Сделай Сам Свою Работу на 5

МУЖЧИНА, КОТОРЫЙ НЕ ПИШЕТ ПРОЗУ

А.О.У.М.

Otto Dix

 

Слёзы богов из толщ мезосферы

Огненным ливнем стремятся к земле.

Боги грустят, что истинной веры

Люди не знают, копаясь в золе.

 

Люди стремятся понятной картиной

Изобразить то, что сложно понять.

Но выше богов есть Разум единый

Его не дано мыслью объять.

 

Припев:

 

Абсолюта

Отрицанье

Упорядочит

Мирозданье

 

Абсолюта

Описанье

Уничтожит

Мирозданье

 

Сами с собою боги танцуют

В лотоса чаше иль на облаках.

Сами себя они в губы целуют,

Миры сохраняя в тёплых руках.

 

Змей-искуситель, или змей за плечами,

Тысячи библий и сотни имён,

В гирляндах алтарь, иль алтарь со свечами

То, что ты видишь – всего лишь твой сон.

 

Припев:

 

Абсолюта

Отрицанье

Упорядочит

Мирозданье

 

Абсолюта

Описанье

Уничтожит

Мирозданье

 

АНТИХРИСТ

Otto Dix

 

Мир омывают тёмные воды.

Хронос в клубок сворачивает время.

Мир нарушает законы природы,

Пытаясь сбросить смертности бремя.

 

Антихрист уже здесь, среди вас,

Он смотрит на мир из ваших глаз.

В каждом заронил он зерно темноты.

Может быть, он – это я или ты.

 

Сладкие сказки в шприцах стеклянных,

В книгах, которые прочитаны не будут,

В глазах и улыбках немножко пьяных

Кумиров, которых скоро все забудут.

 

Антихрист уже здесь, среди вас,

Он смотрит на мир из ваших глаз.

В каждом заронил он зерно темноты.

Может быть, он – это я или ты.

 

Всё – суета и тщета людская.

Выйдя из чрева, мы просто умираем.

Нежно неон стирает, мигая,

Зыбкую грань между адом и раем.

 

Антихрист уже здесь, среди вас,

Он смотрит на мир из ваших глаз.

В каждом заронил он зерно темноты.

Может быть, он – это я или ты.

 

АТОМНАЯ ЗИМА

Otto Dix

 

Атомная зима.

Без окон стоят слепые дома.

У заброшенных фабрик играют дети.

И в руках у них - шелковые плети.

 

Атомная зима.

Над белой землей колышется тьма.

У разрушенных храмов стоят блудницы.

И у всех у них латексные лица.

 

Падает снег с черных небес.

Дремлет под ним обугленный лес.



Эта зима - в душах людей.

Это - зима жизни моей.

 

Атомная зима.

Заморозила сердце, лишила сна.

Мир от вспышки ослеп, от взрыва оглох,

И над миром царит хромированный Бог.

 

Падает снег с черных небес.

Дремлет под ним обугленный лес.

Эта зима - в душах людей.

Это - зима жизни моей.

 

БЕЛЫЙ ПЕПЕЛ

Otto Dix

Мы ночами уходим в наши тёмные страны,

Белым пеплом посыпав раскаленные раны.

И за все наши грёзы нас Небо накажет.

Но никто не услышит, и никто не прикажет

 

И никто нам не нужен, никого мы не любим.

Мы не будем такими, как все прочие люди.

По дешёвке продали мы теням наши души.

Кто-то тихо вливает яд молитвы нам в уши.

 

Белый пепел полоской – наша вечная плаха.

Там, куда мы уходим, нет ни боли, ни страха.

Наше время сквозь пальцы водой утекает.

Там, куда мы уходим, нас никто не поймает.

 

Там лишь тот выживает, кто подвержен сомненью,

Тот, кто мог притворяться своей собственной тенью.

Не терпеть состраданья, не испытывать жалость –

Это всё, что мы можем, что нам делать осталось.

 

 

БОГ МЕРТВ

Otto Dix

 

В небе витает призрак симфоний.

Боль вытекает кровью из глаз.

Бог пережил миллионы агоний,

Но умирает он только сейчас.

 

Дьявол наденет белое платье

И возьмёт в руки цветы.

Он раскроет миру объятья

И низвергнет в пучину пустоты.

 

В Боге потребность давно уж пропала.

Ложные истины здесь правят бал.

Запретных плодов всегда будет мало,

Сколько бы их вам Змей не предлагал.

