Сделай Сам Свою Работу на 5

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

При криминологическом анализе к данному виду прес­тупности относятся не только преступления, предусмотрен­ные соответствующей главой (22-й) УК РФ (незаконное и лжепредпринимательство, незаконная банковская деятель­ность, незаконное получение кредита, заведомо ложная реклама, фальшивомонетничество, контрабанда, фиктивное и преднамеренное банкротство, обман потребителей, уклоне­ние от уплаты налогов, таможенных платежей и др.), но и деяния, ответственность за которые наступает по статьям Кодекса, помещенным в другие его главы (21,23,28,30), например, присвоение или растрата, взяточничество, ком­мерческий подкуп и др. Их объединяет мотивация (как правило, корыстная, хотя возможны и иные мотивы) и экономическая направленность. Именно как преступления экономической направленности называются они в офици­альных статистических сборниках1. В некоторых изданиях последних лет данный вид преступности обозначается поня­тием "преступления в сфере экономики"2, что не совсем точ­но, т.к. в анализируемую при этом совокупность деяний заведомо не включаются кражи, грабежи, разбои и другие общеуголовные преступления, предусмотренные гл. 21 УК РФ, которая является составной частью раздела VIII УК "Преступления в сфере экономики". Эта нечеткость в трак­товке уголовно-правовых понятий создает некоторую путани­цу, затрудняющую анализ. Положение усугубляется тем, что именно в данной части уголовное законодательство претерпе­ло весьма существенные изменения, и многие статистические показатели, действовавшие до 1997 г. (когда вступил в действие УК РФ 1996 г.), оказались несопоставимыми с теми,

1 См., например: Состояние преступности в России за январь-
декабрь 1997 г. М., ГИЦ МВД России, 1998. С. 7.

2 См.: Состояние преступности в Российской Федерации и ее
долгосрочный прогноз./Под ред. Пономарева П.Г. М., ВНИИ МВД РФ,
1998. С. 11.

которые применяются в соответствии с этим Кодексом в настоящее время. С учетом изложенного при характеристике данного вида преступности есть смысл исходить из упот­ребляемого в официальных статистических сборниках понятия преступлений экономической направленности. Многие из них являются для российского законодательства и право­охранительной практики новыми — соответствующие деяния впервые криминализированы в УК РФ 1996 г. При этом, когда говорится "многие", имеется в виду число составов (юридических конструкций) преступлений. В реальной же жизни, если принимать во внимание фактическое (и/или регистрируемое) количество преступлений экономической направленности, то массив данного вида преступности формируется в основном за счет традиционных, давно известных уголовно наказуемых деяний (присвоение или растрата, мошенничество, взяточничество и т.п.).



В 1997 г. зарегистрировано 219 тыс. преступлений экономической направленности. Специфическими и весьма выразительными показателями данного вида преступности являются крупные или особо крупные размеры либо причинение крупного материального ущерба. Преступлений экономической направленности, соответствующих этим признакам, было зарегистрировано в 1997 г. 32 тыс. (округленно), что составляет 14,6%.

Среди преступлений данного вида, по данным уголовной статистики, преобладают присвоение или растрата, мошенничество экономической направленности и обман потребителей (в 1997 г. соответственно около 37,38 и 26 тыс.). В этом же году зарегистрировано: 5,6 тыс. фактов взяточни­чества, 7,9 тыс. — фальшивомонетничества (изготовления или сбыта поддельных денег либо ценных бумаг), 3,3 тыс. — контрабанды, 2,9 тыс. — незаконного и лжепредприни­мательства, 61 — незаконного получения кредита.

Наряду с названными преступлениями к уголовно-наказуемым посягательствам экономической направленности относятся: преступления в сфере компьютерной информации, злоупотребление служебным положением, служебный подлог, незаконное участие в предпринимательской деятельности,

выпуск или продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, и др. По общему правилу эти деяния имеют корыстную мотивацию и самым тесным образом связаны с другими преступлениями рассматриваемого вида, например служебный подлог ис­пользуется для совершения присвоения, финансового мо­шенничества, незаконное участие в предпринимательской деятельности сопряжено со взяточничеством и т.д.

