Сделай Сам Свою Работу на 5

Лексические единицы со стороны стилевого распределения

 

Каждый из функциональных стилей речи имеет свои лексические особенности, свой набор лексических единиц, употребляющихся только или преимущественно в нем.

Лексика научного стиля включает три разряда слов:

1) узкопрофессиональные термины, свойственные специалистам какой-либо научной и технической области. Так, только лингвисты употребляют такие грамматические термины, как лабиализованные гласные – губные, лексема – совокупность форм и значений, которые свойственны одному и тому же слову при всех его употреблениях, морф – одна из разновидностей морфемы, выступающая в различных словах и словоформах;

2) общенаучные термины, употребляемые в разных областях знаний; они являются межпредметными: абзац, авторские слова, алфавит, артикуляция, буква;

3) слова-нетермины, которые по своему значению тяготеют к текстам научного содержания: анализ, аппаратура, аргумент, исследовать, классификация, лаборатория, моделировать, систематизировать, эксперимент.

Лексика делового стиля также включает три разряда:

1) узкопрофессиональные термины, используемые только юристами: аброгация – отмена устаревшего закона, аваль – вексельное поручительство, авизо – официальное письменное извещение об изменении во взаимных расчетах;

2) правовые термины, используемые и в других стилях речи: автор – физическое лицо, творческим лицом которого создано произведение, агрессия – любое противоправное с точки зрения Устава ООН применение вооруженной силы;

3) слова-нетермины, использование которых требует проформа того или иного юридического документа. Так, в контрактах (договорах) обязательно должны присутствовать такие слова и выражения, как именуемые в дальнейшем, в лице, с одной стороны, с другой стороны, заключить договор, о нижеследующем, на условиях, в соответствии с.

По ГОСТу в официальных деловых документах допускается 31 реквизит.

Лексика публицистического стиля включает прежде всего слова и выражения, используемые журналистами в своей профессиональной деятельности. Эта лексика не всегда имеет четкие границы, которые к тому же могут стираться по мере освоения тех или иных лексических единиц другими носителями языка. Например: брежневщина, ельцинизм, административно-командный, взвешенность, миротворцы, миротворчество, саммит.



Особую группу «публицистизмов», а может быть и самую значительную, составляют лексические единицы, которые получили под пером журналистов переносное (метафорическое) значение, обычно при ориентации на актуальные общественные события. Так, слово пресс употребляется в публицистике в значении «то, что оказывает давление на кого-, что-либо», разгул – крайняя степень проявления чего-либо нежелательного, восьмерка – группа восьми наиболее развитых в экономическом отношении государств.

Лексика разговорного стиля охватывает прежде всего лексические единицы, которые имеют сниженную, разговорно-просторечную стилистическую окраску, о которой говорилось выше (см. § 5.2).

Среди разговорно-просторечной лексики можно выделить несколько специфических групп слов, которые используются в разговорном стиле речи. Сюда относятся прежде всего слова-паразиты. Это слова, которые тот или иной человек употребляет кстати и некстати, чаще некстати, прилипчивые, засоряющие речь, обращающие на нее внимание. Но это внимание обусловлено не содержанием речи, а ее формой. Слова-паразиты, как и неправильное произношение, отвлекают собеседника от смысла высказывания, он концентрирует внимание на каком-то пустячном слове, пропуская нечто существенное. В результате коммуникация нарушается, становится, по крайней мере, неполноценной. К тому же сама речь вызывает насмешку. Например, только ленивый из сатириков и пародистов не обыграл привычку первого президента России Б.Н. Ельцина употреблять глагол «понимаешь».

В художественной литературе слова-паразиты часто используются для речевой характеристики действующих лиц. Так, питерский рабочий двадцатипятитысячник Давыдов – один из главных героев романа М. Шолохова «Поднятая целина» – часто, по разным поводам и без повода, повторяет слово факт. С одной стороны, оно заменяет ему слово конечно или действительно, с другой – как бы подтверждает сказанное им или собеседником, правоту говорящего. В качестве примера можно привести реплики Давыдова в разных ситуациях: Я многие свои промахи вижу, но не все и не сразу исправляю,, вот в чем моя беда, факт;Упустили мы важное дело, и я тут, конечно, тоже очень повинен, факт;Нехорошо так, даже стыдно, факт;Уж больно он расчетлив, факт;Первый раз в этом году пробую свежие огурцы. Хороши, ничего не скажешь, факт.

