Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 3 Случайный свидетель чужой тайны

В плену иллюзий

Глава 1 Из воспоминаний

Яркие лучи солнца неистово струились сквозь голубые портьеры в комнате Элен. Последние вещи и предметы были уже давно упакованы в чемодан. Впервые за последнее время профессор Грюм давал ей серьезное и ответственное задание. Она не знала, откуда он брал сведения, и что знал наверняка. В Ордене распространились слухи о возможном возрождении Волдеморта. Как Элен не пыталась вразумить мракоборца, что это, скорее всего, чьи-то выдумки или обыкновенные страхи волшебного мира, он не особо верил ей. Персона Темного Лорда всегда была овеяна какой-то непонятной загадочностью, ей еще ни разу не доводилось его видеть. Только со слов своих коллег девушка знала о нем, прекрасно понимая ужас, написанный на лицах друзей. Но несмотря на это, Элен уже встречалась с Пожирателями.
В ее памяти вновь всплыл тот далекий день.
Ей было одиннадцать, когда родителей безжалостно убили Пожиратели, совершив облаву на дом Дюалье. Тогда Элен казалось, что весь мир внезапно утратил все самые яркие краски, став тусклым, пустым и черно-белым. Один из последователей уводил ее все дальше от дома, но куда - Элен так и не видела, поскольку ей завязали глаза темным шарфом. Пытаясь определить где она, девочка хотела было снять повязку, но после злобного окрика передумала.
Она не понимала ровным счетом ничего из происходящего, чувствуя лишь, как ее уносит в каком-то непонятном вихре. Лишь спустя какое-то время Элен ощутила под ногами твердую поверхность каменного пола. Повязка растаяла на ее глазах, и взору девочки предстал мрачный подвал с низким потолком. Она слышала, как где-то наверху кто-то громко разговаривал и смеялся. Элен захотелось бежать отсюда и никогда больше не видеть этого ужасного места, однако, дверь, которую она пробовала открыть, не поддавалась. Никто не мог ей помочь, она осталась одна. Одна со своей потерей и пустотой в душе, со своими выплаканными синими глазами, никому не нужная.
Внезапно мысли Элен прервал какой-то шум. Повернув голову к двери, она отчетливо услышала чьи-то быстрые шаги снаружи. «Может быть, это вернулись за мной?» - мелькнула у нее мысль. Двери медленно открылись и в подвал вошел один из Пожирателей. Его медленные шаги гулом отдавались в пустом подвале. Не будь на его лице ужасной мрачной маски в виде черепа, она бы могла увидеть его, однако, незнакомец не спешил открываться ей.
Подойдя к ней ближе, Пожиратель остановился и молча присел перед Элен на корточки. Она заметно вздрогнула, инстинктивно сжавшись в комок. Подняв на него с опаской взгляд, девочка пыталась понять, что выражали его чувства, отражаемые в глубине глаз.
- Не бойся! Я не причиню тебе вреда, - сказал незнакомец, внимательно взглянув на Элен.
- Кто вы? – вырвалось у нее. Может быть, именно страх предал ей смелости заговорить с одним из них?
- Вопросы задаю здесь только я! – отрезал Пожиратель. – Могу тебе помочь сбежать, если ты мне дашь слово, что ни одна живая душа не узнает об этом! Так как? – он обхватил худенькие плечи Элен двумя руками. – Отвечай, девчонка!
- Я клянусь вам, - тихо вымолвила она.
- Беги отсюда! – прошептал он, помогая Элен встать и подталкивая вперед к потайному выходу из подвала. – Помни про свою клятву! Беги, и никогда сюда больше не возвращайся!



