Сделай Сам Свою Работу на 5

НАЧАЛО ДИАЛОГА С ДЕМОНИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИЕЙ

Начиная диалог с участием демонических энергий, ведущий стоит перед ответственным выбором. Просьба к одному субъекту поговорить с демонической энергией может дать хороший результат. Другой же субъект

ЧАСТЬ»2

будет шокирован подобной просьбой, что приведет к сильному «зажатию» его «защитника/контролера». Ниже приведены возможные варианты начала диалога с голосами демонических энергий.

Можно поговорить с той частью Сью, которой хотелось бы делать то, что она пожелает, и тогда, когда пожелает?

Не мог бы я поговорить с «эгоистичным Джимом»?

Можно я поговорю с «неприятной Рут»?

Можно поговорить с той частью Ральфа, которая хотела бы править миром?

Можно поговорить с той частью Лорны, которая хотела бы стать вербовщицей провокаторов? Можно поговорить с «сердитым голосом»?

Могу я поговорить с той частью вас, которая хотела бы быть всесильной?

Можно поговорить с «грязным Гарри»? Могу я поговорить с той частью вас, которой хочется убивать равнодушных людей? Можно поговорить с вашим демоном? Можно поговорить с той частью вас, которая иногда так расстраивается, что чувствует способность убить?

Можно поговорить с «Ангелом ада»?

Все это является способами вызвать отвергнутые энергетические модели, которые обычно относятся к подавляемым энергиям подсознания. Для большинства людей это — трудные голоса. Ведущие должны быть гибкими и бдительными в своих просьбах о конкретном «я», которое данный субъект может вызвать, не теряя ощущения комфортности. Способ, которым приглашают голос к разговору, должен быть

ГОЛОСА

достаточно сильным, чтобы вызвать отвергнутые энергии, но не таким сильным, чтобы он представлял угрозу для «защитника/контролера».

Другой эффективный подход — вызвать голос фантазий или мечты. Это часто дает значительную и интересную информацию о подавляемых подсознательных энергиях.

СИЛА, ВЛАСТЬ

Джорджина, феминистка, обожала словесные турниры с мужчинами. Она ждала, когда мужчина выскажет суждение, выдающее его шовинистические наклонности, и набрасывалась на него, как злая собака, вцеплялась и не отпускала. Ее ведущий заметил эту модель и решил поговорить с отвергнутой агрессией Джорджины, которую внутренняя «феминистка» проецировала на мужчин-шовинистов.



Ведущий: Джорджина, вы чувствуете себя бульдогом, когда преследуете этих мужчин. Я не могу представить, что ваши отношения длятся долго.

Джорджина: У меня было столько мужчин, что я потеряла им счет. Раньше я была их жертвой, но теперь — нет. Я знаю, как они обращаются с женщинами. Теперь я вонзаю зубы в их самое уязвимое место, в яремную вену. Это закон джунглей — убей или будешь убит. Если они не справляются, тем хуже для них.

Ведущий: Могу я поговорить с бульдогом? (Джорджина меняет место.) Да, у тебя определенно мощные челюсти.

«Б у л ь д о г»: Вы меня узнали — я удивлен!

Ведущий: Она маскирует тебя своими феминистскими доктринами, но бульдог есть бульдог.

ЧАСТЬ»2

«Бульдог»: Я люблю глубоко укусить и не отпускать. Я люблю смотреть, как они извиваются. Я так благодарен уму Джорджины. Вы знаете, она гений. И я пользуюсь этим. Я использую ее ум, чтобы убивать ее противников. Чем больше они уверены в себе, тем больше мне нравится их убивать.

Ведущий: Ты работаешь один или вместе с кем-нибудь еще?

«Б у л ь д о г»: Я работаю с ее чувственностью. Мы одеваемся потрясающе: одежда неярких тонов, легкий парфюм, свободные блузы, никакого бюстгальтера. Мы сводим их с ума. Чувственность плетет паутину, а потом я кусаю изо всей силы!

«Бульдог» Джорджины и ее чувственность образовали союз, забирая силу, необходимую для защиты «уязвимого ребенка». В действительности этот «ребенок» был полностью изолирован и напуган. Защита была уже неэффективной, хотя и выполняла свою изначальную защитную функцию. Фактически Джор-джина была жертвой патриархального сознания. Она и сейчас еще жертва, хотя теперь это уже ее собственный внутренний патриарх, который держит ее в изоляции.

