Сделай Сам Свою Работу на 5

Две сигнальные системы действительности

Высшая нервная деятельность человека существенно отличается от высшей нервной деятельности животных. У человека в процессе его общественно-трудовой деятельности возникает и достигает высокого уровня развития принципиально новая сигнальная система.

Первая сигнальная система действительности —это система наших непосредственных ощущений, восприятий, впечатлений от конкретных предметов и явлений окружающего мира. Слово (речь) —это вторая сигнальная система (сигнал сигналов). Она возникла и развивалась на основе первой сигнальной системы и имеет значение лишь в тесной взаимосвязи с ней.

Благодаря второй сигнальной системе (слову) у человека более быстро, чем у животных, образуются временные связи, ибо слово несет в себе общественно выработанное значение предмета. Временные нервные связи человека более устойчивы и сохраняются без подкрепления в течении многих лет.

Слово является средством познания окружающей действительности, обобщенного и опосредованного отражения существенных ее свойств. Со словом “вводится новый принцип нервной деятельности —отвлечение и вместе с тем обобщение бесчисленных сигналов —принцип, обусловливающий безграничную ориентировку в окружающем мире и создающий высшее приспособление человека —науку”.

Действие слова в качестве условного раздражителя может иметь такую же силу, как непосредственный первосигнальный раздражитель. Под влиянием слова находятся не только психические, но и физиологические процессы (это лежит в основе внушения и самовнушения).

Вторая сигнальная система имеет две функции —коммуникативную (она обеспечивает общение между людьми) и функцию отражения объективных закономерностей. Слово не только дает наименование предмету, но и содержит в себе обобщение.

Ко второй сигнальной системе относится слово слышимое, видимое (написанное) и произносимое.

Под первой сигнальной системой понимают работу мозга, обуславливающую превращение непосредственных раздражителей в сигналы различных видов деятельности организма. Второй сигнальной системой обозначают функцию мозга человека ,которая имеет дело со словесными символами.

I СС является физиологической основой конкретного (предметного) мышления и ощущений; а II ССД – основой абстрактного (отвлеченного) мышления. Совместная деятельность сигнальных систем у человека является физиологической основой умственной деятельности, основой общественно-исторического уровня отражения как сущности психики и преобразования образов и сигналов в представления.



II СС является высшим регулятором человеческого поведения. II СС, взаимодействуя с I СС, служит физиологической основой специфически человеческих форм отражения действительности – сознательного отражения, регулирующего целенаправленную планомерную деятельность человека не просто как организма, а как субъекта общественно-исторической деятельности.

С точки зрения сигнальных систем ВНД человека имеет три уровня своего механизма:

  • первый уровень – бессознательный, его основу составляют безусловные рефлексы;
  • второй уровень – подсознательный, его основу составляет I СС;
  • третий уровень – сознательный, его основу составляет II СС.

Речь значительно повысила способность мозга человека отражать действительность. Она обеспечила высшие формы анализа и синтеза.

Сигнализируя о том или ином предмете, слово выделяет его из группы других. Это аналитическая функция слова. В то же время слово как раздражитель имеет для человека и обобщающее значение. Это проявление его синтетической функции.

Физиологический механизм приобретенных сложных форм обобщения заложен у человека в свойствах слова как сигнала сигналов. Слово в этом качестве формируется благодаря его участию и образованию большого количества временных связей. Степень обобщения нельзя рассматривать как постоянную, устойчивую категорию, потому что она меняется, и, что особенно важно, в зависимости от условий формирования временных связей у учащихся в процессе их обучения. В физиологическом отношении в основе обобщения и отвлечения выступают два принципа:

  1. образование системности в коре мозга;
  2. постепенное сокращение сигнального образа.

Исходя из этих представлений о сущности механизма процесса обобщения, оказывается более понятным и представление об основах формирования новых понятий. В этом случае превращение слов в интеграторы различных ступеней следует рассматривать как развитие у школьников более широких понятий. Такие изменения приводят к построению все более сложной системности и к более широкому развитию объема интеграции. Угасание условных связей, входящих в эту систему, суживает объем интеграции и, следовательно, затрудняет формирование новых понятий. Отсюда следует вывод, что формирование понятий в физиологическом смысле имеет рефлекторную природу, т.е. его основу составляет формирование временных связей на речевой условный сигнал с адекватным ему безусловно-рефлекторным подкреплением.

