Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 23. Курт Левин: исследования жизненного пространства.

И. Загашев

Эта глава посвящена деятельности Курта Левина, основателя психологической теории поля, которая представляет собой метод анализа жизненного пространства как отдельного человека, так и группы людей. Независимо от того, какие явления находились в фокусе внимания Левина и его последователей — механизмы запоминания, проблемы подросткового возраста, стили лидерства, стратегии внедрения инноваций на производстве, привычки в питании или семейные конфликты, — метод исследования жизненного пространства помогал раскрывать новые закономерности, новые психологические явления. Таким образом, теория поля является уникальным психологическим инструментом для понимания человека, его мотивов, внутренних конфликтов и притязаний.

«Лучше всего теорию поля можно характеризовать как метод, а именно, метод анализа причинных соотношений и построения научных конструкций» (Левин К., 1980а, с. 133).

«Интересно заметить, что многие из великих «открытий» психологии по существу заключались в демонстрации существования в жизненном пространстве влияний, ранее не включавшихся» (Дорвин Картрайт, предисловие к книге: К. Левин. «Теория поля в социальных науках», с. 12).

«Психологи никогда не смогут понять или предсказать человеческое поведение, не прилагая усилий к тому, чтобы изучить, каким образом люди воспринимают и понимают (концептуализируют) свой мир» (The Heritage of Kurt Lewin, 1992, p. 5).

Благодаря работе Левина и его коллег такие понятия, как потребность (need), стремление (intention), когнитивная карта (cognitive map), намерение (purpose), мотив, цель, когнитивный диссонанс (Л. Фестингер, 1957), атрибуция (Хайдер, 1944) и ожидания, смогли занять достойное место в психологии. Конструкты теории поля, используемые в так называемых «действенных исследованиях», способствуют осмыслению и решению самых разных проблем. Именно поэтому метод Левина в последнее время столь часто используется в образовании и других сферах социальной жизни.

Биографический экскурс.

Курт Цадек Левин родился в сентябре 1890 года в городке Могильно, расположенном в прусской провинции Позен. Теперь это территория Польши. Население Могильно составляло пять тысяч человек. В одной из тридцати пяти еврейских семей, проживающих в городке, и появился на свет Курт. Его отец Леопольд Левин знал три языка, имел некоторое музыкальное образование и хорошо вел дела, владея небольшой фермой и продовольственной лавкой. Курт родился вторым ребенком, кроме него в семье было еще трое детей: старшая сестра Герта и младшие братья, Игон и Фриц. Родители любили друг друга и своих детей, уважительно относились к их мнению, в доме царила атмосфера тепла и радушия. Но за пределами еврейской общины Курту Левину с детства приходилось сталкиваться с холодным и жестким отношением. В одном из писем В. Келеру он описывал прусские нравы того времени: «Стопроцентный антисемитизм наигрубейшего сорта, который (...) воспринимался как само собой разумеющееся положение вещей не только помещиками, но и местными крестьянами» (Lewin M., 1992, р. 16). В императорской Германии еврей не мог стать офицером, занять место на гражданской службе или быть землевладельцем. Как пишет его дочь, Мириам, в детстве Курт одновременно ощущал к себе положительное отношение в семье и в еврейской общине и резкое отрицание со стороны внешнего мира. Эта маргинальность сопутствовала ему всю жизнь.



Когда Курту исполнилось пятнадцать лет, их семья переехала в Берлин, чтобы дети могли учиться в гимназии и получить классическое образование. Оно включало в себя такие предметы, как математика, история, естественные науки, латынь, греческий и французский языки. В гимназии Курт Левин полюбил греческую философию. Лучшие отметки он получал по рисованию, черчению, физике и математике. Невольно хочется провести параллель между его гимназическими успехами по этим предметам и склонностью, уже будучи ученым, изображать теоретические положения в графической форме, а также использовать физико-математическую терминологию в области психологии. Что же касается иностранных языков и чистописания, то по ним у Левина были лишь удовлетворительные отметки. В будущем, когда ученый станет работать в Америке, затруднения, связанные с языковым барьером, приведут к возникновению комичных ситуаций.

