Сделай Сам Свою Работу на 5

Механизм формирования личности преступников.





Механизм формирования личности преступника:
понятие, этапы криминального поведения

Общество может и должно предупреждать преступное поведение индивидов, которые имеют неблагоприятную органическую отягощенность, но при этом социально-воспитательные профилактические программы должны строиться с учетом этих имеющих неблагоприятный характер психобиологических особенностей части правонарушителей.

Личность преступника – это понятие многогранное, с ярко выраженным междисциплинарным характером, поскольку изучается не только психологами, но и юристами, занятыми разработкой вопросов, относящихся к уголовному праву и процессу, криминологии и криминалистике.

«Как известно, все свойства человека сосуществуют в нерасторжимом единстве, а их сочетания в конкретном индивиде образуют еще одно важное качество – индивидуальность».

Криминалистическое изучение личности следует понимать как установление криминалистически значимой информации о преступление, жертве преступления, а также об обвиняемом, и других участниках процесса расследования, включающей в себя сведения о присущих им анатомических, биологических и социальных свойствах, которые необходимы для идентификации личности, решения тактических задач и установления фактической картины события преступления в процессе его раскрытия и расследования, а также использования в целях осуществления криминалистической профилактики.

В криминологии изучение преступника, личности преступника подчинено выявлению закономерностей преступного поведения,преступности как массового явления, детерминации, причинности к разработке научно обоснованных рекомендаций по борьбе с преступностью.

Оперирование термином «личность преступника» означает, что речь идет о «социальном лице» человеке, совершившего преступление.

При криминологическом изучении важен анализ личности во взаимодействии с социальной средой, поскольку преступное поведение рождает не сама по себе личность или среда, а именно их взаимодействие.


Социальная среда – это общество, не только объективные условия и обстоятельства, определяющие поведение человека, но и непрекращающаяся деятельность людей, которые создают и изменяют указанные обстоятельства, - людей как продукта и источника социального развития.

Личность преступника представляет для криминальной психологии и самостоятельный интерес, ибо она не просто отражает определенные внешние условия, но является активной стороной взаимодействия. Для нее характерна сознательная, целенаправленная деятельность.

Таким образом, связь социальных условий с преступным поведением носит сложный характер, причем всегда социальные условия проявляются в преступлении, преломляясь через личность. В ряде случаев они в процессе длительного специфического социального взаимодействия накладывают относительно стойкий отпечаток на личность и порождают не отдельные преступные акты, а устойчивую противоправную ориентацию, которая проявляется в комплексе правонарушений. Такая личность способна совершать преступления даже при меняющихся условиях, если не изменилась она сама, приспосабливая при необходимости для себя среду и преодолевая возникающие препятствия.

Представляется, что отличие преступного поведения от правомерного коренится в системе ценностных ориентаций, взглядов и социальных установок, т.е. в содержательной стороне сознания. Сами по себе преступления нельзя рассматривать с точки зрения их внешней характеристики на какие-то особые деяния, которые требуют необходимых физических и психических возможностей индивида. Общепризнанно, что именно в координатах ценностно-нормативной системы личности и социальной среды, их взаимодействии надо искать непосредственные причины преступного поведения. Конечно, речь идет не столько о декларируемых, желаемых морально-правовых идеалах и поступках, сколько о непосредственных житейских представлениях, которые закрепляются общественной практикой в сознании и деятельности человека. Кроме того, система ценностей общества и личности рассматривается не только как исходная сторона социального взаимодействия, но и как его результат, влияющий на последующее взаимодействие. Не остаются без внимания и условия их формирования, реализации, функционирования.

Таким образом, при исследовании возникает необходимость комплексной оценки взаимосвязи различных характеристик среды и личности.

В науке уголовного права под личностью преступника понимается вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления определенного, указанного в уголовном законе возраста. Поэтому о личности преступника говорят, когда имеют в виду субъекта преступления, т.е. лицо, совершившее преступление, что нашло свое подтверждение в приговоре суда, вступившего в законную силу.

Понятие личности преступника включает в себя целый комплекс социально-демографических, социально ролевых (функциональных), социально-психологических признаков,которые в той или иной мере связаны с преступным деянием, характеризуют его общественную опасность, объясняют причины его совершения.

