Сделай Сам Свою Работу на 5

Считаю, что данное решение суда от 24.09.14 г. незаконно и необоснованно поскольку принято с грубым нарушением норм процессуального и материального права.

Апелляционная жалоба

На решение Кировского районного суда г.Саратова от 24.09.2014 года

(Дело №2-4187/2014).

 

 

24.09.2014 г. Кировский районный суд г.Саратова принял решение, которым удовлетворил исковые требования первого заместителя прокурора Кировского района . Саратова к Ассоциации «Партнерство для развития» (Саратовская региональная общественная благотворительная организация), признал незаконным бездействие Ассоциации «Партнерство для развития», выразившееся в неподаче в Управление Министерства юстиции РФ по Саратовской области заявления о включении организации в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, а также обязал Ассоциацию «Партнерство для развития» подать заявление в Управление Министерства юстиции РФ по Саратовской области о включении организации в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

С указанным решением не согласна и считаю, что оно подлежит отмене.

Считаю, что данное решение суда от 24.09.14 г. незаконно и необоснованно поскольку принято с грубым нарушением норм процессуального и материального права.

 

1. Кировский районный суд г.Саратова нарушил процессуальные права Ответчика на состязательность процесса. До судебного заседания в Кировский районный суд г.Саратова было представлено ходатайство о переносе судебного заседания в связи с болезнью законного представителя и представителя юридического лица. Иных лиц уполномоченных осуществлять представление интересов у Ответчика не имеется, равно как и денежных средств необходимых для заключения возмездного договора на оказание юридических услуг по настоящему гражданскому делу. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обязан был отложить судебное заседание, так как рассмотрение дела без участия стороны Ответчика в указанном случае невозможно. Полагаю, что при рассмотрении настоящей апелляционной жалобы судебная коллегия должна принять решение о рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции.



Более того, в ходатайстве о переносе судебного заседания указывалось, что у Ответчика имеются документы, которые имеют существенное значение для принятия решения и которые могут быть представлены на обозрение суда в подлиннике. Таким образом, судья Кудакова, отказывая в удовлетворении ходатайства о переносе заседания фактически лишила нас возможности представить документы в свою защиту, чем нарушила наше право на защиту. При этом в своем решении она в обоснование неучета представленных нами доказательств необоснованно ссылается на то, что стороной Ответчика не предоставлены оригиналы документов.

 

2. Судом первой инстанции также нарушены нормы материального права, в том числе в части отклонения доводов стороны Ответчика о нарушении прокурором положений статьи 45 ГПК РФ.

В исковом заявлении первый заместитель Прокурора Кировского района г.Саратова указывает «Таким образом, неисполнение организацией возложенных обязанностей создаёт препятствия для осуществления законной деятельности Управления Министерства юстиции РФ по Саратовской области по формированию реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, что нарушает интересы Российской Федерации и является основанием для обращения прокурора в суд в порядке ст.45 ГПК РФ».

Доводы прокуратуры в исковом заявлении о том, что создаются препятствие осуществления законной деятельности Управления Министерства юстиции РФ по Саратовской области по формированию реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента не обоснованы.

В соответствии с пунктом 2 Приказа Минюста России от 30.11.2012 № 223 "О Порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента" - ведение реестра осуществляет Министерство юстиции Российской Федерации. Управление Министерства юстиции РФ по Саратовской области не осуществляет деятельность по формированию реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, так как указанные функции на территориальное управление не возложены.

Обосновывая возможность подачи прокурором искового заявления суд неточно цитирует Приказ Минюста №223, что позволяет вольно трактовать полномочия территориального управления. Между тем, согласно Приказу №223 территориальное управление уполномочено только на прием документов, но не на ведение реестра. Последнее осуществляется Минюстом РФ.

Из вышесказанного следует, что Ассоциация «Партнерство для развития» не могла создавать препятствия осуществления деятельности территориального управления Министерства юстиции РФ, и, следовательно, иск прокурора не обоснован.

 

В подтверждение вышесказанного Минюст РФ оз.10.2014 самостоятельно определился с вопросом о внесении Ассоциации «Партнерство для развития» в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Следовательно, целесообразность удовлетворения требований истца абсолютно отсутствует, поскольку ответчик не нарушает ничьих прав и законных интересов, а исковые требования Прокуратуры Кировского района г. Саратова были исполнены компетентным органом, Министерством Юстиции РФ.

 

Таким образом, суд вышел за рамки рассматриваемого искового заявления. Данный довод подтверждается в том числе, и тем, что суд указывает, что данные правоотношения затрагивают вопросы национальной безопасности и общественного порядка. Данный вывод не основан на нормах материального права и не соответствует действительности.

 

3. Судом также нарушены нормы процессуального права, обязывающие суд оценивать, каждое доказательство с точки зрения допустимости и относимости.

Суд положил в основу своего решения Заключение Купина В.Н., ссылаясь, что оно было предметом проверки мирового судьи судебного участка №8 Кировского района г.Саратова. Однако гражданский процессуальный кодекс не допускает такого права суда устраниться от оценки доказательств.