Левин получил хорошее образование в университетах Фрайбурга, Мюнхена и Берлина. Хотя он и начинал как студент-медик, но, по словам Мириам Левин, через полгода возненавидел медицину и анатомию и перешел на философский факультет. С особым интересом Курт Левин посещал курсы «Философия Канта и немецкий идеализм», «Логика естественных наук», а также множество психологических дисциплин. Только у профессора В. Штумпфа он прослушал четырнадцать различных курсов по психологической тематике. В Берлине Левин глубоко изучал физику и математику, что впоследствии сыграло роль в становлении его теории. В то время в немецкой академической психологии доминировали методы экспериментального исследования человеческой психики, разработанные Вильгельмом Вундтом. Их «стерильность», изолированность от социального контекста вызывали чувство неудовлетворения у будущего ученого.

Уже на втором году обучения в Берлинском университете Левин решил избрать карьеру университетского преподавателя. Не самая легкая судьба, учитывая его происхождение! В той Германии он, в лучшем случае, мог стать малооплачиваемым приват-доцентом. Тем не менее семья Левиных поддержала такой выбор (Lewin M., 1992, р. 16).

В 1910 году Курт присоединился к группе студентов, активно поддерживающих идею демократического преобразования Германии. В эту группу входили не только студенты-мужчины, но и девушки, поскольку с 1910 года в университет стали принимать и женщин. Левин был одним из тех, кто бесплатно участвовал в реализации образовательной программы для взрослых рабочих. Власти не приветствовали подобные инициативы, но и не запрещали их. Мириам Левин пишет, что, несмотря на некоторую марксистскую направленность своей группы, ее отец скептически относился к этой идее, полагая, что любые социальные эксперименты должны быть хорошо продуманы.

Докторскую диссертацию по психологии Курт Левин написал под руководством авторитетного немецкого психолога Карла Штумпфа и защитил ее 1914 году в Берлинском университете. «Под руководством» означает, что Левин встретился со своим руководителем лишь раз (!!!) — на защите диссертации. Даже план будущей работы (которая была посвящена исследованию взаимосвязи между ассоциациями, волей и намерением) он передал Штумпфу через ассистента и ожидал решения профессора в приемной. Подобные жесткие иерархические отношения являлись нормой в условиях Германии начала века.

Время окончания работы над диссертацией совпало с началом Первой мировой войны, поэтому Курт Левин, как и его братья, был сразу же призван на службу в армию. В первом же бою погиб младший брат, Фриц, прикрывая огнем свой отряд... Курт полагал, что тяжелая ситуация сплотит немцев и многие предрассудки, в том числе и антисемитизм, исчезнут. Но, как пишет Мириам Левин, ее отца поразило, что, несмотря на тяготы войны, антиеврейские настроения сохранились даже в армии. Воевал Курт Левин во Франции и России. Во время отпуска, в феврале 1918 года, он женился на своей однокурснице, Марии Ландсберг, также докторе наук, а с августа, получив серьезное ранение, провел восемь месяцев в госпитале.

Но и в период ожесточенных военных действий ученый не перестает заниматься психологией. В 1917 году, во время отпуска, Курт Левин публикует свою статью «Ландшафт войны», в которой анализирует мироощущение солдата. Уже в этой ранней работе он использует понятия «жизненное пространство», «граница», «направление», «зона», вошедшие впоследствии в терминологический аппарат его топологической теории поля. Статья была посвящена сравнительному анализу жизненных пространств солдата и гражданского человека. Например, тенистая тропинка, огибающая живописный утес, в глазах обывателя является идеальным уголком для прогулки или пикника, а для солдата это место, таящее в себе опасность возможной засады (Hothersall, 1995, р. 240).

Войну Курт Левин закончил с несколькими наградами, среди которых была самая высокая в Германии — «Железный крест». Сразу после демобилизации Левин вернулся на работу в Берлинский университет. В 1921 году он становится ассистентом, а в 1922-м — приват-доцентом (т. е. лектором, который получает зарплату в зависимости от числа студентов, присутствующих на занятиях). В это время Левин публикует две статьи, посвященные организационному поведению. Первая — об удовлетворенности сельского жителя своей жизнью, а вторая — критика системы управления производством Тейлора. Левин полагал, что в будущем каждый человек станет получать удовлетворение от своей работы, а психологи смогут ему в этом помочь (Lewin M., 1992, р. 22). Изучение жизненного пространства людей, работающих на заводе, убедило Левина в необходимости учитывать при организации труда психологическое поле каждого человека. Он писал: «Мы живем не для того, чтобы производить, а производим для того, чтобы жить» (Hothersall D., 1995).