Демонические энергии Джорджины прорывались через «бульдога» и чувственную часть ее психики. Она атаковала мужчин объединенной энергией этих двух «я» и с каждой атакой становилась все более и более изолированной. Ее сны были наполнены образами детских приютов и детей-инвалидов и в конце концов превратились в кошмары. Ее демоническая энергия была искусна: на своей работе и в межличностных отношениях Джорджина оставалась безвластной. Она

ГОЛОСА

была неспособна наполнить всю свою жизнь природной напористостью и экспансией, направив свои агрессивные энергии только в один канал.

ЧУВСТВЕННОСТЬ

Втечение нескольких лет Сандру мучил повторяющийся кошмар: ее преследовали дикие звери, преимущественно из семейства кошачьих. Она начала курс терапии, и на одном из первых сеансов диалога ведущий попросил разрешения поговорить с ее кошачьей природой.

«Голос кошки»: Она меня не знает и не любит.

Ведущий: Почему?

«Голос кошки»: Она боится того, что может случиться, если я появлюсь.

Ведущий: Тогда давай вообразим, что ты около нее все время. Что бы ты сделала? Что бы могло случиться?

«Голос к о ш к и»: Я бы все время прихорашивалась. Я все время принимала бы ванны — горячие пенистые ванны с душистыми добавками. Я бы ела, когда хотела, а не когда этого хотят другие. Я никогда, никогда не готовила бы ни для кого, только когда сама этого хотела бы. Потом я постаралась бы, чтобы, когда я готовлю, мужчина был бы со мной, и я хотела бы, чтобы он все время занимался со мной любовью. Это совсем другое. Я бы занималась любовью все время, не останавливаясь. Я бы пользовалась всеми видами экзотических масел и массажировала бы всю себя, с головы до ног.

Сандра выросла, вынужденно идентифицируя себя с «леди». В своем браке она отождествила себя с «хорошей матерью» и «услужливой дочерью». Ее чувствен-

ЧАСТЬ»2

ная природа очень давно была изъята из ее осведомленности. Сандре не разрешалось быть эгоистичной, чувственной или потакать своим желаниям. К счастью для Сандры, ее подсознание продолжало давить на нее. Снова и снова кошачья натура проявлялась в ночных кошмарах, преследуя женщину, словно агрессивный демон, в которого превратилась эта сущность. Через несколько дней после этого диалога ей приснился сон:

Я опять иду по улице. Она кажется мне очень знакомой. Снова я чувствую страх и ощущение преследования. Я знаю, что кошка здесь. Я бегу, потом останавливаюсь. Я устала бежать. Я оборачиваюсь, чтобы взглянуть на своего преследователя. Это лев. Он подбегает ко мне, останавливается и лижет мое лицо. Почему я всегда так боялась?

Поскольку Сандра всю свою жизнь отождествляла себя с «хорошей девочкой/угодником», неудивительно, что ее природные инстинкты были отвергнуты. Будучи отвергнутыми, они озверели. Поскольку Сандра отказывалась посмотреть на них, их сила и авторитет возросли. Ей стало еще страшнее встретиться с ними и выслушать их требования.

Что удивительно во всем этом процессе: когда мы набираемся смелости взглянуть на наши отвергнутые части, они меняются. Разъяренный лев лижет нам лицо. Ему вовсе не требуется покорять нашу личность, ему лишь нужно, чтобы его уважали, выслушивали и разрешали говорить.

«ВНУТРЕННИЙ КРИТИК»

Отвергнутые демонические энергии часто выражают себя через «внутреннего критика». Интересно наблюдать происходящую трансформацию, когда веду-

ГОЛОСА

щий спрашивает разрешения поговорить с «критиком» у пассивного субъекта, который живет жизнью жертвы. Когда «критик» начинает говорить, «затюканный» субъект выпрямляет спину, смотрит прямо в глаза ведущему и начинает говорить сильным, уверенным голосом. Неожиданно мы видим реальную силу. К сожалению, эта сила и вся имеющаяся агрессия, а также соответствующие подсознательные энергии превратились в демонические и обернулись против субъекта. Отказ признать эти подсознательные энергии словно заблокировал их природный канал, и они, став демоническими, обернулись против субъекта. Это может происходить через «внутреннего критика» или «толкача», чьи энергии просто убивают человека. Такие энергии могут также вторгнуться в само физическое тело и вызвать физическую болезнь.