 

Дьявол растянет губы в улыбке,

Деве Марии вручая цветы,

Он обратит аксиомы в ошибки

И низвергнет в пучину пустоты.

 

БОЛЕЗНЬ

Otto Dix

Смертельным недугом Земля поражена.

Медленно, мучительно погибает она.

На теле мира расцветают язвы-города.

В венах-реках загнивает бурая кровь-вода.

 

Кислотными слезами небо рыдает.

Жирный дым легкие планеты разъедает.

В теле мира ветвятся метастазы дорог.

И давно превышен максимальный болевой порог.

 

Люди - болезнь

На коже Земли.

Творенья венцом

Стать не смогли.

 

Но природа мудра, победить бы смогла

Свой недуг, создавая антитела

Из пропана, титана, водорода, урана.

Затянулась бы со временем каждая рана.

 

Но смертельные вирусы сами помогают ей -

Все антитела уже созданы руками людей.

 

Люди - болезнь

На коже Земли.

Творенья венцом

Стать не смогли.

 

ВАЛЬС

Otto Dix

Только узкие улицы, нет площадей,

Только серые толпы незрячих людей.

В этом городе пыльном боюсь заплутать,

И таким же незрячим со временем стать.

 

Попытаться друг друга найти нелегко.

Пыль въедается в наши глаза глубоко.

И вокруг - только холод и ложный покой.

Посмотри на меня, будь со мной, будь со мной!

 

Я одинок, ты одинок,

Нам не сделать шаг навстречу друг другу.

 

Каждый из нас танцует вальс

С собственной тенью по кругу, по кругу.

 

Не страдаю, не лгу, не хочу, не терплю,

Не надеюсь, не плачу, не жду, не люблю.

Но пытаюсь упорно сильней и сильней

Дотянуться рукой до закрытых дверей.

 

Задыхаюсь, боюсь, что в толпе утону,

Только слезы твои не пускают ко дну.

Одиноки в толпе, одиноки вдвоем,

Мы, друг друга не слыша, друг другу поем.

 

Я одинок, ты одинок,

Нам не сделать шаг навстречу друг другу.

 

Каждый из нас танцует вальс

С собственной тенью по кругу, по кругу.

 

ВЕТЕР

Otto Dix

 

Хмурое небо, замёрзшие птицы, длинные зимы,

короткое лето.

Мрачный пейзаж – это наследство эпохи,

гасившей источники света.

В трубах молчанья пульсирует время, эхо

свободы корёжит железо.

Сердце настроено на передачу звуков

рождающейся Марсельезы.

 

Глушат эфир, экранируют мысли вестники зла,исполины забвенья,

Но к цели идут посланники гнева, история вновь начинает движенье.

Новые дни ретранслирует память, приём информации круглые сутки.

Мы в лабиринте событий и фактов, прежним

кумирам становится жутко.

 

Время. Ветер. Время. Ветер.

 

В слаженном гуле ликующей массы неразличимы остались до срока

Наёмники смерти с улыбкой мутанта и пасынки неотвратимого рока.

Взорвано небо светом салюта, но в голосе века – тревожные ноты.

Специалисты по сновиденьям не прекращают своей работы.

 

ВИРТУАЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ

Otto Dix

 

Ловят пальцами мечту.

Погружаясь в пустоту...

Отвергают мир живых

Жители пространств иных.

Аватары вместо лиц

Из нулей и единиц.

 

Ноль один ноль ноль

Ноль один ноль ноль

Причиняет боль

Ноль ноль один ноль

Виртуальная любовь

Ноль ноль один ноль ноль

Индустрия снов

Ноль ноль один ноль.

 

Ноль один ноль ноль

Ноль один ноль ноль

Причиняет боль

Ноль ноль один ноль

Виртуальная любовь

Ноль ноль один ноль ноль

Индустрия снов

Ноль ноль один ноль.

 

Жаждут сказок миллион,

Спят во сне и видят сон.

Надевают маску-шлем,

Больше нет у них проблем -

Стоит код произнести

Цифровой реальности.

 

Ноль один ноль ноль

Ноль один ноль ноль

Причиняет боль

Ноль ноль один ноль

Виртуальная любовь

Ноль ноль один ноль ноль

Индустрия снов

Ноль ноль один ноль .

 

Ноль один ноль ноль

Ноль один ноль ноль

Причиняет боль

Ноль ноль один ноль

Виртуальная любовь

Ноль ноль один ноль ноль

Индустрия снов

Ноль ноль один ноль.

