отбрасывающие легкие тени на щеки, слегка дрогнули. Протянув к ней руку, мужчина коснулся пальцами лица девушки. Разлепив глаза, Элен увидела Барти и ласково улыбнулась ему в ответ. В его взгляде она поймала какой-то непонятный страх и тревогу, словно Крауч не мог найти себе места, мечась в душе.
- Что с тобой? – Дюалье окончательно проснулась, пытаясь понять причину его такого странного поведения. Еще недавно она могла списать это все на его превращения, но чувствовала, что здесь было нечто другое.
- Тебе нельзя оставаться сегодня в замке, - он вскочил на ноги, заметавшись по комнате. – Долго объяснять, - отрезал он, поймав вопросительный взгляд Элен. – Я потом тебе все объясню, а сейчас вставай, мы отправимся на остров.

Глава 14 Патронус Крауча

При этих словах Дюалье сдуло с кресла как ветром, сон как рукой сняло. Неужели все ее страхи начинают сбываться? Она уже давно не видела мужчину таким нервным, куда девалась его усмешка и привычная манера держаться с всегдашней уверенностью? Если бы она могла знать, что именно его так напугало.
Спустя десять минут, они уже подходили к лесу, спрятавшись под мантией-невидимкой. Барти шел так быстро, что она едва успевала за ним, ускоряя свой шаг, чтобы не отстать от него. Отойдя на приличное расстояние от Хогвартса, он остановился. Взяв девушку крепко за руку, Крауч вновь трангрессировал, растворившись с ней в угольно черной дымке. Открыв глаза, Элен запрокинула голову навстречу яркой луне, которая пронзительно выделялась на фоне темно-синего бархатного неба, раскинув руки в стороны. Джиллинг побуждал забыть ее обо всех проблемах и страхах. Это был их мир, самый лучший, который она полюбила с первого появления здесь. Чистая прозрачная вода озера настойчиво манила Дюалье к себе, омывая своими ночными волнами ее босые ноги. А он, приблизившись к ней, тут же подхватил Элен на руки, устремившись с ней в домик, настойчиво увлекая девушку за собой в комнату. Прижавшись к его груди, она подняла руки, нежно обвив его за шею. Барти чувствовал, как ее пальцы расстегивали его рубашку, их губы встречались вновь и вновь. Не меркнувшая магия этих прикосновений и тонкий аромат роз трепетом отозвались в сердце мужчины. Он целовал ее, опускаясь ниже, туда, где вырез ее блузки открывал ложбинку ее груди, уже не сдерживая своих порывов. Элен чувствовала его горячее и сильное тело, безумно растаяв в его объятиях. Запустив свои пальцы в его волосы, она страстно прильнула к его губам. Крауч разомкнул свои губы ей навстречу, сорвав с нее блузку одним движением. Слушая его прерывистое дыхание, она чувствовала, что любимого сжигала страсть. Обхватив его лицо своими руками, Элен крепко и неистово вновь накрыла его губы своими. Ноги Дюалье, ставшие ватными, подкосились, и она упала на руки Крауча. Ласково поглаживая ее по волосам, мужчина притянул ее к себе, поцеловав в кончик носа.
Теперь, когда страсть ненадолго была утолена, вернулась реальность. Опасная и пугающая своими неожиданными поворотами. Из разговора Латимера и Розье он понял, что тучи сгущаются, Элен была в опасности, как бы страшно это ни звучало. Даже здесь ее глаза могли сыграть значимую и определенную роль, выделяясь среди всех остальных своим индивидуальным цветом, который не так-то просто было забыть. Страх за нее с каждым днем только усиливался, а навязчивые мысли не давали ему покоя.
Заметив напряженное выражение лица Крауча, Дюалье внимательно посмотрела ему в глаза, обхватив его за плечи.
- Барти, откройся мне, скажи, что тебя так мучает?
