Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 2. Образ учителя в произведениях писателей 70 – 80х гг ХХ века

Общие стандарты взаимоотношений всегда преломлялись сквозь призму индивидуальных особенностей и личных качеств учителей. Ценным источником информации о деятельности педагогов является художественная литература, которая всегда являлась зеркалом жизни общества, в ней очень чётко можно рассмотреть как положительные, так и отрицательные явления, происходящие в школе. Поэтому во многих художественных произведениях мы сможем найти образы учителей. Их портреты будут разными, ведь как нет двух похожих людей, так не может быть и одинаковых учителей. Их могут объединять общие качества. Качества как положительные, так и не совсем привлекательные. Но больше внимания всё-таки уделяется образам хороших, мудрых, понимающих учителей, которые играют важную роль в судьбе каждого человека.

Именно такой образ все понимающего наставника, педагога по призванию мы можем увидеть в повести А. Лиханова «Благие намерения». Главная героиня этого произведения Надежда Георгиевна сразу же привлекает внимание читателей. Попав в маленький городок на севере России по распределению, она не теряет силы духа, не возмущается тяжелыми условиями жизни, а, наоборот, проявляет характер, показывает любовь к своему делу. Эта хрупкая девушка, которая мечтала преподавать литературу в старших классах, попала к ребятам – детдомовцам, первоклашкам. Первое чувство, испытанное Надей, растерянность. Но посмотрев на стайку таких же растерянных, «с удивленными, печальными, непонимающими глазами»[1] маленьких человечков, девушка решает стать для них всем: и учителем, и воспитателем, и другом, и мамой, доброй и заботливой. Героиня прекрасно понимает, что ей недостает опыта, но отказываться от сирот она не имеет морального права. «Меня душила любовь, нежность, к этим детям, - скажет она, - мне хотелось обнять их, не каждого, не поодиночке, а всех вместе, в раз, обнять и прижать к себе»[2].

Надежда Георгиевна вспоминает эту трогательную встречу десять лет спустя, когда ей уже немного за тридцать, а её малыши окончили школу, и сами стоят на пороге взрослой жизни. Теперь за плечами героини немалый опыт педагогических проб, удач и ошибок, она откровенно рассказывает и о радости побед, и о горечи поражений того далекого времени. Видно нелегко дался первый педагогический опыт юной учительнице.



Девушка наделена природной мудростью, сочувствием, умением вовремя подать руку помощи. Любовь к окружающим и жгучее желание хотя бы частично вернуть ребятишкам утраченное движет душой Нади. «Детям автомобильных катастроф, смертей и даже землетрясений, а чаще всего человеческих ошибок и взрослой слабости, это были особенные дети, - понимает юная учительница. – Лишённые родительской ласки, они даже не знали, что она бывает. Человек может и не подозревать о счастье, если он его не испытал. А если испытал?»[3]

Идея сделать детей счастливыми не покидает Надежду Георгиевну, ей трудно примириться с жизненной несправедливостью: «Катастрофы, беды, смерти – это осознать можно, без них мира нет, - мысленно соглашается Надя. – Но сиротство – оно непостижимо, потому что так просто: детям – всем детям! – нужны родители, если даже их нет».[4] Героиня решается на эксперимент: предложить желающим жителям городка забирать к себе бездомных детей из интерната на выходные дни. « … Я верю, что сострадание – в человеческой природе… Без него трудно оставаться человеком», - говорит она. Эта Надина уверенность даёт ей право надеяться на успех эксперимента, она уверена, всем детям нужны родители, даже если родителей нет! Вокруг этой идеи и разворачивается основной конфликт повести.

Многие скептики не верили в то, что найдутся желающие принять у себя детдомовцев, но десятки людей откликаются всей душой на её призыв. Общественность, печать, школа поддерживают эту гуманную инициативу. Детей вверяют в руки только достойных, проверенных претендентов.