 

Log in, log out заходят, выходят

Все ее ищут, никто не находит.

 

Log in, log out заходят, выходят

Все ее ищут, никто не находит.

 

Log in, log out заходят, выходят

Все ее ищут, никто не находит.

 

Log in, log out заходят, выходят

Все ее ищут, никто не находит.

 

Log in, Log out, Log in, Log out,

Log in, Log out, Log in, Log out...

 

ВОЙНА

Otto Dix

 

Смотри на меня, слушай внимательно,

делай что я говорю сознательно.

И подчиняйся мне добровольно,

даже если от этого больно.

Я знаю все, о чем ты мечтаешь,

что ты стыдливо себе запрещаешь.

Мне бесполезно сопротивляться,

проще и правильней сразу же сдаться.

 

Я твое отраженье,

я твои ложь и сомненья,

я твоя истина,

непреодалимая стена.

Тебе меня не победить,

и не переубедить,

я буду вечно с тобой,

у тебя нет власти надо мной!

 

Смотри на меня когда я говорю,

я склонюсь к тебе и повторю,

ты побежишь куда я укажу,

и скажешь то что я тебе скажу.

Заплачешь если я обижу,

возненавидишь тех кого я ненавижу,

улыбнешься если я улыбнусь,

а если убьешь меня я тенью вернусь.

 

Я твое отраженье,

я твои ложь и сомненья,

я твоя истина,

непреодалимая стена.

Тебе меня не победить,

и не переубедить,

я буду вечно с тобой,

у тебя нет власти надо мной!

 

ГАЛАТЕЯ

Otto Dix

Стан твой изящный своею рукою

Я обнимаю. Хочу быть с тобою!

 

Гладкие губы, белые руки –

Нет под луною ужаснее муки.

Ты безответна, я безутешен.

Только любовью своей к тебе я грешен.

 

Я создал тебя

Лишь для себя.

Над красотой не властен

Тот, кто под гнётом страсти.

Всё, что ты создаёшь,

Утратишь и не вернёшь.

 

О, Галатея! Как ты жестока

Мне в наказанье, любимцу порока!

Я застываю, но в сердце пламя.

Мне не ответит дева из камня.

 

Я создал тебя

Лишь для себя.

Над красотой не властен

Тот, кто под гнётом страсти.

Всё, что ты создаёшь,

Утратишь и не вернёшь.

 

ГЛЕНОФОБИЯ

Otto Dix

Ты соткан весь из шелкового льда

И кровь твоя - застывшая вода.

Ты пишешь стих отточенным пером,

Мой нежный бог, жестокий мой Пьеро.

 

И волен ты продлить мое страданье,

Разбить мечты о ласковом признанье.

 

Я так хочу дарить тебе тепло,

Но плоть моя - замерзшее стекло.

Одушевлен - а, значит, я живу,

Живу тобой во сне и наяву.

 

И волен ты продлить мое страданье,

Разбить мечты о ласковом признанье.

 

Чудесный принц с фарфоровым лицом

Подарен мне заботливым Творцом.

Но я боюсь в глаза твои смотреть,

И чем так жить, мне лучше умереть.

 

И волен ты продлить мое страданье,

Разбить мечты о ласковом признанье.

 

 

ГОРОД

Otto Dix

 

Жёлтое небо над головой.

В трубах заржавленных стих ветра вой.

В чёрной грязи размокает картон.

Дождь разъедает железобетон.

 

Ангелы лики закрыли руками.

Свет задыхается под облаками.

Пепел стал заменителем кожи.

Невесту кладут на прокрустово ложе.

 

Это город-призрак, это город теней.

И здесь тысячи лет не рождалось детей.

Этот город забыт Богом и Сатаной.

Этот город любим только Смертью одной.

 

Псевдо-органика, синтетика чувств,

Псевдо-значение псевдо-искусств.

В чёрной грязи размокает мораль.

Дождь наполняет Священный Грааль.

 

Ангелы лики свои отвратили.

Через мгновение все их забыли.

Треснули стены, крошится дорога.

Пепел стал заменителем Бога.

 

Это город-призрак, это город теней.

И здесь тысячи лет не рождалось детей.

Этот город забыт Богом и Сатаной.

Этот город любим только Смертью одной.

 

Это город-призрак, это город теней.

И здесь тысячи лет не рождалось детей.

Этот город забыт Богом и Сатаной.

Этот город любим только Смертью одной.

 

ГОТ

Otto Dix

 

Она бритвой обрезала волосы

И покрасила их в черный цвет.

