Сделай Сам Свою Работу на 5

Пассивное и активное воображение





В процессах воображения мы можем различать разную степень активности.

Крайним случаем совершенно пассивного воображения являются сновидения, в которых образы рождаются непреднамеренно, сами собой изменяются и вступают в неожиданные, причудливые, иногда совершенно бессмысленные сочетания. Непроизвольной в основе своей является также деятельность воображения, развёртывающаяся в полусонном, дремотном состоянии, например перед засыпанием.

Очень точное и детальное описание такой работы воображения даёт Л. Н. Толстой в «Войне и мире». Пятнадцатилетний Петя Ростов находится в партизанском отряде Денисова; ночь; на утро намечено нападение отряда на французскую колонну; Петя только что вернулся из разведки и дремлет, сидя на фуре.

, «Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова... что он сидит на фуре, отбитой у французов... что под ним сидит казак Лихачёв и натачивает ему саблю, что большое, чёрное пятно направо — караулка, и красное, яркое пятно внизу налево — догоравший костёр... но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое чёрное пятно может быть точно была караулка, а может быть была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно может быть был огонь, а может быть глаз огромного чудовища»... «Ожиг, жиг, ожиг, жиг...— свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой-то неизвестный, торжественно-сладкий гимн... Музыка играла всё слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой... Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы — но лучше и чище, чем скрипки и трубы,— каждый инструмент играл своё и, не доиграв ещё мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвёртым, и все они сливались... то в торжественно-церковное, то в ярко-блестящее и победное».

Эти музыкальные образы возникают и развиваются сами собой. В этом смысле они похожи на сон. Но Петя не спит; он только дремлет, и поэтому он всё же может влиять на течение своих образов.


«Он попробовал руководить этим огромным хором инструментов. «Ну, тише, тише, замирайте теперь». И звуки слушались его. «Ну, теперь полнее, веселее. Ещё, ещё радостнее». И из неизвестной глубины поднимались усиливающиеся, торжественные звуки».

Явления сна и сновидений, окружённые таинственностью на протяжении многих веков, получили в работах И. П. Павлова научное объяснение. И. П. Павловым было установлено, что сон представляет собой разлитое торможение больших полушарий. Полное и глубокое торможение коры — это сон без сновидений; сновидения же вызываются работой групп клеток, оставшихся незаторможёнными. Дело в том, что торможение охватывает клетки коры постепенно и неодинаково глубоко; неравномерность распространения торможения заметно выступает в начальной стадии сна и в его последней стадии перед пробуждением. В нервных клетках, осуществляющих высшие психические функции, связанные с деятельностью второй сигнальной системы, торможение происходит раньше и глубже, и эти клетки растормаживаются позже, чем клетки, осуществляющие функции первой сигнальной системы. Поэтому сновидения, представляющие собой деятельность незаторможённых групп клеток коры, бывают такими образными и вместе с тем фантастичными, лишёнными критического отношения к возникающим картинам.

Для сновидений характерно неестественное течение событий, появление странных образов, представляющих собой как бы фантастическую комбинацию реальных образов и предметов. Это есть результат необычного сочетания функционирующих клеток вследствие неравномерной заторможенности отдельных участков коры. В сновидениях отсутствует преднамеренность и сознательный контроль за течением представлений, поэтому сновидения рассматриваются как крайняя степень пассивности воображения.

В бодрствующем состоянии деятельность воображения может иметь самые различные степени преднамеренности и активности. На высоких ступенях своего развития, в творческой работе писателя, художника, учёного воображение становится процессом сознательного и активного создания образов, отвечающих строго определённому замыслу и удовлетворяющих столь же строгим требованиям. Уменье преднамеренно вызывать достаточно яркие образы является необходимым условием развития воображения.

Воссоздающее воображение

Воссоздающим воображением называется построение образа объекта в соответствии с описанием (или чертежом, схемой и т. п.) этого объекта. Читая в учебнике физики или химии описание какого-нибудь опыта, учащийся должен возможно яснее представить себе расположение предметов и приборов, действия, которые надо произвести, результат этих действий и т. д. Это и есть деятельность воссоздающего воображения.