Надя буквально видит, как вокруг рождается надежда и любовь. Только будучи совершенно неопытным педагогом, она не учла важных и самых значимых условий: каждый её маленький питомец не просто сирота, нуждающийся в жалости, ласке, тепле, но и зарождающаяся человеческая личность со своим сложным внутренним миром. Каждая человеческая семья – это тоже своя сложная и во многих отношениях индивидуальная система: быт, ценности, взгляд на воспитание, на детей. Следовательно, вручение детской судьбы (пусть и добрым людям) требует особой осторожности, особой ответственности не только от тех, к кому пришёл ребёнок на субботу и воскресенье, но и от педагогов, от школы.

Осознание того, что нельзя так спонтанно, неосознанно вручать детские души пусть хорошим, представительным , обеспеченным людям, приходит лишь тогда, когда Надежда Георгиевна убеждается в драматичности ситуации для нескольких своих воспитанников. Семьи приняли ребят, окружили заботой, лаской, старались, как могли, показать радушие, любовь. Буквально заваливали детдомовцев подарками. Но все эти внешние проявления заботы не сумели скрыть внутренних неразрешенных конфликтов. Чета Запорожцев, интеллигентных и уверенных в себе людей, стремилась во всем быть первой. Осиротевшую Аллочку Ощепкову обеспечили всем, о чем могла мечтать девочка, но только не душевной теплотой и любовью. Ребенок не подозревал, что стал игрушкой в руках холодных расчетливых эгоистов. Пообещав сиротке скорое «удочерение» и затем решительно отказав ей, эти люди ни на минуту не задумались о ее чувствах. Надежда Георгиевна понимает, что ее затея может обернуться несчастьем для чувственных детских сердец. Аллочку она успокаивает тем, что ей повезло: девочка вырастет достойным неравнодушным человеком, а не материально зависимой куклой.

Севу Агапова также не обошла стороной людская черствость, прикрытая внешним благодушием. Мальчик, поверивший в счастливую, спокойную жизнь в семье Степана Ивановича, сталкивается с предательством взрослого человека, который должен уметь отвечать за свои поступки. И здесь пригодился бы педагогический опыт, но Надя действует интуитивно, оберегая мальчика от новых потрясений.

Анечка Невзорова попадает в дом к одинокой Евдокии Петровне. Девочка уже имеет представление о благодарности и не хочет обижать добрую женщину, пожелавшую взять ее к себе. Родная мать Ани лишена родительских прав за чрезмерное пристрастие к лёгкой жизни, за аморальное поведение, всякие контакты с ней явно опасны для девочки. Надежда Георгиевна приходит к выводу, что и тут не может быть лёгкого механического решения, ведь в душе маленького человека уже появились крепкие росточки доброты и ответственности: «Я свою мамку не брошу. Вот выучусь, вырасту и возьму её к себе. Она тогда состарится, поумнеет. А не поумнеет, я её поучу… Может, даже я её удочерю»¹.

Надежда Георгиевна рассуждает об ответственности, возложенной на себя за жизнь детдомовцев: «За несостоявшиеся намерения других людей единственная в ответе ты сама». Это слова настоящего педагога, духовного наставника и друга. Переживая неудачи своих воспитанников, как свои собственные, героиня видит и положительные результаты своего эксперимента. Сложились счастливые отношения у Надиной квартирной хозяйки Лепестиньи (тоже бывшей детдомовки) с Зиной Пермяковой. У отставного военного Никанора Никаноровича Парамонова – с Колей Урванцевым. У брата и сестры Миши и Зои Тузиковых – с многодетной и

дружной рабочей семьёй Поварешкиных, у которых нет за столом разносолов, нет личной машины, да и живут тесно, зато царят в семье искренние, настоящие привязанности.