В 1922 году Курт Левин издает значительную для его последующей работы статью «Понятие причинности в физике, биологии и науках, изучающих развитие человека». Именно эта статья считается первой вехой в создании психологической теории поля. Поскольку в то же самое время и в том же самом месте жил создатель теории относительности Альберт Эйнштейн, напрашивается предположение о возможном влиянии знаменитого физика на концепцию жизненного пространства. Также известно, что друзья Левина — М. Вертгеймер и другие — дружили с Эйнштейном. Тем не менее, как пишет М. Левин, доказательств общения Левина и Эйнштейна в тот период времени нет (Lewin M., 1992, р. 22). Они несколько раз встречались позже — в Соединенных Штатах.

Концепция психологического поля, обаяние и стиль руководства Курта Левина привлекали к нему многих студентов, в том числе и из других стран. Впоследствии некоторые из них стали продолжателями его идей. Это — Анита Карстен из Финляндии; Дж. Ф. Браун, Д. МакКиннон, Д. Эдамс и Д. Кларк и др. из Соединенных Штатов; Т. Дембо, Г. В. Биренбаум, Б. Зейгарник, М. Овсянкина — из России; а также студенты из Японии. Общению со студентами Курт Левин всегда уделял особое внимание и в течение всей жизни поддерживал отношения со всеми своими учениками, в какой бы стране они ни жили. Он регулярно организовывал встречи в форме дискуссий, которые проходили в «Шведском кафе», расположенном напротив Берлинского психологического института (Hothersall, 1995, р. 241). Именно там рождались идеи многих экспериментов, прославивших впоследствии как учителя, так и учеников. Одной из особенностей Левина, которую отмечают все, кто с ним работал, была способность «переводить» повседневные наблюдения в реальные исследования (Зейгарник Б. В., 1981). Однако эксперименты Курт Левин проводил всегда на основе теоретических выводов. «Нет ничего практичнее хорошей теории» — наверное, наиболее часто цитируемая его фраза.

Курта Левина отличала высокая эрудиция в самых различных областях человеческого знания: биологии, физике, математике, искусстве и литературе. Но на первом месте всегда была психология. Он был влюблен в эту науку и мог рассуждать о ней в самых неподходящих для этого условиях. Очень часто озарения заставали Левина в неожиданных местах: на улице или в ресторане. Тогда он, к удивлению находящихся рядом людей, доставал блокнот и что-то сосредоточенно записывал, не обращая ни на кого внимания. Ученый часто повторял: «Наука не терпит лени, недобросовестности и глупости» (Зейгарник Б. В., 1981). Много времени Курт Левин уделял работе со своими учениками. Эксперименты, проведенные ими под руководством Левина и получившие впоследствии всемирную известность, были всего лишь частью дипломных работ!

Семейная жизнь Курта Левина не стала такой же светлой, как у его родителей. Брак с Марией Ландсберг был омрачен периодами затяжных конфликтов. Возможно, именно благодаря этому этапу своей жизни Левин написал интересную статью «Предпосылки супружеских конфликтов» (Левин К., 2000б, с. 215). В 1919 году у Левиных родилась дочь Эстер Агнес, а три года спустя — сын Фриц Рувен. Мальчик родился с травмой тазобедренных суставов, которая требовала серьезного хирургического лечения и ношения гипсовой повязки. Курт Левин сконструировал специальную тележку, которая помогала бы Рувену двигаться в период реабилитации. Но из-за тяжелой родовой травмы сын ученого рос с задержкой развития и не мог учиться по обычной школьной программе. Частые семейные конфликты привели к тому, что в 1927 году Курт и Мария развелись. Когда нацистское давление на евреев усилилось, бывшая жена Левина эмигрировала с детьми в Израиль. Об эмиграции в то время размышлял и сам Курт (Lewin M., 1992, р. 23). Спустя два года, в 1929 году, Левин женился вторично — на Гертруде Вайсс. Первый их ребенок родился мертвым. В 1931 году родилась дочка Мириам, а в 1933-м — сын Дэниел (Lewin M., 1992, р. 23).