На запястьях – кровавые полосы,

И дороги назад уже нет.

 

Вечный траур, тоска и распятия.

Нет улыбок на черных губах.

Эти дети играют в проклятия

И желают остаться во снах.

 

Ночь у них за богиню считается,

А за бога – кровавый закат.

Их так много по миру скитается –

Этих мрачных и бледных ребят.

 

Вечный траур, тоска и распятия.

Нет улыбок на черных губах.

Эти дети играют в проклятия

И желают остаться во снах.

 

Она дверь заперла в свой мир намертво.

Может, демон за нею придет.

И обняв, он прошепчет ей на ухо:

«Спи спокойно, мой маленький гот».

 

Вечный траур, тоска и распятия.

Нет улыбок на черных губах.

Эти дети играют в проклятия

И желают остаться во снах.

 

ГРЕХ УНЫНИЯ

Otto Dix

 

Дождем из вен пишу немые руны

На битых стеклах капли оседают

С жадностью корозий не съедает

Души моей нетронутые струны

 

Припев:

Я вас не слышу и кричать не нужно

Но из последних сил вы бьетесь лбами

Об стену слез с безмолвными мольбами

И Сон мой проклинаете натужно...

Я вас не слышу и кричать не нужно

Но из последних сил вы бьетесь бьетесь лбами

Об стену слез с безмолвными мольбами

И сон мой проклинаете натужно...

 

Мне ваших рук тепла не достается

И взгляды мне спасенья не пророчат

Немые руны скорописью строчат

Мертвящие лучи ночного солнца

 

Грехом уныние издревле считали

Те, кто писали книгу книг когда-то

Уймите ваши лживые печали

Моё желание свободы свято

 

ЖЕЛЕЗНЫЙ ПРУТ

Otto Dix

Железный прут сломал мне хребет

За то что я отказался молиться

За то что я нарушил обет

Взглянув на скрытые масками лица

 

Железный прут мне губы разбил

Чтобы я мог только скулить, рыдая

Чтобы я вкус крови вовек не забыл

Чтобы не сумел рассказать о рае

 

Из глаз кровавые слёзы текут

От дикого смеха над этим страданием

Из рук моих выпал железный прут

О, как Бог доволен таким наказанием!

 

Железный прут мне локти разбил

За то что руки мои не взяли

Топор палача символ светлых сил

За то что швырнул прочь кусок ржавой стали

 

Железный прут мне сердце пронзил

За то что посмело оно не смирится

С тем, что камень его заменил

С тем, что оно перестало биться

 

Из глаз кровавые слёзы текут

От дикого смеха над этим страданием

Из рук моих выпал железный прут

О, как Бог доволен таким наказанием!

 

Из глаз кровавые слёзы текут

От дикого смеха над этим страданием

Из рук моих выпал железный прут

О, как Бог доволен таким наказанием!

 

ЖЕРТВЫ ИСКУССТВА

Otto Dix

Мрачный талант - происки зла.

И музыкант сгорает дотла.

В сердце несет он боль и тьму.

Тихо поет

Он никому.

 

Жертвы искусства -

Тот, кто сочиняет ваши сказки.

Люди искусства -

Демонов комические маски.

 

В сердце поэт, служитель муз,

Хранит много лет слов тяжкий груз.

Вены пронзил острым пером

Пишет стихи

Он ни о ком.

 

Жертвы искусства -

Тот, кто сочиняет ваши сказки.

Люди искусства -

Демонов комические маски.

 

Бледный актер вдруг замолчал.

Извечный спор он проиграл.

Разум его - как решето.

И на него

Смотрит Никто.

 

Жертвы искусства -

Тот, кто сочиняет ваши сказки.

Люди искусства -

Демонов комические маски.

 

ЗВЕРЬ

Otto Dix

Слабость боли и иглы потерь

Синтезируют хрупкое счастье

Я твой черный латексный зверь

С ярко-красной огненной пастью

Я крадусь за тобой по следам

Что оставлены потом и кровью

По минутам, часам и годам

Истекая своею любовью

 

Захлопни окна, захлопни дверь

На пороге твоем стоит черный зверь

 

Мои слезы что капли вина

Когти словно из обсидиана

Мое зеркало - это луна

Кровожадная дева Диана

Но хотя ты меня не страшись

Я твоя ручная пантера

В черный латекс скорей облачись

И наступит новая эра

 

Захлопни окна, захлопни дверь

На пороге твоем стоит черный зверь

 

В твоем сердце клубками червей

Черный латекс уже прорастает

Но глаза твои окна церквей

И сквозь них свет в тебя проникает

Ты в сомнении сейчас, но поверь:

Тот кто справится с этой напастью -

Это черный латексный зверь

С ярко-красной огненной пастью

 

ЗЕМЛЯ

Otto Dix

Твоя земля не ждёт тебя.