Рассматривая плоскостной чертёж машины, надо уметь совершенно отчётливо представить себе расположение отдельных частей этой машины в пространстве и взаимодействие их. Это также работа воссоздающего воображения, а именно той его разновидности, которая называется «техническим воображением». Техническое воображение, необходимое в деятельности инженера, техника, квалифицированного рабочего, предполагает уменье, глядя на чертёж, мысленно «видеть» машину, аппарат, деталь, изображённые на этом чертеже.

Особенно большую роль играет воссоздающее воображение при изучении таких наук, объекты которых не могут быть знакомы из личного опыта. Это относится к ботанике, зоологии, географии, в особенности же к истории; события далёкого прошлого, людей тех времён, обстановку, в которой они действовали, можно представить себе только с помощью воображения. Изучение истории, не опирающееся на работу воссоздающего воображения, остаётся на уровне механического запоминания слов.

Недостаточно, однако,— о какой бы науке ни шла речь — воображать себе что-нибудь. Задача заключается не просто в том, чтобы вызвать у себя какое-нибудь представление изучаемого предмета, а в том, чтобы создать правильное представление. Воссоздающее воображение должно быть не только живым, богатым и гибким, оно должно также быть верным, точным, давать образы, соответствующие действительности.

Эго возможно при наличии двух условий:

1. Нужно уметь правильно понимать те описания схемы, чертежи, от которых отправляется работа воображения.

Чтобы представить себе по чертежу машину, надо уметь «читать чертёж», понимать применяемые в нём способы изображения, знать условные обозначения. Чтобы создать верную картину событий прошлого, надо прежде всего правильно понимать текст исторического описания и рассказа.

2. Нужно иметь достаточный запас наглядных образов из соответствующей области действительности.

В первом параграфе этой главы мы уже говорили о том, что без достаточного материала, полученного в восприятии, невозможна продуктивная работа воображения, и приводили пример неправильных исторических представлений, возникающих от недостатка такого материала.

Воссоздающее воображение имеет важнейшее значение в психическом развитии человека. Давая возможность по чужому рассказу и описанию представить себе то, чего сам не видал и не можешь увидеть, оно выводит человека за узкие рамки его личного опыта и делает его знания конкретными и живыми.

Ярче всего развёртывается деятельность воссоздающего воображения при чтении художественной литературы. Герои произведений Пушкина, Гоголя, Л Н. Толстого, Горького и других крупных писателей сами собой оживают в воображении читателя, и сама собой развёртывается картина событий, изображаемых автором. Всякий знает, что гораздо легче получить яркие и живые образы прошлого, читая исторический роман или повесть, чем изучая учебник по истории или научное историческое сочинение. Вспомните с этой точки зрения такие произведения, как «Капитанская дочка» Пушкина, «Тарас Бульба» Гоголя, «Пётр I» A. H. Толстого. Чтение художественной литературы — лучшая школа воображения, самое мощное средство воспитания его.

Но не всякое чтение художественной литературы является такой школой. Беглое просматривание произведения, преследующее одну цель — узнать, «про что здесь говорится» и «что случится дальше»,— не только не развивает воображения, а, наоборот, приучает его бездействовать. Уменье читать художественную литературу требует активной работы воображения, требует, чтобы читатель мысленно «видел и слышал» всё то, о чём идёт речь. Люди, не обладающие этим уменьем, склонны бывают при чтении художественного произведения пропускать описания. Это вполне естественно: для человека с «ленивым воображением» художественное описание должно казаться скучным и ненужным.

Чтобы понять художественное описание, недостаточно понять значение слов и сообразить, о каких предметах идёт речь; необходимо с полной наглядностью представить себе картину, которую развёртывает автор. Мало того. Чтобы эта картина ожила, во многих случаях необходимо дополнить зрительный образ её целым рядом других представлений: слуховых, обонятельных и т. п. Только тогда можно действительно перенестись воображением в ту обстановку, в которую хочет вас перенести писатель, «пережить» её.

Прочтите следующие строчки из данного Тургеневым описания июльского утра:

«Кто, кроме охотника, испытал, как отрадно бродить на заре по кустам? Зелёной чертой ложится след ваших ног по росистой, побелевшей траве. Вы раздвинете мокрый куст — вас так и обдаст накопившимся тёплым запахом ночи; воздух весь напоён свежей горечью полыни, мёдом гречихи и «кашки»; вдали стеной стоит дубовый лес и блестит и алеет на солнце; ещё свежо, но уже чувствуется близость жара. Голова томно кружится от избытка благоуханий... Вот заскрипела телега... Звучный лязг косы раздаётся за вами».

