Сделай Сам Свою Работу на 5

Особенности личностного развития детей и детско-родительских отношений

В психолого-педагогических исследованиях Л. И. Божович, A. И. Захарова, М. И. Лисиной, B. C. Мухиной и др. подчеркивается, что на протяжении дошкольного возраста (от трех до семи лет) стремительно структурируются отношения ребенка с ближайшим окружением. Одновременно под воздействием социального окружения и отношения значимых близких лиц к ребенку в структуре его личности формируются характерологические черты (А. Я. Варга, A. C. Спиваковская).
Недостаточность познавательных процессов у детей с отклонениями в развитии является причиной своеобразия формирования их эмоционально-волевой, личностной и поведенческой сфер (Ж. И. Шиф и др.). Не следует также забывать об особенностях преморбидных личностных характеристик, которые каждый ребенок наследует от своих родителей. Становление вышеупомянутых сфер у детей происходит на измененной основе, что, несомненно, ведет к качественным отличиям от нормативных эталонов. С другой стороны, недостаточность и неадекватность взаимодействия родителей с детьми в эмоциональном плане усугубляет их дефект, искажает личностное развитие и снижает возможности социально-приспособительных характеристик.
Изучение личностных особенностей детей осуществляется с помощью известных психодиагностических методов: наблюдения, личностных опросников, проективных методик.
Результаты исследований (Т. Н. Волковская, 2003; А. И. Захаров, 1976; M. M. Либлинг, 1996; Н. В. Мазурова, 1997; И. И. Мамайчук, 1989; Г. А. Мишина, 1998; Л. И. Солнцева, 1988; B. B. Ткачева, 2005) показывают, что у любого ребенка с отклонениями в развитии имеют место нарушения во взаимодействии с родителями. В качестве критерия оценки детско-родительских отношений используется эмоциональная (позитивная или негативная) апелляция детей к родителям в продуктах деятельности, а также непосредственная оценка отношений с родителями, данная детьми.
Анализ результатов наблюдений, бесед, экспериментальных исследований по изучению детско-родительских отношений позволяет определить тенденции в личностном развитии детей и в их отношениях с родителями.



1. Каждый ребенок с отклонениями в развитии демонстрирует высокую потребность в эмоционально-положительных контактах с родителями, их тепле и близости.

В беседах дети тепло отзываются о родителях, часто скрывая их холодность и недостаток внимания и любви. Практически каждый ребенок (до 92% случаев) высказывает острую потребность в теплых аффилиативно-насыщенных отношениях с родителями. Об этом свидетельствуют примеры из протоколов и дневников наблюдений за детьми.
Из беседы с Мишей П.: «Я бы хотел, чтобы мама чаще бывала дома...» Из беседы с Костей Н.: «Я хочу пойти с папой в парк, но он все время в командировке. Поэтому я всегда хожу гулять с тетей Таней» (гувернанткой).
У части детей отношения с родителями как доминирующие складываются лишь с каким-то одним родителем (чаще матерью), что свидетельствует, как правило, либо об отсутствии второго родителя в семье, либо о его занятости, невнимательном и холодном отношении к ребенку с отклонениями в развитии.
Результаты исследований, полученные с помощью рисуночных тестов, методики CAT, свидетельствуют о том, что наказания, которые применяют к детям родители, воспринимаются детьми в силу их психической недостаточности как адекватные.
Из беседы с Никитой А. по картинке, изображающей наказание щенка матерью-собакой за неумение пользоваться туалетом: «На картинке собака а-та-та, а-та-та... щенок маленький (показывает рукой). Ай, ай, нельзя! Мама будет ругать».
Пример беседы с Машей П. по картинке, изображающей зайчика, одиноко сидящего в кроватке в темной детской комнате: «Это зайчик, он маленький. Мне его жалко. Я кричу: „Мама, мама!..“ А мама ушла!»

Вызывают особую настороженность данные о том, что у 15% детей образ отца в ответах вообще отсутствует. Некоторыми детьми образы отца и матери вообще не дифференцируются, а родители воспринимаются ими как нечто абстрактное (шкала «родители как чета» по методике Р. Жиля). Дети не идентифицируются по половому признаку с кем-либо из родителей (мальчики с папами, а девочки с мамами).

