Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Модель влияния типа привязанности индивида на устойчивость к психотравмирующим воздействиям

Возвращаясь к концепции психической травмы Яноф-Бульман, можно предположить, что в результате травматизации человека его рабочие модели мира и самого себя (базисные убеждения), обеспечивавшие ему поддержание душевного равновесия, оказываются - частично или полностью - нарушены. Индивид в ходе переживания травмирующего события сталкивается с тем фактом, что объекты привязанности становятся недоступны или их реакции оказываются не совпадающими с его прогнозом. Его собственная беспомощность и незащищенность также не согласуются с имеющимися в наличии саморепрезентациями относительно своей дееспособности и безопасности. Результатом конфронтации с ситуацией, противоречащей актуальной рабочей модели индивида, может стать либо неотложный пересмотр этой рабочей модели, обеспечивающий гибкое приспособление к изменившимся обстоятельствам, либо ригидное следование исходной модели, влекущее за собой дезадаптивное поведение, либо, наконец, разрушение исходной модели при отсутствии какой-либо адекватной ее замены, что ведет к дезорганизованному, хаотичному поведению индивида.

Учитывая тот факт, что всякий индивид располагает неким репертуаром внутренних моделей5), можно предположить, что непосредственно в психотравмирующей ситуации вместо экстренного пересмотра и реорганизации модели имеет место скорее обращение к готовым паттернам поведения, соответствующим более примитивным или, точнее, более ранним рабочим моделям. Альтернативное предположение: в момент переживания травмы индивид опробует все доступные ему внутренние модели и способы внешнего поведения, что может производить впечатление хаотичного и дезорганизованного образа действий, в то время как по сути является поиском наиболее адекватного средства совладания с ситуацией.

Однако независимо от того, какой именно способ совладания использовался индивидом в момент переживания травмы, его представления о себе и об окружающем мире после окончания психотравмирующего воздействия нуждаются в ревизии. Если предположить, что при травматизации опровергается в первую очередь рабочая модель надежной привязанности, согласно которой индивид воспринимает самого себя как ценного и компетентного, а своих близких как эмоционально доступных и оказывающих поддержку, то это означает, что именно эта модель должна быть восстановлена с учетом полученного опыта. Соответственно при проявлении у индивида симптомов посттравматического стрессового расстройства можно ожидать, что ему не удалось адекватным образом восстановить эту модель.



Действительно, как мы уже отмечали, основные симптомы ПТСР - это навязчивые образы, мысли, ощущения, ночные кошмары, связанные с ситуацией травмы, с одной стороны, и попытки избегания стимулов - мыслей, ощущений, действий, - связанных с травмой, эмоциональное онемение (numbing), отчужденность от окружающих - с другой. Эти аспекты ПТСР поразительно напоминают характерные черты двух типов ненадежной привязанности, обнаруженных при обследовании детей и взрослых в работах М.Эйнсворт с сотрудниками (Ainsworth, Witting 1969; Ainsworth, Blehar, Waters, Wall, 1978), а также М.Мейн с сотрудниками (Main, Kaplan, Cassidy, 1985). Один из вариантов ненадежного типа привязанности у детей ("амбивалентный") и взрослых ("тревожный") связан с нарушением способности контролировать противоречивые эмоциональные проявления и импульсивное поведение по отношению к объектам привязанности. Такому типу привязанности соответствуют регулярные прорывы негативного аффекта по отношению к себе и к своим близким, застревание в этом аффекте, неспособность переключиться на другой вид деятельности и отношений. Другой ненадежный тип привязанности - "избегающий" у детей и "дистанцированный" у взрослых - характеризуется отстранением от объекта привязанности, избеганием болезненных воспоминаний, эмоциональной отчужденностью, отказом от поддержки и утешения. В поддержку данной гипотезы можно привести данные, приведенные в исследовании депрессии Бека (Beck, 1983, цит. по Нельсон-Джоунс, 2000), который показал, что после стрессогенных событий, вследствие повышенной когнитивной уязвимости, в первую очередь страдают от депрессии отчужденные (ср. "дистанцированный тип привязанности") и социотропные (ср. "тревожный тип привязанности") индивиды.