Специфической характеристикой преступлений эконо­мической направленности является их распределение по сферам экономики (видам экономической деятельности). Если принимать во внимание только дела о преступлениях, по которым обязательно предварительное следствие, то в 1997 г. наиболее пораженной криминальными проявлениями ока­залась финансово-кредитная система (29 с небольшим ты­сяч преступлений, или 18,6%). Далее идут: потребительский рынок (11,6%), внешнеэкономическая деятельность (1,6%), приватизация (1,1%). Тяжкие и особо тяжкие преступления составили почти 2/3.

Анализ динамики всех преступлений экономической направленности, особенно с учетом показателей 1997 г., по понятным причинам (связанным с существенным изменением круга уголовно наказуемых деяний) затруднен.

Для того чтобы дать хотя бы общие представления об изменении числа преступлений "в сфере экономики" (без взяточничества и мошенничества экономической направлен­ности), можно привести такой ряд за годы реформ, отража­ющий абсолютное количество зарегистрированных преступ­лений и их долю в массиве всей учтенной преступности: 1992 г. - 127 тыс. (5% ), 1993 г. - 110 тыс. (4% ), 1994 г. -124 тыс. (5% ), 1995 г. - 175 тыс. (8% ), 1996 г. - 195 тыс. (9% ), 1997 г. - 214 тыс. (9% ).

Число зарегистрированных фактов взяточничества возросло с 3,33 тыс. в 1992 г. до 5,62 тыс. в 1997 г1.

В целом анализ преступлений экономической направ­ленности по материалам уголовной статистики является очень

и очень приблизительным. Дело в том, что эти преступления имеют самый высокий, нередко откровенно зашкаливающий уровень латентности. Некоторые его замеры приводились в предыдущих лекциях. К сказанному можно добавить еще более разительные факты и оценки. Например, как показал опрос населения, проведенный в 1997 г. Институтом социологии парламентаризма, три четверти российских граждан в своей повседневной жизни сталкивались с фактами взяточничества и коррупции. Можно, конечно, по этому поводу делать какие угодно оговорки и самые различные поправки, например, на неизбежный субъективизм в социологических опросах, на возможную нечеткую правовую интерпретацию как ис­следователями, так и респондентами понятий взяточничества и коррупции и т.д. Но непреложным остается факт: если в стране со 150-миллионным населением граждане дают такие ответы социологам, то счет случаев взяточничества в ней должен идти не на тысячи (5,6 тыс. в год), а на десятки, скорее — на сотни тысяч. И не случайно, конечно, Россия в глазах зарубежного общественного мнения входит в первую десятку, а иногда и пятерку стран, наиболее пораженных коррупцией, в том числе взяточничеством. Или такой крас­норечивый факт: деловитые японцы, озабоченные развитием экономических связей со своим северным соседом, издали для бизнесменов специальный справочник, в котором подробно расписано, сколько надо платить каждому российскому чиновнику за "содействие"1.

Другой пример. Россию периода реформ буквально захлестнули массовые неплатежи, связанные с предпринима­тельской деятельностью миллионов физических и юриди­ческих дел. После долгих дискуссий соответствующие деяния (незаконное получение и нецелевое использование кредита, злостное уклонение от погашения кредиторской задол­женности) были криминализированы. Уголовной статистикой за 1997 г. зафиксировано несколько десятков этих прес­туплений (ст.ст.176, 177 УК РФ), а до суда дошли единицы Дел. И без специальных исследований уровня латентности

1 См.: Состояние преступности в Российской Федерации и ее дол­госрочный прогноз. С. 11—12.

1 См.:Руткевич М.Н. Трансформация социальной структуры россий­ского общества. "Социологические исследования", 1997, № 7. С. 19.

преступности в финансово-кредитной сфере, на уровне здравого смысла очевидно, что "надводная" и "подводная" части криминального айсберга (числа регистрируемых и фактически совершаемых преступлений) здесь просто несоизмеримы.