- Когда я в облике Грюма был в лесу, я невольно подслушал разговор Латимера и Розье, - встретившись с ней глазами, Барти прекрасно понял все мысли девушки. – Они планировали тебя сегодня выкрасть в ночи, чтобы доставить Темному Лорду. Пожиратели, на нашу с тобой беду, запомнили, видимо, тебя по цвету глаз, и теперь не успокоятся, пока не добьются своего.
Так вот почему сегодня он был таким неузнаваемым, теперь Элен многое стало понятно. Мысль о том, что Крауч вновь ее спас, согревала ее изнутри. Барти всегда стоял за ее спиной, подобно крепости, о которую беспомощно разбивались морские волны.
- Спасибо тебе, мой родной, - прошептала она ему, порывисто обняв его и прижав к себе. – Я бы пропала без тебя, - Дюалье чувствовала, как в ней усиливается любовь к нему, счастливо улыбаясь этим эмоциям.
- Я бы никогда не простил себе, если бы с тобой что-то случилось, - прошептал ей мужчина, уткнувшись носом в ее плечо. – Даа, я представляю выражение лица Латимера, когда он прибежит к тебе в комнату и обломается! – он резко расхохотался, закатив глаза.
Элен улыбнулась, представив себе сию картину, но ее усмешка тут же сменилась ужасом, написанным на лице.
- Но его ждет жуткая расправа, вряд ли Волдеморту понравится это все, - по телу девушки пробежали мурашки. Оказаться сейчас на месте Латимера ей бы хотелось меньше всего на свете.
- Дюалье! – в глазах Крауча мелькнула скука. – Когда ты уже перестанешь переживать за всех и вся? Пойми ты, что Латимер теперь ни перед чем не остановится, лишь бы доказать свою верность. Я сам через это прошел и знаю, что это такое.
- Да, наверно ты прав, - вздохнула Элен. – Кто бы мог подумать, что он захочет туда вступить. Он всегда славился своими амбициями, хотел показать всем, что может еще чего-то добиться.
- Ну, так и пусть идет своей дорогой, - процедил мужчина сквозь зубы. – Терпеть не могу двуличных людей. Элен, в том, что с ним случится в дальнейшем, виноват будет только он сам, хватит уже о нем. Давай лучше подумаем, как нам быть дальше? Я чувствую, что впереди еще очень много опасностей, и боюсь, что мне, скорее всего, тоже придется встречаться с Темным Лордом.
При этих словах Элен вскочила с кровати, чувствуя, как ужас холодной волной разливается во всем ее существе. Этого она безумно боялась, решив, что любым способом сможет удержать Крауча от этого опасного шага в черную бездну. Но Дора ведь обязательно что-нибудь придумает, в этом девушка не сомневалась. Эта мысль немного успокоила ее. Погруженная в свои мысли, она не заметила, как Барти встал, незаметно подойдя к ней сзади. Почувствовав его руки вокруг своей талии, она повернулась к нему, пылко поцеловав в губы.
- Не бойся, малышка, - Крауч притянул ее к себе, обхватив лицо Дюалье обеими руками. – Посмотри на меня! Я обещаю тебе, что мы все преодолеем. Для меня самое главное, что ты рядом, Элен. Это делает меня самым счастливым, и я не боюсь никаких трудностей. Темная магия дает власть над людьми. И дело не только в возможности использовать Империус. Это гораздо глубже. Как та часть, которая всегда с тобой и ты просто не можешь о ней не думать. Я не знаю, почему, но, стоит тебе улыбнуться, и я просто не в силах этому сопротивляться. Это как луч света, который восстанавливает мою разбитую душу.
- Милый, - вожделенно прошептала она, положив голову на плечо Барти. – Когда я рядом с тобой, для меня всегда останавливается время, и весь мир передо мной предстает во всех цветах радуги. Я так тебя люблю! – Элен еще крепче прижалась к его груди.