Не любя,

Гонит прочь сыновей от себя.

 

Ей не нужны те, кто ходит по ней.

Ей наплевать на своих сыновей.

И им друг на друга тоже плевать.

Они жестоки так же, как их мать.

 

Твоя земля ненавидит тебя.

Не любя,

Не вернёт сыновьям себя.

 

Твоя земля обнимет тебя.

И любя,

Примет прах сыновей в себя.

 

Ей так нужны те, кто ходит по ней.

Она убаюкает своих сыновей.

В каменном ложе так сладко спать.

Всех нас ждёт бесплодная мать.

 

 

ЗОНА ТЕНЕЙ

Otto Dix

 

Ни к одной из запретных немых территорий

Так не тянутся в поисках страшных историй.

Здесь когда-то стояли дома и заводы

А теперь лишь скелет обожженной природы.

 

Здесь не место живым, да и жизнь здесь другая

Тени здесь правят бал нас дразня и играя

За собою зовут в тишину недостроек

Одиноких отчаянных пыльных героев.

 

Припев:

Танец пылинок в свете Луны

Детских картинок кем-то позабытые сны

Брошенных кукол слепые глаза

О прожитых жизнях тени могут все рассказать.

 

Счетчик Гейгера нервно нас предупреждает

Об игре, в который человек проиграет

И над нами смеется хоровод приведений

На мосту после взрыва остались лишь тени

 

Те, кто жили когда-то на этой земле

Стали прахом давно и исчезли во мгле

Иногда лишь мелькают силуэты детей

Запрещающий знак "Это зона теней"

 

Танец пылинок в лунных лучах,

Детских картинок кем-то не распознанный страх

Брошеных кукол слепые глаза

О прожитых жизнях тени могут все рассказать.

 

ИКАР

Otto Dix

 

Под твоим языком молоко и мёд,

В глазах тёмно-синий арктический лёд,

В пальцах сминаешь души моей прах,

Играя рождаешь сомненья и страх.

 

Больше так не могу, как же больно летать!

Жгучий ветер, смешанный с пеплом, глотать..

Больше так не могу я на землю хочу,

Но всё выше и выше я к солнцу лечу...

 

Я твой каменный страж с обожжённым лицом.

Назови меня братом или отцом

И дыханьем своим горький пот остуди,

Обними и прижми к бессердечной груди.

 

Чужеродной звездой я в твой мир упаду,

Вожделенный покой среди скал я найду.

Буду счастлив когда скуёт меня лёд,

Буду с радостью пить ядовитый твой мёд.

 

Больше так не могу, как же больно летать!

Жгучий ветер, смешанный с пеплом, глотать..

Больше так не могу я на землю хочу,

Но всё выше и выше я к солнцу лечу...

 

Обожгу, даже если задену крылом -

Я всего лишь хочу поделиться теплом.

Но для Солнца планета твоя так мала,

И в объятьях моих ты сгораешь дотла.

 

ИНДИГО

Otto Dix

 

Святая невинность с глазами горгоны

Дети с душою цвета индиго

Вы нам напрасно чините препоны

Ваши души для нас - как раскрытая книга

 

Мы ходим по той же земли что и вы

Но земли не касаемся

Наши губы уродуют грубые швы

Вы нас бьете, а мы улыбаемся

 

Вы живете на то же земле что и мы

Но другим воздухом дышите

Мы посылаем вам вещие сны

Но вы наш шепот не слышите

 

Святая невинность с глазами горгоны

Дети с душою цвета индиго

Вы нам напрасно чините препоны

Ваши души для нас - как раскрытая книга

 

Исчадия ада с глазами святого

Дети с душою цвета индиго

Играем значением каждого слова

Ваши души для нас - как раскрытая книга

 

Мы из той же плоти и крови как вы

Но вы нас угрозой считаете

Может быть мы чуть более духом сильны

И вы нас как чуму избегаете

 

Вы такие же дети небес как и мы

Но в ночах наших зведз не хватаете

Вы закрыли за нами дверь телесной тюрьмы

И заставить молчать нас пытаетесь

 

Святая невинность с глазами горгоны

Дети с душою цвета индиго

Вы нам напрасно чините препоны

Ваши души для нас - как раскрытая книга

 

Исчадия ада с глазами святого

Дети с душою цвета индиго

Играем значением каждого слова

Ваши души для нас - как раскрытая книга

 

КАМЕННЫЙ АНГЕЛ

Otto Dix

Я к тебе приходил каждую ночь,

Со слезами молил тебя мне помочь,

Ты меня молча слушал,

А я молча ждал,

И всё глубже мне в душу вплавлялся металл ...