2. Недостаточность и неадекватность родительско-детского общения проявляется в замещении родителей другими субъектами.

Результаты анализа выполнения детьми экспериментальных заданий (методики «Два дома», «Лесенка для детей», «Фильм-тест» Р. Жиля) показывают, что в качестве самых близких им людей могут доминировать не родители, а другие лица или предметы: братья, сестры, учителя, близкие родственники, домашние животные и игрушки. Это доказывает низкую значимость родителей в межличностных контактах детей.
Форма обучения в специальном коррекционном образовательном учреждении влияет на развитие взаимоотношений членов семьи с детьми. Обучение ребенка вдали от дома (в интернате) не позволяет сформировать необходимую глубину привязанности детей к родному очагу и близким лицам. Однако потребность в проявлении человеческого тепла и любви у детей не исчезает. Возникает феномен «переориентации» аффилиативных чувств к тем лицам, которые находятся в этот момент рядом с ребенком. Ими оказываются учителя и воспитатели интернатного учреждения.
Так, например, глухие учащиеся, воспитанники интерната, больше ориентированы на общение с учителем (22,8%) и сверстниками (19,4%) по сравнению с нормально слышащими детьми (шкала «учитель, воспитатель» — 13%, шкала «друг, подруга» — 18,5%). Отношения с матерью у них эмоционально обеднены — 32,5% (слышащие: шкала «мать» — 52%). Взаимодействие с отцами чрезмерно насыщено отрицательными эмоциями — 9,5% (слышащие — 11,5%). Этот пример является свидетельством того, что многие слышащие родители, имеющие глухих детей, не умеют устанавливать с ними естественные родственные отношения. Отсутствие ребенка дома не вызывает у родителей переживаний. Они воспринимают этот факт как естественную необходимость, в то же время потребность в эмоционально-насыщенных отношениях с детьми постепенно утрачивается.
Однако, как показывает практика, рядом с детьми могут оказаться и другие лица, возможно, и ведущие асоциальный образ жизни, что, несомненно, качественно повлияет на личностное развитие ребенка. Отсутствие родительского тепла изменяет личностную сферу ребенка, формируя вместо позитивно устойчивых черт характера, необходимых для успешной адаптации в социуме, неадекватные личностные характеристики.

3. Взаимодействие детей с социальной средой приобретает неадекватные формы, возникают коммуникативные проблемы и барьеры. Отношения с людьми окрашиваются в сознании ребенка в неблагоприятные тона, для них характерны отгороженность, тревожность, агрессия.

Изучение личностных особенностей детей с помощью экспериментальных методик («Фильм-тест» Р. Жиля, CAT, СТО) позволяет выявить в качестве доминирующих следующие характеристики: агрессивность, конфликтность, тревожность, отгороженность.
Ценную информацию об особенностях сферы общения детей со значимыми близкими дают рисуночные тесты и методики «Два дома», «Лесенка». В рисунках четко проявляется отсутствие контакта и отгороженность детей от близких взрослых. Одной из характеристик, отражающей в рисунках детей особенности межличностной и коммуникативной сфер, является изолированность, проявившаяся довольно разнообразно:

отсутствие себя на рисунке или дорисовывание себя после дополнительного вопроса психолога («А где ты? Разве ты не член семьи? Почему ты забыл нарисовать себя?»);
изоляция себя от родителей и других членов семьи (изображение себя в отдельной комнате, на другом этаже дома или в стороне от близких); дети также располагали себя отдельно от родителей в «красный» домик, а их оставляли в «черном» домике;
расположение себя в отдельной группе с кем-либо из сверстников (братом, сестрой, друзьями) или домашним животным, игрушкой;
изображение членов семьи как бы уходящими от ребенка (члены семьи уезжают в легковой машине, ребенок остается один);
изображение себя уходящим от всех, в никуда (ребенок уходит куда-то во тьму, в глубь пещеры) или умершим;
изображение себя повесившимся на перекладине (вариант проектируемого суицида).