Подобная переадресация подсознательных энергий очевидна в случае с Нэн. Она перенесла операцию по поводу рака. У нее отняли грудь. Вскоре после операции ей приснился сон:

Я в комнате высоко на склоне горы. Вокруг комнаты сочные зеленые луга и деревья, но я не могу выйти из своей тюрьмы. В тюрьме вместе со мной демон. Он пляшет вокруг костра.

Раньше Нэн очень много пила, и когда она пила, ее более эмоциональные дионисийские энергии вырывались на свободу. У пьющих людей это в порядке вещей. Если наша более экспрессивная натура блокируется, тогда алкоголь становится одним из главных способов разблокировать эту энергию или смягчить стресс, который накапливается, когда эту энергию не признают.

К сожалению, когда Нэн перестала пить, она отрезвела во всем. Ее экстравертность была отвергнута

ЧАСТЬ«2

наряду с несколькими другими эмоциональными и чувственными энергетическими моделями. Ее инстинкты обернулись против нее, и единственным способом выразить их был «внутренний критик» — «я», которое разрослось подобно опухоли.

В своем сне Нэн была заперта с демоном. Это трагедия отвержения — мы становимся жертвами той энергии, от которой отказываемся. Мы становимся узником вместе с самими энергиями, которых стараемся заключить в тюрьму. Если мы воспринимаем демонов как мистическое выражение подсознательного наследия, отвергнутого западной культурой, тогда превращение во врагов лишь придает им большую силу. Если в демоне мы видим модель, заслуживающую уважения наряду с другими энергетическими моделями, тогда демонические энергии можно трансформировать и они будут служить нам. Когда их признают и уважают, дают возможность заговорить, они опять становятся нашим природным подсознательным наследием.

Так как Нэн очень глубоко подавила эти импульсы, ее внутренние «я» в ярости набросились на нее. Когда сущность «внутреннего критика» демонизировалась, ее способность выразить себя в жизни оказалась парализованной. Наши исследования онкологических пациентов ясно показали, что отрицание подсознательного наследия может быть одной из главных причин рака.

Эта тенденция отвергнутых энергий оборачиваться против нас является важной темой Диалога голосов. Всякий раз, когда мы имеем дело с таким голосом, мы знаем, что столкнулись с демонической энергией. Но у нас есть возможность вернуть себе эти энергии и изменить их пути.

У Лоретты был очень сильный «внутренний критик», хотя она сама выглядела довольно слабой и пас-

ГОЛОСА

сивной. Мы приводим отрывок из диалога с ее «критиком».

Ведущий: Почему ты так ее ненавидишь? Создается впечатление, что ты хочешь ее убить.

«К р и т и к»: Да, я убил бы ее. Я ее ненавижу. Но проблема в том, что, если она умрет, я не смогу больше мучить ее.

Ведущий: Но почему ты это делаешь? Просто ради удовольствия, или ты как лента в кассете, которая повторяется автоматически?

«Критик»: Она слабая. А я презираю слабость. Я презираю ее. Если она когда-нибудь осмелится защищать себя, это будет чудо.

Ярость, страсть, мстительность «внутреннего критика» Лоретты говорит нам о скрытой энергии. Отвергнутая демоническая энергия становится вроде духовного рака в человеке да и в коллективе тоже. Она будет действовать, пока не разрушит организм отдельного человека и коллектив, пока мы не научимся, как с нею обращаться.

«ГОЛОС ДЕМОНА»

Джон подумывал о серьезной перемене в своей карьере после двенадцати лет адвокатской работы. После неприятной процедуры развода он занялся духовной практикой, в результате которой у него появилось ощущение необходимости оставить юридическую службу. Его духовное «я», поддержанное учителем, с которым Джон познакомился, сказало, что ему нужно больше времени для развития. Медитации принесли глубокие ощущения, но Джон испытывал сомнения

ЧАСТЬ»2

по поводу столь радикальной перемены своей жизни. Многие друзья чувствовали, что он стал слишком односторонним в своих суждениях. Поэтому Джон начал искать помощи, чтобы сделать свою жизнь более уравновешенной.

