Сделай Сам Свою Работу на 5

Классификация исторических источников

Перед источниковедением стоят две основные задачи. Эвристическая задача — это ориентирование в многообразии исторических источников, их классификация, изучение совокупности источников, отложившихся в ходе исторического процесса как в целом, так и в частности — для отдельных исторических эпох конкретных стран или регионов. Аналитическая задача — это разработка методов анализа исторических источников, получения из них достоверной и возможно более полной информации, а также методов оценки источников с данной точки зрения. Ясно, что учение об источниках, ставящее столь масштабные цели, может и должно опираться на весь комплекс современного знания о человеке и обществе. В то же время источниковедение как наука, изучающая исторические источники (т. е. произведения, созданные людьми целенаправленно и используемые для получения данных об этих людях), выступает как необходимый компонент каждой науки о человеке и обществе. Все это определяет и объясняет многообразие и широту междисциплинарных контактов источниковедения.

 

 

В ходе источниковедческого анализа источниковедение использует данные всех дисциплин и отраслей знания, которые дают возможность изучать произведения, созданные людьми, и анализировать их как источники информации об их создателях.

Междисциплинарность источниковедения заложена в самой природе его объекта и предмета. Объект источниковедения — источники, то есть все материальные объекты, созданные человеком целенаправленно. Ясно, что среди них представлены произведения самых различных видов: летописи и хроники, законодательное творчество, периодическая печать, литературные и публицистические произведения, философские труды, религиозные книги различных вероисповеданий, карты и атласы. Каждый из таких видов источников, будучи изучаем в качестве исторического источника, предполагает широкое использование методов ряда общественных наук — историографии, правоведения, философии, литературоведения, религиеведения, картографии, географии, естественных наук.



Эта особенность — широта междисциплинарных связей источниковедения с другими областями знаний хорошо прослеживается уже в традиционной концепции этой научной дисциплины. Так, например, в книге «Введение в историческую пауку» немецкого историка и методолога истории Э. Бернгейма (1850-1942)[1] отразившей концепцию методологии истории конца XIX в.. определенное представление об источниковедении и источниковедческой критике, вопрос о соотношении исторического метода с методами других наук раскрывается следующим образом: прослеживается его соотношение с филологией, политикой (государствоведением), социологией, философией, антропологией, этнографией и этнологией, естественными науками. Отдельно рассматривается соотношение истории и искусства. Отметим, что уже тогда ученый подчеркивал значение естествознания в качестве «вспомогательной исторической науки» для истории, поскольку оно позволяет проследить психологическую каузальность в человеческой жизни и деятельности, влияние материально-физического и психологического факторов в историческом процессе. Взаимодействие исторической науки с рядом других отражает значение материально-физических, географических, психологических факторов в человеческой деятельности. Однако в целом историческая наука конца XIX — начала XX в. далеко не реализовала возможностей, которые открывает это взаимодействие.

В прошлом для ученых России — историков, правоведов, социологов была характерна особая разносторонность профессиональных интересов, взаимопроникновение методов палеографии, дипломатики, генеалогии, сфрагистики, библиографии, кодикологии. Эти смежные с историей науки отражают достаточно стабильные междисциплинарные связи истории. В качестве смежных с историей наук обычно называют государственно-правовые науки, языкознание, литературоведение, журналистику, экономическую географию, антропологию, археологию, этнографию, историю искусств, статистику.

 

Способы взаимодействия этих наук с историческим методом остаются, однако, недостаточно проясненными. Между тем одно из направлений этой взаимосвязи достаточно определенно: это междисциплинарные контакты по линии изучения тех видов источников, которые по своему происхождению и содержанию нуждаются в более специализированном использовании смежных наук. Так, источниковедение литературных памятников тесно связано с литературоведением, источниковедение законодательства — с правовыми науками, источниковедение картографии - с историей и методами картографических исследований, источниковедение изобразительных источников — с историей искусства и т. п. Подобный подлинно культурологический подход характерен, например, для Н.П. Лихачева в его выдающихся работах в области целого ряда исторических дисциплин