«Но сколько бы ни было таких побед, разве они могут оправдать даже и малый брак в педагогической работе?» - переживает Надежда Георгиевна. Ее успокаивают коллеги : «…Педагогика – дисциплина не точная. У неё есть допуски. Право на ошибку». стр. 32 ² Никто не смог бы ответить на вопрос, явились ли случаи с Анечкой, Севой и Аллой запланированной педагогической ошибкой, то есть результатом неверно задуманного эксперимента или это ошибка непредвиденная.

Несмотря на то, что не все удалось в этом неоднозначном эксперименте, коллеги молодой учительницы поддержали ее, ведь «не сделать проще, чем сделать».

Не став менее инициативной, Надежда Георгиевна уже по истечении первых месяцев работы становиться более ответственной, понимает, как тонко педагогическое дело, в котором между благими намерениями и благими свершениями, возможно, самая долгая, трудная и запутанная дистанция.

В конце повести воспитанники Надежды Георгиевны покидают детский дом, закончив школу. У нее же теперь есть возможность вернуться домой из этой деревеньки, тем более, что и мама Надина убеждена: «Жизнь свою человек способен не раз начать снова» 1987. – С. 180¹. Но героиня знает, что никуда сейчас не уедет. Она думает о тех детдомовцах, ещё не ведомых ей, которые первого сентября переступят порог интерната и с которыми она начнёт новый десятилетний путь совместных поисков, проб и побед. На протяжении всего повествования Надежда Георгиевна рассуждает о правильности выбора профессии, о долге учителя… «Я твёрдо знаю, что учитель должен уметь погрузиться в человека…» 1987. – С. 177-178- в этом и состоит подвиг настоящего учителя, умеющего отказаться от многого во имя детей.

Такой образ педагога достоин уважения и подражания. Надежда отдала своим воспитанникам частицу себя, своего тепла, своего сердца, пройдя через всё, что приготовила ей судьба. И можно с уверенностью сказать, что те дети, её первые воспитанники, вырастут настоящими людьми, добрыми и отзывчивыми, благодаря своей умной и доброй наставнице. Надежда Георгиевна сумела справиться со своей работой, правильно оценить и понять своё назначение, а без этого не может быть учителя.

А. Лиханов утверждает своей повестью благородный максимализм учительского призвания, рисует жизненный образ идеального учителя 80-х гг ХХ века .

В середине 70-х годов ХХ века была написана повесть А. Алексина «Безумная Евдокия». Это произведение до сих пор вызывает массу неоднозначных откликов. Тем интереснее рассмотреть нам образ главной героини – педагога с большим стажем, классной руководительницы 9 «Б» класса Евдокии Савельевны. О ней рассказывает отец ученицы Оли, именно его глазами мы смотрим на все, что происходит в жизни класса, подчас он откровенно иронизирует над нелепо выглядевшей учительницей, а иногда возмущен ее действиями. Так, наверное, и ведет себя большинство родителей. Чем же вызвана такая реакция Олиного отца на происходящее в школе?

Мы читаем и представляем себе женщину 54 лет, которая называет себя «предпенсионеркой», но выглядит и на 50 и на 39; «она была, как говорят, женщиной без возраста». Повествователь, усмехаясь, пишет о внешности и манерах Евдокии Савельевны, когда на одном из родительских собраний она объясняла, как важно прививать детям чувство прекрасного. «А у самой при этом поверх модных брюк была какая-то непомерно широкая юбка и в неё заправлена мужская ковбойка… Она могла ранней весной выйти на улицу в белой панаме, хотя все ещё ходили в пальто»¹ стр.7.

Да, она подчас выглядит нелепо: до себя ей, видимо, нет дела. Но она всегда окружена детьми: то она идет сними в музей, в поход, то организует встречи выпускников. Она искренний, эмоциональный человек: негодует, восхищается, изумляется одинаково громко. Она радуется любым успехам детей, даже самым маленьким, и учит всех радоваться за них. Она знает, что происходит в душе каждого из её воспитанников.

Однажды Оля, постоянно потешавшаяся над окружающими, назвала учителя «безумной Евдокией», и этот иронический тон усваивает отец, продолжая так же неуважительно называть классного руководителя дочери.

