Сделай Сам Свою Работу на 5

Значение отличительных символов

Монахи этого ордена носят особые символы, которые не только отличают их внешне от общества, но также имеют духовное значение. Одна из очевидных особенностей натха-йогов – это разорванные уши и вдетые в них ушные кольца. Каждый из членов этого ордена проходит три ступени инициации, и на завершающей – третьей ступени – гуру прорезает раковины ушей ученика, а после заживания ран вставляет два больших кольца. Вот почему йоги, принадлежащие к ордену, известны как канпхата (с прорванными ушами). Столь болезненная форма инициации – своеобразная проверка, насколько последователь готов к самой суровой аскетической жизни, кроме того проверяется его готовность посвятить все время и энергию практике йоги, известной лишь посвященным. Вдеваемые кольца называются мудра, даршана, кундала и пабитри. Это символы полной самоотдачи ученика гуру (авадхуте), которая полностью очищает ум и тело ученика, освобождая от всех эгоистичных желаний и предубеждений, и делает его достаточно чистым для прямого восприятия Брахмана, Шивы, или Высшей Самости. Полная самоотдача гуру, источнику духовного света и живому воплощению идеала самореализации, не означает отрицание разумной свободы ученика, а скорее прояснение и восполнение его свободы, избавление внутренне свободного духа от порабощения эгоистическими желаниями и страстями, путем духовного соединения с совершенно независимой душой авадхута, Мастера.

Последователей Горакхнатха, которые отказались от всех мирских связей и вступили в монашеский орден, но не прошли завершающую церемонию прорезания ушей и не посвящены в ученичество окончательно, называют аугхарами. Они находятся на полпути между начинающими учениками, пребывающими вне стен монастыря, и даршани-йогами, которые полностью оставили мирскую жизнь и дали торжественный обет никогда не возвращаться назад и не сходить с пути йоги до тех пор, пока не достигнут цели. Несмотря на то, что аугхары почитаются внутри ордена не так высоко, как канпхаты, они никоим образом не уступают последним в практике йоги до тех пор, пока они сохраняют в сердце истинное вдохновение, отречение и искреннее поклонение, продолжают получать наставления гуру и посвящают всю жизнь постепенному воплощению идеала.



Аугхары, подобно даршани-йогам, носят шерстяную священную нить, которая называется джанео или упавита, к ней прикрепляется кольцо – пабитри, к которому в свою очередь прикрепляется свисток – нади и бусина – рудракша. Нада (звук) – символ беспредельного, непрерывного мистического звука (Анахата-дхвани, или Пранава, Ом), находящегося внутри сердца человека и в сердце Вселенной, которая также представленной в звуке, исходящем из Абсолютной Реальности, Брахмана. Рудракша (глаз Рудры, или Шивы) – символ видения Реальности (джняны), или озарения человеческого сознания, которое обретается через непосредственное познание Брахмана. Согласно йогической системе, практика сосредоточения на Анахата-Нада, который присутствует с рождения в сердце, и обычай повторять с каждым дыханием Пранаву как внешнее выражение Анахата-Нада – два самых могущественных средства для озарения сознания и видения Брахмана. Такова нада-йога, а символ заостряет внимание на данной практике. Джанео символизирует нервную систему, которая обретает гармонию и устойчивость благодаря практике нада-йоги. Таким образом, все принятые йогами внешние формы постоянно напоминают практикующим об истинном опыте, высшей цели реализации и направлении пути, которым они движутся.

Подразделения ордена

Монашеский орден Горакхнатха разделился на несколько школ, каждая из которых была основана прямым учеником или прославленными последователями Горакхнатха. Насчитывается двенадцать таких подразделений, поэтому все вместе они называются барахо-пантхами (объединение двенадцати сампрадай). Подобно тому как санньяси, последователи Шанкарачарьи, принадлежат к одному из десяти подразделений, так и орден Горакхнатха разделяется на двенадцать сампрадай. Все эти сампрадаи так же сходны по своим идеалам и философским принципам садханы, как и в своей преданности Горакхнатху. Однако между ними существуют незначительные различия. Реальное количество сампрадай, перечисленных в различных доступных списках, по-видимому, превышает двенадцать. Вполне вероятно, что некоторые изначальные основные сампрадаи впоследствии были разделены отдельными гуру. Кажется также вероятным, что несколько более ранних общин со временем присоединились к ордену Горакхнатха и были признаны его самостоятельными подразделениями. Порядок основных сампрадай можно представить следующим образом.