 

4. Суд необоснованно признал допустимыми и не вызывающими сомнения все доказательства по данному делу, представленные прокуратурой, несмотря на то, что они получены в нарушение действующего законодательства и не могут быть использованы в качестве доказательств:

 

(4.1) фактический материал, положенный в основу всех выводов и прокурора и судьи (Акт проверки HTML-страниц), получен в результате оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ), которые могут проводиться и, соответственно, использоваться только в уголовном процессе, и, следовательно, материалы ОРМ в силу действующих законов не могут использоваться в административном и гражданском процессе;

 

(4.2) так называемое «заключение эксперта» о якобы имевшей место политической деятельности Ассоциации, также не может рассматриваться в качестве допустимого доказательства, так как основано на результатах ОРМ, не соответствует требованиям, предъявляемым к экспертизе ГПК РФ и Законом о «О государственной судебно-экспертной деятельности», а выводы не подкреплены ни одним фактом.

Вот далеко не полный перечень нарушений при назначении и проведении экспертизы:

i. ФГБОУ НПО «Саратовская государственная юридическая академия» не является экспертным учреждением (это образовательное учреждение) и не обладает правом проведение экспертиз. Эксперт Купин В.Н. также не обладает правом проведения самостоятельных экспертиз.

ii. Не определен вид судебной экспертизы.

iii. «Заключение эксперта» не содержит указание на объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства экспертизы (нарушение требований ч.9 ст.25 ФЗ от 31.05.2001 №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»);

iv. «Заключение эксперта» не содержит указание на примененные методы (нарушение требований ч.11 ст.25 ФЗ от 31.05.2001 №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»). Факт наличия (отсутствия) оценочных субъективных «признаков политической деятельности» в деятельности лица вообще не может быть установлен экспертным путем ввиду отсутствия экспертных методик;

v. В нарушении требований пункта 4 части 2 статьи 26.4 КАП РФ в определении о назначении экспертизы от 21.07.2014 года, вынесенном первым заместителем прокурора Кировского района г.Саратова Лаптевым О.Н., не указан перечень документов передаваемых эксперту для организации экспертизы.

Слово «перечень» согласно токовому словарю Ожегова означает «перечисление кого-чего-нибудь по порядку». В пункте 4 резолютивной части определении о назначении экспертизы от 21.07.14 года указано «документы и сведения, полученные в ходе проверки и DVD+R диск» данный пункт Определения не позволяет определить какие именно документы были переданы эксперту для изучения.

Стоит отметить, что перечня документов, передаваемых эксперту нет также и в требовании первого заместителя прокурора Кировского района города Саратова в адрес Ректора ФГБОУ НПО «Саратовская государственная юридическая академия» от 21.07.2014, в графе количество листов стоит прочерк. Перечня исследованных документов также нет и в заключении эксперта Купина В.Н. от 22.07.2014 года.

vi. Подпись эксперта В.Н. Купина не удостоверена печатью экспертного учреждения (нарушение требований ч.1 ст.25 ФЗ от 31.05.2001 №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ);

В соответствии со ст.8 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. В экспертном заключеним Купина В.Н. от 22.07.2014 г. не указаны конкретные документы, материалы и факты, на основании которых эксперт пришел к тем или иным выводам.

vii. Итоговый вывод эксперта содержит правовую оценку: эксперт делает правовой вывод о несоответствии действий Ассоциации нормам Федерального закона. Это является грубейшим нарушением порядка проведения экспертизы.

viii. Мотивировочная часть «Заключения эксперта» содержит сведения из различных областей знаний: политология, геополитика, социология, статистика, теория международных отношений, международное публичное право и т.д. Вместе с тем квалификация эксперта подтверждена только в области философии. Таким образом, прокурор обязан был по крайней назначить комиссионную экспертизу (эксперты из различных областей знаний) (ст.23 ФЗ от 31.05.2001 №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»). Выводы эксперта явным образом вышли за пределы объявленной компетенции в области философии и сотрудника кафедры политологии.

Вышеизложенные нарушения при проведении исследования однозначно вызывают сомнения в обоснованности сделанных выводов, лишают возможности проверить обоснованность и достоверность выводов эксперта данных им в заключении, что в свою очередь существенно нарушает право на защиту лица, в отношении которого ведется дело.

Таким образом, суд первой инстанции положил в основу своего решения недопустимые доказательства: заключение Купина В.Н., которое как подтверждает суд, даже не было представлено в оригинале, и материалы ОРМ.

При этом в нарушении принципа состязательности немотивировано было отвергнуто Заключение специалиста, представленное стороной Ответчика, что в свою очередь вновь нарушает права Ответчика на справедливое судебное разбирательство.

 

5. Судом принято решение на основе неверного толкования норм закона, регулирующего деятельность некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранных агентов.

 

5.1. Согласно ст. 2, п. 6 ФЗ «О некоммерческих организациях», к политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества.