После первых сеансов терапевт Джона попросил разрешения поговорить с его духовным голосом. Этот голос долго говорил о духовном процессе Джона, насколько сильно он изменился, о том, что ему нужно время, чтобы лучше узнать себя. Голос был уверенный, дружеский и указывал точное направление для жизни Джона. Потом терапевт спросил Джона, можно ли поговорить с другим голосом, который был бы в оппозиции его духовному «я». И появился «голос силы» — энергии, которую Джон считал демонической.

Терапевт («голосу демона»): Как ты относишься к решению Джона оставить практику юриста?

«Д е м о н»: Я возмущен и отрицаю такую возможность. Этот сукин сын всю свою жизнь отвергал меня. И вдруг он пускается в свои духовные странствия — а я зарываюсь в землю еще на две тысячи футов.

Терапевт: Почему ты так сердишься на его духовную сторону? У нее есть несколько очень хороших идей, и она очень много помогала Джону.

«Демон»: Я сержусь, потому что меня не признают. Всегда, когда я не участвую, получается чушь. Я рад, что жена прижала его. Он заслужил это. Он всегда был ангелом, а она — ведьмой. Это потому, что я был похоронен. Я скажу вам: у него не кровь, а сахарин.

Терапевт: Ты всегда был так сердит на Джона? «Д е м о н»: Сообразите сами: я сержусь, потому что меня игнорируют. Он — мистер Приятный Парень.

ГОЛОСА

Пока он пытается поступать как Иисус Христос, я буду делать все, что могу, чтобы он потерпел поражение. Все, что я хочу,— это чтобы меня признали.

Терапевт: Что будет означать для Джона признание тебя? Я хочу сказать, что имею в виду практический аспект. Что значит признать?

«Д е м о н»: Вот сейчас он думает, что я не существую, что я нереален. До того как он занялся всей этой духовной чепухой, он просто отвергал меня. Теперь он узнал, что меня можно трансмутировать. Как бы вы почувствовали себя, если бы каждый раз, когда вы высказываетесь, кто-то пытался вас трансмутировать во что-то лучшее или более высокое? Это же оскорбительно.

Терапевт: Но я все же не уверен, что это будет означать на практике.

«Д е м о н»: Мне не нравится его пассивность в отношении жены. Она контролирует все, что касается детей. Он думает, что если быть тактичным, любезным, то все станет лучше. Но лучше не становится. Становится только хуже. И прежде чем он подпишет окончательный документ о разделе имущества, я хочу, чтобы он послушал меня. Мистер Приятный Парень отдает ей в десять раз больше, чем она заслуживает. Мне также не нравятся некоторые люди в его группе. Я хотел бы, чтобы он послушал меня, отнесся ко мне серьезно, уважал то, что я скажу.

Демонический голос Джона был похож на зверя, запертого в клетку,— полного силы и энергии, но всю жизнь отвергнутого. Брак его закончился полным крахом, частично потому, что он заставил жену взять на себя его демоническую энергию. Поскольку Джон

ЧАСТЬ«2

был не способен показать свой гнев, свой негатив или эгоизм, она была вынуждена сама демонстрировать эти качества. И наоборот, по мере того как она все более и более отождествляла себя с этими моделями, он все больше отождествлялся со своими мирными и любящими «я». Вскоре всем стало ясно, что жена Джона — демон, а сам он — хороший парень. Как часто наши партнеры берут на себя наши отвергнутые «я» именно таким образом!

Джон очень легко соскользнул на духовный образ жизни. Это был естественный способ выразить свою очень любящую и положительную природу. К сожалению, его осведомленность отождествлялась с этими духовными энергиями. Более того, духовные голоса отождествлялись с его предыдущим режимом «приятного парня», который блокировал все выражения силы, гнева, негативности и эгоизма. Неудивительно, что демонический голос был в ярости!

Требуется большая смелость, чтобы встретиться лицом к лицу со своими демоническими моделями. Энергии этих «я» жили в изоляции многие годы, как прокаженные, от которых шарахается нормальное общество. Когда мы видим людей, олицетворяющих эти качества, мы по возможности избегаем их. Для нас они достойны порицания. Как просто — и все же как трудно — сделать шаг навстречу и признать, что люди, которых мы не выносим, отражают наши качества, которые мы отрицаем в себе. Какие блестящие возможности очень часто предоставляются нам, если мы готовы выслушать их, посмотреть на них и приступить к поиску путей введения их в свою жизнь!