1. Сат-натхи
2. Рам-натхи
3. Дхарм-натхи
4. Лакшман-натхи
5. Дария-натхи
6. Ганга-натхи
7. Байраг-пантхи (натхи)
8. Равал-натхи (нага-натхи)
9. Джаландхар-натхи
10. Аи-пантхи
11. Каплани (Капил-пантхи)
12. Дхаджджа-натхи (Махабир-пантхи)

Все эти сампрадаи (иначе – пантхи) имеют свои центры в разных частях Индии, и все же они принадлежат к одной организации. Главы пантхов или их представители собираются вместе для проведения выборов или избрания главных махантов центральных монастырей, а также по другим важным церемониальным случаям. Если все пантхи организовать и объединить должным образом, то они способны воскресить славу этой исторически великой Сампрадаи, сделав наиболее ценный вклад в религиозную культуру нынешнего столетия.

Обзор литературы

Натха-йоги располагают множеством литературных источников как на санскрите, так и на различных местных диалектах. Кроме текстов на древнем санскрите, посвященных принципам и практике йоги, которые натха-йоги принимают как авторитетные свидетельства, сам Горакхнатх, как предполагают, был автором огромного количества трактатов, бесценных для изучающих йогическую дисциплину. Учителя, жившие после Горакхнатха, также внесли свой вклад в письменное наследие натхов. «Горакша-шатака», «Горакша-самхита», «Сиддханта-паддхати», «Йога-сиддханта-паддхати», «Сиддха-сиддханта-паддхати», «Хатха-йога», «Джняна-амрита» и многие другие тексты на санскрите принадлежат Горакхнатху. «Хатха-йога-прадипика», «Шива-самхита», «Гхеранда-самхита» – важные книги по йоге, авторы которых, по-видимому, тоже принадлежали к ордену Горакхнатха. «Горакша-гита», «Горакша-каумуди», «Горакша-сахасранама», «Йога-санграха», «Йога-манджари», «Йога-мартанда» и многие другие подобные труды основаны на учении Горакхнатха. Трактаты на хинди, бенгали, маратхи и других языках слишком многочисленны, чтобы упоминать их. В то же время существует множество трудов натха-йогов на санскрите, а также на местных диалектах, которые либо утеряны, либо не обнаружены современными исследователями.

Философские воззрения

Мы приведем здесь краткий обзор некоторых философских концепций этой сампрадаи. Согласно авторитетным источникам, йоги представляют психофизический организм (пинда) как индивидуальную копию целостной космической системы (брахманда). Они размышляют о взаимном подобии мироустройства и строения индивидуального тела. Каждое отдельное человеческое существо служит для осуществления и проявления миропорядка. Йоги считают, что путем познания и совершенного овладения собственным психофизическим организмом можно прийти к истинному знанию и покорить всю Вселенную.

При таком подходе мироустройство оказывается разносторонне развивающимися проявлениями Шакти (энергии), которая находится в вечных взаимоотношениях с Шивой, или Брахманом, и по существу не отличается от Абсолютного Духа, но скрывает сияние и трансцендентные качества Шивы за собственным многообразием. Шакти проявлена в жизни каждого отдельного создания, а Шива выступает для всех истинной Самостью. Каждый йог стремится к совершенной реализации скрытого, блаженного союза Шивы и Шакти внутри тела, равно как и во Вселенной, непосредственного переживания радости, свободы и сияния абсолютной Самости во всех своих действиях и эволюции Пракрити, в индивидуальной жизни и всеобщем миропорядке.