- И я тебя люблю, малышка, - Крауч поцеловал ее в затылок. – Ради тебя стоило измениться, чтобы посмотреть на мир совершенно другими глазами.
- Я хочу тебе кое-что показать, - выскользнув из его объятий, она побежала на улицу.
Дюалье чувствовала в душе такую легкость, что у нее создавалась иллюзия, словно за спиной выросли крылья, и она сейчас взлетит. Присев на берегу, она дождалась, пока он приблизится к ней и усядется рядом. Достав палочку, Элен направила ее на озеро.
- Экспекто Патронум! – выкрикнула она. Из кончика палочки тут же стремительно вылетела белая ослепительная лошадь, описав круг по воде. У Барти создавалось такое чувство, что она светится в темноте. Он уже давно не пользовался этим заклинанием. Пожиратели не нуждались в патронусах, потому что почти ни у кого из них не было счастливых воспоминаний. Крауч знал, что патронус было под силу вызвать только чистым и искренним людям, какой была его любимая девочка.
Словно прочитав его мысли, Элен придвинулась к нему поближе.
- Барти, а вдруг у тебя тоже получится, попробуй, - не сдавалась Дюалье. – Я верю в тебя.
Легкая усмешка тронула губы Крауча. Вынув палочку из кармана брюк, он нацелил ее на воду.
- Экспекто Патронум! – крикнул мужчина, вызывая в душе самые счастливые воспоминания, связанные с девушкой. Он был уверен, что из этого ничего не выйдет, и, когда из палочки вырвался большой и красивый конь, не поверил своим глазам. Словно прочитав мысли влюбленных, лошади приблизились друг к другу, коснувшись мордами.
- Я знала, что у тебя получится! – заливисто рассмеялась Дюалье. - Это знак, Барти! Знак того, что ты изменился.
- И все благодаря тебе! – воскликнул мужчина, восторженно наблюдая за патронусами, которые бегали по краю воды, абсолютно не касаясь ее своими копытами.
- Это будет лучшая ночь, которую я никогда не забуду, - Элен улыбнулась ему.
- Хочешь поплавать? – Крауч встал на ноги, потянув девушку за руку вперед. Остров очень теплый, тебе понравится.
- Но я… не взяла купальник, - пробормотала Дюалье, смущенно опуская глаза.
Мужчина лишь тихо засмеялся.
- Милая, мы здесь одни, пойдем.
Окунувшись в воду, Элен испытала восторг и дикое блаженство. Он был прав, вода манила ее к себе. Девушка легла на спину, чувствуя под собой приятную прохладу озера. Присоединившись к ней, Барти вскоре подплыл поближе. Подставив под ее голову одну руку, он ласково коснулся губами ее груди, от чего ее тело вздрогнуло, и она счастливо рассмеялась.

Глава 15 Выбор

Элен поддерживала Кэти как могла. Подруга так сильно переживала за Поттера, что не могла себе найти места. Третье испытание Турнира было уже не за горами и, чем сильнее оно надвигалось, тем больше начинала паниковать Блэк. Что же относительно самого Гарри, то он держался смело, очень редко показывая свой страх кому-либо. Не будь Дюалье так уверена в словах Крауча, она бы, скорее всего, тоже запаниковала вместе с Кэти. Как же ей хотелось открыться гриффиндорке, сняв со своей души камень, но Элен прекрасно понимала, что Блэк вряд ли одобрит то, что она скрывает преступника, по воле которого ее Поттер стал участником Турнира. Несмотря на разницу в возрасте, девушки стали со временем лучшими друзьями. Именно с Кэти Дюалье могла провести полдня. Иногда им составляли компанию Лаура и Джулиан. С того дня, когда Дамблдор освободил их из рук Пожирателей, они начали понемногу приходить в себя, пребывая в абсолютном неведении о том, где они были. И Элен не имела права раскрывать им эту тайну, помня о словах директора.