Познавательным средством для осмысления всего многообразия исторических источников является классификация. В источниковедении используются различные классификации источников. Классификация по видам является наиболее важной, отвечающей главной задаче источниковедения. Источники возникают в целенаправленной человеческой деятельности как облеченные в материальную форму произведения, как средства для достижения той или иной цели, удовлетворения тех или иных общественных, человеческих потребностей. Вот эту цель, эту направленность, назначение произведения и следует положить в основу классификации. Всякое создание человеческих рук и разума имеет практическое назначение. Создателей этих произведений мало заботит то, как будет восприниматься данный предмет в качестве исторического источника, как отразится в нем, вольно или невольно, технический, эстетический, любой другой аспект времени, общественных отношений. Следуя своим замыслам и цели, творец придает своему произведению ту или иную форму, определяет его структуру. Иногда такое произведение становится уникальным, ни на что иное не похожим. Но чаще бывает

иначе. Ведь человеческие, общественные потребности повторяются вновь и вновь, они удовлетворяются созданием не уникальных, а чаще массовых изделий. Именно поэтому видовая эволюция исторических источников заслуживает отдельного изучения. Для этого нужны длительные исторические наблюдения.

Итак, одно из направлений расширения междисциплинарных связей источниковедения — изучение отдельных видов и разновидностей источников. Другое направление междисциплинарных контактов источниковедения связано со спецификой отдельных этапов и методов источниковедческого анализа. В ходе источниковедческого анализа, как мы видели, исследователь ставит ряд вопросов, имеющих целью понять личность автора — создателя источника, цели и обстоятельства создания данного произведения. В свою очередь, ответ на эти вопросы позволяет лучше понять структуру информации, заложенной в источнике его автором, намеренно и ненамеренно.

 

Разнообразие междисциплинарных связей источниковедения обусловливается также и тем, что в качестве источников выступают весьма разнообразные типы и виды произведений. Уже в традиционной методологии истории осознавалось это многообразие. Необходимостью его возможно более полного отражения определилось создание различных классификационных систем, группировок исторических источников.

В упоминаемом фундаментальном труде Э. Бернгейм хорошо передает разнообразие форм, в которых иные наблюдения, кроме наших собственных, становятся доступными. Это — речь, письмо, изображение. Все источники этого типа он объединяет под общим названием «известия» (традиция). Среди них такие виды: устная традиция (песнь, рассказ, сага, легенда, анекдот, крылатые слова, пословицы); письменная традиция (исторические надписи, генеалогические таблицы, биографии, мемуары, брошюры и газеты); изобразительная традиция (иконография исторических личностей, географические карты, планы городов, рисунки, живопись, скульптура).

Другой тип исторических источников — «остатки», т. е. непосредственные результаты самих событий, среди которых Бернгейм выделяет такие виды: непосредственные следы жизни древних времен; данные языка; существующие обычаи, нравы, учреждения; произведения всех наук, искусств, ремесел как свидетельства о потребностях, способностях, взглядах, настроениях, состояниях, словом, степени всего развития их творцов и их времени; деловые акты, протоколы и всевозможные административные документы; монументы и надписи, не содержащие каких-либо сведений (пограничные знаки, монеты и медали); законодательные, делопроизводственные и тому подобные документы.

Разумеется, классификация Бернгейма неполна, и к тому же имеет достаточно спорные основания. Она приводится нами, чтобы показать, сколь многообразны существующие типы и виды исторических источников. А это, в свою очередь, делает весьма наглядным вывод о том, что источниковедение изначально — это такая область знания, которая имеет самые различные междисциплинарные контакты. Очевидно, что каждый тип и каждый отдельный вид (и разновидность) произведений очень специфичны, поэтому для их изучения необходимы разнообразные специальные знания. Те из них, которые были особенно важны в исторических исследованиях, постепенно составили довольно устойчивую группу исторических наук истории, или, как их стали называть в конце XIX в., вспомогательных исторических наук (дисциплин).

