Сделай Сам Свою Работу на 5

VI. Племена атапаско-апачей

Организованы ли в роды атапаски территории Гудзонова залива и апачи Нью-Мексико, представляющие собой подразделения одного пер­воначального племени, — нельзя окончательно определить. — Атапаск­ские племена Зайца и Красного ножа (на территории Гудзонова залива), атапаски Невольничьего озера — то же самое.

Кучины (лушу) области реки Юкон

[Северо-западная Территория, Британская Северная Америка, к югу от бывших русских прибрежных поселений]

Принадлежат к атапаскам, и у них, согласно письму покойного Джорджа Гиббса к Моргану, имеются «3 общественные степени, или класса (то есть тотемы, которые могут различаться, однако, по рангу)

[не может ли деление на роды, особенно, когда к принципам родового строя присоединяется влияние завоевания, дать мало-помалу повод к образованию из родов каст? Тогда возникает запрет брака между различными родами, совершенно обратный архаическому правилу запрещения браков внутри одного и того же рода];

мужчина не может жениться внутри своего собственного класса, а должен брать жену из какого-либо другого, и вождь из высшего класса может жениться на женщине из низшего класса, не лишаясь своей касты

[понятие касты привносит автор письма и истолковывает в том смысле, что мужчина должен жениться не в своем собственном роде, а в роде какой-либо другой, братской или кузенной фрат­рии; однако отсюда видно, что как только между кровнородст­венными родами возникает различие в ранге, это вступает в про­тиворечие с родовым принципом, и род может окаменеть и пре­вратиться в касту — свою противоположность].

Дети принадлежат к той же степени, что и мать

[в чем-же тогда различие в ранге между родами; братья и сестры всех родов встречаются в родах каждого ранга. Узы родства не дают возможности возникнуть какой бы то ни было аристокра­тии в законченной форме; братство и чувство равенства ос­таются].

«Члены одной и той же степени в различных племенах не воюют друг с другом».

У колошей северо-западного побережья, которые по языку близко-родстиснны атапаскам, существует родовая организация; роды носят названия животных, счет происхождения по женской линии; право наследования переходит по женской линии, от дяди к племяннику, за исключением верховного вождя, который вообще пользуется высшей властью в семье.





К. МАРКС


VII. Индейские племена северо-западного побережья

У некоторых из этих племен — помимо колошей — господствует родовая организация. См. Доля: «Alaska and its resources», особенно же Банкрофт: «Pacific states», I, 109.

VIII. Племена селиш, сахаптинов и кутене

Это главнейшие племенные группы долины Колумбии; у них нет родовой организации. Здесь был исходный пункт миграций племен гано-ванской семьи, откуда они распространились по обеим частям континента; следовательно, предки вышеназванных племен обладали родовой органи­зацией, но впоследствии она пришла в упадок и, наконец, полиостью ис­чезла.

IX. Племена шошоны

К этой группе принадлежат команчи Техаса, вместе с племенами юта, боннаки (панаки?), шошоны и некоторые другие племена. В 1859 г. ко­манчи (по сообщению Мэтью Уокера, виандота смешанной крови, жившего среди команчей) имели 6 родов.

Племя команчей.

Роды: 1) Волк, 2) Медведь, 3) Лось, | 4) Олень, 5) Гофер (американ­ский суслика, 6) Антилопа~

Так как команчи организованы в роды, то следует предположить то же самое и у других племен этой группы.

На этом Морган кончает об индейских племенах к северу от Нью-Мексико. Ко времени открытия этих племен европейцами большая часть их находилась на низшей ступени варварства, остальные — на высшей ступени дикости. Родоваяорганизация и счет происхождения поженской линии первоначально,по-видимому, имели всеобщее распространение. Их система являлась чисто социальной; род был единицей, а фратрия, племя,конфедерация — остальными членами органического ряда. То же было и у арийских и семитических племен, когда они выходили из состоя­ния варварства; таким образом, эта система была всеобщей в древнем об­ществе; следовательно, она имела общее происхождение из группы пуналуа, давшей начало родам. Все — арийская, семитическая, уральская, туранская и ганованская семьи человечества восходят к общей группе, пуналуа, с коренившейся в ней родовой организацией, из которой все они произошли, обособившись в конце концов в отдельные семьи.

