Сделай Сам Свою Работу на 5

Изложите не менее трех известных вам периодизаций истории русского литературного языка, указав автора каждой из периодизаций. Прокомментируйте основания (принципы) каждой из периодизаций.

Вариант № 6

Часть 1. Конспект текста М.В. Ломоносов «Предисловие о пользе книг церьковных в российском языке». Полное собрание сочинений. Том 7. Труды по филологии 1739–1758 гг.

В древние времена, когда славенский народ не знал употребления письменно изображать свои мысли, которые тогда были тесно ограничены для неведения многих вещей и действий, ученым народам известных, тогда и язык его не мог изобиловать таким множеством речений и выражений разума, как ныне читаем. Сие богатство больше всего приобретено купно с греческим христианским законом, когда церьковные книги переведены с греческого языка на славенский для славословия божия. Отменная красота, изобилие, важность и сила эллинского слова коль высоко почитается, о том довольно свидетельствуют словесных наук любители. На нем, кроме древних Гомеров, Пиндаров, Демосфенов и других в эллинском языке героев, витийствовали великие христианский церькви учители и творцы, возвышая древнее красноречие высокими богословскими догматами и парением усердного пения к богу. Ясно сие видеть можно вникнувшим в книги церьковные на славенском языке, коль много мы от переводу ветхого и нового завета, поучений отеческих, духовных песней Дамаскиновых и других творцев канонов видим в славенском языке греческого изобилия и оттуду умножаем довольство российского слова, которое и собственным своим достатком велико и к приятию греческих красот посредством славенского сродно. Правда, что многие места оных переводов не довольно вразумительны; однако польза наша весьма велика.

Справедливость сего доказывается сравнением российского языка с другими, ему сродными. Поляки, преклонясь издавна в католицкую веру, отправляют службу по своему обряду на латинском языке, на котором их стихи и молитвы сочинены во времена варварские по большой части от худых авторов, и потому ни из Греции, ни от Рима не могли снискать подобных преимуществ, каковы в нашем языке от греческого приобретены. Немецкой язык по то время был убог, прост и бессилен, пока в служении употреблялся язык латинской. Но как немецкой народ стал священные книги читать и службу слушать на своем языке, тогда богатство его умножилось, и произошли искусные писатели. Напротив того, в католицких областях, где только одну латынь, и то варварскую, в служении употребляют, подобного успеха в чистоте немецкого языка не находим.



Российский язык чрез употребление книг церьковных по приличности имеет разные степени, высокой, посредственной и низкой. Сие происходит от трех родов речений российского языка. К первому причитаются, которые у древних славян и ныне у россиян общеупотребительны, например: бог, слава, рука, ныне, почитаю. Ко второму принадлежат, кои хотя обще употребляются мало, а особливо в разговорах, однако всем грамотным людям вразумительны, например: отверзаю, господень, насажденный, взываю. Неупотребительные и весьма обетшалые отсюда выключаются, как: обаваю, рясны, овогда, свене и сим подобные. К третьему роду относятся, которых нет в остатках славенского языка, то есть в церьковных книгах, например: говорю, ручей, которой, пока, лишь. Выключаются отсюда презренные слова, которых ни в каком штиле употребить не пристойно, как только в подлых комедиях.

От рассудительного употребления и разбору сих трех родов речений рождаются три штиля, высокой, посредственной и низкой. Первой составляется из речений славенороссийских, то есть употребительных в обоих наречиях, и из славенских, россиянам вразумительных и не весьма обетшалых. Сим штилем составляться должны героические поэмы, оды, прозаичные речи о важных материях, которым они от обыкновенной простоты к важному великолепию возвышаются. Сим штилем преимуществует российский язык перед многими нынешними европейскими, пользуясь языком славенским из книг церьковных.

Средней штиль состоять должен из речений, больше в российском языке употребительных, куда можно принять некоторые речения славенские, в высоком штиле употребительные, однако с великою осторожностию, чтобы слог не казался надутым. Равным образом употребить в нем можно низкие слова; однако остерегаться, чтобы не опуститься в подлость. Сим штилем писать все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия. Однако может и первого рода штиль иметь в них место, где потребно изобразить геройство и высокие мысли; в нежностях должно от того удаляться. Стихотворные дружеские письма, сатиры, эклоги и элегии сего штиля больше должны держаться.