С тех пор в жизни Элен многое изменилось, она уже не ощущала себя такой одинокой, как тогда, семь лет назад. Мракоборец Аластор Грюм охотно пошел ей на встречу, выделив комнату в штаб-квартире Ордена Феникса. Там Элен познакомилась с интересными и близкими по духу людьми. Кто-то из них приобретал семью, а кто-то, подобно ей, терял в еще не окончившейся жестокой войне, которую продолжали сторонники Волдеморта. Бороться с ними становилось все труднее и труднее, ей казалось, что именно ярость и гнев придавали Пожирателям столько сил. В тылу схваток погибало много ее знакомых и друзей, а она ничего не могла с этим сделать.
Несмотря на то, что Орден считался «замороженным» из-за падения Темного Лорда, их подстерегало немало опасностей. Она чувствовала, что Пожиратели мстили волшебному миру за исчезновение своего хозяина, но Грюм запретил ей участвовать в стычках, велев оставаться в недрах своей комнаты. Да и что она могла? Мать занималась с ней в детстве, обучала ее волшебству, но это было ничто по сравнению с тем, что демонстрировали члены Ордена в бою. А потому Элен ничего более не оставалось, как следовать советам Мракоборца.
Но когда однажды девочка увидела за окном серую сову с загадочным конвертом в клюве, Элен немало удивилась. Кто мог ей писать?
Она не знала, что именно в тот день судьба преподнесла ей подарок, да какой! Ее жизнь менялась во второй раз, ей не придется больше прятаться в Ордене! Ведь именно сам Дамблдор прислал ей это письмо.
Грюм был только рад ее учебе в Хогвартсе, девочка находилась под защитой Дамблдора и могла легко отвлечься от своих грустных мыслей о прошлом, не поддаваясь больше соблазну попробовать сразиться с приспешниками Лорда.
Факультетская шляпа отправила ее на Райвенкло, жизнь текла своим чередом, в учебе, заданиях и развлечениях. Как и в Ордене, в Хогвартсе у Элен появилось много друзей, с которыми она проводила все свое свободное время. Веселая, энергичная и жизнерадостная по своей натуре, она притягивала к себе окружающих, легко усваивая азы учебы. На какое-то время Элен забывала о прошлом, окунувшись в водоворот хогвартских будней, чему не мог не радоваться Дамблдор, наблюдая за девочкой.
- Мне как-то трудно представить тебя, живущей в Ордене! - воскликнула Марта, убрав прядь каштановых волос со лба. – Как ты умудрилась вырваться из плена Пожирателей?
Подруга не осознавала и не могла знать, что вновь невольно подняла вихрь воспоминаний в душе Элен. Пожиратель в маске, подвал, родители - в ней было столько противоречий. С того самого дня, когда он помог ей бежать, она буквально загорелась желанием найти незнакомца, сорвать с него маску. Элен не раз снилось, как она шла к нему навстречу, мужчина медленно подносил руки к лицу, откидывая капюшон своего плаща, однако она все равно ничего не видела. Его фигура необъяснимо расплывалась и терялась из виду. «Когда-нибудь я узнаю, кто ты!» - думала Элен. «Я пронесу твою тайну сквозь года и, насколько это будет от меня зависеть, ее никто и никогда не узнает».
- Элен?
Элен встрепенулась и озадаченно посмотрела на Марту. Молча встав с кресла, она задумчиво подошла к окну.
- Чудом, Марта, – сказала она. - Профессор Грюм меня спас.
И это было отчасти правдой. Грюм помогал ей, даже когда она была в школе, всегда звал на каникулы в Орден, нисколько не обижаясь на ее желание иногда остаться в замке. Но так просто Элен не собиралась сдаваться. Ей претила мысль о ее беспомощности перед врагами, она хотела помочь друзьям, усиленно тренируясь в заклинаниях. Мысль о том, что у большинства членов сообщества она ассоциировалась с маленьким ребенком, задевала ее самолюбие. Под твердым напором девушки, Аластор, наконец, сдался, неохотно согласившись обучать ее навыкам борьбы. Ее характеру трудно было противостоять, это он знал с самого начала. Хотя у него до сих не укладывалось в голове, как девочка могла вырваться из лап Пожирателей? Тогда же, в тот день, Грюм увидел неподалеку от одного кафе в Лондоне эту хрупкую и беззащитную малышку. Это было просто невероятным, что девочку до сих пор никто не поймал из последователей Волдеморта.
Длинные черные волосы водопадом струились по ее плечам, в синих больших глазах читалось отчаяние и боль. По их выражению он догадался, что Элен нуждалась в помощи и поддержке. Ее пальто было порвано и слегка перепачкано грязью. У него больше не оставалось сомнений, что девочка очень долго от кого-то убегала, однако, даже тогда, он так и не смог прочесть ее мысли, воспользовавшись Легилименсом. Она не обладала магией, или же она только-только начинала проявляться, но каким-то странным образом сумела закрыть свое сознание от него. И это являлось для Грюма загадкой.
Дамблдор внимательно выслушал его. Это был старый волшебник с серебристо-белой длинной бородой, в чьих глазах читалась мудрость и понимание, когда Грюм беспокоился за Элен.
- Ее место в Хогвартсе, Аластор! – изрек Альбус. – У нее есть задатки волшебницы, и я уверен, что она еще не раз себя покажет. Мисс Дюалье пока что этого не осознает, но ее способности порой дают о себе знать, она не сможет скрывать их вечно.