В юридической психологии личность субъекта, совершившего преступление, изучается в целях оказания помощи правоохранительным органам:

- при принятии решений уголовно-правового, уголовно-процессуального характера (при квалификации противоправных действий, при избрании меры пресечения обвиняемому, при определении меры наказания подсудимому с учетом характера совершенного преступления и особенностей его личности);

- в выборе оптимальных тактических решений, тактических комбинаций и приемов воздействия на подозреваемого, обвиняемого в различных следственных ситуациях;

- в ходе установления некоторых обстоятельств, подлежащих доказыванию, в частности мотивов преступления, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, потерпевшего и др.;

- при изучении причин совершенных преступлений (по видам преступных посягательств, по лицам, участвовавшим в их совершении и т.д.);

- в целях определения мер воспитательного воздействия на личность тех, кто совершил преступление и нуждается в перевоспитании.

Методы изучения личности преступника в юридической психологии применяются те же, что и при изучении личности любого участника процесса в зависимости от задач исследования.

В научно практических целях понятие личности преступника подразделяется на составные части (структурные элементы или подсистемы). Такой структурный анализ делает более удобным поведение различных исследований личности правонарушителей.

В настоящее время в научной литературе наиболее широкое распространение получил подход к изучению личности преступника, предполагающий наличие в ней следующих двух наиболее крупных подсистем, объединяющих различные более мелкие признаки, отдельные характеристики личности, а именно: социально-демографической и социально-психологической подсистем личности преступника.

Социально-демографическая подсистемаличности преступника включает: пол, возраст, семейное положение, образование, профессиональную принадлежность, род занятий, социальное материальное положение, наличие судимости (иных связей с криминальной средой). Сюда же относятся признаки, характеризующие личность преступника с точки зрения выполнения им определенных функционально-ролевых обязанностей.

Например, по мнению авторов учебников по криминологии, среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин. Социальное положение женщин на протяжении десятилетий менялось, уровень преступности женщин (абсолютное число зарегистрированных преступлений) оставался ниже уровня преступности мужчин в 5-7 раз. И не смотря на то, что количество женщин в стране больше, чем количество мужчин, эта закономерность сохранилась и в настоящее время: в 1991 год удельный вес женщин-преступниц в общем числе выявленных преступников составлял 10,6 %, в 1993 г. – 11,2 %, в 1995г. – 19,9 %. Таким образом указанный удельный вес растет в последние годы. С 1991 по 1995 год число женщин-преступниц выросло почти в 2 раза, а в целом число преступников выросло в 1,7 раз, то есть темпы прироста числа выявленных женщин-преступниц опережали соответствующие темпы прироста мужчин преступников.

Наибольшей криминогенной активностью отличаются представители возрастных групп от 25 до 29 лет, затем следуют 18-24-летние, 14-17-летнии и, наконец, 30-45-летние. Основная масса таких преступлений, как убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, разбои, грабежи, хулиганства, изнасилования, совершаются лицами до 30 лет. Многие из тех, кто совершал хулиганство, разбойное нападение, грабежи, кражи, часто меняли место работы, периодически имели длительные перерывы в трудовой деятельности, т.е. не занимались общественно полезным трудом. Самый низкий уровень образования зарегистрирован у лиц,виновных в совершении, насильственно-корыстных преступлений, хулиганства; наиболее высокий – у совершивших должностные преступления и хищения путем присвоения,растраты или злоупотребление доверием и т.д.

Наибольшая криминогенная активность лиц более молодого возраста во многом объясняется не только их большой активностью, но и в значительной мере социальной незрелостью их личности, еще не завершившимся процессом социализации, низким уровнем культуры, отношений и поведения,примитивностью интересов, ценностных ориентаций, отсутствием устойчивых жизненных планов. Таких лиц отличает отрицательное и безразличное отношение к выполнению гражданских обязанностей добросовестно трудится трудиться, заботится о воспитании детей и т.п.

Таким образом, анализ социально-демографических признаков помогает лучше понять процесс социализации, формирования у людей под влиянием социальных условий различных психологических особенностей, на которые нужно обращать внимание в ходе расследования преступлений. Поэтому надо рассмотреть второй блок в структуре личности преступника социально-психологическую подсистему.

Многими учеными психологическая структура личности признана в виде четырех основных структурных элементов:

1) подструктура направленности в виде совокупности наиболее устойчивых, социально значимых качеств личности (мировоззрения, ценностные ориентации, социальные установки, ведущие мотивы и т. д.), связанных с правосознанием человека;

2)подструктура опыта, включая знания, навыки, привычки и другие качества, которые проявляются в выборе ведущих форм деятельности;

3)подструктуры психических форм отражения, проявляющихся в познавательных процессах, психических, эмоциональных состояниях человека;

4)подструктура темперамента и других биологически, наследственно обусловленных свойств, которые наряду с социальными факторами влияют на формирования характера и способностей человека.