Примеров подобных расхождений можно было бы привести множество. В целом с учетом высочайшего уровня латентности рассматриваемых преступлений правомерен вывод о том, что их статистические показатели отражают не столько реальную картину криминальной пораженности эконо­мических отношений, сколько направления, содержание и весьма скромные результаты усилий правоохранительных органов, и прежде всего специализированных подразделений криминальной милиции (БЭП), по борьбе с преступлениями экономической направленности.

Коренным образом изменились в 90-е годы качественные характеристики преступности экономической направлен­ности. Она стала не только проникать, но и стремительно распространяться в сферах, криминальная пораженность которых ранее была минимальной. Это прежде всего от­носится к кредитно-финансовой системе, где выявлены особо крупные (порой многомиллиардные в неденоминированных рублях) хищения денежных средств с использованием фальшивых авизо, подложных платежных документов, под­дельных банковских гарантий и других приемов. Возникло около тысячи финансовых компаний, которые, обещая баснословные дивиденды по денежным вкладам, получили от граждан почти 50 трлн. неденоминированных рублей, затем "благополучно" разорились и обманули 40 млн. человек, большинство которых остались не только без фантастических процентов, но и самих вкладов.

У предприимчивых дельцов, создавших в полном смысле дикий рынок, оказались огромные суммы денег, вложенных доверчивыми людьми в фонды, компании (нередко заведомо фиктивные) под строительство жилых домов, коттеджей, приобретение автомашин, устройство на работу и отдых за рубежом.

Появились ранее неизвестные компьютерные хищения, финансовое мошенничество с использованием фальшивых пластиковых карточек. Получили массовое распространение факты невозврата кредитов, "прокручивания" через коммер­ческие банки огромных сумм бюджетных средств с задержкой их использования по назначению (на выплату зарплаты, пенсий, пособий и т.п.).

В 1993—1994 гг. наблюдался резкий всплеск фальшиво­монетничества, часто стала подделываться иностранная валюта, особенно доллары США.

Постоянно увеличивается массив налоговых преступлений и других правонарушений, связанных с укрытием доходов. По данным налоговой службы, треть из 2,7 млн. зареги­стрированных юридических лиц являются недоимщиками по отчислениям в государственный бюджет.

Характерной особенностью многих преступлений экономической направленности на этапе реформ (особенно на старте) стала их практическая легализация, связанная с опасным для общества процессом размывания граней между преступным и непреступным в сфере экономических отно­шений. При этом уникальность ситуации, не имеющей ана­логов в мире, определяется не только отдельными, хотя и очень впечатляющими, аферами типа истории со знаменитой "ничейной" коробкой из-под ксерокса с более чем пятьюстами тысячами долларов США, обнаруженной в 1996 г. в Доме Правительства РФ. Масштабные преступления экономической направленности стали осуществляться систематически и по существу в открытую. Это, например, перекачка огромных сумм государственных денег в частные руки для так называемого обналичивания, производившаяся не по тайному сговору расхитителей и их пособников, а по массовым рекламным объявлениям в СМИ.

То же самое можно сказать о тотально криминализи­рованной внешнеэкономической деятельности, по результа­там которой каждый второй доллар валютной выручки оседает за границей, а львиная доля денег, остающихся в России, Расходуется на дачу взяток и другие неблаговидные цели

Сильный криминальный заряд был изначально заложен в процесс приватизации, которую народ метко назвал "при-хватизацией". Миллионы людей, получивших ваучеры, до сих пор ждут обещанных им автомобилей, а сравнительно небольшой круг предприимчивых дельцов, вписавшихся в дикий рынок, во многом созданный ими самими, приобрели в ходе приватизации за бесценок, за символическую плату поч­ти всю собственность огромного государства. И, конечно, несколько десятков тысяч преступлений, связанных с подделками ваучеров, их мошенническим завладением и другими противоправными действиями в этой сфере, которые были зарегистрированы начиная с 1992 г., — это совершенно мизерная часть проявлений по существу узаконенной крими­нальной активности при разгосударствлении, распределении в руки частных собственников национального достояния страны, некогда считавшейся сверхдержавой.