 

Я к тебе прикасался, ты не отвечал,

Я тебе признавался - ты также молчал,

Ненавидеть, убить, не могу не хочу,

Лишь губами прижмусь к ледяному плечу ...

 

Твоё тело из камня - моё из воды,

И к утру на траве высыхают следы,

Я стою вдалеке

И смотрю на людей,

Что в кружок собрались

У могилы твоей...

 

КРАСОТА

Otto Dix

 

В ладонях моих гнездится тоска.

По венам стекают струйки песка.

Шлейфом за мной вороний грай.

И мне остаётся лишь уверовать в рай.

 

Ведь я так некрасив, я так некрасив.

 

Нам всем красота - отрада для глаз.

Но вечно она не сияет для нас.

К любой красоте приходит закат.

И мне остаётся лишь уверовать в ад.

 

Себя не могу из осколков собрать.

И Бог запретил красивым мне стать.

Мне Бог запретил красивых любить.

И мне остаётся лишь заживо гнить.

 

Ведь я так некрасив, я так некрасив.

 

Ведь я так некрасив, я так некрасив.

Я так некрасив, я так некрасив, я так

некрасив, я так...

 

ЛЮБИМЫЙ НЕМЕЦ

Otto Dix

Ты – в плаще. И дым сигареты.

Дождь. И мокрый асфальт Берлина.

Лица – словно теней портреты.

Храм готический – как картина.

 

Я тебя дожидаюсь в ванной.

А ты не хочешь ко мне подняться.

Сколько ждать ещё, мой желанный?

Я так хочу тебя вновь бояться.

 

Я дарю тебе букеты алых слёз из моего запястья,

Я хочу найти ответы на вопрос о том, что значит счастье.

 

Я – в горячей воде. И вены

Не болят, только кровь струится.

Белым кафелем давят стены.

Жаль, что времени нет проститься…

 

Сапогом по губам. И плётка.

Поцелуй – словно жгучий перец.

Кокаин, героин и водка.

Ты – мой самый любимый немец…

 

Я дарю тебе букеты алых слёз из моего запястья,

Я держу в руках ответы на вопрос о том, что значит счастье...счастье...счастье...

 

Ты мой самый любимый немец...

 

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ

Otto Dix

 

Во тьме среди звёзд в неоновом свете

Тонет и тает Земля.

Маленький Принц на далёкой планете

Всё ждёт своего Короля.

 

Он часто бывает скалой и волною -

Старик и дитя заодно,

И по ночам, притворяясь Луною,

Он в каждое смотрит окно.

 

Космический странник, певец одинокий,

Он розу свою бережёт.

И верит, однажды в его мир далёкий

Король долгожданный придёт.

 

А я ищу его в чужих лицах,

В мерцанье экрана и на белых страницах.

А я ищу его, и не встречу,

Не подойду, не спрошу, не отвечу.

 

А я ищу его в чужих лицах,

В сетях Интернета и на книжных страницах.

А я ищу его, и не встречу,

Не подойду, не спрошу, не отвечу.

 

МАШИНА

Otto Dix

 

В больших городах не место мечтам,

Бороться с машиной ты вынужден сам.

Никто не поможет и если ты слаб -

То встань на колени, безропотный раб!

 

В больших городах не место свободе,

Пружинка дрожит, пружинка на взводе.

И если она от натуги порвётся -

То ей в механизме замена найдётся.

 

Встал на колени, безропотный раб!

Встал на колени, безропотный раб!

 

В больших городах не место доверью,

Здесь каждый за мощною спрятался дверью.

И в грешных суждениях суров и опасен,

Лишь замкнутый мир механизмов прекрасен!

 

Замкнутый мир механизмов прекрасен!

Замкнутый мир механизмов прекрасен!

 

В больших городах не место душе,

Душа нарушает рамки веществ.

Погрешность в работе, ошибка и сбой.

Машина должна бороться с собой!

 

Машина должна бороться с собой!

Машина должна бороться с собой!