По сравнению с ранее действовавшим, в недавно принятом уголовном законодательстве социально-психологическим качествам личности субъектов различных преступлений уделено гораздо большее внимание. Более того, отдельные психические явления, состояние психики лиц,совершающих уголовно наказуемые деяния, прямо указаны в уголовном законе, введены в некоторые составы преступлений. И с этой точки зрения можно говорить об определенной психологизации отдельных институтов, принципов (справедливости, гуманизма и т. д.) и даже норм уголовного права. Например, законодателем введены в уголовно-правовую материю такие психические явления, как: психические расстройства, не исключающие вменяемости, находящиеся в ряду различных отклонений от средней психической нормы (ст. 22 УК РФ); неспособность несовершеннолетнего правонарушителя в «полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими» вследствие отставания в психическом развитии (ст. 20 УК РФ); легкомыслие, т.е. с точки зрения психологии определенная характеристика субъекта, свидетельствующая о его сниженном интеллекте, недостаточно развитых прогностических способностях в качестве одного из возможных элементов субъективной стороны преступления, совершенного по неосторожности (ст. 26 УК РФ); психофизиологические качества личности субъекта, совершившего опасное деяние, которые не соответствовали требованиям экстремальных условий или нервно- психическим перегрузкам (ст. 28 УК РФ); понятие психического принуждения, препятствующего процессам волеизъявления потерпевшего (ч. 2 ст. 40, п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и т.д..

Рассмотрение социально-демографических, социально-психологических особенностей личности тех, кто совершает преступление, было бы неполным без изложения взглядов на роль биопсихологических факторов в преступном поведении.

Поэтому мы не можем игнорировать отдельные индивидуально-психологические особенности, довольно типичные для некоторых групп правонарушителей в виде так называемых психических аномалий, т.е. отклонений от средней психической нормы, в значительной мере связанных с типом, свойствами нервной системы, которые определяются наследственными факторами.

В начале 60-х годов Буза и Пинатель писали, что антропологическая теория, рожденная ломброзианским учением, утвердила существование наследственной предрасположенности и преступности, такая предрасположенность состоит «в некотором специфическом содержании, которое еще не определено». Позднее это стало связываться с хромосомами.

Исследования ученных в Англии, США, Австралии и других стран выявили повышенный процент аномалий среди обследованных преступников по сравнению с контрольной группой.

Определенный «взрыв» среди отечественных криминологов в 70-е годы вызвали публикации профессора из Саратова И.С. Ноя, который писал: «Независимо от среды человек может не стать ни преступником, ни героем, если родится с иной программой поведения».

В.П. Емельянов сделал следующий вывод: «Только определенный состав экономических, идеологических, социальных, биологических факторов дает реакцию, называемую преступлением… Причина преступности это синтез различных явлений социального и биологического свойства».

И.С. Ной, В.П. Емельянов имели активных сторонников из числа известных отечественных генетиков: В.К. Эфроимсона, Б.Л. Астаурова, Д.Н. Беляева. Позднее после активных дискуссий, в частности с академиком Н.П. Дубининым, Д.Н. Беляевым писал, что «наличие генетической программы и врожденных потенций не означает, что эти потенции автоматически сформируются в реально осязаемое свойство психики или форму поведения человека. Для этого необходимы еще соответствующие условия среды, жизненные условия, под влиянием которых природные потенции человека либо разовьются, либо, наоборот, погаснут. Оценивая значения генетической программы для формирования самого поведения, надо иметь, конечно, в виду, что нет специальных генов, однозначно определяющих, например, альтруизм, эгоизм или антисоциальное поведение».

Психические аномалии объединяют такую совокупность психических явлений, которые находятся между акцентуациями личности и психическими заболеваниями. Сюда же относятся такие расстройства психики, которые связаны с алкоголизмом, наркоманией (токсикоманией). В определенных (неблагоприятных, экстремальных) условиях психические аномалии «снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных; создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизмы внутреннего контроля; сужают возможности выбора решений и вариантов поведения; облегчают реализацию импульсивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков. Все это отрицательно сказывается на развитии личности и может способствовать преступному поведению».

