Сделай Сам Свою Работу на 5

Физиологическая атрофия ролей

Физиологическая ролевая атрофия обычно предшествует исчезновению важных ролей. Взросление детей, к примеру, обусловливает постепенную и вполне нормальную атрофию роли матери. Если структура личности матери не позволяет ей смириться с этой физиологической атрофией материнской роли, то такая роль будет отличаться все более возрастающей ригидностью. Как следствие этой ролевой ригидности между нею и ее детьми могут возникнуть тяжелые конфликты, которые будут существенно препятствовать их дальнейшему развитию. Другим примером является пожилой мужчина, который еще до ухода на пенсию замечает некоторую атрофию своей профессиональной роли. Он обращает внимание на то, что при принятии важных решений на работе он все чаще обращается за советом к более молодым коллегам. Если он сумеет правильно оценить этот признак начинающейся ролевой атрофии и по-новому отнестись к своей старой профессиональной роли, то есть по-новому и более адекватно актуализировать другие роли, вытесненные в латентное состояние профессиональной ролью — и то и другое соответствует мореновскому определению спонтанности, — то его отношение к сотрудникам, несмотря на атрофию его профессиональной роли, останется позитивным. Если же при возрастающей некомпетентности он застревает в своих старых, доминирующих ролях, то такая ролевая ригидность очень скоро приведет к нарушению его отношений с сотрудниками. Из-за своей ролевой негибкости он уже не будет рассматриваться в качестве уважаемого авторитета, а справедливо будет отвергнут просто как докучливый авторитарный начальник. Самому же ему напряженные отношения, которые или причины которых, возможно, не сознаются им полностью, могут нанести такой ущерб, что рано или поздно физические или психические симптомы болезни приведут его к врачу. Нет надобности обсуждать здесь более подробно, в какой мере психодраматические инсценировки и переживание критических ситуаций в ролях различных участников способствуют быстрому пониманию клиентом физиологической атрофии определенных ролей и вызванных ею межчеловеческих проблем. Столь желанное понимание ситуации обеспечивает возможность переориентации, тем более что каузальная психодраматическая терапия приносит клиенту доказательство того, что причина его расстройства лежит не в болезни, а в недооценке физиологического процесса. Этот факт может вызвать у пожилого человека значительную психологическую разрядку и укрепить его позицию здорового человека. Если же утрата важных ролей внутренне не принимается или остается не компенсированной другими ролями, то сфера переживаний данного человека, скорее всего, ограничится уже атрофированными или редуцированными ролями психического и соматического ролевых уровней. У пожилого человека, не страдающего артериальным склерозом, этот процесс вызывает страх, аиногда и агрессию. Вместе с изменениями в социальном атоме (social death) такая физиологическая атрофия ролей является наиболее частой причиной или провоцирующим фактором инволюционной депрессии.



 

«Сдвиги» как смещение действия и реакции на разные ролевые уровни

Различные картины психических расстройств, называемых в обиходе сдвигами, при психодраматическом анализе ролей нередко оказываются смещениями акции и реакции на разные ролевые уровни. В качестве примеров следует упомянуть кверулянтные, делинквентные и некоторые фобические состояния и затем показать точки приложения психодраматической терапии.

Пример маниакального расстройства

Реальные проблемы и конфликты, которые разыгрываются на социальном ролевом уровне, кверулянт несоразмерно сильно и долго переживает в ролях, относящихся к психическому ролевому уровню. Например, человеку, терпящему притеснение и обиды исключительно из-за конкуренции на социальном ролевом уровне, в конце концов начинает казаться на психическом уровне, что угрозам и преследованиям подвергается он как личность. Сдвиг начинается с того, что данный человек ориентируется прежде всего на свои собственные психические реакции и на свое поведение на психическом ролевом уровне. Отсутствие мании преследования в собственном значении объясняется тем, что ощущающий угрозу человек тут же конкретизирует — так сказать, спонтанно психодраматическим образом! — свои представления о мерах самозащиты, но опять-таки не на психическом ролевом уровне, соответствующем его чувствам, а в социальных ролях. Благодаря конкретным действиям он сразу испытывает психическую разрядку, тем более что он вновь действует на уровне реального конфликта, но теперь уже в ролях, которые не соотносятся с его исходной проблемой, а соответствуют измерениям актуализированных ею психических ролей. В данном примере человек, ощущающий угрозу своему существованию, не способен надлежащим образом конфронтировать со своим контрагентом, а мобилизует полицию, власти и суды.

Пример делинквентного расстройства

Если же человек в сложившихся определенным образом обстоятельствах и при неадекватно сильной и длительной актуализации ролей отреагирует не на психическом и не на социальном ролевых уровнях, а на соматическом, то в акте мнимой самообороны он способен даже на убийство.