Низкой штиль принимает речения третьего рода, то есть которых нет в славянском диалекте, смешивая со средними, а от славенских обще неупотребительных вовсе удаляться, по пристойности материй, каковы суть комедии, увеселительные эпиграммы, песни; в прозе дружеские письма, описания обыкновенных дел. Простонародные низкие слова могут иметь в них место по рассмотрению.

Сколько в высокой поэзии служат однем речением славенским сокращенные мысли, как причастиями и деепричастиями, в обыкновенном российском языке неупотребительными, то всяк чувствовать может, кто в сочинении стихов испытал свои силы.

Сия польза наша, что мы приобрели от книг церьковных богатство к сильному изображению идей важных и высоких, хотя велика, однако еще находим другие выгоды, каковых лишены многие языки; и сие, во-первых, по месту.

Народ российский, по великому пространству обитающий, невзирая на дальнее расстояние, говорит повсюду вразумительным друг другу языком в городах и в селах. Напротив того, в некоторых других государствах, например в Германии, баварской крестьянин мало разумеет мекленбургского или бранденбургской швабского, хотя все того ж немецкого народа.

По времени ж рассуждая, видим, что российский язык от владения Владимирова до нынешнего веку, больше семисот лет, не столько отменился, чтобы старого разуметь не можно было: не так, как многие народы, не учась, не разумеют языка, которым предки их за четыреста лет писали, ради великой его перемены, случившейся через то время.

Рассудив таковую пользу от книг церьковных славенских в российском языке, всем любителям отечественного слова беспристрастно объявляю и дружелюбно советую, уверясь собственным своим искусством, дабы с прилежанием читали все церьковные книги, от чего к общей и к собственной пользе воспоследует.

Сие краткое напоминание довольно к движению ревности в тех, которые к прославлению отечества природным языком усердствуют, ведая, что с падением оного без искусных в нем писателей немало затмится слава всего народа.

Подобное счастие оказалось нашему отечеству от просвещения Петрова и действительно настало и основалось щедротою великия его дщери. Ею ободренные в России словесные науки не дадут никогда прийти в упадок российскому слову. Станут читать самые отдаленные веки великие дела Петрова и Елисаветина веку и, равно как мы, чувствовать сердечные движения.

 

2) Из статей и очерков А.С. Пушкина сделайте выписки, освещающие его взгляды на литературный язык и пути его дальнейшего развития, а именно:

а) источники развития и усовершенствования русского литературного языка.

«Изучение старинных песен, сказок и т. п. необходимо для совершенного знания свойств русского языка. Критики наши напрасно ими презирают […] Разговорный язык простого народа (не читающего иностранных книг и, слава богу, не выражающего, как мы, своих мыслей на французском языке) достоин также глубочайших исследований. Альфиери [Данте] изучал итальянский язык на флорентийском базаре: не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком» («Опровержение на критики»).

б) роль заимствований в русском литературном языке;

«Причинами, замедлившими ход нашей словесности, обыкновенно почитаются общее употребление французского языка и пренебрежение русского» («О причинах, замедливших ход нашей словесности»).

в) грамматическая правильность русского литературного языка.

«Грамматика не предписывает законов языку, но изъясняет и утверждает его обычай» («Заметки и афоризмы разных годов»).

Для ознакомления предлагаются следующие статьи, очерки, наброски А.С. Пушкина: «О французской словесности»; «Опровержение на критики»; «О поэтическом слоге»; «О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И.А. Крылова»; «Письмо к издателю»; черновой вариант статьи «Путешествие из Москвы в Петербург»; «Письмо к Пушкину»; «Заметки и афоризмы разных годов»; «Письмо к издателю «Московского вестника» // А.С. Пушкин Сочинения в трех томах. Том третий. Проза. – М., 1987 (или любое другое издание произведений А.С. Пушкина).

Часть 2.

Изложите не менее трех известных вам периодизаций истории русского литературного языка, указав автора каждой из периодизаций. Прокомментируйте основания (принципы) каждой из периодизаций.