Мотивационный потенциал таких лиц с различными психическими аномалиями, в том числе отличающихся сниженным уровнем интеллектуального развития, обычно характеризуется своей объединенностью, направленностью на удовлетворение ближайших, как говорят, сиюминутных потребностей (по принципу «здесь и сейчас»), среди которых доминирующую роль играют мотивы психопатической самоактуализации.

Также не следует забывать и того, что у психопатических личностей имеется целый комплекс эмоционально-волевых, интеллектуальных особенностей, благодаря которым внешние факторы среды еще более способствуют совершению ими противоправных действий (чаще насильственного характера). А при наличии соответствующей для проявления этих особенностей личности ситуации такие люди свободнее включаются в криминогенную среду, проще усваивают и реализуют криминальные формы поведения, не тратя много времени на принятие решения совершить или не совершать преступление.

Согласно принятой Международной классификации психопатий выделяются следующие три основные группы лиц, проявляющих психопатические расстройства: по возбудимому, интероидному и тормозному типу, которые могут представлять интерес для юридической психологии.

Возбудимые формы психопатических расстройств (вспыльчивость, раздражительность, гневливость, импульсивность, переменчивость настроения, повышенная обидчивость по не значительным причинам, жестокость, склонность к накоплению отрицательных переживаний, плохо контролируемая разрядка) подразделяют на три основных формы: элептоидная форма возбудимых психопатов (в суждении вязкость мышления, застревание на ярко окрашенных переживаниях, мстительность, жестокость), неустойчивая форма возбудимой психопатии (неорганизованность, безволие, легкомыслие, нетерпимость к какой-либо регламентации, повышенная внушаемость, жажда новыхразвлечений, хорошо подвергается средовым влияниям, случайным ситуациям), паранойяльная форма возбудимой психопатии (регидность мышления, узость, застреваемость на отдельных обстоятельствах, нетерпимость к иному мнению, повышенная самооценка, завышенный уровень притязания, обидчивость, подозрительность).

Истероидная (истерическая) психопатия – лица данного круга отличаются своим эгоцентризмом, демонстративным поведением, театральностью, «жаждой признания», эмоциональной неустойчивостью, повышенной обидчивостью, вспыльчивостью, особенно когда такого признания не получают. В общении с окружающими такие люди нередко проявляют лживость, склонность к фантазированию.

Менее других (по сравнению с описанными выше) криминальную активность проявляют лица, относимые к так называемому тормозимому типу(тревожная мнительность, навязчивые сомнения по поводу принимаемых решений, нерешительность, особенно ситуациях неопределенности, замкнутость, ранимость и в тожевремя эмоциональный холод и отчужденность). Среди данной группы выделяются лица весьма настойчивые в достижении своих целей, сближающиеся по характеру аффективных переживаний с представителями паранойяльной психопатии, нередко прибегающие в конфликтных ситуациях к агрессивным, насильственным, а порой и к жестоким формам противоправного поведения.

Таким образом, среди тех, кто совершает насильственные, насильственно-корыстные преступления, мы не редко видим лиц с чертами повышенной агрессивности, злобливых и жестоких по своему характеру и способам действий.

***

Процесс формирования личности принято рассматривать как социализацию, т.е. процесс наделения личности общественными свойствами, выбора жизненных путей, установления социальных связей, формирования самосознания и системы социальной ориентации, вхождения в социальную среду, приспособления к ней, освоения определенных социальных ролей и функций. В этот период возникают и закрепляются типичные реакции на возникающие жизненные ситуации, наиболее характерные для данного человека предпочтения.

Социализация личности как активный процесс длится не всю жизнь, а лишь период, необходимый для восприятия комплекса норм, ролей, установок и т.д., т.е. на протяжении времени, необходимого для становления индивида как личности. Можно выделить первичную социализацию, или социализацию ребенка, и промежуточную, которая знаменует собой переход от юношества к зрелости, т.е. период от 17—18 до 23— 25 лет.

Особенно важную роль в формировании личности играет первичная социализация когда ребенок еще бессознательно усваивает образцы и манеру поведения, типичные реакции старших на те или иные проблемы, как показывают психологические исследования личности преступников, уже взрослым человек часто воспроизводит в своем поведении то, что запечатлелось в его психике в период детства. Например, он может с помощью грубой силы разрешить конфликт так, как это раньше делали его родители. Можно сказать, что преступное поведение в определенном смысле есть продолжение, следствие первичной социализации, но, конечно, в других формах.