Г»Л»А-В.А.7

•втттапти ттъттю'к

УЯЗВИМЫЕ «Я»

Уязвимые «я», представляющие различные аспекты «внутреннего ребенка», являются другой группой отвергнутых субличностей. Работа с ними — один из наиболее важных и полезных аспектов Диалога голосов. Она требует осторожного, внимательного отношения к субъекту. Особенно важны три аспекта «ребенка»: «уязвимый ребенок», «игривый ребенок» и «волшебный ребенок».

«Уязвимый ребенок» воплощает в себе чувствительность и страх субъекта. Его чувства легко ранимы, и он живет в постоянном страхе изгнания. Он почти всегда испуган множеством вещей, о которых «защитник/контролер» и «тяжеловесы» понятия не имеют. Вспомните, что «защитник/контролер» развивается для того, чтобы защитить «уязвимого ребенка», и, делая это, хоронит его.

Суть «игривого ребенка» понятна из названия. Он знает, как играть, так же, как это знает настоящий ребенок. До него добраться обычно легче, чем до «уязвимого ребенка», потому что «защитник/контролер» скорее допустит игру, чем слезы и боль.

«Волшебный ребенок» в действительности брат или сестра «игривому ребенку». Он полон фантазии. Это порождение правого полушария нашего мозга, отвечающего за интуицию и творческое воображение. Час-

ЧАСТЬ«2

тично это источник наших видений. «Волшебный ребенок» очень рано исчезает из нашей жизни, как только верх берут «тяжеловесы». Часто надо уговаривать его показаться, а это требует от ведущего большого такта. Такому «ребенку», прежде чем показаться, нужно убедиться, что ведущий тоже обладает энергией «волшебного ребенка».

«Внутренний ребенок» никогда не вырастает. Вновь и вновь в процессе диалогов ведущие сталкиваются с тем, что «ребенок» очень удивляется, когда узнает, что ему не надо расти, поступать по-взрослому и даже разговаривать. Некоторые из наиболее глубоких сеансов с «внутренним ребенком» проводятся без слов. Правда, это больше относится к «уязвимому ребенку», чем к двум другим.

«Дети» нашего внутреннего мира знают, как быть, в то время как остальные «я» знают, как делать и как поступать. Работая с «детскими» моделями, ведущий имеет возможность узнать, как быть с ними. Иначе они не появятся. Когда имеешь дело с «внутренним ребенком», помни об изречении: «Идти некуда и делать нечего».

Потеря «внутреннего ребенка» — одна из наиболее тяжелых трагедий взросления. С его утратой мы теряем много волшебного и таинственного, теряем радость и теплоту отношений. Разрушающее воздействие друг на друга является результатом отсутствия в нас связи с нашей чувствительностью, страхами, нашей собственной магией. Как бы изменился мир, если бы наши политические деятели могли сказать: «Мне очень плохо. Сказав это, ты ранил мои чувства». Или: «Я хочу извиниться перед коллегами за мои вчерашние высказывания. Меня обидели, и я рассердился. Я сожалею».

Если «внутренний ребенок» действует в нашей жизни автономно и без защиты, можно быть уверенным,

ГОЛОСА

что в конце концов мы окажемся жертвами. Каким бы чудесным ни был «ребенок», он не может вести нашу машину успешнее, чем любая другая энергетическая модель, действующая в одиночку. Ему тоже нужен баланс. Но пока «защитник/контролер» отвечает за личность, «ребенок» остается похороненным и поэтому недоступен.

Когда мы отделяемся от «защитника/контролера» и все яснее осознаем существование «внутреннего ребенка», наше компетентное эго постепенно становится его «родителем». Тогда мы можем использовать энергию «внутреннего ребенка» в нашей жизни и при необходимости обеспечить его защитой.

Когда компетентное эго повышает эффективность, «защитник/контролер» довольно охотно складывает с себя обязанности контролера. Пока мы защищены от больших неприятностей, пока «защитник/контролер» чувствует, что наша уязвимость защищена, он может расслабиться, зная, что базовая целостность системы находится в хороших руках. А теперь посмотрим, как «внутренний ребенок» проявляется в Диалоге голосов.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.