X. Оседлые индейцы

1) Моки индейцы пуэбло до сих пор еще владеют своими семью древними общими домами близ Малого Колорадо в Аризоне, составлявшей раньше часть Нью-Мексико; они сохранили свои древние институты, представляют образец уклада жизни индейцев, который господствовал от пуэбло Суньи (Нью-Мексико) до Куско (северное Перу). Суньи, Акома, Таос и ряд других пуэбло Нью-Мексико имеют ту же структуру, какую нашел Коронадо (1540—1542). До сих пор нет никакого достойного упо­минания исследования об их внутренней организации.


КОНСПЕКТ КНИГИ ЛЬЮИСА Г. МОРГАНА «ДРЕВНЕЕ ОБЩЕСТВО» 315

Моки организованы в следующие 9 родов:

1)Олень, 2) Песок, 3) Дождь, ] 4) Медведь, 5) Заяц, 6) Степной волк,
7) Гремучая змея, 8) Т
абак, 9) Осока. |

Д-р Тен Брук, младший врач армии Соединенных Штатов, сообщил Скулкрафту легенду племени моки о происхождении их селений. Их бабушка принесла со своей родины, с Запада, девять пород людей, пер­вую Оленя и далее остальные роды.

[см. о бабушке у племени шауии выше, стр. 57 *].

Посадив их на тех местах, гдо теперь находятся селения моки. она пре­вратила их (то есть Оленя, Песок, Дождь, Медиеля и т. д.) в людей, кото­рые построили различные пуэбло; это разделение па породы (порода Оленя, порода Песка и т. д.) сохраняется до настоящего времени. Моки верят в переселение душ и говорит, что после смерти они превратятся обратно в медведей, оленей и т. д.; должность вождя передастся по наследству, по не обязательно от отца к сыну; если предпочтут другого кровного родст­венника, то избирается он. Здесь также находим родовую организацию на низшей ступени варварства, однако, начиная с этого пункта, нет ни­каких определенных данных об остальной части Северной и всей Южной Америки, за иеклЕочснием племени лагуна. Том не менее у ранних испан­ских писателей встречаются намеки на родовую организацию, а у некото­рых позднейших авторов прямые указания на нее.

У многих родов, как и у моки, распространены предания о том, что их первыми предками были превращенные в мужчин и женщин животные или неодушевленные предметы, которые стали символами родов (тоте­мами) (так у рода Журавля племени оджибве). Д«лее, у некоторого числа племен роды воздерживаются от употребления в пищу животных, имена которых они носят, но это далеко не общее правило.

2) Лагуна (Нью-Мексико). Из доклада преподобного Семюела Гормана
в Историческом обществе Нью-Мексико в 1860 г.:

{(Каждое селение делится на племена или семьи (читай роды), и каждая из этих групп носит название какого-нибудь зверя, птицы, травы, дерева, звезды или одной из четырех стихий. В пуэбло Лагуна, насчитывающем около тысячи жителей, имеется 17 таких племен; одно из них называется «Олень», другие — «Гремучая змея», «Маис», «Волк», «Вода» и т. д. Дети принадлежат к племени матери. По древнему обычаю, лицам одного и того же племени не разрешается вступать между собою в брак; в последнее время этот обычай соблюдается менее строго, чем прежде. Земля нахо­дится у них в общем владении, но если кто-нибудь возделал участок, то он имеет на него личное право, которое может продать любому члену той же общины; после его смерти участок переходит к его вдове или дочери; если же он не был женат, то участок остается за семейством его отца». Сомни­тельно, чтобы вдова или дочери наследовали мосле мужа или отца.

3) Ацтеки, тескокцыл тлакопаны, а также остальные нахуатлакские
племена Мексики будут рассмотрены в следующей главе.

4) Майя Юкатана. Эррера («General History of America»), говоря
о племенах Мексики, Центральной и Южной Америки, часто упоминает
о «родне» {«kindred»} в таких выражениях, из-за которых вырисовывается
род. Он и другие ранние испанские наблюдатели отмечали, что большое

* Маркс указывает страницу тетради с конспектом книги Моргана. См. настоящий том, стр. 310. Ред.