Можно поэтому предположить, что появление ПТСР-симптоматики отчасти объясняется активацией ненадежных типов привязанности при нарушении функционирования "надежной" рабочей модели у травмированного индивида. Ответ на вопрос о том, почему это имеет место лишь у определенной части пострадавших, очевидно, может быть таков: те индивиды, у которых надежная рабочая модель по сравнению с другими доступными им типами привязанности является относительно слабо развитой, испытывают после травмы значительно большие трудности при ее восстановлении и достигают значительно меньшего успеха, так что у них оказываются активированными модели ненадежной привязанности. Другой вариант: рабочая модель индивида в целом отличается низкой пластичностью, в результате чего она с трудом поддается пересмотру и изменению; поэтому когда "надежная" рабочая модель вследствие травмы нарушается и не соответствует больше реальному опыту индивида, вступают в действие другие типы привязанности - ненадежные, порождая дезадаптивные способы поведения и посттравматическую симптоматику.

В проведенном исследовании изучалось проявление у испытуемых различных прототипов привязанности, а также степень выраженности психопатологической (в том числе посттравматической) симптоматики. С помощью корреляционного анализа было показано, что надежный тип привязанности не имеет корреляций с психопатологией, в то время как прототипы, относящиеся к ненадежным (тревожному и дистанцированному) типам имеют значимые взаимосвязи с выраженностью психопатологических (в том числе посттравматических) симптомов (подробно об этом см. Калмыкова Е.С. с соавт., в печати). Таким образом, результаты исследования подтверждают гипотезу о взаимосвязи качества привязанности индивида с его способностью противостоять стрессогенным и психотравмирующим событиям.

Литература

Баттерворт Дж., Харрис М. Принципы психологии развития. М., Когито-Центр, 2000.

Винникот Д.В. Маленькие дети и их матери. М., Класс, 1998.

Калмыкова Е.С., Комиссарова С.А., Падун М.А., Агарков В.А. Влияние типа привязанности на интенсивность посттравматических реакций. Психологический журнал (в печати).

Крайг Г. Психология развития. СПб., Питер, 2000.

Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб., Питер, 2000.

Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент. //Вопросы психологии, 1995, № 3.

Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука, 1989.

Фрейд З. О клиническом психоанализе. Избранные сочинения. М., Медицина, 1991. 288 с.

Фрейд А. Введение в детский психоанализ. С.-Петербург, В.-Е. Институт Психоанализа, 1995.

Ainsworth M.D.S., Bell S.M., Stayton D.J. Infant-mother attachment and social development: "socialisation" as a product of reciprocal responsiveness to signals. In: Richards M.P.M. (ed) The integration of a child into a social world. Cambridge Univ.Press, N.Y., 1974, pp. 99-135.

Ainsworth M.D.S., Blehar M.C., Waters E., Wall S. Patterns of attachment: A psychological study of the strange situation. Hillsdale, N.J., Erlbaum. 1978.

Ainsworth M.D.S., Bowlby J. An ethological approach to personality development. American Psychologist, 1991, 46, pp. 333-341.

Ainsworth M.D.S., Witting B. Attachment and the exploratory behavior of one-year-olds in a strange situation. In: Foss B.M. (ed) Determinants of infant behavior. Basic Books, N.Y., 1969, pp. 113-136.

Beck A.T. Cognitive therapy of depression: New perspectives. In P.J. Clayton & J.A.Barnett (Eds.). Treatment of depression: Old Controversies, New York Raven Press. 1983.

Bowlby J. Attachment and loss. 1. Attachment. Basic Books, N.Y., 1969.

Bowlby J. Attachment and loss. 2. Separation. Anxiety and anger. Basic Books, N.Y., 1973.

Bowlby J. Attachment and loss: Vol. 3. Loss: Sadness and depression. N.Y., Basic Books, 1980.