Чтобы действительно понять эти строчки, надо мысленно «увидеть» и стену дубового леса, блестящую и алеющую на солнце, и зелёный след на побелевшей траве, надо мысленно «услышать» скрип телеги и лязг косы. Мало того, надо представить себе горький запах полыни и медовый запах гречихи и «кашки», представить свежесть утра и начинающую чувствоваться близость жара, представить ощущение «томного» головокружения. Тогда можно действительно пережить то, что пережили бы вы, «бродя на заре по кустам», т. е. действительно перенестись в изображаемую ситуацию.

Искусству читать художественную литературу надо учиться, а овладевая этим искусством, в то же время развиваешь и совершенствуешь своё воображение.

Творческое воображение

Творческим воображением называется самостоятельное создание новых образов, включённое в процесс творческой деятельности, т. е. деятельности, дающей в результате оригинальные и ценные продукты. Таково воображение писателя, художника, композитора, учёного, изобретателя и т. д.

Творческое воображение — процесс значительно более сложный и трудный, чем воссоздающее воображение. Создать образы Онегина, Печорина или Плюшкина несравненно труднее, чем представить их себе и понять, читая уже написанное произведение. Создать новый образец машины несравненно труднее, чем представить его себе по готовому чертежу.

Нет такой области творчества, где воображение не играло бы значительной роли.

Всякий труд, являющийся творческим трудом, включает в себя деятельность творческого воображения. Рабочий-стахановец, ломающий старые нормы и достигающий огромного увеличения производительности труда, должен представить себе, «создать в своём воображении», новое, наиболее рациональное расположение орудий труда, новые способы выполнения деятельности, новую расстановку рабочей силы.

Легко понять, насколько важно творческое воображение для изобретателя, который ищет не отвлечённую идею, а конкретную вещь — машину, аппарат, прибор и т. д.; раньше, чем осуществить своё изобретение в виде модели, он должен построить его «в голове», должен вообразить его. Воображение изобретателя — это техническое воображение, но не воссоздающее техническое воображение, о котором мы говорили в предыдущем параграфе, а творческое.

Не менее важно воображение для учёного. Задумывая эксперимент, учёный должен создать в своём воображении такую комбинацию условий, которая давала бы возможность проверить намечаемую им гипотезу или установленный им закон.

Создавая новые гипотезы и устанавливая новые законы, учёный также должен «дать полный простор своему воображению». Не обладая гениальной силой воображения, Ньютон не пришёл бы к мысли вывести движение планет из движения брошенного камня или снаряда и объяснить одной причиной падение тел на Земле и движение планет вокруг Солнца. Нет такой науки, которая не требовала бы воображения. Ленин подчёркивал необходимость воображения даже в математике, самой отвлечённой науке, указывая, что без воображения невозможны были бы крупные математические открытия.

Нигде, однако, воображение не имеет такого исключительного значения, как в искусстве, в процессе художественного творчества. В науке образы воображения являются лишь материалом, которым пользуется творческая мысль учёного. В искусстве создание образов является целью творчества; в образах воплощает художник — писатель, живописец, композитор, актёр — свой идейный замысел. Поэтому работа воображения занимает центральное место в процессе художественного творчества. Возьмём в качестве примера работу воображения у писателя.

Прежде всего надо отметить чрезвычайную яркость и живость образов воображения у больших художников слова. Образы эти в большинстве случаев создаются ещё до начала процесса писания. Автор мысленно «видит» своих героев и их поступки, «слышит» их разговоры, и ему остаётся только вдумываться в смысл событий, развёртывающихся перед его внутренним взором, производить отбор того, что должно войти в произведение, и возможно точнее описывать отобранное.

«Я не сочиняю содержание книги,— говорил Диккенс,— но вижу его и записываю». Так же характеризовал процесс писания романа Гончаров: «Лица не дают мне покоя, пристают, позируют в сценах; я слышу отрывки их разговоров — и мне часто казалось, что я это не выдумываю, а что это всё носится в воздухе около меня, и мне только надо смотреть и вдумываться».

Конечно, писателю только кажется, что он не «сочиняет», не «выдумывает» своего произведения. Кажется же это, во-первых, потому, что образы обычно создаются ещё до процесса писания, а во-вторых, потому, что образы эти по яркости и живости своей приближаются к образам восприятия. Алексей Николаевич Толстой, отмечая эту последнюю черту, говорит о себе, что часто он, вспоминая, «путал бывшее и воображаемое».