Французские методологи истории Ш.-В. Ланглуа и Ш. Сеньобос выделяли среди вспомогательных наук истории такие, как палеография, дипломатика, латинская эпиграфика, нумизматика, геральдика, филология и др. В то же время они справедливо подчеркивали, что этим термином обозначаются исторические знания двоякого рода, т. е. знания, необходимые для исследователя. Одни из них представляют собой вполне сложившиеся науки, другие — свод специальных фактов, необходимых для критики изучаемых документов. Иначе говоря, разнообразие типов и видов произведений, созданных людьми и изучаемых в качестве исторических источников, ставит источниковедение перед необходимостью постоянного функционирования в междисциплинарных сферах исследований. Пересмотр методологических концепций исторической науки в XX в. изменил сферу междисциплинарных контактов источниковедения.

Новые представления об истории как целостной науке, изучающей в единстве все эпохи и стадии исторического процесса, выявляющей взаимосвязи экономики, политики, общественного сознания, предъявляли совершенно новые требования к источникам социального исследования. Это нашло свое выражение в деятельности Л. Февра (1878-1956) и М. Блока (1886-1944). особенно после создания ими в конце 20-х годов гуманитарного издания «Анналы» и превращения школы «Анналов» на долгое время в доминирующее направление историографии. Концепция глобальной истории повлияла на характер мышления историков, направленность их научного поиска, способствовала существенному расширению объекта исторической науки. М. Блок в книге «Апология истории, или Ремесло историка», рассматривая проблему исторических свидетельств, подчеркивал, что «...почти всякая человеческая проблема требует умения оперировать свидетельствами всевозможных видов...», различны и технические приемы исследования исторических свидетельств. «Причина в том, что человеческие факты — самые сложные. Ибо человек — наивысшее создание природы». М. Блок, исходя из необходимости широких взаимодействий гуманитарных и естественных наук при изучении исторических источников, писал: «Разнообразие исторических свидетельств почти бесконечно. Все, что человек говорит или пишет, все, что он изготовляет, все, к чему он прикасается, может и должно давать о нем сведения».

Мысль о широком взаимодействии наук при изучении истории постоянно отстаивал и сподвижник М. Блока по школе «Анналов», основатель секции экономических и социальных наук в Школе высших исследований Л. Февр. Еще в довоенных работах Февр активно выступал против традиционной историографии за новую историческую науку как науку о человеке. Данный подход предполагает возникновение междисциплинарных областей знания, которые способны рассмотреть историю человечества во всей се полноте: в естественно-географической среде, взаимодействии с нею людей, в изучении политической, религиозной, социальной проблематики, общественной психологии в их взаимодействии и взаимовлиянии. Этот подход отразился уже в 1922 г. в одном из ранних трудов Февра «La terre et l´évolution humaine. Introduction géographique á l´hisloire» («Земля и человеческая эволюция. Географическое введение в историю»). Февр был резко против ограничения круга исторических источников лишь письменными документами. Февр критиковал Ш. Сеньобоса за отказ от изучения ранних периодов истории из-за отсутствия письменных источников. Выход из подобной ситуации он видел в междисциплинарном подходе, в том чтобы «не просто переписывать источники, но воссоздавать прошлое с помощью смежных дисциплин, подкрепляющих и дополняющих одна другую». «Долг историка в том и состоит, считал он, — чтобы поддерживать, всемерно развивать и закреплять их совместные усилия».

Взаимодействие истории с другими областями знания, междисциплинарный подход к изучению источников нашли свое обоснование в известном издании — коллективном труде виднейших французских историков и специалистов исторических наук «История и ее методы». III. Самаран, открывая это издание, особо подчеркнул, что классический тезис традиционной исторической науки позитивистского направления «нет истории без документов» во второй половине XX в. интерпретируется несравненно более широко. Под документом понимаются разнообразные источники: письменные, вещественные, аудиовизуальные, изобразительные и другие. III. Самаран считает необходимым участие специалистов различного профиля в критическом исследовании свидетельств: «Нет истории без эрудиции. — т. е. без предварительного критического исследования свидетельств, — как собственно историками, так и другим или другими специалистами. Но всяком случае, история не импровизируется историком: историка создает не только "призвание", но и методическая подготовка».