Как и ряд других исследователей личности, Левин считал, что человек — это сложное энергетическое поле, динамическая система потребностей и напряжений, которая определяет и направляет восприятие и действия. Концепция теории поля непроста для понимания. Сам Курт Левин писал, что «...психологи, которые, подобно мне, многие годы придерживались теории поля, так и не смогли сделать ее сущность достаточно ясной. Единственное оправдание этому я вижу в том, что задача очень непроста. ...К тому же понять вещи, подобные теории поля, и овладеть ими можно только на практике» (Левин К., 1980а). Поэтому склонность Левина описывать психологические явления посредством рисунков и схем являлась значительным подспорьем в понимании его теории. Возможно, свойственный ему визуальный (связанный со зрительными образами) стиль мышления способствовал созданию изображения жизненного пространства в форме эллипса (Hothersall, 1995). Сам же человек был представлен в форме круга, расположенного внутри эллипса. Именно эти эллипсы (а ученики Левина называли их «яйцами (картофелинами) Левина») некоторые психологи ассоциируют с самой теорией психологического поля.

Для англоязычных стран знакомство с теориями и экспериментами Курта Левина началось с публикации Дж. Ф. Брауна, одного из его первых американских учеников. Статья называлась «Методы Курта Левина в психологии действий и аффектов» и была издана в 1929 году. В том же году Курт Левин выступил на Девятом Международном психологическом конгрессе, проходившем в стенах Йельского университета, США. Его доклад назывался «Эффекты влияний среды». Несмотря на то что Левин читал лекцию на немецком языке и использовал термины, заимствованные из физики, химии и математики, его «эллипсы» были понятны всем. Доступность усиливалась тем, что в качестве иллюстрации своих теоретических положений ученый показал короткометражный научный фильм «Ханна садится на камень». В этом фильме было показано, как полуторагодовалая девочка (племянница жены Левина) пытается сесть на достаточно большой камень, но так как не может это сделать, не повернувшись к камню спиной, то и само действие, состоящее в том, чтобы сесть на камень, оказывается невозможным. В терминах теории поля эту ситуацию можно объяснить следующим образом: «Недифференцированность внутреннего пространства ребенка не позволяет ему отвернуться от объекта, обладающего для него сильной положительной валентностью».

В 1931 году Левину предложили опубликовать статью в «Руководстве по детской психологии», где были помещены работы известных в то время психологов, например Анны Фрейд. В этой публикации Левин критикует статистический подход к изучению детства. Сказать о том, что шестилетний ребенок умеет то, чего не может трехлетний, — значит не сказать ничего. По его мнению, выводы, основанные на анализе «среднестатистического ребенка», нельзя считать корректными, ибо «средний ребенок» — это статистический миф и не более того. Левин считал, что лучше достаточно глубоко узнать одного ребенка, чем всех, но лишь по ряду аспектов (Hothersall D., 1995).

После выступления на психологическом конгрессе и англоязычных публикаций Курт Левин был приглашен в Стэнфордский университет на должность профессора. После шести месяцев преподавательской деятельности Левин вернулся в Германию, но его путь пролегал не через Атлантику, а через Тихий океан. Такой маршрут был обусловлен приглашениями его японских и советских учеников. Визиты сопровождались выступлениями и лекциями. Посещение Токио оказало сильное влияние на японские научные круги. Левину даже предложили возглавить кафедру производственных отношений в Токийском университете. Высказываемые им на лекциях идеи управления, основанного на участии подчиненных в принятии решений, в Соединенных Штатах стали внедряться лишь спустя сорок лет, но уже как японские (Росс Л., Нисбетт Р., 1999).

По дороге домой Левину многое пришлось услышать об ужасах, происходящих на его родине, в Германии. Согласно постановлениям фашистского правительства, еврейские граждане фактически были объявлены вне закона. Поэтому вполне понятны причины, по которым Левин, чтобы иметь возможность уехать из Германии, попросил помощи у своих американских коллег. Он сказал: «Я не хочу преподавать в университете, в который мои дети не имеют права поступать» (Hothersall D., 1995).