Признаки отгороженности проявляются в содержании рисунков детей при изображении:

себя спиной к зрителю;
отсутствия дверей у дома, за окном которого нарисован человек;
картин потустороннего мира («Когда я умру...»);
своеобразной прорисовки глаз (когда либо отсутствует зрачок, важнейший элемент, осуществляющий зрительный контакт, либо глаз может быть полностью закрашен темной краской, т. е. вместо живого зрачка пустая темная дыра);
плотно сомкнутых губ (отсутствия потребности в вербальном контакте).

Результаты психолого-педагогического наблюдения показывают, что тревожность детей проявляется уже при первом контакте. Об этом свидетельствуют:

взгляд ребенка (выражение глаз говорит о незащищенности, сензитивности, наличии страхов) или отказ от глазного контакта;
манера поведения (робость, осторожность и неуверенность в осуществлении поведенческих актов, стремление спрятаться за спиной взрослого);
поза тела (неуверенность осанки, сгорбленность, сутулость, стремление казаться меньшим по росту);
застенчивость улыбки.

В рисунках детей тревожность проявляется также в различных вариантах:

в печальной позе (руки опущены, волосы изображены ниспадающими линиями, идущими вниз), в печальном выражении лица и глаз;
в изображении фигуры человека, охватывающей весь лист;
в изображении фигуры человека, непропорционально вытянутой вверх, с приподнятыми плечами.

Агрессивность детей чаще выражается в виде импульсивности реакций, стремлении подчинить себе детский коллектив, вербальных угрозах, неадекватных поведенческих действиях. Агрессивные тенденции в рисунках проявляются:

в характерном изображении позы ребенка (сжатые кулаки, широко расставленные ноги);
в выражении лица, глаз (наглое, агрессивное, насмешливое);
в обильной прорисовке острых линий (зубов, когтей, торчащих волос, чешуи, панциря).

 

4. Неадекватное отношение родителей (других лиц) к детям отражается в их продуктивной деятельности.

Агрессивность и авторитарность родителей в отношениях с детьми находит свое отражение в рисунках детей (см. Приложение 3). Родители изображаются детьми с использованием агрессивной символики: руки подняты вверх, размер ладоней увеличен, на пальцах когти или острые ногти, большой рот открыт, видны зубы.
Результаты, полученные с помощью методик «Лесенка для детей» и «Два дома» и рисуночных тестов, показывают, что значимость родителей в сознании ребенка уменьшается, если их отношение к нему приобретает неадекватные формы. Дети избирают в качестве объектов общения любых лиц, кроме родителей. Неосознанно ранжируя качество отношения к себе разных людей, в том числе и родителей, дети могут оставлять их в иерархии межличностных контактов на последнем месте (от 23% до 65%).
Оценивая личностные и межличностные особенности детей с отклонениями в развитии, следует отметить, что формирование характерологических черт их личности обусловлено двумя факторами:

  • особенностями, унаследованными от родителей;
  • негативным воздействием значимого социального окружения, т. е. использованием родителями ребенка неадекватных форм взаимодействия с ним.

У детей с психофизическими нарушениями конституциональные особенности усиливаются под влиянием дефекта. Базовая составляющая структуры личности преломляется через первичный дефект. Так, у слепых в результате воздействия первичного дефекта в личностных контактах доминирует неуверенность, робость, тревога. Следствием сенсорного нарушения в личностной сфере глухих часто является импульсивность, истеричность, агрессия.
С другой стороны, социальная ситуация, в которую оказывается включен ребенок и в которой осуществляется коррекционно-воспитательный процесс, не соответствует цели воспитания гармоничной личности ребенка. Это происходит в силу того, что у самого родителя, осуществляющего взаимодействие с ребенком, в сложившихся обстоятельствах под влиянием психотравмирующей ситуации обостряются личностные черты (возникают акцентуации).
Одновременно родители, как правило, не имеют достаточных знаний об особенностях воспитания ребенка с отклонениями в развитии и не всегда демонстрируют стремление к их обретению. Многие из родителей ориентируются в этом вопросе на традиции семьи, рода и исключают возможность получения педагогических знаний через специалистов. Перечисленные причины, несомненно, негативно влияют на ребенка и искажают его личностное развитие.
Итак, два фактора, определяющие личностное развитие ребенка с отклонениями в развитии, оказываются неоптимальными:

  • биологическая составляющая (конституциональные особенности ребенка, преломляясь через дефект, усиливаются, заостряются);
  • социальная составляющая (воспитание детей осуществляется травмированными родителями, которые часто имеют низкий уровень психолого-педагогических знаний).

