Сделай Сам Свою Работу на 5

Типичные ошибки при формулировке вопросов

1. Основной ошибкой при формулировке судебно-следственными органами вопроса об индивидуально-психологических особенностях обвиняемого или подсудимого является его неполнота с психологической точки зрения.

Часто вместо обобщенного термина «индивидуально-психологические особенности» следователи и судьи используют более узкие понятия, отражающие лишь отдельные стороны или уровни личности человека, - например, такие как «черты личности», «характер», «тип высшей нервной деятельности», «темперамент» и т.п.

При экспертном исследовании индивидуально-психологических особенностей испытуемого предмет и объем психодиагностической деятельности психолог определяет, исходя из анализа фабулы каждого конкретного уголовного дела и представления о возможных механизмах мотивации правонарушения, совершенного подэкспертным лицом. Ясно, что на стадии назначения экспертизы следователь или судья, не обладая специальными познаниями в психологии, не могут указывать психологу ни предмет, ни объем исследования личности. Поэтому, когда психолог, осуществляющий производство экспертизы личности обвиняемого или подсудимого, сталкивается с подобными вопросами, он все равно должен проводить полное психодиагностическое и экспертное исследование индивидуально-психологических особенностей подэкспертного и меры их влияния на его поведение во время совершения инкриминируемых ему действий.

2. Нередко формулируется вопрос: «Какие индивидуально-психологические особенности обвиняемого способствовали совершению преступления ?»

Ответ на данный вопрос не входит в компетенцию судебно-психологической экспертизы. Когда задают такой вопрос, обычно имеют в виду антиобщественную направленность личности, наличие у нее каких-либо антисоциальных ценностей и мотивов. Но, во-первых, моральная оценка личности является прерогативой суда, а не эксперта-психолога, во-вторых, между ценностями, главными мотивами жизнедеятельности человека и его реальным поведением существует лишь вероятностная связь - между направленностью личности и ее проявлением в поступках в конкретных ситуациях находится очень много опосредующих звеньев. Таким образом, установление причин и условий, в том числе и личностных особенностей, способствовавших совершению преступления, находится всецело в компетенции суда. Заключение же эксперта-психолога о наличии у подэкспертного определенных индивидуально-психологических особенностей может служить только необходимой предпосылкой для такого установления.



3. «Каковы мотивы инкриминируемого обвиняемому преступления?»

Ответ на данный вопрос также не входит в компетенцию судебного эксперта-психолога, поскольку понятие «мотива» в уголовном законодательстве наполнено несколько иным содержанием. Мотив в юридическом (а не в психологическом) смысле этого слова является компонентом состава преступления или выступает в качестве квалифицирующего обстоятельства - очевидно, что в таком случае установление мотивов преступления находится всецело в компетенции следствия и суда. Кроме того, в большинстве случаев перечень юридических мотивов («из хулиганских побуждений», «корыстные» и т.д.) скорее отражает их ценностную, оценочную, а не психологическую сторону. Следовательно, экспертное определение мотива преступления ничего не говорит о психологических предпосылках вины и ответственности в том смысле, который принято вкладывать в названные понятия в уголовном праве, и является избыточным по отношению к целям судебно-психологической экспертизы.

Резюме

Наиболее общими основаниями назначения судебно-психологической экспертизы индивидуально-психологических особенностей обвиняемого для судебно-следственных органов являются: потребность в установлении обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности, в выяснении мотивов и механизма преступления, в раскрытии причин и условий, способствовавших совершению преступления, а также в определении адекватного вида наказания с учетом индивидуального подхода - в тех случаях, когда достижение этого затруднительно без всесторонней и глубокой оценки личности обвиняемого, и эта оценка не может быть достигнута обычными средствами, находящимися в распоряжении следователя или суда, а требует применения специальных познаний в психологии.

В компетенцию судебно-психологической экспертизы входят следующие вопросы: «Каковы индивидуально-психологические особенности обвиняемого?»; «Могли ли индивидуально-психологические особенности обвиняемого оказать существенное влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния?».

Существенное влияние индивидуально-психологических особенностей обвиняемого на его криминальное поведение квалифицируется в тех случаях, когда они ограничивают его способность к смысловой оценке и волевому контролю своих противоправных поступков, т.е. способность в полной мере осознавать значение своих действий или осуществлять их произвольную регуляцию и контроль в момент совершения инкриминируемых ему деяний. С юридической точки зрения, признание такого влияния существенным, т.е. ограничивающим произвольность поведения, его подконтрольность и осознанность, может выступать как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Установление мотивов преступления и личностных особенностей, способствовавших совершению преступления, является прерогативой следствия и суда и не входит в компетенцию судебно-психологической экспертизы.