В августе 1933 года, уладив свои дела, Курт Левин, вместе с семьей и двумя своими учениками, Тамарой Дембо и Джеромом Франком, отправился в Соединенные Штаты. Он заключил двухлетний контракт с Корнелльской школой образования, получив ежегодный оклад 3000 долларов. Фашизм в Германии стремительно разрастался. Не успевшие эмигрировать евреи были обречены на унижения и смерть. Впоследствии мать и сестра Левина погибли в концентрационных лагерях. Та же участь постигла некоторых его учеников (Б. В. Зейгарник, 1981).

Результатом германского периода научного творчества Левина была разработка целостного подхода к анализу явлений человеческого поведения, выраженного в психологической теории поля. В это время им и его учениками был создан ряд методических приемов экспериментального исследования мотивационно-потребностной и волевой сферы человеческого поведения. Под руководством Курта Левина были проведены исследования, ставшие теперь хрестоматийными: «О забывании незавершенных и завершенных действий» (Б. В. Зейгарник); «О забывании намерений» (Г. В. Биренбаум); «О фрустрации» (Т. Дембо), «О "психическом пресыщении"» (А. Карстен); «Об уровне притязаний» (Ф. Хоппе). В результате обобщения этих экспериментов появилась концепция «топологической психологии». Левин стал известен своими теоретическими разработками по проблемам методологии психологического познания (в частности, проблемам психологического эксперимента). Его теория обогатила психологию такими понятиями, как: квазипотребность, психологическая валентность, жизненное пространство, временная перспектива и уровень притязаний.

Несмотря на некоторую известность в психологических кругах Соединенных Штатов, начинать карьеру на новой родине Левину пришлось практически с нуля.

Первым его исследованием в США стало изучение пищевых пристрастий детей, и проводилось оно, разумеется, в рамках теории поля. Выбор темы питания был обусловлен спецификой деятельности Корнелльской школы. Ни скверное владение английским языком, ни экономический кризис, известный под названием «Великой депрессии», не помешали Левину опубликовать две новые работы: «Динамическая теория личности» и «Принципы топологической психологии». В то время они были приняты американской психологической общественностью более чем прохладно. Это связано и с трудностью восприятия физических терминов в контексте психологии, и, по правде говоря, со стилем изложения. Как тут не вспомнить скромные успехи гимназиста Левина в овладении языками!

Тем временем контракт с Корнелльской школой образования подходил к концу. Нужно было искать новую работу. В течение некоторого времени Левин всерьез размышлял о возможности эмиграции в Иерусалим. Но, к счастью для американской социальной психологии, освободилось место в Центре исследований детского здоровья при университете штата Айова. Поскольку финансирование в этом центре было непостоянным, Левину пришлось обратиться за помощью в фонд Рокфеллера, где он и получил грант для своих исследований. Однако для американской психологии он по-прежнему оставался аутсайдером и в то время, и до самого до конца своей жизни. Современные американские студенты-психологи могут недоумевать: «Неужели Курт Левин не был (!!!) президентом Американской психологической ассоциации?!» (Hothersall D., 1995). Как это часто бывает, известность при жизни может быть значительно меньшей, чем после смерти.

Поскольку Левин не раз подчеркивал, что теория поля как метод может быть проверена только на практике, неудивительно, что особую значимость в его работе заняли так называемые «действенные исследования» (action research). Действенное исследование определяется двумя составляющими: систематическим, преимущественно экспериментальным исследованием социальной проблемы и усилиями по ее разрешению. Эта практическая сфера, согласно Левину, характеризуется следующими параметрами:

«1. циклическим процессом планирования, действия и оценки;

2. постоянной обратной связью, касающейся результатов исследования, для всех участников процесса, включая заказчиков;

3. кооперацией между исследователями, практиками и клиентами с начала процесса и по его ходу;

4. применением принципов, регулирующих социальную жизнь и принятие решений в группе;

5. принятием в расчет различий в системах ценностей и властных структур всех участников, включенных в процесс;

6. использованием «действенного исследования» как для решения проблемы, так и для создания нового знания» (Heritage of Kurt Lewin, 1992, p. 8).