Bretherton I., Munholland K.A. Internal working models in attachment relationship: A construct revisited. In: Cassidy J., Shaver P. (eds)Handbook of attachment. N.Y.. Guilford, 1999, pp.89-111.

Craik K. The nature of explanation. Cambridge, England, Cambridge Univ. Press, 1943.

Crowell J.A., Fraley R.Ch., Shaver P.R. Measurement of individual differences in adolescent and adult attachment. In: Cassidy J., Shaver P. (eds)Handbook of attachment. N.Y.. Guilford, 1999, pp.434-465.

Fonagy P., Steele H., Steele M. Maternal representations of attachment during pregnancy predict the organisation of infant-mother attachment at one year of age. Child Dev., 1991, 62, pp.891-905.

Grice P. Logic and conversation. In: Cole P., Moran J.L. (eds) Syntax and semantics: Vol. 3. Speech acts (pp. 41-58). N.Y., Academic Press, 1975.

Grossmann K., Fremmer-Bombik E., Rudolph J., Grossman K.E., Maternal attachment representations as related to child-mother attachment patterns and maternal senisitivity and acceptance of her infant. In: Hinde R.A., Stevenson-Hinde J. (eds) Relations within families. Oxford Univ.Press., Oxford, 1988, pp.241-260.

Grossmann K., August P., Fremmer E. et al. Die Bindungstheorie: Modell und entwicklungspsychologische Forschung. In: Keller H. (ed) Handbuch der Kleinlindforschung. Berlin, Springer, 1989, pp. 31-55.

Grossmann K., Grossmann K. Attachment quality as an organizer of emotional and behavioral responses in a longitudinal perspective. In: Parks C.M., Stevenson-Hinde J., Marris P. (eds) Attachment across the life cycle. L., Routledge, 1991, pp. 93-114.

Hesse E. The adult attachment interview: Historical and current perspectives. In: Cassidy J., Shaver P. (eds)Handbook of attachment. N.Y.. Guilford, 1999, pp.395-433.

Horowitz M.J. Person schemas. In: Horowitz M.J. (ed) Person schemas and maladaptive interpersonal patterns. Univ. of Chicago Press, Chicago, 1991.

Horowitz M.J. Stress response syndromes. Northvale, NJ., Aronson, 2nd ed., 1986.

Horowitz M.J., Becker S.S. Cognitive response to stress: Experimental studies of a compulsion to repeat trauma // Psychoanalysis and contemporary science. Vol. 1 / Eds. R.Holt, E.Peterfreund. N.Y., Macmillan, 1972.

Janet P.M.F. L'Automatisme psychologique. P., Alcan, 1889. Цит. по: Шерток Л., де Соссюр Р. Рождение психоаналитика. М., Прогресс, 1991. 288 с.

Janoff-Bulman R. The aftermath of victimisation: Rebuilding shattered assumption. In C.R.Figley (Ed.) Trauma and its wake. N.Y., Brunner/Mazel, 1985, p. 15-35.

Janoff-Bulman R. Victims of violence. In G.S.Kr.Everly, J.M.Lating (Eds.) Psychotraumatology. N.Y., Plenum Press, 1995.

Janoff-Bulman R. Rebuilding shattered assumptions after traumatic life events: coping processes and outcomes. In: C.R.Snyder (Ed.) Coping: The psychology of what works. N.Y. Oxford University Press, 1998.

Khan M.M.R. The concept of cumulative trauma. In: Khan M.M.R. (ed.) The privacy of self. London, Hogarth, 1974.

Lazarus R.S. Psychological stress and the coping process. N.Y., McGraw-Hill, 1966.

Main M. Metacognitive knowledge, metacognitive monitoring, and singular (coherent) vs. multiple (incoherent) model of attachment: findings and directions for future research. In: Parks C.M., Stevenson-Hinde J., Marris P. (eds) Attachment across the life cycle. L., Routledge, 1991, pp.127-159.

Main M. Recent studies in attachment. In: Goldberg S., Muir R., Kerr J. (eds) Attachment theory: Social, developmental, and clinical perspectives. Hillsdale, N.J., Analytic Press, 1995, pp.407-474.