Истинная природа Абсолютной Реальности представлена этой системой как вечный союз Шивы и Шакти, или же в виде Шакти, вечно танцующей на беспредельной груди Шивы. Шива – принцип неизменности, а Шакти – принцип активности и саморасширения. Шива есть единое вечное безграничное неизменное Бытие, он пребывает вне времени и пространства, а Шакти есть постоянно движущаяся и действующая сила, непрерывно проявляющаяся во времени и пространстве. Шива представляет собой чистое постоянное Сознание, Шакти же проявляет себя в вариациях феноменального сознания, через разнообразные мыслительные, чувственные и волевые процессы. Шива – Абсолютный Бог, он выше добра и зла, долга и безответственности, вымышленного и действительного, а Шакти проявляется в относительности добра и зла, идеального и реального, превращаясь из одной формы в другую. Шива в основном пребывает в покое, тишине и безмолвии, а Шакти – в действии, беспокойстве и самовыражении. Шива вечно трансцендентен, а Шакти вечно динамична. В итоге обычному разуму и воображению кажется, что эти две концепции противостоят друг другу, хотя мы не можем полно постичь одно без другого.

В период земного существования мы находимся во владении Шакти, а Шива скрыт от нашего взора. Каждый человек ощущает себя одной из множества индивидуальностей в перепитиях мира. Он непрерывно подвергается внутренним изменениям, равно как и наблюдает перемены, происходящие вокруг. Он постоянно движим всякими желаниями и чувствами, страстями и склонностями, идеалами и стремлениями. Он сталкивается с разнообразными интересами, которые ведут к взаимной конкуренции и конфликтам, борьбе за самосохранение и саморазвитие, а в итоге приводят к выживанию сильного и уничтожению слабого. Он испытывает воздействие громадного мира, беспредельного во времени и пространстве, состоящего из множества сил и объектов, которые затрагивают его тем или иным образом. Все это – выражение Шакти. Находясь в мире, каждый человек чувствует себя ограниченно и скованно, испытывает горести и тревоги, и движим внутренним побуждением к избавлению. Для того, чтобы освободиться от болезненного состояния ограниченного и меняющегося существования, он ищет совершенного мира и гармонии, абсолютного постоянства и неразличимости, пребывания в чистом бездеятельном блаженном и трансцендентном сознании. Феноменальное состояние сознания испытывается как полное страданий, а совершенное трансцендентное состояние сознания представляется как наиболее желанное, или единственное прибежище, где можно обрести покой.

Когда человек вдохновляется подобными идеалами, тогда он отвращается от всех мирских дел, отстраняется от домашних и социальных обязательств, принимает жизнь отречения и аскетизма и обращается к систематическим духовным практикам, которые способствуют достижению трансцендентного состояния сознания. Когда он способен войти в наивысшее состояние транса (самадхи) посредством практики глубокого сосредоточения и медитации, он осуществляет совершенное единство. Неизменность, постоянство, покой и мир в его сознании, которое затем воссоединяется с Абсолютным Вселенским Сознанием, тождественны состоянию Шивы. Когда индивидуальное сознание обретает единство с Шивой, тогда Шакти, со всеми действиями и самопроявлениями, исчезает как отдельное существование так же, как иллюзия исчезает в присутствии Истины.

В некоторых религиозно-философских школах, берущих за основу запредельный опыт полной неподвижности (Шива-адхара), постоянства, недвойственного состояния сознания и совершенного освобождения от рабства, ограничений и страданий, такой опыт признают непогрешимым критерием Истины и принимают неизменное, постоянное, недвойственное сознание, или Шиву, за Единую Реальность. Соответственно, Шакти во всех ее разнообразных проявлениях понимается как нечто нереальное и иллюзорное.