Дефекты первичной, ранней социализации в родительской семье могут иметь криминогенное значение в первую очередь потому, что ребенок еще не усвоил другие положительные воздействия, он полностью зависим от старших и совершенно беззащитен от них. Поэтому вопросы формирования личности в семье заслуживают исключительного внимания криминологов. Семьяглавное звено той причинной цепочки, которая выводит на преступное поведение.

Сейчас накоплено значительное количество данных о семьях правонарушителей, условиях их родительского воспитания. В основном это социологические, социально-демографические данные о семье. Однако на нынешнем этапе развития науки и запросов правоохранительной практики становится ясно, что с помощью лишь такой информации (о составе родительской семьи будущих правонарушителей, общих характеристиках отношений в ней, уровне культуры родителей, совершении ими и другими родственниками аморальных или противоправных действий и т.д.) уже нельзя в должной мере объяснить происхождение преступного поведения.

Так, при всей ценности весьма многочисленных данных о неблагополучных или неполных семьях, остается непонятным, почему многие «выходцы» из таких семей никогда не совершают противоправных действий. К числу же неблагополучных семей относят только те, в которых родители совершают противоправные или аморальные действия. Отсутствие, например, отца или его аморальное поведение далеко не всегда формирует личность правонарушителя. Поэтому следует считать, что решающую роль играет не состав семьи, не отношения между родителями, даже не их объективно неблаговидное, пусть и противоправное поведение, а главным образом их эмоциональное отношение к ребенку, его принятие или, напротив, отвержение.

Можно обнаружить достаточное количество семей, в которых родители совершают правонарушения, но их эмоциональное отношение к детям отличается теплотой и сердечностью. Поэтому есть все основания считать, что именно отсутствие подобных отношений в детстве в решающей степени определяет ненадлежащее поведение человека в будущем.

Однако условия жизни ребенка не прямо и непосредственно определяют его психическое и нравственное развитие. В одних и тех же условиях могут формироваться разные особенности личности прежде всего из-за того, в каких взаимоотношениях со средой находится человек, какими биологическими чертами он обладает. Средовые влияния воспринимаются в зависимости от того, через какие ранее возникшие психологические свойства ребенка они преломляются.

Имеется множество убедительных доказательств того, что в семьях с прочными, теплыми эмоциональными контактами, уважительным отношением к детям у них активнее формируются такие качества, как коллективизм, доброжелательность, внимательность, способность к сопереживанию, самостоятельность, инициативность, умение разрешать конфликтные ситуации и др. Все это делает их коммуникабельными, обеспечивая высокий престиж в группе сверстников.

Напротив, чем меньше тепла, ласки, заботы получает ребенок, тем медленнее он формируется как личность. Даже недостаточное внимание, низкая частота общения родителей и детей (гипоопека) по самым разным причинам, в том числе объективным, нередко вызывают у последних эмоциональный голод, недоразвитость высших чувств, инфантильность личности. Следствием этого может быть отставание в развитии интеллекта, нарушения психического здоровья, плохая успеваемость в школе, совершение аморальных и противоправных проступков.

Психологическое отчуждение ребенка родителями — не единственная причина формирования личности преступника. Нередко это происходит иным путем: у ребенка и подростка есть необходимые эмоциональные связи с родителями; но именно последние демонстрируют ему пренебрежительное отношение к нравственным и правовым запретам, образцы противоправного поведения (например, постоянно пьянствуют, учиняют хулиганские действия и т.д.).

Поскольку же тесные контакты с ними имеются, подросток сравнительно легко усваивает эти образцы, соответствующие им взгляды и представления, которые вписываются в его психологию и начинают стимулировать его поступки. Этот путь криминогенного заражения личности достаточно хорошо известен практическим работникам правоохранительных органов.

Криминогенные последствия может иметь и такой недостаток семейного воспитания, когда при отсутствии теплых эмоциональных отношений и целенаправленного нравственного воспитания окружающие заботятся об удовлетворении лишь материальных потребностей ребенка, не приучая его с первых лет жизни к выполнению простейших обязанностей перед окружающими, соблюдению нравственных норм. По существу, здесь проявляется равнодушие к нему.