Масштабными криминальными последствиями, связан- j ными с появлением ранее неизвестных преступлений, сопро­вождаются преобразования в сфере земельных отношений (массовый самовольный захват земельных участков, открытая торговля ими, в то время как между ветвями законодательной и исполнительной властей на федеральном уровне дискути­руется вопрос об узаконении купли-продажи земли; взя­точничество чиновников, самовольно распоряжающихся в ко­рыстных целях земельными угодьями, лжефермерство и т.п.).

Характеристика личности преступников, совершающих в | настоящее время уголовно наказуемые деяния экономической направленности, не может быть достаточно полной по причине недостаточности или отсутствия соответствующих статистических данных, материалов уголовных дел и других достоверных сведений, которые могут быть использованы в аналитических целях.

Сохраняет силу положение о том, что расхитители, взяточники и другие лица, совершающие эти преступления, довольно значительно отличаются по многим признакам как от законопослушных граждан, так и от других категорий правонарушителей. Как правило, это лица так называемого среднего возраста (старше 30 лет). Уровень их образования

выше, чем в среднем у всех преступников. Многие преступления экономической направленности относятся к так называемой беловоротничковой преступности. Соответ­ственно среди лиц, привлекаемых к ответственности за эти преступления, чаще, чем в других случаях, встречаются люди, занимающие высокое социальное положение (собственники и управляющие крупных предприятий, высокопоставленные чиновники и т.п.). Субъектный состав рассматриваемых прес­туплений характеризуется примерно равным соотношением мужчин и женщин, т.е. криминальная активность женщин здесь намного выше средней.

В плане нравственно-психологическом для лиц, совер­шающих преступления экономической направленности, характерны корыстно-потребительская ориентация, нередко достигающая уровня своеобразного социального хищничес­тва; стремление любой ценой к наживе, роскоши, обладанию благами и ценностями, которые не могут быть нажиты чест­ным трудом. Во многих случаях в основе их противоправного поведения лежат потребности и интересы престижного свойства, а нередко и довольно скромные, но тем не менее противоправные притязания материального характера (на­пример, при обмане потребителей наемной продавщицей, которая нередко эксплуатируется собственником сети ма­газинов или ларьков, или при даче индивидуальным предпринимателем мелких взяток за получение многочис­ленных справок от чиновников).

Многие из причин, условий преступности экономической направленности уже рассмотрены в предыдущих разделах. Очевидно, например, что экономические детерминанты преступности в целом (см. лекцию 7) в отношении уголовно наказуемых деяний данного вида действуют прямо и не­посредственно, в то время как применительно к другим разновидностям криминального поведения, например, на­сильственным преступлениям, они срабатывают опосред-ственно, через ряд промежуточных звеньев. Во многом совпадает генезис преступлений экономической направлен­ности и преступлений против собственности. Наконец, сама суть преступлений экономической направленности на этапе

реформ, их беспрецедентный размах, тенденции, коли­чественные и в особенности качественные криминологические характеристики, изложенные выше, уже во многом объясняют истоки, корни, уникальный механизм детерминации этой части преступности. Возможно, это звучит несколько парадоксально с учетом предельной фактической сложности проблемы, но многие причины и условия рассматриваемых преступлений в настоящее время, как говорится, лежат на поверхности и хорошо видны невооруженным глазом.

Обычно анализ причин и условий преступности требует проникновения в глубинные пласты экономических, полити­ческих и других общественных отношений, изучения скрытых явлений и процессов, распутывания сложных клубков и переплетений самых различных связей и противоречий. В данном же случае, когда речь идет о масштабных финансовых аферах, проводимых в открытую по объявлениям в СМИ (включая рекламу на государственном телевидении); когда в научных трактатах бесстрастно констатируется как массовое явление "расхищение государственной собственности ле­гальным (выделено мною — А.А.) путем"1 и т.д. и т.п., многое в генезисе рассматриваемых преступлений становится дос-таточно очевидным и ясным без специальных исследований, на уровне элементарного здравого смысла.