Оля - единственный и долгожданный ребенок, она настолько была любима отцом и матерью, что ее недостатки оставались незамеченными, родительский взгляд скользил по поверхности: наша дочь самая умная, самая талантливая, самая обаятельная. Поэтому, абсолютно доверяя мнению Оли, отец не понимает и не хочет понять, почему Евдокия Савельевна, которая так приветствует успехи «незаметных», так раздражается от того, что Оля «готовится к выставке юных скульпторов» и не идет с классом в музей. Он не вдумывается в истинные причины поступков учительницы, так как не замечает высокомерного отношения Оли к окружающим.

А ведь главная задача Евдокии Савельевны – воспитать в детях «талант человечности», научить их уважать людей, человеческий труд, каким бы он ни был. Она «очень любила, чтобы все были вместе. И с ней во главе». По мнению рассказчика, учительница, не выносила какого-либо проявления индивидуального, не похожего на других, характера. «В классе она прежде всего замечала незаметных и выделяла тех, кто ничем не выделялся». Её любимыми словами были: «все», «со всеми», «для всех»… Поэтому «безумная Евдокия» с самого начала повела методичную борьбу против ошибочных, по её мнению, воспитательных методов Олиных родителей.

Девятиклассница Оля, талантливая, своенравная, с усмешкой относится ко многим коллективным мероприятиям «безумной Евдокии»[ ¹ А. Алексин «Безумная Евдокия» стр. 141], к её вулканическому характеру, ко всякого рода встречам нынешних учеников Евдокии Савельевны с её бывшими: «Их отрывает от дела. Нас отрывает». Родители Оли не поддерживали авторитет учительницы, а внушали дочери, что она должна быть снисходительна к ней. И девочка продолжала иронизировать по поводу классной руководительницей.

В своей работе «безумная Евдокия», как рассказывает Олин отец, старательно вытравляла в учениках всё неповторимое, своеобразное, она стремилась к тому, чтобы каждый был «как все» – в кино и на выставке, на экскурсии и в походе… Ей важно было пробудить в каждом ученике чувство причастности к классу, к коллективу… У Оли это вызывало внутреннее противодействие.

В своей приверженности к массовым профессиям (диспетчера, водителя самосвала и т. п.) Евдокия Савельевна, как убеждает нас Олин отец, не понимала, что призвание художника, талант скульптора нисколько не отделяет человека от массы. Классный руководитель хотела научить своих учеников уважать людей любой профессии. Ведь каждый в своем деле должен быть мастером, художником. Нельзя унижать и презирать людей, а в каждом нужно найти то, что достойно уважения:“Она приглашала на те знаменитые встречи не только героев, а и диспетчеров с поварами. Зачем? Наверное, хотела объяснить нашей дочери и ее одноклассникам, что, если они будут честными и порядочными людьми, просто честными и порядочными, они тоже будут иметь право на внимание к себе. И на память”. Никому из детей она не давала почувствовать свою ненужность и никчемность. Она учила всех радоваться любым, даже незначительным успехам товарищей. Она добивалась от своих учеников “таланта человечности”. «Безумная Евдокия» пыталась приобщить Олю ко всем остальным за счёт и вопреки её индивидуальности. Именно это Олин отец считает причиной «частых страданий и слёз» его дочери.

Тем злополучным воскресным утром, когда, собственно, и происходит действие повести, явившись на квартиру Олиных родителей, Евдокия Савельевна объявляет, что накануне, во время похода по местам боевой славы, Оля пропала, ушла из отряда неизвестно куда…И не вернулась. А ведь прошла целая ночь! Где же Оля?… С Олиной матерью стало плохо: нервный приступ, душевное расстройство, потеря рассудка… И хотя через два-три часа девочка появляется в квартире – беспечная, весёлая, с цветами в руках – на душе лучше не стало, и мать увозят в психиатрическую больницу.