Отвергание родителями ребенка, отсутствие родительской заботы и попечения могут иметь место в явной, открытой форме. Чаще всего это случаи, когда его бьют, издеваются над ним, иногда очень жестоко, выгоняют из дома, не кормят, никогда не проявляют заботы и т.д., нанося ему незаживающие психические травмы. Неприятие своего ребенка может быть и скрытым, отношения между родителями и детьми в этих случаях как бы нейтральны, эмоционально никак не окрашены, каждый живет по-своему и мало интересуется жизнью другого. Такие отношения выявить всегда трудно, их обычно скрывают и родители, и дети, причем делают это скорее невольно, непреднамеренно. Ведь даже для взрослого человека очень травматично признать, да еще открыто, что родители его не любили, что он был им в тягость и т.д. Осужденные в местах лишениях свободы не часто делают признания об этом, поскольку для них в их бедственном положении помощь, сочувствие и любовь родителей чрезвычайно важны, даже если с ними ранее никакой близости не было.

Нередко дети предоставлены сами себе в семьях, в которых много детей или в которых родители слишком заняты по работе. К., 17 лет, осужденная за ряд квартирных краж, так рассказала о своей семье: «Нас детей в семье было семеро, я — пятая. Каждый жил, как хотел, на меня родители внимания не обращали, хотя и не обижали никогда». Итог: две младшие сестры К. живут в детском доме, двое братьев и она — в местах лишения свободы.

Отсутствие надлежащих семейных контактов особенно пагубно для девочек. Во-первых, почти все отвергнутые семьей девочки слишком рано начинают половую жизнь, становятся легкой сексуальной добычей более взрослых парней, быстро деморализуются, их интимные связи приобретают беспорядочный характер. Во-вторых, оторвавшись от семьи, школы, выйдя за пределы нормального человеческого общения, таким девушкам очень трудно, а иногда и невозможно вернуться к обычной жизни, завоевать уважение окружающих. Социальное клеймение (стигматизация) женщин обычно оказывается более стойким и губительным, чем мужчин. Особенно трагично складывается судьба бродяг, проституток, наркоманок, алкоголичек, а также тех, кто связал себя с профессиональными преступниками. Их не только трудно перевоспитать, но они сами подчас не могут найти место в нормальной человеческой жизни.

Чрезвычайно важно отметить, что в результате эмоционального отвергания родителями ребенка, его неприятия или лишения родительской ласки и попечения в его психике на бессознательном уровне формируются тревожность, беспокойство, боязнь утраты себя, своего «я», своего положения в жизни, ощущение враждебности, даже агрессивности окружающего мира. Эти качества из-за отсутствия надлежащих воспитательных воздействий или, напротив, негативных влияний затем закрепляются в ходе общения в школе, в учебных и трудовых коллективах, среди товарищей и, что очень важно, очень многими и субъективно значимыми условиями жизни индивида.

Все названные качества можно назвать тревожностью, понимая ее как страх небытия, несуществования. Этот страх может иметь два уровня — страх смерти (высший уровень) и постоянное беспокойство и неуверенность (низший уровень). Если тревожность достигает уровня страха смерти, то человек начинает защищать свой биологический статус, свое биологическое существование — отсюда совершение насильственных преступлений как способ защиты от мира, субъективно воспринимаемого как опасный или враждебный. Рядом специальных психологических исследований установлено, что наиболее характерной чертой убийц является повышенная восприимчивость, ранимость, ожидание угрозы со стороны среды. Если тревожность сохраняется на уровне постоянного беспокойства и неуверенности, то человек может защищать свой социальный статус, социальное существование, свою социальную определенность путем совершения корыстных и корыстно-насильственных преступлений.

Формирование и последующее развитие будущих преступников складываются так, что по сравнению с другими они совершенно иначе видят окружающий мир и соответственно реагируют на его воздействия. Их ведущей чертой становится постоянное стремление к самоутверждению, к самоприятию, защите себя и своего «Я», отстаиванию своего места в жизни. Тенденция к утверждению и самоутверждению может осуществляться за счет снижения статуса другого человека, его унижения и даже уничтожения. Именно такие люди обладают наибольшей степенью внутренней несвободы и весьма предрасположены к противоправному поведению.

Наличие тревожности, бессознательное ощущение призрачности и хрупкости своего бытия, опасения небытия являются фундаментальными особенностями личности и качественно отличают преступника от непреступника. Эти особенности возникают в результате неблагоприятного формирования личности начиная с детских лет. При их наличии человек может совершать преступления потому, чтобы не разрушались его представления о самом себе, своем месте в мире, его самоощущение, самоценность, не исчезло приемлемое для него его биологическое и социальное бытие.