С каждым разом, когда Барти приходил в ее комнату под мантией-невидимкой, им все труднее и труднее становилось скрываться. Дюалье уже устала прятаться, вздрагивая от каждого шороха или пристального взгляда Дамблдора, чей взгляд, казалось, буквально пронизывал ее насквозь. Когда Лаура и Джулиан неожиданно заглянули в ее комнату, Крауч еле успел надеть мантию, отойдя к окну. Однако, несмотря на это, Лаура отчетливо чувствовала чье-то присутствие, сидя с подругами на диване.
- Элен, откуда у меня такое чувство, что нас тут больше, чем три человека? – она пытливо смотрела в глаза Элен, словно надеялась там прочесть ответ на свой вопрос.
- Лаура, я не понимаю, о чем ты говоришь, - Дюалье старалась держаться спокойно и непринужденно, хотя внутри девушка была на иголках. Она бросала взгляд в сторону, где по идее прятался Крауч. На что только он сейчас заставлял ее идти? Пожиратель Смерти в ее комнате, всего лишь в нескольких сантиметрах от них! Но, может быть, любовь и создана для того, чтобы творить такие безумства, совершенно утратив чувство разума? Хотя Моррисон и Джонстон сражались с последователями Темного Лорда всю свою сознательную жизнь, им претила мысль встречаться с ними с глазу на глаз. Данная мысль ассоциировалась у них с диким ужасом и страхом быть убитыми. А Кэти, уплывая в свой мир, где не существовало никого, кроме нее и Поттера, была всегда далека от мысли, что где-то совсем рядом может оказаться Пожиратель. Именно поэтому Элен не могла открыть свою самую страшную тайну, отчаянно пытаясь закрыть свои мысли от окружающих. Из-за этого девушка становилась временами нервной, пугаясь своих очередных ночных кошмаров, которые навязчиво третировали ее во сне.

Противная жгучая боль резко пронзила левую руку Крауча, от чего Барти чуть не вскрикнул. Он чувствовал, что Темный Лорд в ярости, об этом говорила почерневшая метка на обожженном месте. Еще никому не удавалось закрыться надолго в своих мыслях от Волдеморта. Мужчина был первым среди немногих, кто осмелился на это. Впервые за всю его службу, хозяин, как Крауч привык величать его изначально, готов был уничтожить его одним взмахом палочки. При мысли об Элен, мужчина покрылся холодным потом. А что, если Лорд заставит его привести девушку следом? Что-то подсказывало Барти, что борьба предстояла нелегкая, если таковая вообще могла состояться. Потому что никто не мог сравниться силой с Темным Лордом, с каждым днем он становился сильнее и могущественнее, чем прежде. Никто не знал, как от него уйти, ибо дорога, которая вела в его логово, не имела обратного пути, о чем мужчина жалел в данный момент.
Вынырнув из своих мыслей, он услышал позади чьи-то шаги и, обернувшись, увидел ее. Молча взяв Дюалье за руки, Барти опустился в ближайшее кресло, тщетно пытаясь скрыть от нее свой страх.
- Элен, мне нужно тебе кое-что сказать, но, - мужчина приподнял ее лицо рукой, внимательно заглядывая в ее глаза, – ты должна мне пообещать, что не испугаешься того, о чем я тебе скажу.
Сердце девушки упало. Она догадывалась, о чем сейчас пойдет речь, всеми силами пытаясь избавиться от дурных мыслей.
- Что ты хочешь мне сказать? – спросила она у него глухим голосом.
- Он вызывает меня, Элен, - тихо отозвался Крауч. – Я должен буду через это пройти, должен буду сказать ему, что больше не хочу принадлежать его миру.
Замотав головой, Дюалье заткнула руками уши, пытаясь унять острый ком в горле.
- Нееет, - вскрикнула она, чувствуя, как в глазах все потемнело. – Скажи, что это просто очередной мой ужастик из снов, скажи, - Элен прожигала его взглядом. В ответ Барти крепко стиснул ее в своих объятиях.