К. МАРКС


число лиц было связано узами родства, и поэтому обозначали такую группу термином «родня»; дальше этого они в своих исследованиях не пошли. Эррера говорит о майя (названное сочинение, перевод Стивенса, Лондон, 1726, III, 299): «Они обыкновенно придавали большое значение своей родословной, поэтому (!) считали друг друга родственниками и помо­гали один другому... Они не женились на тещах, на свояченицах и ни на ком из лиц, носивших такое же имя, как и их отец; это считалось безза­конием». Родословная индейца при их системе кровного родства не могла иметь никакого значения при отсутствии рода. Тайлор в своей «Early History of Mankind» говорит: «Итак, сходство обычая североамерикан­ских индейцев с обычаем австралийцев состоит в том, что принадлежность к одному и тому же клану с материнской стороны является препятствием к браку, но если мы пойдем далее на юг, в Центральную Америку, то встретим, как и в Китае, противоположный обычай. Диего де Ланда говорит об обитателях Юкатана, чго никто не женится на женщине с таким же, как у него, именем с отцовской стороны, потому что это счи­тается у них очень дурным поступком; но они могут жениться на двою­родных сестрах с материнской стороны».

XI. Индейские племена Южной Америки

Следы рода, равно как несомненное наличие ганованской системы родства, найдены во всех частях Южной Америки, но этот вопрос недо­статочно исследован.

Говоря О многочисленных племенах Анд, Эррера («General History of America») замечает: «Это разнообразие наречий произошло оттого, что на­роды {nations} разделились на колена {races}, племена или кланы» (кланы = роды); племена Анд, о которых он говорит, были объединены инками в род конфедерации. Рассказав о Юкатане, где происхождение считается по мужской линии и где существуют соответствующие брачные запреты, Э. Б. Тайлор затем замечает: дальше на юг, за Панамским перешейком, «принадлежность к клану и запрещение брака» снова определяются по женской линии, например у араваков Британской Гвианы, угуарани и абипонов Парагвая

(немецкий перевод, стр. 363—364). —

Бретт («Indian tribes of Guiana») замечает относительно индейских пле­мен Гвианы: эти племена «делятся на семьи (читай роды), каждая из кото­рых имеет определенное имя, например, Сивиди, Каруафуди, Онисиди и т. д.; у всех у них происхождение считается по женской линии, И лица, носящие одно и то же фамильное имя, не имеют права вступать в брак между собою. Таким образом, женщина из семьи Сивиди носит то же имя, что ее мать, но ни ее отец, ни муж не могут происходить из этой семьи. Ее дети и дети ее дочерей не могут вступать в брачный союз с лицами, носящими то же имя, хотя они могут, если пожелают, вступать в брак в семье своего отца и т. д.».

Южноамериканские племена, за исключением племен Анд, нахо­дились ко времени их открытияили на низшей ступени варварства или в состоянии дикости. Многие перуанские племена, которые были соединены под одним управлением, введенным оседлыми индейцами инками, нахо­дились на низшей ступени варварства, насколько можно заключить из несовершенного описания Гарсилассо де ла Вега.

Корни рода в периоде дикости; последняя фаза его развития у греков и римлян (высшая ступень варварства). Если мы находим у какого-


Конспект книги лыоиса г. моргана «Древнее общество» 317

нибудь племени род в его позднейшей форме, то у отдаленных предков этого племени он должен был существовать в архаической форме. Важно было бы знать подробно о средней фазе (на средней ступени варварства); она существовала в XVI веке у оседлых индейцев, но испанские колонисты упустили блестящую возможность познать состояние этого общества, не будучи способны различить его единицу (т. е. род).

ЧАСТЬ II. ГЛАВА VII. АЦТЕКСКАЯ КОНФЕДЕРАЦИЯ

Единственным укрепленным пунктом ацтеков было пуэбло Мехико; с его захватом система управления ацтеков была разрушена, п ее место заняло управление испанцев. Последние усмотрели п правлении ацтеков монархию, аналогичную европейской, и тем самым совершенно исказили историческую картину; их описания «историчны», лишь поскольку ка­саются действий испанцев, действий и личных свойств ацтеков, а также их оружия, орудий и утвари, производств, пищи, одежды и т. п. Но они не имеют никакого значения, когда вопрос касается индейского общества и управления; «испанские авторы ничего не знали и ничего не понимали в этой области».