Литература

1. Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток, 1970.

2. Кузнецов А.В. Уголовное право и личность. М., 1977.

3. Орзих М.Ф. Личность и право. М., 1975.

Дополнительная литература:

1. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М., 1991.

2. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М.,1984.

3. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М.,1980.

4. Криминальная мотивация. М., 1986.

5. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. Гл. 5. КСППЭ индивидуально-психологических особенностей личности. С.122-151.

6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.

7. Личность преступника. М., 1975.

8. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М., 1976.

9. Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза личности обвиняемого // Современные проблемы психиатрии. Казань, 1994. С. 48-50.


СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА АФФЕКТА

 

Наиболее распространенным видом судебно-психологической и комплексной психолого-психиатрической экспертизы является экспертиза эмоциональных реакций и состояний обвиняемых (подсудимых). Основные сложности, связанные с судебно-психологической оценкой аффекта, обусловлены тем, что в новом Уголовном кодексе Российской Федерации, действующим с 1 января 1997 г., содержится ряд изменений, значимых для практики судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертиз, - и особо важное значение имеет новая редакция статей УК РФ, касающихся квалификации так называемых «аффективных» преступлений, т.е. преступлений, совершенных виновным под влиянием выраженных эмоциональных реакций. Актуальность дифференцированного правового подхода к оценке таких правонарушений не вызывает сомнений - криминологи отмечают, что число убийств, совершенных в состоянии «сильного душевного волнения» увеличивается в последние годы опережающими темпами, и связывают это с ростом противозаконных посягательств на правомерно ведущих себя граждан [3].

Юридическое значение

Судебно-психологическое экспертное определение непатологических, не выходящих за пределы «нормы» эмоциональных реакций и состояний обвиняемого имеет, по сравнению с прежней практикой, иное юридическое значение. Основные изменения сводятся к следующему:

1. В рамках предыдущего Уголовного кодекса РСФСР определение состояния сильного душевного волнения имело двоякое значение. При наличии таких юридически значимых признаков, как:

  • умышленное совершение преступления;
  • совершение преступления в состоянии сильного душевного волнения;
  • спровоцированность возникновения состояния сильного душевного волнения противоправными действиями потерпевшего;
  • направленность агрессивных действий обвиняемого именно на то лицо, которое спровоцировало конфликтную ситуацию;
  • внезапность наступления состояния сильного душевного волнения - была возможна юридическая переквалификация статей УК РСФСР со ст. 102 («Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах») и ст. 103 («Умышленное убийство») на ст. 104 («Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения»), и со ст. 108 («Умышленное тяжкое телесное повреждение») и ст. 109 («Умышленное менее тяжкое телесное повреждение») на ст. 110 («Умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, причиненное в состоянии сильного душевного волнения»).

При отсутствии признака «внезапности» состояние сильного душевного волнения рассматривалось как смягчающее ответственность обстоятельство (п. 5 ст. 38 УК РСФСР).

Само состояние сильного душевного волнения обычно квалифицировалось судом на основании экспертного вывода о наличии у подсудимого состояния «физиологического аффекта» или «эмоционального состояния, оказавшего существенное влияние на сознание и поведение».

В новом Уголовном кодексе РФ определение состояния сильного душевного волнения (аффекта) у обвиняемого используется только как квалифицирующий признак (ст. 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта», ст. 113 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта»), а в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, уже не рассматривается. По существу, в новом кодексе принята более широкая норма - смягчающим обстоятельством является не только аффект, но и любое состояние, возникшее в ответ на противоправное или аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

2. В названии ст.ст.107 и 113 УК РФ понятие «сильное душевное волнение» заменено на понятие «аффект», а в тексте эти термины употребляются как синонимы. Иными словами, по смыслу данных статей состояние «сильного душевного волнения» приравнивается к состоянию «аффекта».

Это нововведение, по существу, является ключевым для теории и практики судебно-психологической экспертизы аффекта. Автор данной книги еще в 1991 г. [13] предлагал подобным образом изменить формулировку обсуждаемых статей УК РСФСР, основываясь на теоретическом анализе соотношения данных понятий: употребление юридического термина «сильное душевное волнение» и психологического понятия «физиологический аффект» приводило к их фактическому отождествлению, но в то же время слишком узкий объем последнего понятия, не охватывающий на практике все случаи эмоциональных состояний, ограничивающих способность обвиняемого к осознанию и регуляции своих действий, обусловил разработку в судебной психологии множества дробных понятий (типа «аномального аффекта», «эмоционального состояния, оказывающего существенное влияние на сознание и поведение»); их квалификация в заключениях экспертов-психологов ставила перед судебно-следственными органами сложные задачи соотнесения их с определениями, содержащимися в законе. Замена же понятия «сильное душевное волнение» на «аффект» существенно упрощает задачи суда и оптимизирует его взаимодействие с экспертами-психологами, поскольку, с юридической точки зрения, более важное значение имеет не терминологическое обозначение того или иного аффективного состояния, а то, что его экспертное определение дает основания для точной их юридической квалификации и приводит к определенным правовым последствиям [14].