У ребенка младшего школьного возраста в связи с недостаточным развитием второй сигнальной системы преобладает наглядное мышление, поэтому и память его имеет преимущественно наглядно-образный характер. Однако вместе с развитием второй сигнальной системы у ребенка зарождается начало теоретического, отвлеченного мышления.

Взаимодействие сигнальных систем является наиболее важным фактором в формировании конкретного и абстрактного. В процессе установления взаимоотношений между сигнальными системами возможно появление помех преимущественно за счет наиболее ранимой второй сигнальной системы. Так, например, при отсутствии стимулов, способствующих развитию второй сигнальной системы, мыслительная деятельность ребенка задерживается, а преобладающей оценочной системой его взаимоотношения с окружающей средой остается первая сигнальная система (образное, конкретное мышление). Вместе с тем желание воспитателя как можно раньше заставить проявиться абстрактным способностям ребенка, не соизмеряя это с достигнутым ребенком уровнем умственного развития, тоже может привести к нарушению проявлений второй сигнальной системы. В этом случае первая сигнальная система выходит из под контроля второй сигнальной системы, что легко можно заметить по поведенческим реакциям ребенка: у него нарушается способность к обдумыванию, спор приобретает не логический, а конфликтный, эмоционально окрашенный характер. У таких детей быстро развиваются срывы в поведении, появляются обидчивость, плаксивость, агрессивность.

Нарушение взаимоотношений между сигнальными системами можно устранить педагогическими приемами. Примером этого могут быть средства и методы, применявшиеся А.С.Макаренко. Воздействуя словом (через вторую сигнальную систему) и подкрепляя действием (через первую сигнальную систему), ему удавалось нормализовать поведение даже у очень «трудных» детей. А.С.Макаренко считал, что главное в развитии ребенка – умелая организация его разнообразной активной деятельности (познавательной, трудовой, игровой и др.). Взаимодействие сигнальных систем способствует формированию такой деятельности и, очевидно, что этим обеспечивается, кроме того, и необходимое развитие нравственного воспитания.

Вторая сигнальная система легче подвергается утомлению и торможению. Поэтому в начальных классах занятия должны быть построены так, чтобы уроки, требующие преобладающей деятельности второй сигнальной системы (например, математика), чередовались с уроками, в которых преобладала бы деятельность первой сигнальной системы (например, естествознание).

Учение о сигнальных системах имеет важное значение для педагогики еще и потому, что предоставляет учителю большие возможности для установления необходимого взаимодействия между словесным объяснением и наглядностью в процессе обучения, для воспитания у учащихся умения правильно соотносить конкретное с абстрактным. «Живое слово» учителя уже является средством наглядности. Искусство владеть словом заключается, прежде всего, в умении вызвать у учащихся яркое представление, «живой образ» того, о чем рассказывает учитель. Без этого рассказ учителя всегда скучен, неинтересен и плохо сохраняется в памяти учащихся. Важно в практике учителя также и умелое сочетание слова с наглядностью. В школьной методической практике установилось прочное убеждение в несомненной пользе наглядного обучения, что относится преимущественно к обучению в начальных классах. Действительно, в учебном процессе предметная наглядность выступает и как объект изучения, и как источник знаний, усваиваемых учащимися в процессе обучения. Наглядность обучения является средством организации разнообразной деятельности учащихся и используется учителем для того, чтобы обучение было наиболее результативным, доступным и способствовало развитию детей. Совместное действие слов и средств наглядности способствует появлению внимания учащихся, поддерживает их интерес к изучаемому вопросу.