Ацтеки и другие племена, входившие в конфедерацию, находились на средней ступени варварства; они не знали железа и железных орудий; у них не существовало денег; вели меновую торговлю; достоверно, что они приготовляли пищу только раз в день, ели отдельно — сначала мужчины, затем женщины и дети; у них не было ни столов, ни стульев.

Они владели землей сообща, жили большими домохозяйствами, со­стоявшими из известного числа родственных семейств, и имеются основа­ния предполагать, что в домохозяйствах господствовал коммунистический образ жизни. С другой стороны, они обрабатывали самородные металлы, занимались земледелием, применяя искусственное орошение, изготовляли грубые хлопчатобумажные ткани, строили общие дома из необожженного кирпича, изготовляли глиняную посуду превосходного качества.

Не существовало ни «Королевства Мехико», о котором говорят более ранние авторы, ни «Империи Мехико», как ее окрестили позднейшие. То, что нашли испанцы, было просто «конфедерацией трех племен», анало­гичной конфедерациям, существовавшим во всех частях континента. Управление находилось в руках совета вождей совместно с высшим началь­ником военных отрядов (главный военный вождь).

Эти три племени следующие: 1) ацтеки, или мексиканцы; 2) тес-кокцы; 3) тлакопаны.

Ацтеки принадлежали к семи племенам, которые пришли с севера и поселились в долине Мехико и смежном районе; в эпоху испанского завое­вания они были в числе исторических племен этой страны. — В своих преданиях все эти племена называли себя собирательным именем «нахуат-лаков»; они говорили на диалектах общего (stock) нахуатлакского языка. Акоста (посетивший Мехико в 1585 г.) приводит распространенное пре­дание об их постепенном расселении.

1) Сочимилка, «Племя {Nation} цветочных семян», поселились при озере Ксочимилко, на южном склоне долины Мехико.

2) Чалка, «Народ {People} устья», пришли значительно позже, посе­лились по соседству с ними, на озере Чапала.

3) Тепанеки, «Народ моста», поселились у Ацкапоцалъко, к западу от озера Тескоко, на западном склоне долины.

4) Кулуа, «Уродливый народ», поселились на восточном берегу озера Тескоко; впоследствии получили название теекокцев.



К. МАРКС


5) Тлатлуиканы, «Люди {men} сиерры», найдя долину вокруг озера уже занятой, перешли сиерру в южном направлении и поселились по другую ее сторону.

6) Тлашкалъцы, ({Люди хлеба», в течение некоторого времени жили вместе с тепанеками, затем поселились за пределами долины, на востоке, у тласкала.

7) Ацтеки пришли последними, заняли район нынешнего города Мехико.

Акоста замечает, что они (ацтеки?) * пришли из стран, лежащих далеко на севере, где теперь основали королевство, которое назвали Нью-Мексико. То же предание находим у Клавихеро и Эррера.

Тлакопаны пе упоминаются, они были, вероятно, подразделением тепанеков, оставшимся в первоначально занятой этим племенем области, в то время как остальная часть перешла на территорию, лежащую непо­средственно к югу от тлашкальцев, где их нашли под именем тепеака.

Это предание содержит два факта: 1) что семь племен имели общее происхождение, говорили на родственных диалектах, 2) что они пришли с севера. Они составляли первоначально одно племя {people}, которое путем естественной сегментации распалось на ряд отдельных племен.

Ацтеки нашли лучшие части долины ужо занятыми и, переменив несколько раз место, поселились на небольшом участке сухой земли посреди болота, окруженного пространствами, покрытыми застывшей лавой, и озерками. Здесь опи основали в 1325 г. (по Клавихеро), за 190 лет до испан­ского завоевания, пуэбло Мехико (Теночтитлан); число их было незна­чительно и положение тяжелое. Но на их территории протекали ручьи с западных холмов и протоки озер Ксочимилко и Чапала, впадавшие в озеро Тескоко. Посредством плотин (Chausseen, Fahrdämmen) * и запруд они окружили свое пуэбло обширным искусственным озером (pond), которое снабжалось водой из названных источников; так как уровень озера Тескоко был тогда выше, чем теперь, то, когда это сооружение было закончено, оно создало для их пуэбло наиболее прочное положение среди всех пуэбло в долине. Механические сооружения, при помощи которых ацтеки добились такого результата, — одно из их крупнейших достижений.