 

МЕЧТА О ВЕСНЕ

Otto Dix

Заиндевевшие бурые листья,

Упрямо цепляются за мерзлые ветки.

Зима серебристою жесткою кистью

Ставит на стеклах метки.

А мертвого дерева тень на стене

Мечтает о теплой весне.

 

Мечта о весне... Мечта...

Мечта о весне...

Моя мечта о весне...

 

Весна заглянет еще не скоро сюда,

Убоявшись ремиссии снега,

В кранами распятый угрюмый город

Робко желает побега,

Но каждый камень в холодной стене

Мечтает о теплой весне.

 

Мечта о весне... Мечта...

Мечта о весне...

Моя мечта о весне...

 

Бетон и металл хватают цепко,

Того, кто пытается рушить преграды.

И держат в плену небоскребов крепко.

Пленяя и суля награды.

А птицы замерзшей тень на стене

Мечтает о теплой весне.

 

Мечта о весне... Мечта...

Мечта о весне...

Моя мечта о весне…

 

Мечта о весне...

Моя мечта о весне...

 

МУЖЧИНА, КОТОРЫЙ НЕ ПИШЕТ ПРОЗУ

Otto Dix

Рукам твоим,таким жестоким,

Я поклонялся,как гильотине,

Ты в ранг искусства возводил пороки,

И рисовал ножами слов картины.

 

Замок старинный,таящий угрозу -

Мужчина,который не пишет прозу.

Пьёт словно воду,ангела слёзы

Мужчина,который не пишет прозы.

 

Хозяин снов моих голодных

Ты сам когда-то был их частью

Ты скрылся средь вод холодных

Не дав понять что значит счастье

 

В руках не согреет замёрзшую розу

Мужчина который не пишет прозу

Пьёт словно воду, ангела слёзы

Мужчина, который не пишет прозы.

 

НАДО УЛЫБАТЬСЯ

Otto Dix

 

Мы решили проблемы

Серебристые слезы втекают в вены

Никуда не сбежать

Но ведь все хорошо надо просто молчать

 

Все прекрасно не так ли?

Все у нас хорошо!

На лице моем Маска

И еще и еще.

 

Слой за слоем лишь маски

Лица вовсе нет.

Мне давно глаза выжег

Солнца ласковый свет

 

Надо улыбаться чтоб в живых остаться

Надо улыбаться чтоб живым казаться

 

Вены крепко сжимает жгут

Серебристые тени тебя не найдут

Только тяжко дышать

Но ведь все хорошо, надо просто молчать.

 

И тепло и уютно

И друг другу мы рады

Дружно в ногу шагаем

С песней мы на парад

 

И слепят, обжигают

Плавят солнца лучи

Все прекрасно, не так ли?

Улыбайся, молчи.

 

Надо улыбаться чтоб в живых остаться

Надо улыбаться чтоб живым казаться

 

НЕМОЙ КРИК

Otto Dix

 

Жизнь это просто – раз и готово,

Смерть это просто страшное слово.

 

Душу в руке так легко сжать,

Так просто решить, кому умирать.

 

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 

Дочери Евы властвуют жизнью

Им Богом дана великая сила

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 

(Для чего сеять там, где сама нива усиливается погубить плод? Где множество средств против рождения?

Где прежде рождения совершается убийство; так что ты блудницу не только удерживаешь в разврате, но

еще делаешь убийцей?)

 

Зла я не видел, не слышал, не делал,

Тихо пил соки зачавшего тела.

 

Почему не даешь мне увидеть свет дня?

За какие грехи ненавидишь меня?

 

Дочери Евы властвуют жизнью

Им Богом дана великая сила

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 

(Не значит ли это, что ты ругаешься даром Божиим, встаешь против уставов Божественных, гоняешься,

как за благословением, за тем, что есть проклятье, сокровищницу рождения делаешь сокровищницей

убийства, женщину, сотворенную для деторождения, располагаешь к детоубийству?)

 

Теперь я от боли безмолвно кричу,

Но нет тебе дела, что жить я хочу.

 

Тени устроят нам с тобой встречу,

Но на вопрос я свой не отвечу.

 

Дочери Евы властвуют жизнью

Им Богом дана великая сила

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 

ОРФЕЙ

Otto Dix

Сколько стихов, не тебе посвящённых,

Рвал я в кровавые клочья руками,

Что знаков судьбы верою посвящённых

Блуждал я во тьме преисподней веками.

 

Ты побежать за мною по снегу

Вряд ли захочешь, и вряд ли сумеешь.