Вместе с учениками Левин организовал дискуссионный клуб, участники которого встречались по вторникам. Там все желающие посвящали время дискуссии относительно различных психологических проблем. И, так же как и в «Шведском кафе», в процессе непринужденной беседы обсуждались психологические явления, планировались эксперименты. Некоторые феномены отмечались прямо во время дискуссий. Например, Левин заметил, что чем сложнее была тема, тем с большей охотой группа принималась за ее решение. Правда, эта группа должна была быть в достаточной степени сплоченной. Отсюда был сделан вывод: «Чем труднее цель, тем выше показатель ее валентности для человека» (Hothersall, 1995). Так был решен вопрос — что для группы притягательнее, синица в руках или журавль в небе? Роль Левина как стимулятора, вдохновителя новых исследований сохранилась за ним и на американской земле.

В 1939 году ученый на некоторое время вернулся к своим ранним исследованиям поведения людей в ситуации производства. Его ученик, а впоследствии биограф, Альберт Марроу пригласил учителя в свою фирму провести исследования с целью определения наилучшей стратегии внедрения технологических инноваций в производство (Hothersall, 1995).

В 1940 году Курт Левин получил американское гражданство (Hothersall, 1995). К тому времени он уже провел ряд исследований и опубликовал несколько работ. В период Второй мировой войны ученый работал в Центре стратегических исследований (будущее ЦРУ), где занимался проблемами пропаганды, военной морали, лидерства в подразделениях и вопросами реабилитации раненных солдат. Совместно с известным антропологом Маргарет Мид Левин исследовал актуальную для военного времени проблему замещения в пищевом рационе мяса другими продуктами. В эти же годы он организовал Общество психологического исследования социальных проблем. Публикации этого общества, к которым проявлял интерес сам президент США, были посвящены психологическим аспектам войны и мира, бедности и предрассудков, а также проблемам семьи.

Социальные, в том числе и расовые проблемы всегда интересовали Левина, с детства сталкивающегося с проблемой антисемитизма. С 1945 года он был руководителем Комиссии по общественным взаимоотношениям Американского еврейского конгресса, занимаясь исследованием проблем еврейского сообщества.

По окончании войны Курта Левина пригласили в Массачусетский технологический институт с предложением основать и возглавить исследовательский Центр групповой динамики. На этот раз он уже не входил в чью-то структуру, а получил возможность создать свою. Программа исследований, разработанная Левиным и его коллегами, реализовывалась по четырем основным направлениям: 1) изучение способов увеличения групповой продуктивности и способов профилактики отвлечения группы от намеченных целей; 2) исследования коммуникаций и распространения слухов; 3) исследование социального восприятия и межличностных отношений (членство в группе, регуляция индивида и пр.); 4) исследование тренинга лидерства (реализация этого направления привела к созданию Национальной Лаборатории Тренинга в г. Бетеле).

Курт Левин скончался внезапно, в возрасте 56 лет, от сердечного приступа. Это произошло в Ньютоквилле, штат Массачусетс, 12 февраля 1947 года. Уложив вечером детей спать, он почувствовал боль в сердце. Приехавший врач диагностировал приступ и рекомендовал утром лечь на обследование в клинику. Через некоторое время последовал второй приступ, оказавшийся смертельным.

Среди иммигрантов-психологов Курт Левин оказался едва ли не единственным, кто сделал успешную карьеру и одновременно создал школу последователей в Америке (Д. Шульц, С. Э. Шульц, 1998). Исследования и теоретические разработки ученого, посвященные мотивации и анализу человеческого поведения, стимулировали развитие различных отраслей как практической, так и академической психологии. Большая доля методологии современных социальных наук строится на разработках Курта Левина. Его по праву можно назвать одним из крупнейших психологов XX века.

«Левин был способен обобщать и согласовывать между собой порой противоречащие друг другу подходы на основе действенного (прикладного) исследования» (Hothersall, 1995, р. 253).

«Топологическая теория Левина предлагала схему, которая порождала дискуссии и исследования. Его теоретический подход не был жестким и ограниченным. Он отличался от теорий условных рефлексов и научения...» (Hothersall, 1995).