Вначале он все еще надеялся, что Элен откажется от затеи вступать в их сообщество, но его надежда таяла с каждым разом. На первых порах многие из заклинаний давались ей трудно, но к концу пятого курса Элен уже умела вызывать телесного Патронуса и неплохо владела Легилименцией, что вполне позволяло ей еще лучше сохранять тайну Пожирателя. Правда, именно заклинание Патронуса ей давалось труднее всего: она долго не могла сконцентрироваться, пытаясь выделить самое счастливое воспоминание. Из палочки девушки вылетал лишь легкий серебристый дым, который быстро развеивался.
- Больше сосредоточенности, мисс Дюалье! - кричал ей Грюм. – Такими темпами вы никогда не прогоните дементоров. Я еще раз показываю, как это делается, а вы следите за мной и повторяете до тех пор, пока не добьетесь успеха, – профессор выходил на середину комнаты, взмахивал палочкой, старясь выбрать самое счастливое воспоминание и, секундой позже, из кончика его палочки вылетал ослепительно белый гепард.
Вдохновляясь поддержкой Аластора, Элен пробовала еще и еще, пытаясь не расстроиться от разочарования. Каково же было ее удивление, когда однажды из ее палочки вырвался красивый и грациозный конь. Он словно светился весь в серебре, источая яркое сияние. Пронесясь рысью по комнате, он медленно подошел к девушке, коснувшись ее руки.
- Браво, мисс Дюалье! – аплодировал ей Грюм.
Он так и не узнал, какое у нее было самое счастливое воспоминание, ему достаточно было лишь ее успехов. Она и сама не знала, что это воспоминание сработает. Элен все перебрала в голове, но ничего не подходило, и тут ее осенило. Пожиратель ее спас от разъяренных собратьев, она сумела вырваться из особняка Риддлов, за что в будущем его поблагодарит.
Ее упорство и желание стать полезной Ордену со временем сделало свое дело. Маленькая девочка с длинными кудрями где-то потерялась, уступив место красивой пятнадцатилетней девушке, чьи глаза излучали столько света, решимости и понимания.
Пару раз Грюм давал ей различные задания, контролировал ее и страховал, когда одно из заклинаний Пожирателя летело в сторону девушки. Джулиан и Лаура отчаянно сражались с ней бок о бок, явно следя за ее силами и способностями. Даже друзей Элен Грозный Глаз всегда просил следить за ней, ссылаясь на их богатый жизненный опыт. И как девушка не отбивалась от такой чрезмерной заботы, пытаясь доказать им, что сама может постоять за себя, ее никто не слушал.
- Элен не обижайся, - Джулиан ласково потрепала Элен по плечу, – ты ведь знаешь, что Грюм за тебя в ответе. – Девушка встряхнула копной своих медно-рыжих волос. В ее зеленых глазах читалась тревога. Нежно улыбаясь, она внимательно смотрела на Элен.
- Джулиан! – Элен с укором посмотрела на подругу. – Мне уже не одиннадцать! Я могу доказать ему, что способна на большее, чем все эти мелкие поручения. Как только в меня летит очередной луч заклинания, Грозный Глаз всегда закрывает меня собой, как будто я до сих пор осталась той маленькой девочкой, которую он когда-то спас.
А что ей могли сказать! Только то, что она еще не готова для стычек с Пожирателями или то, что, несмотря на получаемые знания в учебе и в Ордене, Элен оставалась такой же уязвимой, как бы она не хорохорилась. Она сыпала заклинаниями, пытаясь отбиться от очередного противника, и иногда ей это удавалось. Никто не знал, что она отчаянно пыталась найти среди Пожирателей того незнакомца, но каждый раз ее попытки оборачивались провалом. Если он и был среди них, то явно по-прежнему в своей маске, как и все остальные. Теперь она знала, почему он ей не открылся тогда. Конфиденциальность считалась у последователей Темного Лорда святым делом, как рассказывала ей Лаура. Таким образом, Пожиратель окружал себя ореолом загадочности, навевая еще больше страха на своих жертв.
Что же, скорее всего она никогда не сможет сказать ему спасибо. Шанс на то, что она его найдет, равнялся нулю. По каким-то причинам, незнакомец не хотел, чтобы она о нем знала. Казалось бы, что это вовсе не ее дело, но Элен не давали покоя ее навязчивые сны. Он приближался к ней, и, в то же время, был от нее далеко.
А когда девушке стукнуло двадцать, Грюм вновь дал Элен и еще нескольким коллегам новое поручение, более серьезное, чем предыдущие. Узнав о его сути, она несказанно обрадовалась. Хогвартс всегда манил ее, звал к себе, ассоциируясь у нее со сказкой. Родные стены замка успокаивали, навевая какую-то непонятную умиротворенность, там она чувствовала себя как дома. Это было одно из тех мест, которые Элен никогда бы не покинула, будь ее воля.
Два года назад она вышла из его стен, расставшись с той школьной беззаботностью и, расстроившись, что больше никогда не вернется, но Хогвартс никогда не отпускал так просто, в чем она сегодня вновь убедилась.
Вместе с остальными, девушка должна была охранять школу от Пожирателей и… Волдеморта. Она не ослышалась, Грюм говорил все это вполне четко, ясно и логично. Все уже давно привыкли к тому, что ему всюду мерещилась опасность, но откуда он знал о Лорде? Как она не пыталась выведать у него хоть что-то, все оказалось тщетно.