От слов-паразитов следует отличать так называемые модные слова. В любую эпоху, в любой период развития общества существуют лексические единицы, особенно популярные, частотные, употребляемые по делу и всуе. Это явление не проходит незамеченным, вокруг него, бывает, разгораются словесные баталии на страницах художественной литературы.

К новым явлениям в языке весьма чутки писатели. Например, эстонский писатель Ю. Смуул, участвовавший во второй половине 1950-х гг. в экспедиций в Антарктиду, пишет в своем дневнике («Ледовая книга»): Повсюду – на палубе, на баке, у шлюпок и в бассейне – раздается новомодное словечко «тонус». Когда говорят «пойдем поднимем тонус», это значит, что тебя приглашают в каюту выпить вина.

В наше время популярные слова и выражения начинают заметно чаще употребляться в средствах массовой информации, звучать по радио и телевидению, становятся действительно модными. Об этом пишут многие исследователи. Так, В.Г. Костомаров в книге «Вкус языковой эпохи» приводит многочисленные примеры таких «вкусных» слов, оказавшихся у всех на слуху в 1990-е гг. аж, баксы, беспредел, крутой, лимон – миллион, фанат, обвальный, пахать – много и усердно работать, презентация, разборка, рейтинг, рэкет, силовой, совок, спонсор, тачка – легковая машина, тусовка, шоу и др. Контексты: Он был директором аж в пяти местах (Поиск. 1992. № 43); Сегодня в Москве ожидается аж до 8 градусов тепла (Коммерсант. 1993. 12 янв.); На Внуковском шоссе трое пассажиров, подсев в «тачку»,решили маленько экспроприировать ее у водителя... Буквально через час двоих грабителей «повязали» (Куранты. 1993. № 15); Виноват в аварии был водитель высокопоставленной тачки(Куранты. 1991. 10 авг.); Тусовка на халяву(ТВ. 1991. 17 июля); Можно ведь и на халяву поучаствовать (Известия. 1991. 10 авг.); Это как прежняя райко-мовская халява,как поездка в загородные бани (Московские новости. 1991. № 29).

К этим примерам добавим некоторые другие, модность которых «на слуху»: заезжий ансамбль из-за рубежа, о котором никто, кроме специалистов или фанатов не слышал, называют легендарным; просто смазливую, а бывает, и не очень, певицу величают очаровательной.

К разговорно-просторечной лексике относятся также слова, которые употребляются не всеми, а некоторыми используются лишь при определенных обстоятельствах (сильном возбуждении, отсутствии должного воспитания и т.п.), например ругательные слова. Ю. Смуул, путешествовавший к берегам Антарктиды на дизель-электроходе «Кооперация», описывает такой случай речевого поведения уборщицы – привлекательной молодой девушки, которая мыла полы в кают-компании и беспрерывно ругала находящихся в ней членов редколлегии: Мы лодыри и мазилки, мы художники чертовы (слово «художники» в ее устах звучит как очень уничижительное), мы старые дурни и мусорщики, мы хулиганы и нахалы и т.д. и т.д. Но стоило появиться в дверях одному из молодых участников экспедиции – брюнету с мощной шевелюрой и поэтическим взглядом, как словарь архангелегородки порядком усох, утратил свою сочность, мужественность, образность, теперь все ее выражения тщательно подобраны и литературны. Удивительно! – заключает автор описание этой сцены. А в общем-то, ничего удивительного здесь нет – ситуативная речь, зависящая не только от словарного запаса человека, но и от обстоятельств, которые ей сопутствуют.

Некоторые современные писатели оправдывают употребление ненормативной лексики тем, что они стремятся реалистично описать представителей соответствующих слоев населения. Но, думается, необязательно приводить разноцветный русский мат для речевой характеристики действующих лиц. Так полагают и интеллигентные русские писатели, чья интеллигентность проявляется в их внутреннем мире и внешнем выражении этого мира – писательском языке. Например, один из героев романа Е. Евтушенко «Ягодные места» – шофер-сибиряк, выпивоха, бабник, которому, по намекам автора, отпустить крепкое словечко ничего не стоит. Однако писатель не воспользовался даже вкраплениями этой лексики. Внутренняя культура мастера слова не позволила.