Пример фобического расстройства

Из-за соответствующего сдвига разрешения конфликта на различные ролевые уровни могут иметь место также и фобические картины болезни.

Например, мужчина до глубины души обижен своим лучшим другом, который одновременно является и его шефом. Однако он столь высокого мнения о своем друге, что не держит на него зла, и вскоре начинает испытывать к нему прежние дружеские чувства и, как и прежде, способен выступать по отношению к нему в роли друга. Однако на социальном ролевом уровне, то есть в качестве подчиненного своего друга, он, наоборот, сразу же оказывается в роли оскорбленного. Из-за этого он постепенно теряет уверенность, все более замыкается в себе, считает, что все сотрудники знают о нанесенном ему оскорблении, и в конечном счете развивает агорафобические симптомы.

В таких случаях актуальная ситуация подвергается психодраматической терапии на тех ролевых уровнях, на которых она как раз и разыгрывается. Однако уже в следующих сценах следует переходить от симптоматической проблемы к каузальной проблеме или конфликту и пси-ходраматически их проигрывать на релевантных им ролевых уровнях, то есть переживать, выяснять и наконец разрешать или интегрировать их с разных сторон. Таким образом, с-двинутая проблема снова смещается на соответствующий ей ролевой уровень и подвергается на нем терапии в соответствии с ролью; причины сдвига становятся предметом раскрывающей психодрамотерапии.

Ролевые конфликты

Ролевые конфликты являются одними из основных причин психических расстройств и недугов. Поэтому они занимают в теории и практике психодрамы центральное место. Ролевой конфликт может переживаться в форме интраролевого конфликта в рамках одной роли, существовать в виде интерролевого конфликта между различными ролями, зафиксироваться в виде интраперсонального конфликта, возникшего внутри одного человека, или разыгрываться в виде интерперсонального ролевого конфликта между разными людьми.

 

Интраролевой конфликт

Определенная роль, например роль матери или роль врача, может быть отягощена конфликтом, то есть переживаться в виде интраролевого конфликта. Как показал проведенный Морено анализ ролей, в его основе лежит кластерный эффект (96). Кластерный эффект возникает из-за того, что не существует практически ни одной роли, которая бы не подразделялась на несколько ролен или которая не представляла бы собой ролевой кластер или ролевой конгломерат, состоящий из нескольких ролей. К примеру, роль матери состоит не только из роли роженицы, она складывается из нескольких различных ролей, таких, как роль кормилицы, любящей, опекунши, попечительницы, воспитательницы детей. Как правило, отдельные роли такого ролевого кластера не актуализируются одновременно. В то время как одни из них проявляются, другие остаются латентными. Тем не менее латентные роли кластера оказывают влияние на роли актуализированные. Этот феномен Морено и называет кластерным эффектом.

В виде интраролевого конфликта кластерный эффект проявляется, однако, только в том случае, если отдельные роли, принадлежащие к одному и тому же ролевому кластеру, например роли матери, принимаются ею в разной степени или частично даже отвергаются. Женщина, исполняющая роль матери, может, например, принять роли роженицы и любящей своих детей, но зато отвергнуть роли кормилицы и воспитательницы. Этот интраролевой конфликт становится конкретной проблемой, если другой человек не берет на себя парциальные роли ролевого кластера «мать», отвергнутые данной женщиной. Если мать, основываясь на своих ценностных представлениях, с осуждением относится к своему отвержению определенных парциальных ролей, составляющих роль матери, то ее интраролевой конфликт превращается в интрапсихический, который может отрицательно сказаться на ее самочувствии. Возможно, она все же попытается исполнить эти роли, но будет делать это столь не заинтересованно, что вряд ли достигнет в них успеха, а неудачи еще более усилят ее антипатию к ним и ее страдания. Говоря об интраролевом конфликте, следует иметь в виду не только болезненные переживания индивида, но и социальные последствия конфликта, например пренебрежение детьми. Последнее имеет место также тогда, когда из-за отсутствия соответствующих ценностных представлений интраролевой конфликт не становится интрапсихическим.

При терапии интраролевого конфликта, проводимой с позиции изучения круга взаимодействия человека с миром, наряду с недугом индивида должно учитываться страдание людей, обусловленное его ролевым конфликтом. Мгновенную разрядку и устранение затруднений может принести взятие на себя отвергнутых ролей другим лицом. Поэтому страдающему от интраролевого конфликта человеку в зависимости от имеющихся условий должна быть предоставлена возможность либо попытаться в ролевых играх сформировать новое отношение к этим ролям и в своего рода методе наверстывания упущенного научиться их адекватно актуализировать (симптоматическая ролевая терапия), либо тут же попытаться переработать интраролевой конфликт в психодраме (расширяющая сознание психодрамотерапия и каузальная психодрамотерапия). В первом случае у клиента, в нашем примере у матери, воспринимающей благодаря психодраматическому обмену ролями с позиции ребенка свойственный ей индивидуальный стиль поведения, происходит расширение переживания, чувства и сознания, которое в будущем вследствие истинного сопереживания со своими детьми превратит исполнение отвергавшихся доныне ролей во внутреннюю потребность. Коррекция поведения совершается сама собой.