Комментарий к части

http://cs616019.vk.me/v616019438/1c85a/zEH1C3PUznI.jpg Ловите для полного вдохновения образ Элен Дюалье

Глава 2 Интриги

Большой зал буквально утопал в ярком свете плавающих в воздухе свеч, собравшиеся ученики разговаривали и смеялись. Сколько же их было! У Элен разбегались глаза от такого количества людей. Как давно она перестала быть одной из этих беззаботных студенток? Время летело с поразительной быстротой, за такой скоростью Элен не успевала. Казалось, еще только вчера она впервые входила в дубовые двери замка, ощущая аромат роскошных яств, доносящийся из Зала, в компании своих новых друзей. Еще немного, и профессор Дамблдор, встав из-за стола, поприветствует вновь прибывших учеников, расскажет им об учебе, правилах, и пожелает им удачи. И все это после многочисленной примерки старой залатанной шляпы, чьи поля раскрывались, и которая напевала одну из сочиненных ею песен о факультетах.
Джулиан и Лаура учились на Гриффиндоре, каждый раз рассказывая ей о своих школьных годах, после чего Элен не терпелось вернуться в Хогвартс, ощутить вновь его волшебную теплую атмосферу. Мысль о любимой спальне в голубых и синих тонах, согревала ей душу, все в замке было для Элен самым красивым, родным и близким, она не раз слышала, как кто-то из студентов называл его своим домом, и она полностью разделяла его мнение. Это же Хогвартс! Он всегда умел расположить к себе всех и каждого, обладая своей необычной энергетикой, теплом и уютом.
Встрепенувшись, Элен почувствовала, как кто-то легонько дернул ее за рукав мантии. На нее вопросительно смотрел Дамблдор и еще нескольких человек, прибывших из Ордена. После короткой паузы профессор вновь обратился к ученикам, указывая на них взглядом:
- Помимо Турнира Трех Волшебников, я рад сообщить вам о том, что в этом году члены Ордена с удовольствием приняли мое предложение охранять школу. В случае чего, они всегда будут рядом, – уклончиво говорил директор. – Знакомьтесь! - Он вновь посмотрел на Элен. – Элен Дюалье, Джулиан Моррисон, Лаура Джонстон и Марк Латимер.
После слов Дамблдора у нее возникло какое-то странное чувство, что за ней кто-то наблюдает. Она ощущала на себе чей-то взгляд, от чего ей становилось как-то не по себе, да и было от чего.
Профессор Грюм!
Ее лицо вытянусь от удивления. Но как? Насколько она знала, Грозный Глаз не собирался в Хогвартс. Но если бы только это!
Что-то было не так. Грюм смотрел на нее довольно странно: удивленно, словно видел ее впервые, и, вместе с тем, с какой-то непонятной неприязнью и злобой. Элен стало жутко от его взгляда, она внутренне съежилась, абсолютно отказываясь понимать происходящее.
- Я что-то не слышала, чтобы Грюм планировал преподавать Защиту от Темных Искусств! - озадаченно воскликнула Элен, повернувшись к друзьям.
- Ну, он же всегда такой непредсказуемый, – высказала предположение Джулиан.
- Да, но не настолько, - Элен по-прежнему ловила на себе взгляд мракоборца.