Родительская неадекватность в принятии ребенка с проблемами в развитии, недостаточность в эмоционально-теплых отношениях провоцируют развитие у детей негармоничных форм взаимодействия с социальным миром и формируют дезадаптивные характерологические черты личности.
Недостаточность детско-родительских отношений приобретает эмоционально-неблагоприятные оттенки: отвержение, изолированность, агрессия, страх. Лишь у части детей формируются гармоничные и адекватные отношения с близкими лицами.
У всех детей с отклонениями в развитии наблюдаются девиации в личностном развитии, обусловленные не только конституциональными особенностями и воздействием дефекта, но и нарушениями межличностного взаимодействия и контактов. Доминирующими негативными личностными тенденциями являются: агрессивность, конфликтность, тревожность, отгороженность, коммуникативные нарушения.
Все это в совокупности обусловливает острую необходимость оказания детям психологической помощи, включающей не только коррекцию личностных нарушений, но и оптимизацию внутрисемейных отношений.

Личностные характеристики родителей детей с отклонениями в развитии.
Типология психологических портретов родителей

Современная наука изучает психологические свойства личности с позиций целостного системного подхода. Личность в этом случае понимается как «конструкт, включающий в себя биологическую базу в качестве основы, на которой развиваются более высокие уровни человеческой психики» (Л. Н. Собчик, 2002, с. 5). Актуальное состояние личности рассматривается в тесной связи с ее устойчивыми свойствами и отношением к психотравмирующей ситуации, выступающей в качестве патогенного фактора. В современных психологических исследованиях личности выделяются три основных типа реагирования индивида в ситуации эмоционального стресса: стенический (сильный), гипостенический (слабый) и смешанный (Л. Н. Собчик, 1990, 2002).
Для определения направлений коррекционной помощи родителям, имеющим детей с отклонениями в развитии, необходимо учитывать как присущие им характеристики индивидуальных различий, так и особенности реагирования этих лиц на стрессовую ситуацию, вызванную рождением в семье ребенка с отклонениями в развитии.
Переживания, которые испытывают родители детей с психофизическими недостатками, влияют на их самосознание, эмоциональную и когнитивную системы. Эмоциональная система человека является одной из основных регуляторных систем, обеспечивающих активные формы функционирования человеческого организма. Морфологическим субстратом эмоциональной регуляции являются древние подкорковые и возникшие позднее лобные образования головного мозга. В процессе своей жизнедеятельности человеческий организм постоянно испытывает потребность в поддержании активных стенических состояний. Эти потребности нормально развивающегося организма обеспечиваются постоянным эмоциональным тонизированием, как внешним, так и внутренним (B. B. Лебединский и др., 1990).
Онтогенетическое развитие аффективной сферы человека обусловлено преобладанием стенических эмоций (радости, гнева) над астеническими (меланхолии, тревоги). Особенно важным и сложным в этом процессе является поддержание оптимального уровня тонизирования человеческого организма положительными эмоциями. В жизни этот процесс протекает естественным путем и ничем не регламентируется. Степень оптимального уровня эмоционального тонизирования положительными эмоциями для лиц с разными типами реагирования на стресс различна и дифференцируется в зависимости от присущих им характеристик.
Согласно функциональной типологии высшей нервной деятельности, разработанной в середине ХХ в. И. П. Павловым, «свойства нервных процессов обусловливают высшее приспособление организма к окружающим условиям, или, иначе говоря, совершенное уравновешение организма как системы с внешней средой, т. е. обеспечивают существование организма».
Таким образом, лица с сильным типом реагирования на стресс характеризуются динамично протекающим процессом возбуждения. В силу характерных особенностей стеничности нервной системы их потребность в позитивном эмоциональном тонизировании невелика. Напротив, лицам со слабым типом реагирования на стресс присуща динамичность протекания процессов торможения. Свидетельством этому служит высокий уровень эмоциональной лабильности и быстрой пресыщаемости, которые проявляются на наиболее энергоемком корковом уровне. При смешанном типе реакций на стресс чередуются характеристики первых двух типов нервной деятельности.