Конечно, ряд, включающий всю причинно-следственную цепочку, по существу бесконечен, и узаконение государством криминальных методов и форм экономических преобра­зований, в свою очередь, требует объяснения, анализа исходных первичных детерминант сложившегося положения. Но это удел не криминологов, а философов, историков, политологов, социологов и других специалистов. Они должны дать ответы на такие вопросы: почему и как возникло такое государство, к какому типу политической организации общества оно относится, чьи интересы выражает, кто в нем господствует и т.д. Оставаясь же в пределах криминоло­гической проблематики, достаточно констатировать: эконо­мические реформы (именно они, т.е. их направленность, суть, содержание и формы проведения, а не просто из-

1 См., например: Преступность и реформы в России. С. 233.

держки, теневые стороны, негативные побочные результаты) привели к тому, что в России, начиная с 90-х годов, сложи­лись экономические диспропорции и противоречия, которые по своей глубине, всеохватывающему характеру, степени развития и силе действия имеют беспрецедентные послед­ствия криминального свойства. Это касается как фактических экономических отношений, так и экономического сознания общества переходного периода.

Что касается деформаций экономических отношений, то помимо рассмотренных имеется множество других, которые уже не только достигли критических отметок, но и миновали их. Так, по оценкам специалистов, такой важный эко­номический показатель, как доля импортных продуктов питания в нынешней России составляет 47% при предельно критическом значении в мировой практике 30—40%; доля в экспорте продукции обрабатывающей промышленности дол­жна быть не менее 45%, в то время как в России она равна всего лишь 12%. В первом случае "ножницы" влекут стратегическую зависимость жизнедеятельности страны от импорта, от воли, а иногда и капризов зарубежных партнеров; во втором — колониально-сырьевую структуру экономики1. Такое положение является экономической основой, углуб­ленной базой криминализации внешнеэкономической дея­тельности, которая стала осуществляться не столько по нор­мальным, соответствующим интересам всего общества пра­вилам и стандартам, сколько по "законам" преступного мира, его организованных сообществ.

Валовой внутренний продукт за период с 1990 по 1996 г. уменьшился почти в 2 раза2. Отсюда существенное искажение соотношения индустриально-аграрного и торгово-спекулятив-ного капиталов в пользу последнего, который дает возмож­ность быстро зарабатывать большие и очень большие деньги самыми кратчайшими путями, в том числе часто противоза­конными и заведомо преступными.

1 См.: Осипов Г.В. Россия: национальная идея. Социальные интере­
сы и приоритеты. С. 47.

2 См. там же. С. 51.

Из года в год страна месяцами живет без утвержденного государственного бюджета, принятый бюджет имеет громад­ный дефицит и к тому же не выполняется. Государство, которое оказалось способным после 1991 г. за короткий промежуток времени по существу ликвидировать немалые сбережения миллионов граждан, не в состоянии обеспечить нормальное функционирование финансовой системы, в част- ности, наладить если неполный, то хотя бы удовлетво­рительный сбор налогов, таможенных и прочих платежей. Эти и другие серьезные сбои в финансово-кредитной системе стали основой ее сильной криминализации.

Среди обстоятельств, способствующих совершению преступлений экономической направленности, по-прежнему видное место занимает бесхозяйственность. Разумеется, это "завоевание социализма" в значительной мере видоизме­нилось, приобрело в условиях перехода к рынку новые формы и проявления. Особенно заметно негативное влияние бесхозяйственности в производственных секторах экономики. Новыми хозяевами предприятий и даже целых отраслей промышленности зачастую становятся бывшие научные сотрудники, рядовые инженеры, не имеющие необходимых для управления производством знаний и опыта, а порой и криминальные элементы. Зачастую их меньше всего ин­тересует организация производства, подбор грамотных специалистов, техническое перевооружение, внедрение передовых технологий. Главная или даже единственная их забота — получение максимальной прибыли любой ценой, в том числе путем выгодной реализации основных и оборотных средств, распродажи оборудования, сдачи помещений в аренду. В начале 90-х годов сорванный подобным образом "куш" можно было выгодно "прокрутить" в банке, за короткий срок разбогатеть и, таким образом "сняв пенки", вообще бросить производство на произвол судьбы. Особенно если подворачивалась возможность заняться еще более прибыльным делом. Наемные работники на такую "организа­цию" дела новыми хозяевами отвечали адекватно: еще большей, чем в прежние времена, "растащиловкой", актами вандализма и т.д.