Если таким путем достичь ее невозможно или же эффект оказывается нестойким, то с помощью раскрывающей психодрамы необходимо выяснить причины отвержения парциальных ролей, которые, возможно, следует искать в раннем детстве клиентки. Психодраматическая переработка вытесненных конфликтов способна оживить интраролевой конфликт клиентки в том смысле, что позволяет ей почувствовать внутреннюю свободу для исполнения отверженной роли или учит ее принимать свою неспособность к исполнению парциальных ролей, которые она теперь может передать другим людям.

В целом мы можем предположить, что еще до того, как стала приниматься в расчет ролевая эффективность (то есть полезный эффект, который достигается одним или разными людьми в парциальных ролях ролевого кластера), интраролевые конфликты послужили непосредственным поводом к разделению ролей и тем самым к разделению труда и появлению специализации.

Интерролевой конфликт

Интерролевые конфликты возникают в том случае, если дивергируют, а иногда и исключают друг друга две или несколько ролей. Возможна такая ситуация, что молодой человек обладает двумя талантами и интересами, например к музыке и к естествознанию, занятия которыми взаимно исключаются. При благоприятных условиях, таких, как хорошее здоровье (3), нормальные межчеловеческие отношения (МО), благоприятные внешние условия (ВУ) и внутренняя безопасность (ВБ), акциональный голод молодого человека может быть достаточно велик, чтобы на протяжении длительного времени позволять ему добиваться хороших результатов в обеих сферах. Но если на освоение программы по музыке и по естествознанию не хватает времени суток, то возникает интерролевой конфликт, который нарушает психическое равновесие вовлеченного в него человека.

Психодрамотерапию интерролевого конфликта целесообразнее всего начинать с исследования амбивалентности клиента с помощью психодраматической техники множественного дублирования. Молодой человек располагается на сцене, один дубль садится справа сзади него, другой слева. Протагонист начинает рассуждать вслух о своем интерролевом конфликте. Когда он делает паузу, один дубль выражает его склонность к естествознанию, другой — тягу клиента к музыке. После каждого приведенного дублем аргумента, прежде чем другой дубль выскажется о противоположной роли и ее следствиях, дожидаются реакции протагониста. Сепаратное и однозначное формулирование дублем аргументов в пользу каждой из конфликтующих ролей и их последствий нередко полностью доводит до сознания протагониста его эмоциональную амбивалентность. Благодаря дублированию и четкому осмыслению при сепаратном переживании дивергирующих тенденций может обнаружиться, что амбивалентность была всего лишь поверхностной. В таком случае, подобно стрелке манометра, позитивные реакции протагониста все чаще отклоняются в направлении аргументов одного дубля, тогда как негативные реакции — в направлении аргументов второго. Выражающееся таким образом решение сразу же приносит протагонисту облегчение, тем более что это решение возникло целиком в нем самом. Путем множественного дублирования стремятся не оказать влияние на протагониста, а только лишь помочь ему прояснить и осознать свои собственные внутренние стремления.

Дублирование может привести, однако, и к противоположному результату. То, что раньше казалось нерешительностью, при затянувшемся множественном дублировании может оказаться стойкой амбивалентностью. Протагонист соглашается с аргументами одного дубля столь же спонтанно, как и с аргументами другого, и в конце концов обнаруживает симптомы растущей психической подавленности, например чувство растерянности, состояние головокружения или склонность к коллапсу.

Следует предостеречь от прерывания занятия в этой фазе! В таком случае психодраматическая терапия амбивалентности происходит в форме непосредственного проигрывания клиентом конфликтных ролей, ибо действие, как показывает опыт, сразу же приносит облегчение. «Действовать целебнее, чем говорить!» Поскольку протагонисту предоставляется право самому решать, в какой из двух ролей он будет играть в первую очередь, он вынужден хотя бы на мгновение преодолеть свою амбивалентность и решить для себя, какую роль или ситуацию он будет изображать сначала. Игра должна показать, разрешится ли амбивалентность фактически сразу, или же, скорее, следует стремиться не к выжидательному спокойствию, а к как можно более быстрому решению. Если выжидать нельзя, то благодаря инсценировке своих проекций будущего — например, каким бы протагонист хотел видеть себя на следующий год, через пять лет или десять — он становится способным более четко представить себе свои сокровенные желания и как следствие разрешить актуальный ролевой конфликт.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.