В период испанского завоевания пять из семи племен ацтеки, тес-кокцы, тлакопаны, сочимилка и чалка — населяли долину; она была огра­ниченных размеров, равняясь приблизительно по величине штату Род-Айленд. Это была горная котловина, без всякого стока, овальной формы, вытянутая с севера на юг, имевшая 120 миль в окружности, площадью при­близительно в 1 600 квадратных миль, не считая пространства, покрытого водой; сама долина окружена цепью холмов, поднимающихся в виде террас с углублениями между ними, так что долина опоясана горным барьером. Эти племена населяли около 30 пуэбло, среди которых самым большим было Мехико. Существует много доказательств, что вся остальная часть современной Мексики была занята многочисленными племенами, говорив­шими на языках, отличных от нахуатлакского, большая часть их была не­зависима. Остальными нахуатлакскими племенами, жившими вне долины Мехико, были: тлашкалъцы, чолуланы (вероятно, подразделение первых), узшоцинка, меститланы (вероятно, подразделение тескокцев), которые все были независимы, наконец, тепеака и тлатлуиканы, бывшие зависимыми. Значительное число других племен, составлявших около 17 территориаль­ных групп и говоривших на стольких же основных языках, занимали осталь­ную часть Мексики; по своей разрозненности и самостоятельности они пред­ставляли почти полную аналогию с племенами Соединенных Штатов и Бри-танской Америки ко времени их открытия, спустя столетие или позже»

* Слова в скобках добавлены Марксом. Ред.


КОНСПЕКТ КНИГИ ЛЬЮИСА Г. МОРГАНА «ДРЕВНЕЕ ОБЩЕСТВО» 319

В 1426 г. была основана ацтекская конфедерация; до этого в жизни племен долины произошло мало событий, имевших историческое значение; они были разъединены, враждовали друг с другом, не имели никакого влияния за пределами своего непосредственного места жительства. Около этого времени ацтеки получили перевес по численности и силе. Под пред­водительством своего военного вождя Ицкоатла они сломили существо­вавшее ранее господство тескокцев и тлакопанов, и, в результате междо­усобных войн, была учреждена лига или конфедерация. Это был оборони­тельный и наступательный союз трех племен, предусматривавший раздел в определенной пропорции военной добычи п дани с покоренных племен. Теперь трудно определить, был ли этот союз лигой (существование кото­рой могло быть по желанию продлено или прекращено) или конфедера­цией, то есть прочной организацией, подобной ирокезской. Каждое племя оставалось независимым в вопросах местного самоуправления, но во внешних делах, в вопросах, касавшихся нападения или обороны, три племени высту­пали как один народ. Каждое племя имело свой собственный совет вождей и своего собственного высшего военного вождя, но военный вождь ацтеков был главнокомандующим союзными отрядами; это можно заключить из того, что тескокцы и тлакопаны пользовались правом голоса при избрании и утверждении военного вождя ацтеков; отсюда следует, что при основа­нии конфедерации влияние ацтеков было преобладающим.

С 1426' по 1520 г. — в течение 94 лет — конфедерация вела частые войны с соседними племенами, особенно СО слабыми оседлыми индейцами, обитавшими к югу от долины Мехико до Тихого океана п к востоку от него до Гватемалы. Союзники начали с ближайших соседей и покорили их; селения в этой области были многочисленны, но не велики, часто они состояли из одного большого здания из необожженного кирпича или камня, а иногда из нескольких таких зданий, стоящих рядом. Такие набеги повторялись с определенной целью захватить добычу, наложить дань, взять пленных для жертвоприношений — пока главные племена в этой области (за немно­гими исключениями) не были покорены и обложены данью, в том числе и тотонаки, жившие разбросанными селениями в районе нынешнего Вера-Круса.