Сиддха-йоги, принадлежащие школе Горакхнатха, не рассматривают Шакти как полностью иллюзорную энергию и порождение невежества, также не принимают ее как единственно верный идеал своей духовной культуры, а обретают полное господство над ней путем отождествления себя с Шивой. Они утверждают, что видимое противоречие между Шивой и Шакти, единством и множеством, переменчивостью и постоянством, покоем и действием, чистым сознанием и осознанием различных состояний и процессов, в действительности не соответствует истине. Мы не можем осуществить или хотя бы вообразить тождественность двух противоположностей, пока наше сознание ограничено временем и пространством и мы мыслим в категориях пространственно-временных отношений. Шакти вечно пребывает и исполняет свой танец на груди Шивы. Она не существует отдельно и независимо от Шивы, который на самом деле есть Самость Шакти. Воистину, Шакти не существует без Шивы, и Шива не может проявить себя без Шакти. Этот мир есть бесконечное великолепие Шивы, который проявляется через свою Шакти. Однако на низших планах нашего сознания Шакти находится на переднем плане и скрывает подлинный характер Шивы. Пока сущность Шивы остается неизвестной, нам неведома и истинная природа Шакти, ведь наше восприятие Шакти вне ее взаимодействия с Шивой не затрагивает ее истинной природы. Это не значит, что весь мир – обман, а само наше нынешнее понимание ложно, ибо мы не способны созерцать в нем Шиву и его Шакти.

Когда достигнуто йогаджа-дришти (истинное видение, обретенное посредством практики йоги), тогда йог не испытывает более несовместимости совершенного сияния Шивы с феноменальным проявлением Шакти. Он рассматривает Шиву и Шакти как вечно единых друг с другом, сияющих в своем единении, причем каждый из них в своем сиянии не скрывает и не искажает истинную суть другого. Шива и Шакти осознаются им как статичный и динамичный аспекты недвойственности сияния Абсолютной Реальности, не только неотъемлемые, но и неотличимые друг от друга. Становится понятным, что Единство выступает основой и источником многообразия, а многообразие служит проявлением Единства; что неизменное Бытие представляет собой самость изменений и действий, а они суть самопроявления вечного Бытия; что самосвечение и есть душа, озаряющая состояния и процессы осознания, а они суть определенные формы, в которых душа проявляется.

Шива долго не открывается сознанию человека в своей истинной трансцендентной форме. Такова игра его собственной Шакти, которая скрывает его, оставляя на заднем плане и выражая лишь посредством системы многообразия. Вот почему множество проявлений Шивы через свою Шакти представляются как разные реальности этому индивидуальному сознаниию, которое также выступает одним из проявлений. С помощью вышеупомянутых йогических практик (воплощающих синтез и гармонию кармы, джняны и бхакти) индивидуальное сознание поднимается к наивысшему плану духовного опыта. Шакти вместе с ее разнообразными проявлениями не отрицается и не утверждается как реальная, но она больше не застит запредельную самосветящуюся недвойственную суть Шивы и не склоняет нас принимать все сущее разнообразие за разделение реальности. Целостная природа Шакти со всеми ее проявлениями предстает озаренной, единой и одухотворенной после самоозарения и единения ее души и сути с Господом, Абсолютным Духом, Шивой. Статичный и динамичный аспекты Реальности предстают как неделимое живое целое.

Соответственно, йоги принимают Абсолютную Истину, реализованную на высших стадиях духовного опыта, как состояние двайта-адвайта-бибарджита, которое выше дуализма (двайта) и недуализма (адвайта) и любых иных «измов». Данное состояние невозможно адекватно выразить или понять, пользуясь терминами любой метафизической теории, созданной учеными и философами с помощью неоспоримых методов формальной логики. Сиддха-йоги обретают бытие вне времени, пространства и логических законов на сверхчувственном и сверхразумном плане и провозглашают свои философские взгляды на основе этого опыта. Такой взгляд можно считать иной формой ведантической доктрины Единой Абсолютной Самосущей Самосознающей Реальности, или Брахмана, где душа выступает как духовная и материальная причины Вселенной, индивидуальное существо тождественно Универсальной Самости, а творящая энергия Брахмана неотличима от самого Брахмана. Тем не менее, изложение йогической доктрины во многом отличается от адвайта-вады Шанкары, вишиштадвайта-вады Рамануджи и двайта-вады Мадхавы.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.