Высокая тревожность может быть прирожденной, но снята надлежащим воспитанием. Неблагоприятное же формирование личности способно еще более усилить тревожность, породить ее высокий уровень у тех, кто не был предрасположен к этому. У тревожных личностей угроза бытию, биологическому и социальному способна преодолеть любые нравственные преграды или правовые запреты, игнорировать их, никак не принимать во внимание. Поэтому не учитывается и угроза сурового наказания. Нравственные нормы в силу указанных особенностей и отсутствия целенаправленного воспитания не воспринимаются ими. Однако в принципе возможна компенсация указанных черт с помощью целенаправленного, индивидуализированного воздействия с одновременным, если это нужно, изменением условий жизни. Но это в большинстве случаев не делается.

Названные качества закрепляются, развиваются в личности, «обрастают» другими положительными и отрицательными особенностями, часто противоположными, причем эти наслоения нередко преобладают в ее реакции на средовые воздействия. Поэтому подобные качества обнаружить очень сложно даже с помощью специальных методов. Изначальные контуры этого психического и психологического явления как бы исчезают, затушевываются более поздними образованиями, в первую очередь культурными, а также теми, которые вызваны физиологическими изменениями.

В нашей стране уже давно существуют объективные факторы, формирующие высокий уровень тревожности личности: значительное расслоение общества в связи с разным уровнем материальной обеспеченности, объемом и качеством социальных услуг; социальная напряженность между людьми; утеря людьми, особенно молодыми, привычных жизненных ориентиров и идеологических ценностей, некоторое ослабление родственных, семейных производственных и иных связей, социального контроля; постепенное возрастание числа тех, кто в современном производстве не может найти себе места. Надо полагать, что люди пожилого возраста, несовершеннолетние и женщины более уязвимы для неблагоприятных внешних социальных воздействий.

Конечно, многие люди обладают прирожденной предрасположенностью к тому, чтобы с повышенной тревожностью воспринимать окружающий мир, и у них риск поведенческого срыва достаточно велик. Однако никакая предрасположенность фатально не приводит к совершению преступлений. Страх смерти, как и постоянное беспокойство, могут быть преодолены вполне допустимыми и нравственными способами, великое множество которых выработало человечество на протяжении своей истории. Это рождение, воспитание и попечение своих детей и внуков, передача им по наследству имущества, традиций и нравственных ценностей, делание карьеры, создание произведений искусства, литературы, научных трудов, накопление богатства и т.д. Поэтому можно сказать, что преодоление страха небытия и в том числе страха смерти является мощным стимулом человеческого поведения, творческой деятельности, хотя и очень редко осознается в таком качестве. Вот почему ни в коем случае нельзя считать, что страх небытия выполняет лишь негативные функции. Нравственная и правовая его оценка полностью зависит от того, какими способами он преодолевается.

Семья как известно, психологически характеризуется взаимосвязью между ее членами, а именно наличием взаимных идентификаций, взаимными привязанностями, что порождает общие интересы и ценности, согласованное поведение. Внутрисемейные отношения представляют собой социально-психологические механизмы взаимопонимания между членами семьи, способность каждого из них принимать на себя роль другого. Человек может сочувствовать и сопереживать другому человеку, если он способен представить себя на его месте, понять, что тот, другой, тоже может нуждаться в помощи и поддержке. Идентификация неразрывно связана с коммуникацией, ибо только вообразив себя на месте другого, человек может догадаться о его внутреннем состоянии. На идентификации основывается одна из главных функций семьи — формирование у ее членов способности учитывать в своем поведении интересы других людей, общества.

Значительно возросшие за последние годы агрессивность и жестокость людей, выражающиеся в росте насильственных преступлений, прямо связаны с нарушением эмоциональных коммуникаций в семье. Эти коммуникации сейчас ослабли, семья меньше, чем ранее, способна эффективно контролировать поведение своих членов, которые в свою очередь далеко не всегда находят в ней возможность психологической разрядки и отдыха. Семья перестала в должной мере обучать женщину состраданию, сочувствию, мягкости, причем надо отметить, что если родители ее не любили и не заботились о ней, то она вряд ли сможет научить этому своих детей. Понятно, что все это негативно сказывается на воспитании подрастающего поколения, активно способствуя росту правонарушений среди подростков.

 








Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.