Ты превратишься из альфы в омегу

И в сердце моём потихоньку истлеешь.

 

Я Орфей, а ты моя Эвридика,

Но ты остаёшься в снежном аду

Я отвернусь цепенея от крика,

И не оглядываясь, уйду.

 

Нас за руку тени берут,провожая,

И молча ведут за собой в бесконечность.

Изящно тебя от меня отрывая,

Даря одиночества стылую вечность.

 

Я годы потратил на поиски счастья,

Спускаясь в Аид, на Олимп поднимаясь

Любовь-это зверь с окровавленной пастью

Мы гибнем поймать его тщетно пытаясь.

 

Я Орфей, а ты моя Эвридика,

Но ты остаёшься в снежном аду

Я отвернусь цепенея от крика

И не оглядываясь, уйду.

 

Я отвернусь цепенея от крика

И не оглядываясь, уйду.

 

ОТРАЖЕНИЕ

Otto Dix

 

Среди зеркал

Тебя искал,

Боясь узнать

И потерять.

 

Бесплотный дух,

Ты слеп и глух

К моим мольбам,

К моим слезам.

 

Во мне живешь,

Как в ране - нож,

Мучишь меня

День ото дня.

 

Я вечно твой,

Всегда с тобой

Все для тебя!

Ты - это я.

 

Скажи, ты умеешь жалеть?

Ах, да! Ухмылка - ответ.

А душа твоя может болеть?

Ах, да! У тебя ее нет!

 

ПАНДЕМОНИУМ

Otto Dix

Морем рук

Левиафан управляет.

Тихий звук

Ядом в плоть проникает.

В сердце иней,

Расцветая, не тает.

Стать богиней

Замарашка мечтает.

 

Мы даём вам смысл,

Мы ваш разум стираем,

Мы продаём вам мысли,

И вы платите раем,

 

Мы даём вам воду,

Мы кормим вас хлебом,

Мы продаем свободу,

И вы платите небом.

 

Морем ртов

Асмодей управляет.

Кто готов,

Тот свой путь оставляет.

В сердце иней,

Расцветая, не тает.

Стать рабыней

Королева мечтает.

 

Мы даём вам смысл,

Мы ваш разум стираем,

Мы продаём вам мысли,

И вы платите раем,

 

Мы даём вам воду,

Мы кормим вас хлебом,

Мы продаем свободу,

И вы платите небом.

 

Морем глаз

Люцифер управляет.

Кто ждёт нас,

Тот нас и убивает.

В сердце иней,

Осыпаясь, растает.

Стать мужчиной

Андрогин не мечтает.

 

Мы даём вам смысл,

Мы ваш разум стираем,

Мы продаём вам мысли,

И вы платите раем,

 

Мы даём вам воду,

Мы кормим вас хлебом,

Мы продаем свободу,

И вы платите небом.

 

Мы даём вам смысл,

Мы ваш разум стираем,

Мы продаём вам мысли,

И вы платите раем,

 

Мы даём вам воду,

Мы кормим вас хлебом,

Мы продаем свободу,

И вы платите небом.

 

НЕМОЙ КРИК

Otto Dix

 

Жизнь это просто – раз и готово,

Смерть это просто страшное слово.

 

Душу в руке так легко сжать,

Так просто решить, кому умирать.

 

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 

Дочери Евы властвуют жизнью

Им Богом дана великая сила

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 

(Для чего сеять там, где сама нива усиливается погубить плод? Где множество средств против рождения?

Где прежде рождения совершается убийство; так что ты блудницу не только удерживаешь в разврате, но

еще делаешь убийцей?)

 

Зла я не видел, не слышал, не делал,

Тихо пил соки зачавшего тела.

 

Почему не даешь мне увидеть свет дня?

За какие грехи ненавидишь меня?

 

Дочери Евы властвуют жизнью

Им Богом дана великая сила

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 

(Не значит ли это, что ты ругаешься даром Божиим, встаешь против уставов Божественных, гоняешься,

как за благословением, за тем, что есть проклятье, сокровищницу рождения делаешь сокровищницей

убийства, женщину, сотворенную для деторождения, располагаешь к детоубийству?)

 

Теперь я от боли безмолвно кричу,

Но нет тебе дела, что жить я хочу.

 

Тени устроят нам с тобой встречу,

Но на вопрос я свой не отвечу.

 

Дочери Евы властвуют жизнью

Им Богом дана великая сила

Мама за что, Мама за что,

Мама за что меня ты убила?

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.