Бесхозяйственность в аграрном секторе привела к тому, что имущество большинства сельскохозяйственных предпри­ятий было растащено, и они вообще перестали функциони­ровать.

Сохраняет свое криминальное действие и такой фактор,

как неэффективность деятельности правоохранительных и контролирующих органов по выявлению и предупреждению преступлений экономической направленности. К сожалению, в настоящее время приходится констатировать не только низкий профессионализм, некомпетентность, отсутствие оператив-ности и наступательности в работе, но и усиление коррумпированности этих органов. Достоверно установ­ленные факты продажности сотрудников этих органов относительно малочисленны, но ряд данных указывает на их довольно высокую латентность. К тому же надо учитывать, что даже единичные случаи предательства интересов службы имеют особо неблагоприятные, далеко идущие криминальные последствия. Под прикрытием подкупленного сотрудника налоговой инспекции, налоговой полиции, подразделений БЭП милиции противоправная деятельность экономической направленности приобретает как бы локально узаконенный, систематический и масштабный характер, преступники получают возможность длительное время действовать безнаказанно и причинять особо крупный ущерб, много­кратно окупающий средства, затраченные на взятки предста­вителям правоохранительных органов.

Общеизвестна криминогенная роль пробелов и других изъянов правового регулирования. С началом реформ сфера экономики, возможно, как никакая другая, требовала разработки, оперативного внедрения и эффективного ис­пользования правовых средств для закрытия многочисленных брешей, образовавшихся в результате перехода к рыночным отношениям. Но своевременно этого сделано не было, и, как результат, стихия рынка приобрела много качеств крими­нального свойства.

Обращаясь к явлениям сознания, духовно-нравственной сферы, детерминирующим преступность экономической на­правленности, необходимо признать, что население России

оказалось в социально-психологическом отношении не подго­товленным к резким, осуществляемым форсированными ме­тодами экономическим преобразованиям с их сильным кри­миногенным потенциалом. Ситуацию в экономике надо рас­ценивать как крайне неблагоприятную, при которой экономические, исторические и иные объективные в своей основе обстоятельства и условия, с одной стороны, и субъек­тивные факторы, связанные с явлениями общественного сознания, психологии, — с другой, как говорится, нашли друг друга, оказались тесно взаимосвязанными, действующими по принципу своеобразной кооперации, взаимных дополнений, поддержки и стимуляции. Положение осложняется тем, что к традиционным дефектам экономической психологии, в ос­новном сохранившимся, например, сложившемуся на протяжении веков неуважительному отношению к чужой собственности, добавилось немало новых. Это прежде всего культ наживы практически любой ценой, фактическое узаконение противоправных способов обогащения, усиление влияния на обыденное сознание ктезомании (мании богатства), в соответствии с которой деньги, материальные ценности признаются высшей ценностью, достоинство и статус человека определяется в первую очередь тем, чем он владеет. Усилились проявления правового нигилизма в сфере действия экономического сознания.

По оценкам экспертов, сформировался значительный (до 1/5 трудоспособного населения) слой предпринимателей, для которых криминальное или предкриминальное поведение является нормой. Безусловно, социальными хищниками ока­зались создатели финансовых пирамид, обманувшие десятки миллионов граждан. Но в этом феномене есть и другая сторо­на медали — вопиющая экономическая безграмотность людей, позарившихся на обещанные дивиденды по денежным вкла­дам в размере 500—1000% годовых, которых не может быть, как говорится, по определению.

В целом мораль стяжательства, корыстно-потребитель­ская, рваческая психология, как субъективные причины и условия большинства преступлений корыстной направлен-

ности, получили в условиях переходного периода небывалый простор и размах действия.