Main M., Kaplan N., Cassidy J. (1985) Security in infancy, childhood, and adulthood: A move to the level of representation. In: Bretherton I., Waters E. (eds) Growing points of attachment theory and research. Monographs of the Society for research in child development, 50 (1-2, Serial No.209), 66-104.

Main M., Cassidy J. Categories of response to reunion with the parent at the age six: preidcted from attachment classifications and stable over a one-month period. Dev. Psychol., 1988, 24, pp.425-426.

Main M., Solomon J. Procedures for identifying infants as disorganized/disoriented during the Ainsworth Strange Situation. In: M.T.Greenberg, D.Cicchettii, E.M.Cummings (eds) Attachment in the preschool years: Theory, research, and intervention. Chicago, Univ. of Chicago Press, 1990, pp.121-160.

Pilkonis P.A. Personality prototypes among depressives: Themes of dependency and autonomy. J. of Pers.Disorder, 1988, 2, pp. 144-152.

Sandler J., Dreher A.U., Drews S. An approach to conceptual research in psychoanalysis, illustrated by a consideration of psychic trauma. International Review of Psycho-Analysis, 1991, 18: 133-141).

Solomon J., George C. The measurement of attachment security in infancy and childhood. In: Cassidy J., Shaver P. (eds) Handbook of attachment. N.Y.. Guilford, 1999, pp. 287-316.

Stern D.N. The interpersonal world of the infant. Basic Books, N.Y., 1985.

Strage M., Main M. Attachment and parent-child discourse patterns. Paper presented at the Biennal meeting of the Society for Research in Child Development. Toronto, 1985.

Taylor S.E. Adjustment to threatening events. A theory of cognitive adaptation. American psychologist, November 1983 (1161-1173).

Tulving E. Episodic and semantic memory. In: E.Tulving, W.Donaldson (eds) Organisation of memory. N.Y., Acad.Press, 1972, pp. 381-403.

Van Ijzendoorn M.H. Adult attachment representations, parental responsiveness and infant attachment: a meta-analysis on the predictive validity of the Adult Attachment Interview. Psychol.Bull., 1995, 117, pp.387-403.

Примечания

1) Ср. указание Яноф-Бульман на начальный момент формирования базисных убеждений - около седьмого месяца жизни.

2) Обучение занимает от года до полутора при непременном регулярном личном контакте с создателями метода, что существенно затрудняет возможность его применения (особенно в Восточной Европе!).

3) К настоящему моменту нам известна лишь одна публикация на русском языке, имеющая отношение к методу AAI (Adult Attachment Interview): Павлова О.Н. Применение интервью для взрослых о привязанностях в исследовании больных с депрессиями. Учебно-методическое пособие. М., 2001. В реквизитах этого издания, вышедшего тиражом 1000 экземпляров, полностью отсутствуют выходные данные - не указаны ни издатель, ни типография, оно пестрит стилистическими и грамматическими ошибками, но что самое печальное - в нем представлено глубоко ошибочное изложение методологии AAI. Во-первых, это касается процедуры проведения интервью, а во-вторых, - и это главное, - в пособии представлен искаженный способ оценки и использования получаемого материала. Пользоваться этим изданием как руководством к действию категорически нельзя.

4) Вместо категории "дезорганизованный тип" в методе прототипов используется категория "смешанный тип", описывающая респондентов, которые демонстрируют приблизительно в равной степени черты "дистанцированного" и "тревожного типа".

5) У всякого человека можно обнаружить определенный набор механизмов психологической защиты, более или менее адаптивных, которые обеспечивают относительно постоянный уровень функционирования "я". В ситуациях, несущих угрозу жизни или воспринимаемых как таковые, более сложные и высокоорганизованные защиты сменяются более примитивными. Тем не менее бессознательные защитные процессы психики продолжают функционировать даже тогда, когда высшие психические процессы оказываются серьезно нарушены или блокированы.

 

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.