Сочетание слова с наглядностью принимает одну из наиболее употребительных форм: слово выступает как условный сигнал для деятельности учащегося, например, как сигнал для начала изучения им программного вопроса, а наглядность служит средством восприятия. Причем, сущность явления воспринимается учащимися из словесного объяснения, а наглядность лишь служит средством, подтверждающим правильность объясняемого, и создает убежденность в этом. Учитель может применять каждый метод в отдельности или оба вместе, но всегда следует помнить, что в физиологическом плане они не однозначны. Если при первом способе применения наглядности у учащихся преобладающим оказывается развитие первой сигнальной системы, что выражается в формировании конкретного представления об изучаемом предмете или явлении, то во втором, напротив, преобладающее развитие получает вторая сигнальная система, что выражается в формировании абстрактного представления, которое играет здесь большую роль, т.к. наглядное только подтверждает абстрактное представление. При правильном применении каждого из этих методов можно добиться необходимого взаимоотношения между первой и второй сигнальными системами, не делая ни одну из них чрезмерно преобладающей. В противном случае у учащегося окажется более развитой или способность воспринимать только конкретное, и тогда он будет в трудном положении каждый раз, когда необходимость заставит его применить способности к абстрагированию, или, может быть, наоборот, — способность воспринимать только абстрактное будет ставить учащегося в трудное положение каждый раз, когда он должен будет обратиться к конкретному материалу. Следовательно, сочетание словесного объяснения с наглядностью может служить педагогике и оказаться эффективным только в том случае, если учитель найдет средства к установлению необходимой взаимосвязи между первой и второй сигнальными системами действительности, выражающими у людей конкретное и абстрактное представления об окружающей среде.

 

37.

 

Индивидуальные свойства нервной системы оказывают влияние на условнорефлекторную деятельность организма. Поэтому характер высшей нервной дея­тельности в значительной мере определяется совокупностью свойств, присущих индивидууму (наследственность, предыдущий жизненный опыт и тип нервной системы). От типа нервной системы но многом зависит скорость обра­зования условных рефлексов, их прочность, интенсивность внут­реннего и внешнего торможения, быстрота иррадиации и кон­центрации нервного процесса, способность к индукции и степень устойчивости к болезнетворным агентам.

Изучая комплекс индивидуальных особенностей ВНД у жи­вотных и человека, И. П. Павлов и его последователи установили три основных функциональных признака ВНД: 1). сила процессов возбуждения и торможения — способность корковых нервных клеток адекватно отвечать на сильные и чрез­вычайно сильные раздражители и в ответ на них развивать возбуждение или торможение; 2). уравновешенность процессов возбуждения и торможения, т. Е. равновесие их по силе. Иногда у одних организмов возбуждение превалирует над торможением, у других — наоборот. В та­ком случае у первых сравнительно быстро образуются положи­тельные условные рефлексы, но затруднена выработка дифференцировок (особенно тонких), у вторых на те же раздражители развивается общее торможение коры; 3). подвижность процессов возбуждения и торможения, т. е. скорость, с которой один процесс может смениться другим (в связи с изменением обстановки).

На основании указанных признаков И. П. Павлов выделил общие типы ВНД, встречающиеся у людей и животных, и част­ные, присущие только людям.

И. П. Павлов выделил четыре общих типа высшей нервной деятельности: I) сильный, неурав­новешенный (с преобладанием возбуждения над торможением), трудно поддающийся воспитанию (дрессировке); 2) сильный, уравновешенный, с большой подвижностью нервных процессов. При таком типе ВНД наблюдается быстрое привыкание к об­становке, активная реакция на новые раздражители; 3) сильный, уравновешенный, с малой подвижностью нервных процессов, незначительная реакция на новые раздражители (медлитель­ность во всех действиях); 4) слабый, с недостаточным развитием возбуждения и торможения. При этом отмечается быстрая истощаемость организма, трусость, потеря работоспособности при необычных раздражителях, легкость перехода в заторможенное состояние.

По мнению И. П. Павлова, приведенные четыре типа ВНД, в чистом виде обнаруживаемые в опытах, совпадают с четырьмя видами темперамента человека, которые были известны еще Гиппократу. Так, первый тип соответствует холерическому темпераменту, второй — сангвиническому, третий — флегматиче­скому, а четвертый — меланхолическому. Однако между типом нервной системы и темпераментом нет тождественности, так как в понятие «темперамент», кроме функциональных особенностей нервной системы, включается оценка положения и условий жиз­ни человека, характеристика исторической эпохи и практической общественно-трудовой деятельности. Тип высшей нервной деятельности проявляется не только во взаимоотношении организма с внешней средой, но и в характере деятельности внутренних органов.