Другая важнейшая черта воображения писателя заключается в том, что он не просто «видит» и «слышит» своих героев, но, по выражению А. Н. Толстого, «живёт вместе с ними». Писатель должен уметь вообразить себя своим собственным героем, поставить себя на его место, пережить в воображении его чувства.

Горький видел в этом самое важное отличие воображения писателя от воображения учёного. «Работник науки,— писал он,— изучая барана, не имеет надобности воображать себя самого бараном, но литератор, будучи щедрым, обязан вообразить себя скупым, будучи бескорыстным — почувствовать себя корыстолюбивым стяжателем, будучи слабовольным — убедительно изобразить человека сильной воли».

Можно сказать, что писатель наряду со зрительным и слуховым воображением должен иметь ещё эмоциональное воображение, т. е. способность переживать в воображении чужие чувства. Столь мощная и богатая работа воображения возможна лишь при наличии достаточного материала. Накопление этого материала предполагает следующие условия:

1. Высокое развитие наблюдательности, о чём мы уже говорили в главе о восприятии (стр. 67).

2. Тщательное и углублённое изучение той области действительности, которую писатель изображает в своём произведении.

Показательна в этом отношении работа А. Фадеева над романом «Молодая гвардия». По поводу нового, дополненного и переработанного издания этого романа газета «Правда» отмечала, что писатель «прежде всего обратился к углублённому изучению жизни и материалами самой действительности обогатил своё творчество. Автор романа заново изучил работу реально существовавшего в Краснодоне большевистского подполья, которое руководило «Молодой гвардией», привлёк новый жизненный материал». В результате писатель сумел дать правдивое и художественное обобщение типичных явлений нашей жизни.

3. Богатство собственной эмоциональной жизни и в частности высокое развитие эмоциональной памяти, т. е. памяти на чувства, дающей материал для эмоционального воображения.

Самым важным, решающим условием, определяющим деятельность творческого воображения, является идейная направленность человека. Воображение только тогда заслуживает названия творческого, когда оно служит реализации идеи, когда в создаваемых образах воплощается идейный замысел творческого работника.

Идейная направленность, определяемая мировоззрением человека,— основной двигатель творческого воображения.

Мечта

Особой формой воображения является мечта. Так же как и творческое воображение, мечта — это самостоятельное создание новых образов. Но она отличается от творческого воображения двумя существенными чертами:

1. Мечтой называется создание образов желаемого, тогда как в образах творческого воображения не всегда воплощаются желания автора. Никак нельзя назвать отрицательные образы Чичикова, Плюшкина, Ноздрёва «мечтой Гоголя». В мечтах находят своё образное выражение желания человека, то, что влечёт его к себе, к чему он стремится.

2. Мечтой называется процесс воображения, не включённый в творческую деятельность, т. е. не дающий немедленно и непосредственно объективного продукта в виде художественного произведения, научного открытия, технического изобретения и т. п.

Это не значит, однако, что мечта никак не связана с деятельностью. Мечта направлена не на настоящую, а на будущую деятельность, и поэтому она нередко образует первую, подготовительную ступень творческого воображения. Силой творческого воображения создаёт изобретатель конструкцию аппарата, над которым он в данное время работает, а в мечтах он рисует себе очертания своих будущих работ, воплощение тех творческих замыслов, которые влекут его к себе.

Мечта — это процесс воображения, направленный на будущее и притом желаемое будущее.

Неправильно понимать мечту как результат пассивной, непроизвольной игры воображения. Бывают, конечно, и такие мечты (их нередко называют «грёзами»), но они образуют лишь низшую ступень этой формы воображения. На более высоких ступенях мечта становится активным, произвольным, сознательным процессом.

Ценность мечты определяется, главным образом, тем, в каком отношении находится она к деятельности человека.

Ленин в одной из своих работ приводит следующие слова известного критика и публициста 60-х годов Писарева, подчёркивая правильность заключённой в них мысли о «мечте полезной, как толчке к работе»:

«Моя мечта может обгонять естественный ход событий или же она может хватать совершенно в сторону, туда, куда никакой естественный ход событий никогда не может прийти. В первом случае мечта не приносит никакого вреда; она может даже поддерживать и усиливать энергию трудящегося человека... Если бы человек был совершенно лишен способности мечтать таким образом, если бы он не мог изредка забегать вперед и созерцать воображением своим в цельной и законченной картине то самое творение, которое только что начинает складываться под его руками,— тогда я решительно не могу представить, какая побудительная причина заставляла бы человека предпринимать и доводить до конца обширные и утомительные работы в области искусства, науки и практической жизни...»