Аналогичное положение содержится в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2014 г. N 10-П (само по себе получение некоммерческой организацией финансирования от иностранных источников и наличие у нее потенциальной возможности заниматься политической деятельностью на территории Российской Федерации не являются основанием для признания ее выполняющей функции иностранного агента), а также может быть подкреплено Постановлением Амурского областного суда от 17.02.14 г., на которое ссылается Конституционный Суд РФ в указанном Постановлении.

В соответствии с п. 1.1 Устава Ассоциации, она является общественной благотворительной организацией. В свою очередь, согласно п.5 ст.10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Как следует из материалов дела, в том числе представленных прокуратурой статей в СМИ, основным направлением работы Ассоциации является деятельность в сфере защиты окружающей среды, растительного и животного мира, профилактики и охраны здоровья граждан, а также экологического и правового просвещения, оказываемая гражданам и юридическим лицам на безвозмездной основе.

Таким образом, утверждения истца о якобы наличии в деятельности Ассоциации признаков политической деятельности является надуманным и недоказанным. В свою очередь, отнесение экологической благотворительной деятельности к разновидности политической деятельности прямо запрещено законом.

 

5.2. Кроме того, суд принял решение о наличии в деятельности Ассоциации «Партнерство для развития» признаков политической деятельности, основываясь на некоем общем понятии «политической деятельности», которое носит достаточно неопределенный характер.

Между тем, №121–ФЗ и вслед за ним п.6 ст.2. №7-ФЗ введено фиксированное понятие «политической деятельности», а именно: «некоммерческая организация….признается участвующей в политической деятельности…, если она участвует… в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.

Из этого определения следует, что обязательным признаком «политической» составляющей в деятельности некоммерческой организации является не только наличие у нее цели «воздействовать на принятие государственными органами решений», но и направленность усилий «на изменение проводимой [этими органами] государственной политики».

Таким образом, далеко не все действия, даже влекущие какие-то политические последствия, по духу и букве данного закона могут быть отнесены к политическим. Например, если воздействие на государственные органы проводится не в целях изменения государственной политики, а в целях ее более эффективной реализации, то в толковании №7-ФЗ, данная деятельность не может быть признана политической.

Иного толкования законом не предусмотрено. Однако судом было проигнорировано это положение №7-ФЗ, причем проигнорировано сознательно, так как мы на эту особенность понятия «политической деятельности» в контексте данного закона, неоднократно указывали во время процесса, в том числе в своих письменных пояснениях.

Столь вольная трактовка Закона противоречит принципам суда (беспристрастность, объективность, равенство сторон) и судейской этики, и может свидетельствовать либо о недостаточной компетентности судьи, либо о заранее принятом судьей решении о виновности одной из сторон, в данном случае нашей.

 

5.3. И, наконец, судом также вольно используются решения Конституционного суда, в том числе вышеупомянутого Постановления от 08.04.2014 №10-П, согласно которому деятельность организации в сфере благотворительности, охраны окружающей среды, здоровья граждан не может быть отнесена к политической, осуществляемой некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, даже если она направлена на изменение государственной политики.

 

6. Судом при принятии решения в пользу истца проигнорирован тот факт, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты права и не имел права на иск.

 

Согласно ст. 12 ГК РФ, защита гражданских прав осуществляется путем:

признания права;

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

признания недействительным решения собрания;

признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

самозащиты права;

присуждения к исполнению обязанности в натуре;

возмещения убытков;

взыскания неустойки;

компенсации морального вреда;

прекращения или изменения правоотношения;

неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

иными способами, предусмотренными законом.

 

Законодательством РФ не предусмотрен такой способ защиты права как обязание подать заявление в какой-либо регистрирующий орган.

Таким образом, обращение истца с настоящим иском противоречит ч.1 ст.3 ГПК РФ, поскольку не приведет к защите нарушенных или оспариваемых прав и свобод.

 

7. Обжалуемое решение суда также является немотивированным и необоснованным и создает препятствие его исполнения.

Так, ни судом в оспариваемом решении, ни Истцом не было установлено, в какой период времени у Ассоциации «Партнерство для Развития» возникла обязанность подать заявление в Управление Министерства Юстиции по Саратовской области, в течении какого времени Ассоциация «Партнерство для Развития» осуществляла якобы политическую деятельность.

Также суд первой инстанции устранился от установления таких необходимых обстоятельств – виды политической деятельности и цели политической деятельности. Данные обстоятельства необходимы для подачи обращения в Министерство Юстиции для рассмотрения вопроса о включении/отказе во включении в реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов.

 

И, наконец, при принятии решения не было учтено, что с начала 2014 года (и на момент рассмотрения иска) Ассоциация не осуществляет деятельность, которая, по утверждению истца, подпадает под деятельность иностранного агента. Доказательства обратного в материалах дела представлены не были.

 

 

На основании вышеизложенного,

ПРОШУ:

1. Решение Кировского районного суда города Саратова Саратовской области от 24 сентября 2014 года по иску заместителя прокурора Кировского района г.Саратова к Ассоциации «Партнерство для развития» (Саратовская региональная общественная благотворительная организация) отменить, по делу принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.

 

Законный представитель О.Н.Пицунова



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.