Предупреждение рассматриваемых преступлений — слож­ный, многогранный процесс, включающий применение эко­номических, финансовых, организационно-управленческих, правовых, технических, культурно-воспитательных и других

мер.

При выработке и принятии решений по вопросам экономической политики необходимо прогнозировать воз­можные криминогенные последствия и заранее предприни­мать меры, предотвращающие либо нейтрализующие их нас­тупление. Интересам противодействия криминализации базо­вых экономических отношений должны отвечать как обще­экономические, так и специальные меры защиты от противоправных посягательств. Важно обеспечить разумное дистанцирование государственного и частного секторов эко­номики, нейтрализовать условия, способствующие перекачке с корыстной целью государственных средств в частнопред­принимательские структуры; изменить пропорции торгово-спекулятивного и индустриально-аграрного капиталов в пользу последнего; максимально стимулировать предприниматель­ское поведение, соответствующее интересам потребителей; установить жесткие меры ответственности за использование недобросовестных приемов конкуренции, дискредитацию партнеров по экономической и финансовой деятельности, клановые проявления монополизма, как правило, связанные с коррупцией; создать условия для постепенного вытеснения из сферы производства и распределения криминальных методов регулирования экономических отношений. Настало время дать правовую оценку результатов приватизации объектов, име­ющих стратегическое значение для экономической безо­пасности страны.

Законодательными, организационно-управленческими ре­шениями государство должно создать невыносимые условия Для криминального бизнеса. Составной частью разработки и реализации антикризисных программ являются меры, направленные на нейтрализацию, блокирование, а в даль­нейшем и устранение факторов, способствующих крими

нализации экономики. Поощрение государством добросо­вестного труда как основного источника жизненных благ, установление режима максимального благоприятствования для честного, законного предпринимательства, усиление госу­дарственно-правовой защиты всех форм правомерно прио­бретенной собственности необходимо сочетать с соответ­ствующими мерами по недопущению получения сверх­прибылей противоправными способами, усилению ответ­ственности за невыполнение экономических обязательств, несоблюдение финансово-кредитной, платежной и договорной дисциплины.

Следует обеспечить жесткий контроль за всеми источ­никами пополнения бюджета, каналами движения и расходо­вания бюджетных средств, в целях пресечения массовых злоупотреблений в финансово-кредитной сфере завершить переход на казначейскую систему обслуживания федерального бюджета с переводом подавляющего большинства денежных расчетов в учреждения Центрального банка России.

Эффективным средством антикоррупционной защиты экономических отношений, ограничения произвола чиновни­ков является проведение всех закупок товаров, предоставле­ние услуг по государственным заказам через открытые кон­курсы, другие меры по усилению открытости в расходовании бюджетных средств, финансово-экономических связей и сделок. Необходимо также существенно снизить в хозяйст­венной сфере объем способствующего коррупции разреши­тельного принципа, заменяя его уведомительным. Наряду с этим необходимо:

— ввести в действие государственный контроль за оборотом земли и всей крупной недвижимости через сеть земельных и других специализированных банков;

- осуществить кардинальную реформу налоговой систем! как ключевого элемента создания благоприятных условий для частного предпринимательства и активизации инвестицион­ных процессов в сочетании с фискальными и правоохрани­тельными мерами по пресечению массовых налоговых право­нарушений, причиняющих огромный ущерб обществу и госу­дарству; отменить неоправданные налоговые, таможенные и

иные льготы, порождающие смычку на корыстной основе государственных чиновников и предпринимателей;

— принять меры по ограничению наличного денежного
обращения, возможностей бартерных сделок, которые созда­
ют благоприятные условия для многочисленных злоупотреб­
лений; перевести все крупные платежи в банки; в законода­
тельном порядке обязать субъектов финансовой деятельности
документально фиксировать каждую крупную денежную опе­
рацию (в пределах четко очерченных лимитов);

разработать и обеспечить бесперебойное функ­ционирование механизма реального контроля за доходами и расходами физических и юридических лиц, предусмотрев обязательное декларирование источников средств при приобретении приватизируемого имущества, земельных участ­ков, повышение ответственности за непредоставление деклара­ций, уклонение от налогообложения, любые формы сокрытия фактически получаемых доходов;