С каждым днем ее все больше озадачивало поведение Грюма. Элен никогда не видела мракоборца в таком скверном расположении духа. Он мог вообще подолгу быть в своем кабинете, а если проходил мимо девушки, то кроме сухого «Здравствуй, Дюалье!» на ее приветствие от него ничего нельзя было добиться. Когда Дамблдор представлял их друг другу, Грюм и вовсе был странный, абсолютно не похожий на себя. В его взгляде больше не наблюдалось того понимания, или хотя бы намека на улыбку, он смотрел на Элен так, словно она была его заклятым врагом, с каким-то непонятным раздражением и ненавистью. Сначала Дюалье списывала это на усталость профессора, ему много приходилось работать, часто брать на себя ответственность за Орден. Но сейчас, когда они были вдали от тех повседневностей, его поведение сбивало Элен с толку. Джулиан считала, что она просто перезанималась на своих тренировках. Но как она не старалась выловить Грюма для разговора, у нее ничего не получалось. Он как будто избегал ее, почти всегда закрывая перед ее носом дверь.
- Я не понимаю, что с ним такое, - чуть ли не плача говорила Элен, сидя в своей комнате с Лаурой и Джулиан. – Он меня ненавидит, ненавидит.
Джулиан ласково обняла подругу за плечи.
- Не бери в голову, Элен, все мы иногда срываемся. Скорее всего, у Аластора просто сейчас не лучшие времена, – сказала Лаура. – Я на днях заходила к нему. Странно, но, для меня было загадкой, что он так ведет себя именно с тобой.
Джулиан посмотрела на Лауру с выражением «И кто тебя тянул за язык!»
- Но я же сказала правду, - не унималась Лаура, - я попыталась его расспросить, в чем же дело, так он и вовсе меня не стал слушать! Лишь огрызнулся, что я лезу не в свое дело.
- А я все равно пойду к нему прямо сейчас, и посмотрим на его реакцию! – с этими словами Элен, вскочив с кресла, выбежала из комнаты.
Лаура хотела было последовать за ней, но Джулиан решительно схватила девушку за запястье. – Хватит, ты и так уже сказала много лишнего! Теперь она не отстанет от него. Лаура, ты так и не поняла, что Грюм на протяжении всего времени, что Элен в Ордене, стал для нее, если можно так сказать, вторым отцом. Я представляю, каково это, сталкиваться с его таким внезапным настроем. Аластор не привык давать объяснений, и, я чувствую, что разговор у них будет не легким.
- Я ничего не понимаю, - Лаура озадаченно посмотрела на Моррисон.
- Я тоже, - честно призналась Джулиан..
Элен знала, что нужно для начала успокоиться, но она уже не контролировала себя. Слезы текли по ее щекам, оставляя мокрые дорожки. Постучав в дверь кабинета Защиты от Темных Искусств и получив утвердительное «Войдите», она буквально влетела внутрь, превратившись в разъяренную фурию.
- Профессор Грюм, мне не понятно ваше поведение, за что вы меня так ненавидите? Я ничего вам не сделала! – черные растрепанные волосы пышным облаком рассыпались по плечам, в глазах по-прежнему стояли слезы.
- Для начала присядьте и успокойтесь, - спокойно ответил он ей, подвинув ногой кресло в сторону девушки.
Элен послушно села.
- Вас, мисс Дюалье, не учили здороваться, когда вы приходите в кабинет? – казалось, что профессор едва сохранял ровный тон. – Осталось еще только разнести мой кабинет.
- Но, профессор… - начала было Элен.
- Я бы сказал, что у вас фантазии хоть отбавляй! – усмехнулся Грюм, исподлобья глядя на нее. – Вы столько лет меня знаете и все забываете, сколько у меня всего. И, пожалуйста, мисс Дюалье, перестаньте питать иллюзии относительно того, что вас кто-то ненавидит, иначе я подумаю, что Грюм - это вы! – пошутил профессор.
Элен удивленно посмотрела на него. Как разительно менялось его настроение. Еще совсем недавно он готов был ее убить, а сейчас смеется. Это не иначе, как просто розыгрыш какой-то. Аластор снова вел себя как прежде, когда был ее наставником, готовым помочь, когда она не могла освоить очередное заклинание Но в нем определенно было что-то загадочное.
Встрепенувшись, она поймала внимательный взгляд Грюма, от которого ей всегда становилось не по себе, словно он пытался прочесть все ее мысли или отчаянно угадывал, о чем она думала.
- Почему вы не сказали, что будете преподавать Защиту? – вырвалось у нее.
- А почему я должен обо всем рассказывать? Может это был мой сюрприз, - хмыкнул Грюм. – Надо же проследить, как вы здесь справляетесь с моим заданием! А сейчас, мисс Дюалье, можете идти, у меня много дел. И впредь больше так не делайте!