В соответствии с принципами, положенными в основу концепции книги «История и ее методы», в этом коллективном труде представлен широкий круг разнообразных типов источников, а изложение методов их исследования пронизано междисциплинарным подходом.

Именно поэтому в труде рассматриваются методы: а) изучающие вещественные свидетельства (археология, нумизматика, сфрагистика и др.):

б) применимые к письменным свидетельствам (эпиграфика, папирология, греческая, римская и средневековая палеография, криптография, дипломатика, ономастика, генеалогия, геральдика); в) последующие свидетельства, созданные с помощью технической записи (фотография, кинематография, микрофильмирование, звукозапись). Особо подчеркивается значение дисциплин и методов, расширяющих возможности исторического исследования (лингвистика, демография, статистика, история коллективной психологии и менталитета).

Еще более расширяются рамки междисциплинарного подхода в главах «Истории и ее методов», посвященных сохранению и экспозиции археологических памятников, музейных предметов, архивных документов, собраний рукописных и печатных книг, синематик, дискотек и фонотек. В центре внимания авторов — методы критики источников, как вещественных, письменных, так и зафиксированных с помощью техники. Каждый из них требует специализированных методов анализа. Совершенно очевидно, что такой критический анализ предполагает сотрудничество специалистов разных дисциплин, становится исходным пунктом для формирования особого типа специалистов-источниковедов.

 

 

В труде «История и ее методы» главы о методах исследования таких источников, как фотографии и кинофильмы, написаны известным французским историком кино и кинокритиком Ж. Садулем (1904-1967). Он показал возникновение и развитие новых видов источников, раскрыл методы анализа фотодокументов и кинофильмов как исторических источников, рассмотрел значение кино как источника формирования исторических представлений современного общества.

Подобный критический анализ новых типов и видов источников конкретизирует формы междисциплинарного сотрудничества, способствует формированию новых профессиональных специализаций источниковедов.

Особая сфера междисциплинарных контактов — изучение исторических источников, хранящихся в библиотеках. Они выступают в различных качествах: как источники исторической информации и как исторические источники. Поэтому в главе «Библиотеки» особое внимание уделено рукописным коллекциями, которые издавна складывались и вплоть до настоящего времени формируются при крупных библиотеках. Междисциплинарные контакты расширяются в связи с развитием современных методов деятельности библиотек, изменением соотношения опубликованных и неопубликованных документов. Особая область исследований и соответственно поле междисциплинарных контактов — крупные, иногда всемирно известные, а порой малоизвестные коллекции манускриптов, как опубликованных, так и неизданных, исторически складывавшихся в течение многих лет, а иногда и веков, в ряде библиотек. В связи с этим одним из новых ответвлений исследования исторических документов является кодикология. Этот термин ввел III. Самаран, читавший лекции в Школе высших исследований. Кодикология — это дисциплина, изучающая рукописные книги — историю их изготовления, состав и судьбу. Кодикология опирается на методы палеографии, изучая графику и ее особенности для датировки и установления места создания рукописной книги. Наличие каталогов и исследований датированных рукописей дает возможность сопоставления и более точной датировки документов и рукописных сборников. В то же время кодикология является и областью архивистики: она, как и архивистика, рассматривает объект исследования в составе фонда, частью которого он является, — изолированная рукопись ни о чем не говорит.

Еще одна проблема исследования — это книга в составе коллекции, частью которой по тем или иным причинам она позднее стала. В свою очередь, понятия фонда и коллекции трудно выделить в чистом виде, поскольку в одном из них всегда находятся и элементы другого. Изучение функционирования книги, в том числе и рукописей, предоставляет возможность расширить объем информации, который в этом случае не сравним с тем, что может дать исследователю изолированный документ. Так, в частности, изучение социального состава владельцев книги или рукописи, круга их чтения, отношения к книге в разное время, в различных общественных слоях, регионах, конфессиях выводит исследователя на постановку новых междисциплинарных проблем коллективной психологии, менталитета, культурологии.