— усовершенствовать систему бухгалтерского учета, аудита
и контроля в соответствии с международными стандартами;

- принять правовые и организационные меры по ограни­чению выпуска денежных суррогатов, а также возможностей юридических лиц открывать множество счетов в банках, уклоняться от уплаты налогов путем выдачи и обращения векселей;

— обеспечить по уголовным делам беспрепятственный дос­
туп правоохранительных органов к сведениям, составляющим
коммерческую и банковскую тайны, к информации об участ­
никах рынка ценных бумаг;

— при проведении реформы жилищно-коммунального
хозяйства поставить надежные заслоны злоупотреблениям,
связанным с куплей-продажей, залогом жилья, кредитованием
его строительства и эксплуатации, дотированием малоимущих
слоев населения;

- усилить государственное регулирование внешнеэкономи­ческой деятельности, устранить ее чрезмерную либерализацию, создающую благоприятные условия для противоправного вывоза за рубеж цветных металлов, нефтепродуктов, других материалов и сырья стратегического назначения;

 

— осуществить комплекс мер по защите потребительского рынка от проникновения фальсифицированных и некачест­венных товаров, по реальному осуществлению государствен­ной монополии на производство алкогольной продукции.

В интересах предупреждения преступлений рассматри­ваемого вида необходимо в полной мере реализовать превен­тивный потенциал нового Уголовного кодекса, обеспечить неукоснительное применение его норм об ответственности как за традиционные, так и новые уголовно наказуемые деяния экономической направленности. Активизации предупреж­дения этих преступлений не только уголовно-правовыми, но и иными правовыми средствами способствовало бы скорейшее принятие комплексных (междисциплинарных) законов о происхождении собственности, противодействии коррупции, борьбе с легализацией преступных и иных незаконных доходов.

Культурно-воспитательные меры предупреждения данных преступлений должны способствовать преодолению стерео­типов старого экономического сознания в виде ижди­венческих настроений, безынициативности, привычек, свя­занных с равенством в бедности, с одной стороны, и эффективному противостоянию культу наживы любой ценой, вседозволенности в экономическом поведении — с другой.

По мере компьютеризации, внедрения в управление экономикой и финансами новых информационных и других технологий все большее значение приобретают технические меры предупреждения преступлений экономической направ­ленности (разработка и использование научно-технических средств и методов обнаружения поддельных документов, экспресс-методик для анализа качества товаров и т.д.).

Определенную роль в предупреждении преступлений экономической направленности играет виктимологическая профилактика, например, информирование покупателей о свойствах товаров и способах их фальсификации, приемах их распознавания, об уловках, применяемых в целях обмана потребителей.

В целях предупреждения взяточничества и других прояв­лений коррупции важно обеспечить четкую правовую регла-

ментацию, соблюдение всех правил и норм государственной и муниципальной службы, эффективное функционирование систем государственного и общественного контроля. Нужда­ются в совершенствовании структуры аппаратов управления на всех уровнях. Денежное содержание и льготы государст­венным и муниципальным служащим должны быть доведены до уровня, обеспечивающего их антикоррупционную защиту. Требуемые для этого расходы окупятся предотвращением огромного экономического, политического и иного Вреда, причиняемого коррупцией. Необходимо также решительно отвергнуть попытки легализовать коррупцию, представить ее как нормальное явление, как некий атрибут рыночных отношений.

Контрольные вопросы и задания

1. Перечислите уголовно наказуемые деяния, относящиеся
к преступлениям экономической направленности.

2. Каковы состояние и динамика преступлений
экономической направленности?

3. Какие новые разновидности преступлений эко­
номической направленности появились в 90-х годах?

4. Каков уровень латентности преступлений эко­
номической направленности?

 

5. Дайте характеристику личности преступников, со­
вершающих уголовно наказуемые деяния экономической
направленности.

6. Каковы причины и условия преступлений эко­
номической направленности?



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.