С практической точки зрения это нововведение означает, что суд теперь при квалификации сильного душевного волнения (аффекта) будет значительно чаще опираться на заключение психологической или психолого-психиатрической экспертизы. До настоящего времени суд мог квалифицировать состояние сильного душевного волнения самостоятельно, не назначая судебно-психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы, что повышало вероятность некоторой произвольности в юридической квалификации преступления.

3. Возникновение и развитие аффекта (сильного душевного волнения) в новом УК РФ связывается не только с «насилием, издевательством, тяжким оскорблением либо иными противоправными или аморальными действиями потерпевшего», но и с «длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего».

Это, во-первых, уточняет содержание признака «внезапности» возникновения сильного душевного волнения: внезапность теперь целиком относится к субъективному генезу аффекта, а не означает непосредственности наступления аффективной реакции сразу после неправомерных действий потерпевшего.

Во-вторых, - и это главное, - существенно расширяется круг эмоциональных реакций, имеющих юридическое значение и подпадающих под понятие «аффекта» или «сильного душевного волнения»: он должен включать не только эмоциональные реакции взрывного характера, но и ряд эмоциональных состояний, возникающих в результате длительной кумуляции эмоционального напряжения в условиях длительной психотравмирующей ситуации и не обязательно носящих взрывной характер, т.е. те эмоциональные состояния, которые обычно экспертами квалифицируются как «оказывающие существенное влияние на сознание и поведение обвиняемого в момент совершения инкриминируемых ему деяний».

Таким образом, юридическое значение судебно-психологической экспертизы аффекта (эмоциональных реакций и состояний) обвиняемого (подсудимого) определяется возможностью квалификации следствием или судом ст. 107 («Убийство, совершенное в состоянии аффекта») и ст. 113 УК РФ («Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта»). Юридическая квалификация указанных статей наступает при экспертном установлении аффекта у подэкспертного в момент совершения инкриминируемых ему действий и наличии таких юридически значимых признаков, как умышленное совершение преступления, а также спровоцированность возникновения аффекта насилием, издевательством, тяжким оскорблением либо иными противоправными или аморальными действиями потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Если за убийство (ст. 105 УК РФ) предусмотрены такие меры наказания, как лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет, либо смертная казнь, либо пожизненное лишение свободы, то убийство в состоянии аффекта наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

Вопросы судебно-следственных органов и особенности проведения судебно-психологической экспертизы

Основной вопрос судебно-следственных органов, который решается при данном виде судебно-психологической экспертизы:

«Находился ли обвиняемый (подсудимый) в момент совершения инкриминируемых ему действий в состоянии аффекта?»

Под аффектами в общей психологии обычно понимают сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания [10], которые являются ответной реакцией на сильный эмоциональный раздражитель, на уже фактически наступившую ситуацию [4]. Отличие аффектов от эмоций не столько количественное, сколько качественное - если эмоции воспринимаются субъектом как состояния своего Я, аффекты - это состояния, возникающие помимо воли человека. [10]. Самая главная особенность аффектов - это нарушения сознательного волевого контроля собственных действий [12], и именно это обстоятельство позволяет приобретать противоправным поступкам обвиняемых, совершенным в состоянии аффекта, специфическое юридическое значение [14]. С позиций уголовного законодательства, юридически значимыми могут быть признаны такие эмоциональные состояния обвиняемого, которые существенно ограничивают его «свободу воли» в выборе сознательного целенаправленного действия. Аффект, ограничивающий сознательный волевой контроль обвиняемым своих действий, тем самым, если применять юридические формулировки, снижает его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими в момент совершения инкриминируемого ему деяния, что находит отражение в переквалификации его преступления на те статьи УК РФ, которые предусматривают довольно существенное смягчение наказания.

Сказанное определяет и объем понятия «аффекта», позволяя включить в него все эмоциональные реакции и состояния, которые существенным образом ограничивают способность обвиняемого при совершении преступления в полной мере осознавать характер и значение своих действий и осуществлять их произвольный волевой контроль.

На сегодняшний день в судебной психологии изучен и описан ряд таких эмоциональных состояний [5-7,9,11,16], которые, с учетом некоторой их терминологической противоречивости (что служит основанием для дискуссий между авторами), можно свести к следующим:



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.