Джулиан была приятно удивлена, когда Дамблдор позволил всем четверым остаться в Хогвартсе, но Марк, сославшись на срочные дела, уехал через пару дней. В отличие от друзей, его замок нисколько не притягивал. Все знали, что у Латимера была мечта работать в Министерстве, так что нисколько не удивлялись тому, что он мог торчать там круглые сутки.
- Никогда его не понимала, - хмыкнула Лаура, закалывая свои белокурые волосы в пучок красивой заколкой. – Тоже мне, нашелся второй Барти Крауч!
- Он не понимает, что многое теряет, так пусть там и остается, - парировала Джулиан.
Латимер всегда отличался от остальных своей загадочностью. Перед его внешностью мало кто мог устоять. Черные жгучие волосы красиво контрастировали с его пронзительными зелеными глазами, а губы порой кривились в усмешке, когда одна из девушек украдкой бросала на него свой восхищенный взор. Но ни одна из них еще не задерживалась в его жизни надолго. Марк слыл охотником и не упускал случая приударить за кем-то еще. Избалованный женским вниманием, он не привык слышать отказ в свой адрес. Однако, произошло непредвиденное. Латимер неожиданно влюбился в Элен, немало удивившись ее равнодушию к своей персоне. Он стал увиваться за ней, ее отказы только заводили его. Все знали, что Дюалье абсолютно не цепляли его чары, но, однажды, Элен удивила, ответив на его притязания. Однако, Латимер не был бы Латимером, если бы не потерял интерес к девушке после ее признания в своих чувствах. Все случилось внезапно, а потом были слезы, боль и разочарование, после чего девушка отказалась влюбляться в кого-либо еще.
- Зато не будет больше меня доставать! - воскликнула Элен, пряча вглубь прошлого свою обиду. – Министерство, так Министерство, туда ему и дорога! Она делала вид, что ей было все равно относительно того, что касалось Марка, но Лаура знала, что это не так. Каждый раз, как только Дюалье и Латимер пересекались, в ее взгляде читалось столько боли и какого-то непонятного смирения, что друзья часто списывали это на усталость, стараясь всячески оградить Элен от Марка.
- Время, и только время вылечит ее рану, - говорила Джулиан, задумчиво бросая маленькие камушки вглубь озера. – Сейчас ей кажется, что она больше не способна любить, но все пройдет, я это знаю, чувствую…

Моррисон не особо любила Министерство с самого начала вступления в Орден. Ее родители могли часами там пропадать, подобно тому же Краучу и Марку, ее же нисколько не тянуло продолжать их дело, девушка не считала это нужным. Наперекор отцу, по окончании Хогвартса она устроилась работать в Ордене. Профессор Грюм и Дамблдор приняли ее без всяких колебаний, так как Джулиан была сильной волшебницей и могла за себя постоять. Ситуация в волшебном мире была всегда напряженной, никто никогда не знал, когда Пожиратели планировали следующие нападения. В основном это случалось внезапно, когда они уже не управляли своими эмоциями. Здесь требовалась постоянная бдительность и готовность ответить одному из них, ловко уклонившись от их заклятий. Но, даже несмотря на это, последователи калечили немало людей из Ордена, да и других людей тоже.
- Я хочу обратно в Хогвартс, - жаловалась Лаура. – Только в его стенах безопасно, мне становится труднее уклоняться от заклинаний Пожирателей.
- Лаура, не причитай! – Джулиан метнула в подругу сердитый взгляд. – Ты сама выбрала свою судьбу, значит, недостаточно тренируешься.
Она отчасти говорила правду. Лаура отдавалась делу Ордена полностью, но в душе была далеко от своих коллег. Мысленно она была не здесь, а во Франции со своим женихом Джереми. Она бы там и осталась, если бы не родители. Джонстон не могла оставить их одних в Англии, так как в любой момент на них могли напасть или убить. Джереми рвался вслед за ней, но Лаура уговорила его не ехать, ссылаясь на всю опасность ситуации, пообещав, что сама приедет к нему чуть позже.
«Как будто она сможет столько времени не думать о нем!» – думала Джулиан, глядя на то, как Лаура переписывалась с Джереми. Джулиан не хватало близкого по духу человека, с которым она могла бы просто поговорить по душам. Лауре было не до этого, а потому, ей ничего более не оставалось, как просто отвлекаться, продолжая бороться с врагами. А потом появилась Элен. Ей было всего одиннадцать, когда профессор Грюм привел ее поздним вечером в Орден. В свои юные годы девочка отличалась своей необычной внешностью, словно являлась копией отца или матери. Жгучие черные волосы Элен крупной волной струились ниже плеч, в ее глазах Джулиан читала легкую грусть. Из рассказов малышки она уже знала, что девочка рано потеряла родителей, и ее взяли в плен Пожиратели, откуда она чудом сумела вырваться. Но ее не покидало предчувствие, что Элен чего-то не договаривала, чего не хотела или не могла говорить. «Это ее тайна, - думала Джулиан, - я уверена, что у нее есть какая-то тайна, но я не хочу лезть к ней в душу. Возможно, если мы станем лучшими друзьями, она поделится тайной со мной, но не сейчас…»