Частные тины высшей нервной деятельности. И. П. Павлов, анализируя функциональное состояние нервной системы людей с учетом врожденных способностей, выделил три типа: художе­ственный, мыслительный и средний. Правда, в этой области ещё не все ясно: некоторые вопросы не раскрыты до конца, нет адек­ватных методов и тестов для определения этих типов, многое характеризуется чисто описательно.

Художественный тип отличается более усиленной работой первой сигнальной системы. Люди этого типа в процессе мыш­ления широко пользуются чувственными восприятиями окру­жающего мира. Они воспринимают действительность целиком, не дробя ее на части.

Мыслительный тип характеризуется более усиленной работой второй сигнальной системы, усиленным мышлением, резко выра­женной способностью к абстрагированию от действительности, основанной на стремлении анализировать, дробить действитель­ность на части, затем соединять их в единое целое.

Средний тип характеризуется уравновешенностью двух сиг­нальных систем, наличием признаков художественного и мысли­тельного типа.

Русский физиолог Н. И. Красногорский (1918) впервые попытался установить типы ВНД у детей. В ра­боте «О нервности в детском возрасте и о мерах борьбы с ней» он пишет о двух типах — перевозбудимом и инертно-тормозном, положив в основу классификации состояние возбуждения и тор­можения, а также подвижность этих процессов в мозговой коре.

В последующем сделано несколько попыток изучения нерв­ной деятельности детей( В. Н. Осипова в 1926 г., Я. М. Лобач и Д. X. Шапиро и 1930 г., Н. Г. Сорохтин в 1936 г. и др.), однако в каждой из предлагавшихся классификаций упущены те или иные стороны нервной деятельности детей (сила, подвижность и т. д.).

А. Г. Иванов-Смоленский и сотрудники его лаборатории пред­ложили классификацию типов ВНД у детей дошкольного, младшего и среднего школьного возраста, в которой выделены следующие типы: лабильный, инертный, возбудимый и тормоз­ной. За основу классификации они взяли два принципа: подвиж­ность и уравновешенность нервных процессов. При этом отмече­но, что дети с неуравновешенным типом ВНД (особенно возбудимые) чаще встречаются и младшем школьном, чем в сред­нем и старшем, возрасте.

В 1954 г. Н. И. Красногорский предложил новую классифика­цию типов ВНД у детей, в которой учтены взаимоотношения сигнальных систем и взаимодействие коры с подкоркой. Эта классификация в настоящее время является более полной и включает четыре типа.

Первый — сильный, оптимально возбудимый, уравновешен­ный, быстрый сангвинический тип, характеризующийся быст­рым образованием условных рефлексов, которые легко угасают и быстро восстанавливаются. При этом возбуждение и тормо­жение легко сменяются, возможно быстрое образование тонких дифференцировок. Дети отличаются хорошим поведением, жи­вым темпераментом и не представляют трудности для воспита­ния. Речь у них быстрая и громкая, отчетливая, с правильными ударениями и интонацией, с богатым запасом слов, иногда силь­ной жестикуляцией и выразительной мимикой.

Второй — сильный, оптимально возбудимый, уравновешенный, медленный тип флегматичный. Условные рефлексы у детей с таким типом ВНД образуются быстро и прочно, имеют прочные тормозные реакции. Дети легко приспосабливаются к силе услов­ного раздражителя, отличаются примерным поведением, успешно учатся. Речь у них правильная, с достаточным словарным запа­сом, без резко выраженных эмоций, жестикуляций и мимики. При трудных заданиях дети повышают свою активность и стараются их выполнить.

Третий — сильный, повышенно возбудимый, безудержный, неуравновешенный холерический тип, характеризующийся сильной подкорковой деятельностью, которая не всегда в полной мере регулируется корой, Условные связи образуются медлен­нее, чем у детей первых двух типов. Дети учатся удовлетворитель­но, но тяжело приспосабливаются к требованиям школы. Они высокоэмоциональны, возбудимы и вспыльчины, им свойственны «взрывы» необоснованных реакций, сопровождающихся подвиж­ностью, поэтому их речь, хотя и развивается нормально, бывает неровной, с колеблющимися интонациями. Воспитание таких де­тей представляет большие трудности.

Четвертый — слабый, пониженно возбудимый, уравновешен­ный, меланхолический тип, отличающийся общей пониженной возбудимостью коры и подкорки, сравнительно низкой деятель­ностью первой и второй сигнальных систем. У таких детей мед­ленно образуются условные рефлексы. Они быстро утомляются и впадают в тормозное состояние. Речь их слабая и тихая, бедна словами. У детей данного типа легко развиваются невротические реакции и неврозы.