- Ты так много для меня сделала, малышка. Ты подарила мне любовь, самого себя, но я должен сделать все сам, пойми это.
- Барти… почему? – сдавленно прошептала Дюалье, чувствуя, как ее глаза против воли становятся зеркальными от слез.
- Не плачь, моя маленькая, все пройдет. Мы вместе и это главное, – Крауч обхватил ее лицо обеими руками.
- Но я не хочу с тобой расставаться…
- Малыш, это не так страшно, как можно себе представить. Я тебе говорил, и повторю еще раз: мы обязательно все преодолеем, правда на нашей стороне, - Барти слабо улыбнулся девушке, потрепав ее по волосам.
- Я не хочу, чтобы ты вновь был там, с ними, - повысила голос Элен. – Ты уже почти смыл это клеймо с себя. Неужели…
- Нет, – Крауч приложил палец к ее губам.
- Что?
- Да, Пожиратели восстали, быть может, их могущество возрастет. Есть возможность получить все: власть и весь мир, но мне теперь плевать на это. Мой мир - это ты, – он поцеловал Элен в губы.
- О, Барти!
- Жизнь иногда меняет человека, радость моя. Раньше я был одержим миром Темного Лорда, а теперь мне это все кажется таким пустяком. Ненужным и бессмысленным. Может ли человека удовлетворить власть, когда он несчастен в одиночестве, несмотря на то, что его окружает большая толпа? И может ли это все заменить любящий человек, который полностью отдает тебе себя самого без остатка?
Слушая Крауча, Элен совершенно не узнавала его. Перед ней сидел другой человек, уставший, и такой ласковый, теплый, родной. Если бы ей кто-то сказал в самом начале, что Барти настолько изменится, она бы не поверила ни единому слову собеседника.
- Милый мой, - прошептала девушка, прижавшись к его груди.
- Скоро… уже совсем скоро мы уедем. А хочешь, мы поселимся на нашем острове? Днем мы будем кататься на лошадях, ночью любоваться луной, плавая в озере. А утром есть свежую землянику, разбавляя ее вкус сладкими поцелуями. У нас появится огромный сад, где будут играться наши дети. Я хочу троих - двух мальчиков и одну девочку. Ты согласна?
- Д-да, - пробормотала Элен, утопая во взгляде его глаз.
- Успокойся, Элен. Когда я все сделаю, мне останется только сказать тебе самые главные и заветные слова.
- Какие?
- Ты выйдешь за меня, Элен Дюалье? – иронично спросил у нее Барти.
- Конечно, выйду, - вскрикнула она, повиснув у него на шее, но ее улыбка тут же исчезла, а к горлу подступил новый поток слез. – Ты борись и знай, мы тебя ждем! – без сил прошептала Дюалье, шмыгнув носом.
- Мы? – Крауч недоуменно посмотрел на девушку, приподняв удивленно брови.
- Да, я и… - девушке давались трудно следующие слова, - наш малыш. Я беременна, Барти, - выпалила она на одном дыхании, замерев на месте.
- Солнышко мое, - мужчина счастливо рассмеялся, вновь заключая ее в свои объятия и целуя в макушку. – Это самая лучшая новость в моей жизни, ты делаешь меня счастливым. Знай, любовь моя, я буду бороться изо всех сил, мы должны победить, и мы сможем!

Проводив Крауча до опушки леса, Элен с болью во взгляде наблюдала, как черная дымка рассеивалась над верхушками деревьев. Резко отвернувшись, она ринулась прочь из леса, не замечая того, как слезы оставляли мокрые дорожки у нее на щеках. Она должна помочь ему, должна! Отойдя на приличное расстояние от территории замка, Дюалье трансгрессировала в Хогсмид. Оказавшись на главной аллее, девушка быстрым шагом устремилась вперед, выискивая взглядом знакомую вывеску магазина. Зайдя внутрь, она с трудом переводила дыхание.