Таким образом, источниковедение, будучи междисциплинарной областью науки, входит в еще более тесные взаимодействия с другими областями знания и практики, изначально также междисциплинарными: архивистикой, библиотековедением, библиографией, информатикой. Ясно и то, что, обращаясь к происхождению и содержанию различных видов источников, источниковедение взаимодействует с теми науками, которые имеют своим предметом соответствующие области гуманитарного знания.

Развитие теории и методики источниковедения находится в тесной связи с последовательным введением в сферу специального исследования новых исторических документов. Это дает материал для наблюдения, выявления общего и особенного в природе источников, специфики их формы и содержания.

Новые задачи исторической науки в условиях интеграции гуманитарного и естественно-научного знания расширяют, как никогда ранее, во-первых, круг исторических источников различных видов, исторических эпох и уровней социальных культур и, во-вторых, спектр проблем общественной практики и науки, для которых применение методов данной исторической дисциплины оказывается необходимым.

Углубление интеграционных процессов, связанных с гуманитаризацией знания, не оставляет сомнений в том, что источники по истории науки, техники, других отраслей будут и впредь разрабатываться. Источниковедение уже вступило во взаимодействие с рядом таких отраслей, входя со своей методикой в междисциплинарные комплексы, формируя на стыке гуманитарных, естественно-научных и технических знаний специалистов нового типа.

В последние годы наблюдается все больший интерес к использованию в исторических исследованиях интеграционных методик работы как с письменными, так и с вещественными памятниками. В частности, началось более тесное проникновение и взаимное обогащение методик источниковедения и музееведения, поскольку в музейной работе комплексное использование вещественных и письменных памятников имеет особое значение. Одним из новых направлений этих исследований является опыт изучения письменных источников, хранящихся в музеях.

Одновременно развиваются и процессы дифференциации: в источниковедении появляются новые направления исследования исторических источников по истории отдельных стран, народов, крупных регионов.

Как уже отмечалось, кодикология сформировалась при воздействии архивистики. Взаимосвязи источниковедения и архивоведения развивается по ряду направлений. Архивные документы могут служить источниками информации о прошлом (ретроспективная информация). Поэтому к ним применяются методы источниковедения. Метод источниковедческого анализа составляет необходимый компонент работы с архивными документами для отбора, хранения, введения в научный оборот путем

 

 

публикации или в других формах, составления научно-справочного аппарата и др. Источниковедческие приемы и опирающаяся на источниковедческий анализ оценка документа (или вида документов, комплекса взаимосвязанных документов) имеют для архивиста принципиальное значение при принятии профессиональных решений.

Архивное дело, охватывающие политические, научные, правовые и практические аспекты хранения и организации использования архивных документов, имеет свою историю развития. Для ее более эффективного изучения существуют собственные источники: документы ряда государственных учреждений, фонды выдающихся деятелей архивного дела, документы по истории архивного образования и многое другое. Поэтому актуальной задачей является разработка источниковедения истории архивного дела.

 

По каждому изучаемому источнику должны быть выявлены вначале традиционные данные (вопросник 1).
ВОПРОСНИК I Исторические условия, время и место создания изучаемого источника. Автор (составитель) или авторы источника. Обстоятельства создания источника, непосредственная цель его создания, практическое назначение. Характеристика имеющихся текстов источника (черновые и беловые тексты, редакции, способы фиксации текста, внешние особенности). Источники информации, использованные при создании источника (воспоминания, непосредственные наблюдения, устные или письменные известия).

Целесообразно записать сложившиеся у исследователя суждения по интерпретации источника (смысл, который имел в виду автор источника; непонятые слова, термины и понятия, стереотипные выражения, утратившие буквальное значение, иносказания, аллегории и т.д.). Затем следует записать сложившиеся у исследователя суждения о степени достоверности изучаемого источника или отдельных его данных, свои аргументы в пользу достоверности (или недостоверности) в отношении тех или иных фактов. В заключение характеристика содержания источника в целом, после чего можно переходить к целенаправленному, более детальному анализу содержания источника.