Характеризуя в лице Олега Кошевого лучших представителей «нового, самого юного поколения» советских людей, Фадеев подчёркивает у них такие, «казалось бы, несоединимые черты», как «мечтательность и действенность, полёт фантазии и практицизм». «Несоединимыми» эти черты могут лишь казаться на первый, поверхностный взгляд.

Мечта и полёт фантазии являются могучим толчком к деятельности. Мечтая, человек глядит вперёд, в будущее, и в своих мечтах видит как бы программу будущей деятельности, перспективы её. Его желания и стремления, воплощаясь в образах мечты, становятся более сильными и действенными. Особенно ярко это показано в «Молодой гвардии» в образах Сергея Тюленина и Любы Шевцовой: страстная мечта о подвиге играла исключительную роль в их духовном росте.

Совершенно иной характер имеет мечта, когда она выступает для человека как замена деятельности, когда человек мечтает, вместо того чтобы действовать, когда он уходит в мечту от жизни. Такие люди, мечтая, глядят не вперёд, а в сторону. Они находят в мечтах воображаемое исполнение своих желаний, и это избавляет их от необходимости бороться за действительное исполнение этих желаний. Таких людей называют «пустыми мечтателями».

Воображение и чувство

Деятельность воображения теснейшим образом связана с эмоциональной жизнью человека. Связь эта двусторонняя. С одной стороны, чувства пробуждают деятельность воображения: под влиянием страха воображение рисует перспективы бесчисленных опасностей, а у человека, окрылённого радостью успеха, оно развёртывает яркие картины будущих удач и достижений. С другой стороны, образы воображения рождают чувства или усиливают уже имеющиеся: многие люди, собираясь выдернуть зуб, так ярко воображают ожидающие их страдания, что переживают чувство страха гораздо более сильное, чем та кратковременная неприятность, которая им действительно предстоит в кабинете врача.

Особенно ярко видна связь воображения и чувства в художественном творчестве. Процесс творчества никогда не развёртывается в полной мере, пока художник равнодушен к своему замыслу, пока намечаемый сюжет не волнует, не зажигает его. Значительные создания творческого воображения всегда рождаются при участии большого чувства.

По поводу своей оперы «Евгений Онегин» Чайковский писал: «Если была когда-нибудь написана музыка с искренним увлечением, с любовью к сюжету и к действующим лицам, то это музыка к «Онегину». Я таял и трепетал от невыразимого наслаждения, когда писал её». В дальнейшем процессе творчества образы воображения, созданные под влиянием чувства, сами становятся источником чувств: они могут волновать художника, создавшего их, не менее, чем события действительной жизни.

Глинка вспоминает, что положение Сусанина в сцене с поляками в лесу так сильно волновало его, что у него «волосы становились дыбом и мороз подирал по коже». Чайковский в день, когда была окончена последняя картина «Пиковой дамы», записал в своём дневнике: «Ужасно плакал когда Герман испустил дух».

Такова же связь воображения и чувства в процессе восприятия художественного произведения. Чем сильнее волнует нас произведение, тем интенсивнее становится деятельность воссоздающего воображения, а по мере того как мы ярче представляем себе героев произведения и обстановку, в которой они действуют, мы глубже и сильнее переживаем их чувства.

Искусство является не только школой воображения, но и школой чувства. Давая возможность человеку пережить мир глубоких и значительных чувств, аккумулятором которых являются великие произведения литературы, музыки, живописи, оно раздвигает границы эмоционального опыта человека и тем самым обогащает содержание его душевной жизни.

Без воображения невозможна богатая и разносторонняя эмоциональная жизнь. Человек, лишённый воображения, неизбежно замкнут в тесном кругу узко личных чувств. Чтобы веселиться чужим весельем и сочувствовать чужому горю, нужно уметь с помощью воображения перенестись в положение другого человека, мысленно стать на его место. Подлинно чуткое и отзывчивое отношение к людям предполагает живое воображение.

 








Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.