Ацтеки, подобно северным индейцам, не обменивали и не отпускали пленных; у северных индейцев участью пленных была смерть у столба пыток, если их не спасало усыновление. У ацтеков — под влиянием попов — пленных приносили в жертву верховному божеству, которому поклоня­лись. Организованное жречество у американских аборигенов впервые по­является на средней ступени варварства в связи с изобретением идолов и человеческими жертвоприношениями, служившими средством приобрете­ния власти над людьми. Подобную же историю оно, вероятно, имело и у всех других главных племен человечества.

Отношение к пленным прошло через три последовательные стадии, соответствующие трем ступеням варварства; в первый период варварства их сжигали на костре, во второй — приносили в жертву богам; в третий — превращали в рабов. Во всех трех крепко держался сохранившийся до поздней эпохи так называемой цивилизации принцип, согласно которому жизнь пленника находится в руках того, кто захватил его.

Ацтекская конфедерация не делала попытки включить в свой состав покоренные племена; при родовом строе языковый барьер делал это невоз­можным; они были предоставлены власти своих вождей и своих древних обычаев. Иногда сборщик дани поселялся среди них. Принять участие в управлении можно было только через род, но ацтеки не были так развиты, как, например, римляне, чтобы переселить роды покоренных племен на свою собственную территорию и включить их в свой состав. По той же



К. МАРКС


причине, а также вследствие препятствий, вызванных различиями в языке, колонисты из ацтекской конфедерации не могли ассимилировать поко­ренные племена. Поэтому ацтекская конфедерация не приобрела новой силы, установив режим террора и наложив тяжелое ярмо на покоренные племена; она вызвала у них ненависть и постоянную готовность к восста­нию. Даже остальные нахуатлакские племена не были включены в состав конфедерации; сочимилка и чалка были номинально независимы, не яв­лялись членами конфедерации, но были обложены данью.

Конфедерация стояла лицом к лицу с враждебными и независимыми племенами, как мечоаканы на западе, оттоми на северо-западе (отдельные группы оттоми, разбросанные вблизи долины, были обложены данью), чичимеки дикие племена, обитавшие К северу от оттоми, меститланы на северо-востоке, тлашкальцы на востоке, чолуланы и уэшоцинка на юго-востоке, а за ними племена табаско, чиапанеки и сапотеки. 15 этих различ­ных направлениях господство ацтекской конфедерации распространялось за пределы долины Мехико не больше чем на 100 миль, причем часть окру­жающей области была, несомненно, нейтральной территорией, отде­лявшей конфедерацию от ее постоянных врагов. Из таких-то незначитель­ных материалов сфабриковано «Королевство Мехико» испанских хроник, возвеличенное в современной истории до ранга «Ацтекской империи».

Цифра в 250 000 человек для населения долины и пуэбло Мехико пре­увеличена: это дало бы около 160 человек на квадратную милю — плот­ность почти втрое большую, чем средняя плотность нынешнего населения штата Нью-Йорк, и почти равную средней плотности населения Род-Айленда. У ацтеков не было ни стад крупного или мелкого скота, ни по­левого земледелия. Из общего количества населения на пуэбло Мехико приходилось, может быть, 30 000 человек. Фантастические числа: Суасо (по­сетивший Мехико в 1521 г.) указывает 60 000 жителей, точно так же и ано­нимный конкистадор, сопровождавший Кортеса (А. Терно-Компан, X, 92); Гомара и Мартир превратили 60 000 жителей в 60 000 домов, и эту цифру приняли Клавихеро, Эррера и, наконец, Прескотт («Conquest of Mexico»). У Солиса из 60 000 жителей, о которых говорит Суасо, полу­чилось 60 000 семей, что дало бы население в 300 000 человек, тогда как в Лондоне того времени насчитывалось всего 145 000 жителей (Блж, «London»), Торкемада, цитируемый Клавихеро, сделал из 60 000 домов — 120 000! Дома в пуэбло Мехико несомненно представляли собою, по общему правилу, большие коммунальные или общие дома, подобные домам Нью-Мексико того же времени, достаточно обширные, чтобы в каждом могло поместиться от 10 до 50 и даже до 100 семейств.