- Привет, Элен! – Дора уже спешила к ней с радужной улыбкой на устах. – Присаживайся, - она кивнула на соседний стул с мягкой спинкой. – Чувствую, что разговор у нас будет долгим и серьезным, - скорее утверждала Адлерсон, чем спрашивала.
- Дора! – Элен умоляюще сложила руки домиком под подбородком. – Я знаю, ты очень сильная, пожалуйста, останови его. Я так боюсь за Крауча, Лорд же убьет его.
- Для начала успокойся, - повысила голос Дора, в упор глядя на девушку. – Я не буду никого останавливать, хотя бы потому, что он должен будет пройти через это испытание.
- Но… - начала было Элен, чувствуя, как земля уходит из-под ног.
- Не перебивай, я еще не закончила, - отрезала женщина, опустившись напротив Элен на стул. – Я сейчас расскажу тебе одну историю, а ты внимательно послушаешь меня, договорились?
Дюалье ничего больше не оставалось, как просто молча кивнуть.
- Род Адлерсонов самый древний из тех, что остался. Они владеют очень древней магией, абсолютно не нуждаясь в волшебных палочках, как это принято у вас в Хогвартсе. Суть ее такова, что ты встречаешься лицом к лицу со своим противником, и обязан во что бы то ни стало победить его. Когда мы применяли свою магию, от нас исходил пронзительный золотой свет, который со временем ослеплял противника, лишая его сил. Но в случае с Волдемортом это будет не так просто. Однако, я помогу Краучу.
Услышав эти слова, Элен измученно улыбнулась волшебнице. Почувствовав легкую дурноту, она оперлась руками о стол, чувствуя, как липкий пот выступил на ее лбу. Внимательно посмотрев на Дюалье, Дора не без лукавой усмешки заметила существенные перемены во внешности девушки. В синих глазах, обрамленных густыми ресницами, появился странный блеск, который резко контрастировал с ее бледным лицом.
- Не волнуйся, Элен, все будет хорошо, - Дора потрепала девушку по спине. – Я поделюсь с ним своей силой и, поверь мне, она будет сильнее, чем Волдеморт. – Адлерсон словно чего-то не договаривала, искоса поглядывая на Дюалье. В эту же секунду ярко-синий шар, который стоял у волшебницы на столе, неожиданно взметнулся красным пламенем, от чего Элен подскочила на месте.
- Что это было? – спросила она с испугом.
Но Дора не ответила. Задумчиво глядя на кровавое сияние, она четко увидела Крауча. Его фигура искажалась в крутящемся вихре, казалось, что вся опушка леса покрылась ледяной коркой. А к самому мужчине неторопливо скользила какая-то загадочная тень. Присмотревшись к ней внимательно, женщина услышала хрип, и в то же мгновение, существо откинуло капюшон, приблизившись к Барти. Оно забирало все его жизненные силы и, казалось, что никто не мог пробиться сквозь завесу этого холода, как неожиданно со стороны леса на тень прыгнул огромный белоснежный конь. Здесь видение оборвалось, утратив свою нить.
- Дора, не молчи, - вскрикнула Дюалье, замерев на месте, - что там?!
- У вас на пути самое главное препятствие, и Барти угрожает опасность, но, все в твоих руках, и, я думаю, что ты ему поможешь, - уклончиво сказала Адлерсон.
- Я всегда ему помогу, - прошептала девушка, - но как же дуэль с Темным Лордом?
- Ты сама все скоро узнаешь, да не переживай ты так, справится твой ненаглядный, ты даже не представляешь, какой он сейчас сильный. Однако, у этого поединка есть и своя обратная сторона медали... После борьбы есть такая вероятность, что силы Барти почти полностью уйдут, не легко ему там сейчас. Но ты держись, нужно быть сильной!

Глава 16 Дуэль



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.