Глава 3 Случайный свидетель чужой тайны

С наступлением ноября погода резко ухудшилась. Теплые и солнечные дни превратились в угрюмые и холодные. С темно-серых туч то и дело срывался дождь со снегом. В такие моменты у Элен отпадало желание выходить из замка. Забравшись с ногами на диван в комнате, она читала книгу или задумчиво пила горячий шоколад, поглаживая свою рыжую сову Долли. В глазах девушки читалась легкая грусть. Хогвартс навеивал на нее кучу воспоминаний, казалось, что еще вчера она сосредоточенно сидела в шумной гостиной Райвенкло над очередным докладом по Зельям или Трансфигурации.
Комнату, которую ей выделил Дамблдор, Дюалье полюбила с первого взгляда. Она напоминала ей форму овала, считаясь, скорее всего, одной из самых светлых, благодаря большим окнам, занавешенным светлыми шторами. Элен любила стоять возле одного из них, с удовольствием любуясь изумительным видом из окна на далекие горы и озеро с Запретным лесом. Тогда же ей казалось, что она попала в сказку, из которой не хотелось возвращаться, только Хогвартс был таким особенным, ни на что не похожим, величественным и любимым. Как и в гостиной Райвенкло, потолок в комнате сиял настоящими звездами. Элен долго колдовала над ним, чтобы добиться нужного эффекта, оставшись в конце довольной от проделанной работы. Как и в другие комнаты, в спальню вела винтовая лестница, начинаясь возле письменного стола, у которого стоял стул с мягкой спинкой. А чуть поодаль, ближе к выходу, был расположен мягкий голубой диван с двумя удобными креслами, где Элен любила посидеть с друзьями.
Случайно или нет, но комната девушки была на том же третьем этаже, что и кабинет профессора Грюма. Она до сих пор не могла поверить в эту иронию судьбы, хотя и прожила несколько лет в Ордене под его присмотром. Он все так же в роли наставника давал ей советы и помогал освоить нужные заклинания, которые у нее получались слабо или недостаточно хорошо. Но, порой, его не хватало, и он начинал срываться на ней, чего раньше Элен никогда не замечала, или же ей просто так казалось.
- Мисс Дюалье, вы недостаточно занимаетесь, - говорил он ей, вперив в нее испепеляющий взгляд. – Только и делаете, что сидите в своей комнате, немудрено, что вы ничего не умеете, – Грюм рассмеялся.
В такие моменты она вскакивала со стула и уже не могла себя сдерживать.
- Профессор Грюм, я не знаю, что у вас случилось, но вы в корне изменились. Я сама освою заклинания, которые мне нужны! – сказав это, Элен убегала из его класса и мчалась вниз, чтобы быстрее оказаться вдали от злого профессора. Она не знала, да и не могла знать, почему он себя так вел, для нее это было полной загадкой и неожиданностью.

***
В последнее время в Хогвартсе только и разговору было, что о Турнире. Многим хотелось участвовать, активнее всех проявлял себя Гриффиндор, вскакивая с мест во время речи Дамблдора. А вот Элен не была уверена, что хотела бы участвовать в этих состязаниях, наткнувшись на новые приключения и неприятности. На время, когда в школу приехали делегации из Шармбатона и Дурмстранга, она забыла о неприязни профессора Грюма, погрузившись в праздничную и положительно теплую атмосферу. Каждому хотелось обратить на себя внимание гостей. Девушка улыбалась этому всеобщему ажиотажу, думая о том, чтобы простить профессору Грюму его заносчивость и поблагодарить за то, что она здесь. Однако, самому профессору, судя по виду, явно не здоровилось. Украдкой поглядывая в его сторону, она заметила, что тот сильно нервничал, хотя и пытался выглядеть невозмутимым. «Что же все-таки с ним происходит? – мелькнуло у Элен. – Может быть, ему нужна помощь?»
Тем временем, шармбатонцы и дурмстрангцы оживленно болтали ни о чем со студентами, Дамблдор и остальные профессора радушно приветствовали гостей, пожимая им руки. Элен видела, как Грюм натянуто улыбнулся тучной и большой Мадам Максим, улавливая в его взгляде непонятное смятение и страх.
- Как же сегодня весело, правда? – Джулиан незаметно оказалась рядом с девушкой, откинувшись на спинку своего стула. – Виктор Крам? – вскрикнула неожиданно она, увидев невысокого темноволосого парня, шедшего за профессором Каркаровым. – На Чемпионате я видела его лишь издали, - восторженно затараторила Джулиан.
Чемпионат… Элен отчетливо помнила ту ночь. В тот день профессор Грюм велел ей никуда не отлучаться от волшебников и их семей, им в любую минуту могла понадобиться помощь. Но если Пожиратели нагрянут в лагерь, она мало что сможет сделать, одной ее силы против них не хватит. Ее мысли были внезапно прерваны. Где-то вдалеке слышались громкие возмущенные голоса, Элен чувствовала, что там что-то случилось. Прибавив шаг, она почти бегом устремилась на звуки.
Увидев перед собой развернувшуюся картину, она заметно вздрогнула. Несколько человек кольцом обступили эльфа, словно вынося ей какой-то жестокий приговор. Этих людей Элен знала плохо, но одного из них она помнила, хотя и смутно. Где-то девушка уже слышала его голос. Сейчас он громко отчитывал эльфиху Винки, чьи глаза вытаращились от ужаса и страха. Проследив за его взглядом, Дюалье устремила голову вверх и едва ли не вскрикнула. Огромный изумрудный череп с высунутой изо рта змеей, казалось, безмолвно смотрел прямо на нее…
- Что это с ним? – вдруг вскрикнула Джулиан, вернув Элен в реальность.
Встрепенувшись, она вопросительно посмотрела на подругу, которая указывала ей взглядом в сторону входной двери. Элен заметила, как профессор Грюм убегал, если так можно было сказать, из Большого Зала, то и дело обо что-то спотыкаясь.
- Я скоро вернусь! – Элен кинулась вслед за учителем ЗОТИ.