Ацтекская конфедерация — по плану и стройности организации — стояла ниже конфедерации ирокезов.

Пуэбло Мехико было самым большим в Америке; живописно располо­женное посреди искусственного озера, с большими общими домами, оштукатуренными известкой, что придавало им блестящую белизну, оно уже издали поразило воображение испанцев; отсюда преувеличенная оценка.

У ацтеков были найдены: декоративные сады, склады оружия и воен­ной одежды, великолепные наряды, хлопчатобумажные ткани превосходной работы, усовершенствованные орудия и утварь, большое разнообразие пред­метов питания; рисуночное письмо, употреблявшееся главным образом для записи дани, которую должно было платить натурой каждое поко­ренное селение (эта дань, которая налагалась планомерно и взыскивалась с жестокостью, состояла из тканей и продуктов огородничества); календарь для исчисления времени, базары для меновой торговли; далее, админист­ративные должности для удовлетворения запросов развивавшейся город-


КОНСПЕКТ КНИГИ ЛЬЮИСА Г. МОРГАНА «ДРЕВНЕЕ ОБЩЕСТВО» 321

ской жизни; жречество и богослужение в храмах, с ритуалом, включав­шим человеческие жертвоприношения. Должность высшего военного вождя приобрела большее значение и т. д.

1) Роды, и фратрии.

Испанские авторы (эпохи завоевания) не разглядели родов у ацте­ков; но свыше 200 лет англо-американцы не видели их и у ирокезов; они довольно рано заметили существование кланов, называвшихся именами животных, но не рассматривали их как социальную единицу, на которой покоятся племя и конфедерация. Эррера (и др.) говорит о «родне» как о группе (роде) и о «колене» {«lineage»} (этим термином одни авторы обоз­начали фратрию, другие — род).

Пуэбло Мехико географически разделялось на четыре квартала, каждый из которых был занят одним «коленом» (фратрией); каждый квар­тал в свою очередь «подразделялся», и каждое подразделение было занято группой лиц, связанных какими-то общими узами (род). [В Мехико было только одно племя — ацтекское.]

То же самое сообщается и о племени тлашкалъцев (Эррера, Клавихеро) ; их пуэбло разделялось на четыре квартала, каждый из которых занимало одно «колено»; каждый квартал имел своего «теуктли» (главного военного вождя), свою особую военную одежду, свои знамя и герб... «Четыре военных вождя были ex officio членами совета» (Клавихеро). Подобным же образом пуэбло Чолула делилось на шесть кварталов.

Так как ацтеки распределили между собой отдельные части пуэбло соответственно своим общественным подразделениям, то результатом этого способа расселения явились территориальные {geographical} округа пуэбло.

Эррера, следуя Акосте, дает краткий очерк сооружения пуэбло Мехико. Прежде всего была построена «капелла из извести и камня для идола». Затем идол повелел жрецу, чтобы его (то есть идола) дом оставался посредине и чтобы вожди с их родственниками и дружинниками расселились в четы­рех округах, или кварталах, построив жилища так, как покажется лучше каждой группе; так возникли четыре квартала Мехико, ныне называе­мые кварталами Св. Иоанна, Св. Марии Круглой, Св. Павла и Св. Себа­стиана. Когда это разделение было произведено, идол снова повелел им разделить между собою богов, которых он указал, и в каждом квартале отвести особое место для поклонения богам. Таким образом, каждый кварта/i разделился на несколько меньших частей соответственно числу богов, которым идол приказал поклоняться... После этого разделения те, которые считали себя обиженными, ушли со своими родственниками и дружинниками искать другое место; это — соседнее Тлателулко.

В этом рассказе по шаблону изображается готовый уже результат: сперва родственники разделились на четыре деления, а затем эти послед­ние — на меньшие подразделения. В действительности же процесс шел противоположным путем: сперва каждая группа родственников (род) поселялась отдельно от других на определенной территории, однако таким образом, чтобы несколько групп, находившихся в ближайшем родстве (фра­трии), территориально соприкасались. Следовательно, если низшим подразделением был род, то каждый квартал занимала фратрия, состояв­шая из родственных родов. (Греческие и римские племена таким именно образом селились в своих городах.) Каждый род одной и той же фратрии (каждого из четырех кварталов Мехико), по общему правилу, селился от­дельно. Так как муж и жена принадлежали к разным родам, а дети — к роду отца или к роду матери, в зависимости от того, считалось ли про­исхождение по мужской или по женской линии, то подавляющее большин­ство жителей в каждом подразделении квартала должно было принадле­жав/, ь к одному и тому же роду.