Лексика художественного стиля (языка художественной литературы) характеризуется тем, что не имеет групп слов и выражений, которые преимущественно употребляются во всех жанрах художественной литературы. Но некоторые лексические группы свойственны определенным ее жанрам. Например, поэтическая лексика, употребляемая стихотворцами, особенно классического прошлого отечественной литературы: Блекнут ланиты у дев златокудрых. Зори не вечны, как сны (А. Блок); Чей ликв аллее дальней Мелькает меж ветвей, болезненно-печальный (Н. Некрасов); Так давно я ищу тебя, И ко мне ты стремишься тоже, Золотая звезда Из лучей нам постелет ложе(Н.Гумилев).

Несомненными поэтизмами были многие старославянские эквиваленты русских слов: Вот нахмурил царь брови черные И навел на него очи зоркие, Словно ястреб взглянул с высоты небес На младогоголубя сизокрылого (М. Лермонтов); Яков таким объявился из младости.Только и было у Якова радости: Барина холить, беречь, ублажать (Н. Некрасов); Но в искушеньях долгой кары, Перетерпев судеб удары, Окрепла Русь. Так тяжкий млат,Дробя стекло, кует булат (А. Пушкин); Вратятся, зыблются, сияют, Так звезды в безднах над тобой (Г. Державин).

Особого рода поэтизмами являются народно-поэтические слова, используемые традиционно в сфере народного творчества: Все скажи, что за душою. Я помочь тебе готов. Аль, мой милый, нездоров? Аль попался к лиходею?;Я хочу царицей быть. Любаль я вам, Отвечайте! Если люба,то признайте ВолодетеЛем всего И супруга моего (П. Ершов). .

В плане лексического предпочтения примечателен жанр исторического романа, в котором неизбежно употребительны такие рязряды лексики, как историзмы и архаизмы; например, «Борис Годунов» А.С. Пушкина, «Петр Первый» А.Н. Толстого, «Чингиз-хан» В. Яна, «Я пришел дать вам волю» В. Шукшина. Эту традицию продолжают современные писатели, рассказывающие об историческом прошлом страны и ларода. Ведь без использования историзмов и архаизмов вряд ли возможно художественно и правдиво нарисовать полотно прошлого. Приведем эпизод из романа Б. Акунина «Внеклассное чтение», где описывается вечерний прием у императрицы Екатерины II.

 

– Кого нынче привели, Лев Александрович? Чей распотешите"! – спросила царица, приглядываясь. – Усы-то у нее настоящие? <...>

– Самые что ни на есть настоящие, ваше царское величество! Уж я девицу Евфимию за растительность дергал, все пальцы исколол. Намертво! – бодро, весело гаркнул Кукушкин. Ему и полагалось говорить весело – такая у Льва Александровича должность: придумывал затейства и кунштюки для увеселения ее величества...

Ослабевшая от смеха Екатерина махнула рукой:

– Ну тебя, старый греховодник. Убери свою монстру. Да сто рублей подари. Ох, распотешил...

Обер-шталмейстер поклонился...

 

Здесь нетрудно выделить историзмы: величество (с местоимением его, ее, их, ваше) – титул монархов и их жен; ваше царское величество – обращение к императрице; царица, придворные, императрица; обер-шталмейстер – придворный чин второго класса. Без архаизмов речь действующих лиц была бы искусственной, лишенной каких-либо признаков языка екатерининского времени.

Сознательное смешение автором слов разных стилей и стилистической принадлежности используется для придания изложению юмористического оттенка:

 

Он [Давыдов] всцомнил, как один из его ленинградских приятелей, тоже бывший матрос, начиная ухаживать за какой-нибудь девушкой, отводил его в сторону и, стараясь быть серьезным, заговорщицки шептал: «Семен, иду на сближение с противником. В случае неустойки с моей стороны – поддержи меня с флангов, а если буду бит – пожалуйста, прикрой мое позорное отступление (М. Шолохов).

 

В этом предложении, которое в целом вызывает улыбку, соединены военная лексика (идти на сближение с противником, поддержать с флангов, прикрыть отступление), экономический термин (неустойка), книжные обороты (в случае, с моей стороны), разговорное выражение (позорное отступление).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.