Осуществленное нами психологическое исследование семей (В. В. Ткачева, 1999, 2005), воспитывающих детей с нарушениями психофизического развития, позволило обобщить основные характерологические черты исследуемой категории родителей и выделить группы лиц со сходными типологическими особенностями.
Первая группа родителей представлена лицами, имеющими смешанный тип реагирования, сочетающий как гипо-, так и гиперстенические свойства. Для этих родителей характерно «перекрытие каналов поведенческого и невротического отреагирования проблем» (Л. Н. Собчик, 1990, с. 55).
У родителей первой группы проявляется предрасположенность к высокой нормативности поведения и сдержанности в проявлении эмоций. Этим родителям свойственно внутреннее субъективно-индивидуалистичное переживание своей проблемы, что сопряжено с возникновением психосоматических заболеваний. Именно последняя характеристика и послужила причиной названия обследуемой группы — психосоматичные.
Как показывает практика, психосоматичные родители, характеризующиеся лабильно-ипохондричной и субъективно-индивидуалистичной личностными доминантами, представляют наиболее многочисленную группу. Данные по разным учреждениям могут отличаться друг от друга. Однако численность этой категории родителей обычно составляет от 60 до 80% лиц.
Одной из главных отличительных характеристик родителей этой группы является очень низкий процент лиц с акцентуированными личностными чертами по сравнению с составом второй и третьей групп: всего 1,2% в группе подверженных сверхконтролю.
Вторая группа родителей характеризуется гипостеническим типом реагирования.
В состоянии психогенного стресса, каковым является рождение ребенка с отклонениями в развитии, ослабляются и деформируются, переходя рубеж возможного, именно те уровни психологического гомеостаза, которые у гипостеников, в силу их слабых конституциональных возможностей, являются недостаточными и изначально имеют место в преморбиде.
Родители с тревожно-сензитивными личностными тенденциями получили название невротичные. Эта группа родителей занимает второе место по числу акцентуированных лиц — 6,3%.
У невротичных родителей эмоциональная реакция на стресс, вызванный рождением больного ребенка, проявляется повышенной тревожностью, различными страхами, глубокой депрессией (гипостенический тип реагирования). Эти особенности родителей в их взаимодействии с больным ребенком приобретают характер подчинения сложившимся обстоятельствам. Часто это проявляется в виде педагогической некомпетентности, воспитательской неумелости, а в отдельных случаях отторжениям самого ребенка, вызывающего стресс. Фрустрирующая ситуация для этих родителей постепенно приобретает непреодолимый характер.
Родители третьей группы, имеющие стенический тип реагирования с тенденцией к асоциальным формам взаимодействия, были названы авторитарными.
В этой группе самый высокой процент акцентуированных лиц — 7,5%.
Родители с импульсивно-инертными чертами (авторитарный тип) характеризуются тенденцией к резистентности и усиленной сопротивляемости к фрустрирующему воздействию сложившихся обстоятельств, в крайнем случае проявляется тенденция к обособленности позиции. Возможно, что преобладание лиц с указанными личностными особенностями среди родителей детей с выраженной и тяжелой патологией объясняется как их конституционально-типологическим развитием, так и тенденцией к изменению личностных черт, т. e. к патохарактерологическому развитию в результате длительного психопатогенного стресса.
Родители с депрессивной и тревожной симптоматикой и родители с импульсивно-инертными характеристиками представлены обычно в равных пропорциях. Каждая из этих групп может составлять примерно одну пятую часть от общего числа родителей детей с отклонениями в развитии.
Приведем психологические портреты этих трех групп родителей.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.