К. M A Я К С


Военная организация ацтеков была основана на этих общественных делениях. В «Мексиканской хронике» туземного автора Тесосомока (на это место Моргану указал А. Ф. Банделье из Хайленда, Иллинойс, который занят переводом этой хроники) говорится, что в связи с ожидавшимся нападением мечоаканов Ашайакатл обратился к двум мексиканским начальникам и т. д. и ко всем другим и спросил: «Все ли мексиканцы го­товы, по обычаям и порядкам каждого квартала; если готовы, то пусть вы­ступают в поход и соединятся все вместе у Матлатсинко Толука»; это показывает, что войска были организованы по родам и фратриям.

Форма землевладения также указывает на существование родов. Кла-вихеро говорит: «Земли, называвшиеся «алтепетлали» («алтепетл» пуэбло), то есть земли, принадлежавшие городским и сельским общинам, были разделены па столько частей, сколько было округов в городе, и каждый округ владел своей частью совершенно отдельно и независимо от других. Эти земли никоим образом не могли быть отчуждаемы».

Каждая из этих общин была родом, локализация которого была необ­ходимым следствием общественной системы ацтеков. Община определяла округ (Клавихеро вместо «общины» употребляет слово «округ») и сообща владела землями. Клавихеро упустил из виду элемент родства, связы­вавший членов общины, но этот пробел восполнил Эррера. Он го­ворит:

«У них были другие сеньоры {lords}, называвшиеся «великими отцами» [сахемы], вся земля которых принадлежала одному колену [роду], жившему в одном округе; их было много, когда во время заселения Новой Испании распределялись земли; каждое колено получило свой участок и владело им до настоящего времени; эти земли не принадлежали никому в отдель­ности, а всем сообща и тот, кто владел ими, не мог их продавать, хотя пользовался ими пожизненно и оставлял их своим сыновьям и наследникам; а если дом (alguna casa — испанский феодальный термин) вымирал, то земли доставались ближайшему «отцу», который управлял тем же округом, или коленом, и никому другому».

Феодальные представления испанца и отношения, которые он наблю­дал у индейцев, переплетаются здесь между собой, но их можно расчле­нить. Ацтекский «сеньор» — это сахем, гражданский вождь группы кров­ных родственников, которые называли его «великим отцом». Земля при­надлежала этой группе (роду) в целом; когда вождь умирал, то (согласно Эррера) его место занимал сын; в данном случае по наследству переходила не земля, которой никто не «владел» даже в форме бенефиция {in trust},а должность сахема; если у него не было сына, «земли доставались бли­жайшему великому отцу», то есть другое лицо избиралось сахемом.

«Колено» {«lineage»} не может здесь означать ничего другого, как только род; должность была наследственной в роде, как и у других индей­ских племен, и выборной из числа его членов; если происхождение счита­лось по мужской линий, то выбор должен был пасть на одного из родных или коллатеральных сыновей умершего сахема или на родного или колла­терального брата и т. д.

«Колена» Эррера и «общины» Клавихеро были, очевидно, одними и теми же организациями — родами. Сахем не имел никаких прав на земли и не мог никому их передать. Испанцы считали сахема землевладельцем, потому что должность, которую он занимал, была постоянной и земля была в неотъемлемом владении рода, во главе которого он стоял; сахем (за исключением его функций как вождя рода) имел столь же мало власти над людьми (которую ему приписывают испанцы), как и над землями.

То, что они говорят о наследовании имущества, также запутано и противоречиво; важно лишь постольку, поскольку обнаруживает суще-


Конспект книги льюиСа г. моргайа «Древнее общество» 323

ствование групп кровных родственников, а также наследование детьми после отца, и в таком случае — счет происхождения по мужской линии.

2) Существование и функции совета вождей.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.