Тип ВНД и общее поведение каж­дого человека представляют собой «сплав» из врожденных осо­бенностей, полученных по наследству (генотип), и черт, приоб­ретенных в течение жизни (фенотип). Процесс изменения типа ВНД продолжается всю жизнь, а способность к перестройке типов ВНД названа пластичностью нервной системы. Пластичность — процесс динамический.

Поведение школьника обусловлено не только прирожденными физиологическими свойствами нервной системы, но и социаль­ными условиями. Определяя тип ВНД и характер ученика любо­го возраста, надо учитывать социально-бытовые условия, ибо от­ношения в семье и общественном окружении маскируют тип, на­кладывая на него свою печать. Пластичность типов ВНД И. П. Павлов считал «важнейшим педагогическим фактом» воспитания, тренировки и переделки характера человека. А если учесть, что все окружающее влияет на организм тем сильнее, чем он моложе, то становится ясным, что формирование типа ВНД должно начинаться с рождения и продолжаться в дошкольном, школьном и послешкольном воз­расте. Тип ВНД ребенка и взрослого может измениться в связи с перенесенной болезнью, психическим потрясением и другими факторами. В таких случаях возможно «исправление» и перевос­питание мерами индивидуального и общественного воздействия, т. е. повышением «закалки характера».

38. Память играет важнейшую роль в жизни человека. Наша психика не только получает непосредственную информацию об окружающем мире при помощи органов чувств и благодаря мышлению, но и хранит, накапливает ее. В течение всей жизни мы узнаем что-то новое и накапливаем информацию благодаря памяти. Сергей Леонидович Рубинштейн указывал, что без памяти человек представлял бы собой «существо мгновения», а, по словам Ивана Михайловича Сеченова, он постоянно находился бы в положении новорожденного. Память связывает прошлое субъекта с его настоящим и будущим и является важнейшим познавательным процессом.

Нельзя утверждать, что вся информация, с которой человек сталкивается в своей жизни, надолго хранится в психике. Память человека избирательна и работает по своим законам. С одной стороны, в психике сохраняется значимая для жизни индивида информация, а с другой – человек «избавляется» от «лишней» информации. Если бы сохранялась вся несущественная информация, то нервные сети оказались бы настолько перегруженными, что мозг, в конце концов, уже не мог бы отделять главное от второстепенного, а его бы деятельность была полностью парализована. Это и позволяет утверждать, что память – представляет собой способность не только к запоминанию, но и к забыванию.

Память – психический познавательный процесс, заключающийся в запечатлении, сохранении и последующем воспроизведении информации (того, что человек отражал, делал, переживал), что делает возможным его повторное использование в деятельности или возвращение в сферу сознания. К памяти относится и процесс забывания.

Таким образом, память – это важнейшее условие психической жизни личности. Она обеспечивает единство и целостность человеческой личности.

Исследования памяти ведутся в рамках различных подходов. Физиологический подход сводится к изучению физиологических механизмов запоминания и сохранения информации. Например, О. Хебб (1949) установил, что информация кратковременно запоминается в психике благодаря возникновению электрической импульсной активности в замкнутых цепях нейронов, а переход этой информации в долговременную память связан с устойчивыми изменениями, возникающими в результате многократного прохождения импульсов через одни и те же синапсы («синапс» – место соединения нервных клеток). Это облегчает последующее прохождение биотоков по этим путям. В исследованиях советского ученого Е. Н. Соколова показано, что повторяющееся воздействие внешнего раздражителя приводит к формированию в нервной системе «следа», сохраняющего параметры раздражителя. Этот след назван ученым «нервной моделью стимула». Биохимический подход предполагает, что память функционирует благодаря определенным химическим изменениям в нервных клетках. Признается, что сигналы из внешнего мира вызывают химические изменения в нервных клетках. При этом происходит перегруппировка между различными типами белковых молекул нейронов, что и является предпосылкой запоминания. Психологический подход исследования памяти связан с положениями ряда теорий относительно психических механизмов запоминания. Рассмотрим идеи некоторых теорий.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.