«Целью Левина было примирить гуманистические понятия личности, у которой есть цели, мотивы, чувство самости, которая создана для общественного мира и которая осуществляет выбор, со строгой философией науки, которая основывалась на Кассирере и Новых физиках того времени» (Lewin M., 1992, р. 15).

Идейные предшественники.

«Новые физики» и естественнонаучная метафора.

Берлинский университет в начале XX века был одним из центров передовой научной мысли. Новые идеи, концепции и представления в физике, химии и математике не могли не повлиять на студента Курта Левина. Академическая психология, представляющая человека в виде отдельных, не связанных друг с другом элементов, «кирпичиков», соединенных ассоциациями, представляла, как считали некоторые ученые в Берлинском университете, искусственную, оторванную от реальной жизни картину. Поэтому неудивительно, что психологи старались найти более адекватную психологическим процессам концепцию.

В конце XIX — начале XX века группа ученых в Германии приступила к исследованию целостных феноменов психики. Это направление принято называть феноменологическим. В физике все больший вес стала приобретать концепция поля. Выяснилось, что электромагнитные явления невозможно объяснить на основе атомистического подхода, сформулированного в физике Ньютона. Наука «все в меньшей степени стала использовать принципы атомистики, предпочтя им новую концепцию, основанную на идее существования силового поля...» (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 352). Все чаще физики подходили к мышлению в терминах поля и взаимосвязанного единства физических процессов.

Их взгляды оказали поддержку сторонникам «гештальт-психологии» (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 353). Один из основателей этого направления Вольфганг Келер полагал, что «гештальт-психология стала своего рода приложением физики поля к некоторым важным разделам психологии» (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 353).

Стремление строго и адекватно описать психические явления побудило психологов обратиться к возможностям математики. Но разве сложную психическую жизнь можно описать в количественных характеристиках, в формулах? Это удавалось сделать разве что при исследовании простейших ощущений. Поэтому на молодого Левина особое впечатление произвели семинары неокантианца Кассирера, который утверждал, что количественное представление не является сущностью математического описания. «Кассирер снова и снова указывает, что математизация не тождественна количественному представлению. Математика имеет дело с количеством и качеством. Это особенно очевидно в тех отраслях геометрии, которые делают не количественные, но все же математически «точные» утверждения относительно положения и других геометрических отношений» (Левин К., 2000б, с. 51).

Таким образом, анализ феноменов психической жизни человека с позиций теории поля и использование неколичественных математических дисциплин, топологии и годологии, в научной деятельности Курта Левина было стимулировано теми изменениями в научной картине мира, центром которых можно по праву считать академическое сообщество Германии начала века. Этот «переворот» ученый отразил в своей статье под названием «Переход от Аристотелевского мышления к Галилеевскому». В ней были изложены взгляды Левина на сущность научного познания и в целом на объект науки.

Задачей психологической науки, по Левину, должно быть даже не установление законов, а предсказание индивидуальных явлений (или событий) на основании некоего общего закона. Но эти события могут быть предсказуемы только при наличии достоверной теории. Критерием научной достоверности является не повторяемость единичных фактов, а наоборот, единичные факты приобретают научную достоверность лишь в контексте теории. Согласно традиции, идущей от Аристотеля, мир гетерогенен (это значит, что каждому явлению, объекту присуща своя закономерность). Поэтому задача науки заключается в изучении разнообразия мира и вещей и построения на основе этого изучения классификаций и закономерностей. Стиль научного мышления, связанный с именем Галилея, исходит из представления о гомогенном мире, в котором всякое отдельное явление подчиняется общим закономерностям. Если аристотелевский метод познания является по сути описательным, то галилеевский представляет собой конструктивный метод. Эксперимент должен быть направлен на изучение причин, а не на получение новых фактов.

Новые концепции в физике и математике стимулировали становление направления в психологии, которое получило название гештальт-психологии. Когда это направление оформилось, Курт Левин был еще студентом, но спустя некоторое время, сразу после Первой мировой войны он, безусловно, стал считаться одной из ключевых фигур гештальт-психологии.

Гештальт-психология.

В «Истории психологии» Дэвида Хозерсолла научная деятельность Курта Левина вообще рассматривается как применение принципов гештальт-психологии (Hothersall, 1995). И в учебнике по истории психологии Дуана и Сидни Шульцев теория поля Левина рассматривается в составе главы, посвященной гештальт-психологии (Шульц Д., Шульц С., 1999). Это говорит о том, что теория Курта Левина многими психологами ассоциируется с гештальт-психологией, и не без причин.