Русский литературный язык прошел сложный путь развития от своего зарождения и становления до наших дней, поэтому необходимо его изучение в историческом аспекте. В процессе развития русского литературного языка выделяют различные периоды на основании изменений, происходящих внутри языка. Единой периодизации нет, но к этому вопросу обращались исследователи, начиная с XIX века.

Н.М. Карамзин «История государства российского» 1818 г., А.Х.Востоков «Рассуждение о славянском языке, служащем введением к грамматике оного языка, составляемой по древнейшим оного письменным памятникам» 1820 г. различают 3 периода в истории книжного литературного языка:

1) Древний (X-XIV)

2) Средний (XIV- XVIII)

3) Новый – (с конца XVIII века)

И.И.Срезневский «Мысли по истории русского языка»:

1) Переходный период (X-XIV), когда древнее мешалось с новым

2) Период сближения с языком народным (XIV- XVII)

3) XVII – XIX - главные эпохи в ИРЛЯ и РЛ (Прокоповича и Кантемира, Ломоносова и Сумарокова, Державина и Фонвизина, Карамзина и Крылова, Жуковского и Пушкина)

Похожая периодизация у А.А.Шахматова в «очерке основных моментов развития РЛЯ до XIX в».

Современные исследователи в построении периодизации учитывают социально-исторические, культурно-общественные условия развития языка. Периодизация Л.П.Якубинского, В.В.Виноградова, Г.О.Винокура, Ф.П.Филина. В основе – наблюдения над нормами РЛЯ, его отношением к старой литературно-языковой традиции, к народно-разговорному языку и диалектам, учет общественных функций и сфер применения РЛЯ.

1. Литературный язык древнерусской народности (литературный язык Киевского государства XI-XIVвека)

2. Литературный язык великорусской народности (литературный язык Московского государства XIV – XVII века)

3. Литературный язык периода формирования русской нации (XVII – п/п XIX веков)

СРЛЯ Донациональный и национальный периоды в развитии РЛЯ:

1. Донациональный период. Литературным языком владеет ограниченное число людей, литературный язык отличается от живой разговорной речи. Только одна, письменная форма литературного языка.

2. Период формирования национального языка. Национальный язык – единый для всей нации, охватывает все сферы общения людей, выполняет различные функции, стирается резкая грань между литературным языком и живой разговорной речью, язык становится выразителем единых норм устного и письменного общения людей, высшей формой общенационального языка. Национальный литературный язык имеет две формы: разговорную и книжную. Разговорная литературная речь отличается и от устной нелитературной речи, и от письменной, книжной формы литературного языка.

3. Первоначальный период формирования РЛЯ (Петровская эпоха - конец XVII – 30-е гг. XVIII)

4. Период интенсивного развития русского литературного (Ломоносовский период - 30-40-е гг. XVIII в., карамзинский период – 70-80е гг. XVIII века)

5. Период завершения процесса формирования русского литературного языка, Пушкинская эпоха (п/п XIX века)

В периодизации А. И. Горшкова сделан акцент на выделении двух главных эпох в развитии русского литературного языка – донациональный (заканчивается в XVII в.) и национальный (начинается в XVII в.):

1. Литературный язык древнерусской (древневосточно-славянской) народности (X—начало XIV вв.);

2. Литературный язык русской (великорусской) народности (XIV—середина XVII вв.);

3. Литературный язык начальной эпохи формирования русской нации (середина XVII—середина XVIII вв.);

4. Литературный язык эпохи образования русской нации и общенациональных норм литературного языка (середина XVIII—начало XIX вв.);

5. Литературный язык русской нации (середина XIX в.—по наши дни).

В этой периодизации недостаточно учтена связь истории языка с историей народа. Выделяемые периоды соответствуют, скорее, имманентному развитию структурных элементов общенародного русского языка, чем развитию собственно языка литературного, которое немыслимо без неразрывной связи с историей русской государственности, культуры и в первую очередь истории русской литературы. Во-вторых, указанная периодизация страдает излишней дробностью и механистичностью, в ней искусственно разрываются на отдельные обособленные периоды такие этапы языкового исторического развития, которые должны были бы рассматриваться в неразрывном единстве.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.