По дороге из больницы происходит диалог между рассказчиком, Олиным отцом, и учителем. Она доказывает, что поступок Оли безнравственен: желая быть первой, раньше всех достичь цели похода, она ушла вечером из отряда и не сказала никому ни слова. Девочка даже не подумала о том, какое беспокойство принесёт её честолюбивый поступок всему классу и ответственной за поход Евдокии Савельевне.

Учительница говорит, что главное в людях всё-таки – талант человечности.

Оля пытается оправдать свой поступок, ссылаясь на то, что она хотела пройти путём Мити Калягина, бывшего ученика Евдокии Савельевны, спасавшего раненых бойцов в годы войны, доставлявшего им лекарство тайком от врага. Отец резко говорит дочери: «Он (Митя Калягин) прошёл этот путь, чтобы спасти людей. А ты, чтобы погубить… самого близкого тебе человека»¹.

Вроде бы незначительны были ошибки родителей в воспитании дочери, но именно они привели к формированию эгоцентрического характера девушки. В одном случае она забыла о своей подруге, не пригласив её на встречу с известным художником, зная, как она важна для девочки . В другом случае Оля не заметила любви своего одноклассника Бори Антохина и бестактно насмехалась над ним. Невнимательная, нечуткая ко всему, что касается человеческих взаимоотношений, Оля становится причиной безумия матери и переворота во внутреннем мире своего отца. Он чувствует вину перед учителем: “Судьба отомстила нам за это глупое прозвище, -говорит герой.- Безумие вошло в наш дом. Что может быть страшнее?” .В своей самовольной ограниченности девятиклассница не хотела видеть немалых достоинств учительницы: её одержимости в работе, внимательного отношения к каждому, даже самому рядовому ученику.

И тут мы понимаем, что на протяжении почти всей повести смотрели на «безумную Евдокию» глазами Олиного отца, а , стало быть, глазами самой Оли. Понимаем, что составили для себя искажённый портрет мудрой воспитательницы, умной и справедливой… Она не стремилась выстраивать в один общий ряд всех учеников, - она лишь Олю хотела вернуть в коллектив, а точнее сказать, к людям, от которых она в упоении своими успехами оторвалась. Одиночество было наказанием девочки… «Тот, кто любой ценой хочет быть первым, обречён на одиночество»[2], - говорит Евдокия Савельевна. И мы с ней соглашаемся. Наконец – мы видим её такой, какая она есть на самом деле, видим своими собственными глазами: несуразно одетую, но мудрую, прозорливую, всю жизнь отдавшую своим питомцам.

Постепенно мы замечаем, как много привлекательного и даже прекрасного в «безумной Евдокии». Она с горечью говорит, что во многом сама виновата:

ворвалась утром в дом Оли с известием, что та пропала, и это довело Олину мать до безумия. Но разве могла она поступить иначе? Ведь не будь Оля воинствующей эгоцентристкой, она, даже удрав из лагеря, пришла бы домой. В финале Евдокия Савельевна спешит к ребятам, идущим по улице чуть впереди: она боится, что Оля возьмёт на себя всю вину за трагедию матери и что эта ноша окажется для неё непосильной.

В конце повести рассказчик мысленно признаёт, что, хотя он вместе с женой сумел отстоять право формировать характер дочери и таким образом победил Евдокию Савельевну, «эта победа стоила Наденьке жизни. Или здоровья»¹. Такова цена этической невоспитанности их дочери. Такова цена прозрения отца Оли.

Рассмотренные произведения позволяют сделать вывод о том, что образ учителя в период «застоя», в доперестроечное время характеризуется положительно. Писатели отражают общее уважительное отношение к профессии педагога, который играет роль духовного наставника не только учеников, но и их родителей. Отношения в системе учитель – ученик строятся на взаимоуважении доверии, нравственных ценностях. Такая ситуация в литературе отражает историческую действительность.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.