«...Под влиянием новой школы гештальт-психологии (...) Левин отвергал традиционную атомистскую, позитивистскую, редукционистскую (...) философию науки для психологии» (Heritage of Kurt Lewin, 1992, p. 4).

Создателями гештальт-психологии являются Макс Вертгеймер, Курт Коффка и Вольфганг Келер. Исследуя в 1910 году феномен восприятия «движения, которого на самом деле нет», они показали, что восприятие нельзя свести к сумме отдельных ощущений. Мы все хотя бы раз в жизни наблюдали световую рекламу, изображающую какое-то движения. На самом деле движения нет, поскольку лампочки остаются на месте — они только зажигаются через определенные промежутки времени (порядка 60 мс). Восприятие движения нельзя «разбить» на отдельные составляющие, как это считалось в научных психологических кругах того времени. Оно — целостно и является чем-то большим (или иным), чем просто сумма ощущений.

Как видно из названия данного направления, ключевым для него является понятие гештальта. В своей книге «Гештальт-психология» В. Келер отмечал, что понятие «гештальт» используется в немецком языке в двух случаях: когда обозначает форму и очертание предметов (треугольный, симметричный и т. д.) и когда обозначает целостный объект, которому в качестве одного из свойств присуща особая форма или очертание (треугольник, круг и т. д.). Применение этого термина не ограничивается визуальным или даже сенсорным полем. Как пишет Келер, в него также должны быть включены процессы научения и памяти, а также стремление, эмоциональное отношение, действия и др. (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 359-360).

С начала своего существования новое направление посвятило себя изучению сфер восприятия и научения. Несмотря на сложные для гуманитарно мыслящего человека физические и математические аналогии и выкладки, результаты этих описаний были впечатляющими. Гештальт-психологи вывели несколько принципов организации восприятия, которые включены теперь в каждый учебник психологии. Как правило, эти закономерности предлагаются читателю без сопутствующих им формул и физических рассуждений. Например, принцип «фигуры и фона», согласно которому фигура представляется более яркой и четкой, чем фон. Человек, как правило, является «фигурой», а окружающая его ситуация — «фоном». Или принцип близости, утверждающий, что близкие друг другу в пространстве элементы воспринимаются как объединенные в группы. Что касается научения, то, согласно В. Келеру, исследовавшему эту проблему, в течение нескольких лет наблюдая за поведением человекообразных обезьян на Канарских островах, новые формы поведения также осуществляются по принципу инсайта — внезапного постижения или понимания неизвестных ранее взаимосвязей. «С точки зрения гештальт-психологии, животное или человек должен увидеть взаимосвязи между различными частями проблемы, прежде чем сможет произойти инсайт» (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 371). В процессе исследования: наблюдения, проб и ошибок, совершения действий в схожих ситуациях — происходит реструктурализация, реорганизация психологической среды, благодаря которой и появляется инсайт.

Основные положения гештальт-психологии нашли свое отражение в теории Курта Левина (цит. на основе Зейгарник Б. В., 1981):

«1. Образ мира, явления (иными словами — «гештальт») создается не путем синтеза отдельных элементов, отдельных ощущений. Он возникает сразу как целостный феномен. Иными словами, гештальт не является суммой частей, а представляет собой целостную структуру, целостную систему. Разумеется, этот целостный образ можно проанализировать и выделить в нем некоторые части. Но нельзя сказать, что целое зависит от частей, поскольку каждая часть зависит от целого.

2. Образ создается в «данный момент» (ad hoc). Прошлый опыт не играет никакой роли в создании этого гештальта. Он создается путем инсайта (insight — озарение (англ.)или «Aha-Erlebnis» — «ага-переживание» (нем.)). Снижение роли прошлого опыта являлось одним из основных объектов критики гештальт-психологии и теории Левина, в частности, со стороны оппонентов. Образы прошлого могут актуализироваться «в данный момент» и обусловить поведение человека, но это не то влияние, которое имели в виду сторонники бихевиоризма и психоанализа.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.