***

Выйдя из Зала, она увидела, как профессор неуклюже пытался ускорить шаг, поднимаясь по лестнице и хватаясь за перила. Еще немного, и он заметит ее. Элен хотела было спрятаться за ближайшей статуей, но Грюм уже ушел. Ринувшись вперед и миновав два этажа, девушка остановилась, чтобы перевести дыхание. Коридор третьего этажа почти терялся в полумраке, однако, это не помешало ей увидеть профессора. Скорчившись пополам, он стонал от боли. Элен хотела подбежать к нему, но вовремя остановилась, в тот же момент Грюм рухнул на пол. Она видела, как лицо профессора становилось гладким, деревянный протез со стуком упал, волшебный глаз растворился. Через несколько секунд перед ней предстал незнакомый высокий осунувшийся мужчина лет тридцати, или чуть больше. Его фигура терялась во мраке, однако Элен отчетливо видела лицо незнакомца, часть которого скрыла темнота. В его серо-голубых глазах читалась гамма смешанных чувств. Это был совершенно не тот профессор Грюм, сохранявший перед ней спокойствие. Сейчас перед ней стоял испуганный и напряженный волшебник, который словно вот-вот готовился ринуться на обидчика. Его можно было бы назвать красивым, если бы не синяки под глазами, из-за которых незнакомец выглядел каким-то больным.
Какое-то время, они вдвоем смотрели друг на друга. Выражение его лица не менялось, оно все так же излучало ярость, направленную к ней. Сердце Элен учащенно забилось в груди, ее испугал взгляд мужчины, на какое-то мгновение ей показалось, что он сейчас на нее кинется.
Где-то внизу послышались торопливые шаги и Элен с незнакомцем одновременно посмотрели вперед. Кто-то быстро поднимался по лестнице.
- Что, Дюалье? Донесешь на меня в Орден? – ехидно спросил он, переведя взгляд на девушку. – Тебе предоставляется отличная возможность!
Она не ответила. Пытаясь взять ситуацию под контроль, Элен повернулась к нему спиной, достала палочку и коснулась ею замка на двери своей комнаты.
- Быстрее! – с этими словами она развернулась к нему и, схватив его за руку, юркнула вовнутрь. И как раз вовремя. За дверью послышались шаги Филча, и Элен услышала его голос:
- Все ученики должны быть в Зале! – завхоз кашлянул и удалился прочь, никого не найдя.
Напряжение мужчины неожиданно сменилась взрывным смехом, соломенные волосы небрежно упали ему на лоб.
- Успокойтесь, пожалуйста! – воскликнула девушка. – Я не собираюсь выдавать вашу тайну.
- И почему я должен тебе верить? – прошипел он, метнув в нее уничтожающий взгляд. – Может это ловушка, один из твоих придуманных ходов?!!
Элен несмело подошла к нему поближе, подняв руку, чтобы положить ему на плечо. Бросив на нее беспомощный и одновременно ненавистный взгляд, незнакомец метнулся прочь. Элен слышала, как он с силой захлопнул свою дверь кабинета и невольно всхлипнула.
Почему, когда она хотела помочь, ее воспринимали в штыки? Ведь она с самого начала узнала его по глазам. Это единственное, что Элен помнила за его маской Пожирателя. Только теперь он растерял всю свою спесь, превратившись в затравленного, загнанного в угол зверя, на которого нацелили ружье. И этим охотником являлась она, по его взгляду девушка понимала лишь одно: Крауч видел в ней врага…

Глава 4 Врасплох



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.