 

Рекомендуемая литература:

Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: Учеб. пособие / И.Н. Данилевский, В.В. Кабанов, О.М. Медушевская, М.Ф. Румянцева. М., 1998. 702 с.
Дополнительная:
Андреев А. И. Очерки по источниковедению Сибири: В 2 т. Т. I. М., 1960; Т. II. М., 1965.
Арциховский А. В. Древнерусские миниатюры как исторический источник. М., 1944. 213 с.
Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. М., 1986. 254 с.
Бодрийяр Ж. Система вещей: Пер. с фр.. М., 1999. 220 с.
Буганов В.И. Разрядные книги последней четверти XV- начала XVII вв. М., 1958. 98 с.
Буслаев Ф.И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб., 1861. Т. 1-2.
Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях: В 2 т. М., 1918.
Забелин И.Е. История города Москвы. М., 1991 (репринт издания - М., 1905). 652 с.
Западноевропейские купцы и их товары в России XVII века. М., 1992. 140 с.
Карсавин Л. П. Философия истории. СПб., 1993. 351 с.
Ключевский В. О. Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 1991. 335 с.
Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. Автобиография: Пер. с англ. М., 1980. 485 с.
Лаппо-Данилевский А. С. Методология истории. Вып. III. СПб., 1910-1913.
Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1985. 536 с.
Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. М., 1970. 366 с.
Петровская И. Ф. Источниковедение истории русского дореволюционного драматического театра. Л., 1971. 199 с.
Петровская И. Ф. Источниковедение истории русской музыкальной культуры. Л., 1983. 318 с.

Сборники статей конференций по источниковедению, проводившихся в РГПУ им. Герцена, – сост. и ред Э.А. Ван Домбург (Фатыхова)

 

ТЕКСТОЛОГИЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ (от лат. textus - ткань, связь, текст и греч. - слово, учение) - отрасль музыковедения, спец. муз.-историч. дисциплина, изучающая автографы, прижизненные издания и др. творч. документы композиторов в целях установления аутентичных текстов муз. произведений для исследования и публикации. Т. м. использует методы изучения истории текста и его критич. проверки, сложившиеся в историко-филологич. текстологии и источниковедении. Муз. тексты старых периодов, особенно донотолинейной нотации, изучает палеография музыкальная. В целом текстологич. проблематика разделяется на две тесно связанные сферы: подготовка разл. рода текстов (нотных, эпистолярных и др.) к изданию (т. н. эдиционная проблематика) и изучение истории текста. К первой относятся разработка типов и структуры изданий, расположение в них соч., датировка, атрибуция, установление основного текста, комментирование, нотографич. и орфографич. оформление; ко второй - типология рукописей, их расшифровка и транскрипция, исследование творч. процесса. В сов. Т. м. сложилась плодотворная традиция участия видных композиторов и музыковедов в работе над муз. архивами, подготовке публикаций по рукописям (П. А. Ламм, Б. В. Асафьев, В. Я. Шебалин, С.С. Богатырёв, Г. В. Киркор и др.). Большое значение имеют текстологич. исследования Н. Л. Фишмана, посв. эскизам Л. Бетховена, В. В. Протопопова о соч. М. И. Глинки и др.

И́нципит (лат. incipit — начинается, личная форма глагола incipere)— начальные одно или несколько слов какого-либо текста, служащие для его идентификации, а также выполняющие функцию его названия (заголовка). В средневековых латинских рукописных текстах инципиты нередко выделялись красным цветом (киноварью). В музыкальной источниковедческой литературе (например, в тематических каталогах сочинений композиторов) инципитом называют начальную фразу (или первый отдел формы) музыкального произведения.

Идентификация текстов по инципиту вынужденно необходима в анонимных текстах (например, в теоретических трактатах Средних веков) с одинаковыми заголовками или вовсе без заголовков.

Примеры инципитов



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.