Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава первая. Благая цель.

 

Доводилось ли вам хоть раз в жизни с самого утра месить ногами грязь под проливным дождём, упрямо двигаясь вперёд, почти не останавливаясь на привал до наступления ночи, пока идти дальше уже невозможно? Если да, то вы вполне можете себе представить состояние пятерых путников, которые уже третий день не вылезали из этой самой грязи и не могли просушить одежду, боясь быть обнаруженными. Но этот раз отличался от двух предыдущих тем, что уставшим людям наконец повстречалось на пути одинокое, заброшенное здание, в подвале которого они, пусть и не без опаски, расположились.

Пламя небольшого костра осветило усталые лица, люди невольно потянулись к источнику тепла, тихо ругаясь, снимали с себя и выжимали промокшую до нитки одежду, сбрасывали рюкзаки, доставали из них припасы. Один из них принёс несколько кирпичей, которые тут же были поставлены друг на друга у этого самого костра, сверху расположилась небольшая стальная решетка, которая тут же стала нагреваться от огня. На ней расположили заранее вскрытые консервы, которые стали источать удивительно приятный аромат мяса, овощей и рыбы - каждая банка была с разным содержимым. То же касалось и людей, разместившихся у костра. Единственная черта, которая была у них общей в данный момент - усталый и голодный вид. Вскоре они принялись за еду, и пока они будут возвращать сожжённые калории, вы сможете узнать понемногу о каждом сидящем за этим костром.

Широкоплечего амбала с добрым лицом, рыжими волосами и могучим телосложением, в данный момент увлечённо поедающего содержимое банки мясных консервов и вполголоса рассказывающего анекдот, в этой компании зовут не иначе как Компот. Не удивляйтесь, ведь несмотря на устрашающий вид, это вполне добрый малый. Рыжая борода, весёлые, голубые глаза, смуглая кожа - ничто не говорило бы о том, что он Серый, если бы не характерные тёмные вены, проглядывающиеся на незащищенных одеждой частях его тела и немного на лице. Хоть ему и было уже за двадцать пять, ни окружающие, ни он сам не знали, какой у него Дар, даже телепаты сокрушенно качали головами, пытаясь найти ответ у него в подкорке. Этот факт, однако, его самого не смущал. Когда кто-то задавал ему вопросы на эту тему, он лишь ответил, мол, всему своё время.



Бок о бок с ним сидел его брат, который был полной противоположностью могучему добряку. В отличие от своего родственника, Дар был обнаружен ещё его родителями, из-за чего первые годы после своего рождения он был источником головной боли родителей - он никогда не спал. Как бы его не укладывали, какое бы снотворное не подмешивали - ничего его не брало. За всю свою жизнь он лишь пару раз терял сознание, и только в это время он был в забытьи, которому другие с удовольствием отдают треть своей жизни. Удивительно, но за этот Дар ему не приходилось платить нервными срывами и прочими неприятными последствиями, что было его большой удачей. Когда он стал подростком, обнаружилась ещё одна особенность его организма, а именно отсутствие интереса к девушкам. Да-да, мы говорим сейчас о том самом интересе, какой возникает в период полового созревания у девушек и юношей, которые, впрочем, тоже ничего у него не вызывали. Он всегда был худощав, но не слаб, в отличие от своего брата не излучал лучи добра в атмосферу, прославился благодаря своему острому языку и холодной голове. Агрессия и своеобразное отношение практически ко всем окружающим сделали ему имя - Циник. Это прозвище приклеилось к нему, да так там и осталось. Сейчас он откинул свой капюшон за спину, провёл мокрой рукой по уже высохшей голове с каштановыми волосами, которые были ненамного длиннее трёхдневной его щетины. По просьбе сидящего рядом человека он передал ему рыбные консервы, которые были поставлены разогреваться позже других, ибо места на решетке не хватало.

С благодарностью приняв еду, и в очередной раз поправив на носу очки с застывшими на стекле каплях, Профессор принялся трапезничать. В привычном нам образе учёного он имел практически всё: это и седина, и очки, и полнота, и высокий интеллект. Не хватало только лабораторного халата, но он сейчас висел на вешалке далеко-далеко позади. Даже написав с десяток научных работ и будучи признанным учёным мирового, не побоимся этого слова, масштаба, его не оставляла жажда открытий, а настойчивость и даже некоторое упрямство позволили ему занять ему место среди этих людей, одна из которых и являлась тем, ради чего Профессор отправился с этой группой. Пусть ещё в самом начале похода заявил, что к нему можно обращаться на ты, и его зовут Жак, он так и остался Профессором. И, впрочем, ничего не имел против.

Перед тем, как представить "виновницу мероприятия", обратим внимание на мужчину, у которого на коленях она и разместилась, и на то, как он заботливо подносит ложку ко рту своей дочери, и как беспокоится за то, чтобы ей было достаточно тепло и удобно. Немногословный с другими, он уже не раз успел доказать своим спутникам то, как сильно он любит свою дочь, и как может быть полезен. Представившись другим как

Нур, он быстро завоевал доверие и уважение членов похода, демонстрируя недюжинную выдержку, крепость характера и решительность. Даже сейчас, баюкая свою дочь, которую он же и тащил на руках большую часть времени, он выглядел свежее остальных, а глаза его, когда он не смотрел на дочь, были направлены на пламя огня, как будто в танцующих его языках есть что-то одному ему известное.

Раздался надрывный кашель, который, однако, на удивление быстро прекратился. Девушка закрыла глаза, стараясь заснуть и одновременно наслаждаться долгожданным теплом и тишиной в окружении друзей. Её зовут Лилит, и всего несколько дней назад ей исполнилось семнадцать лет, однако из-за небольшого роста она выглядит моложе. Цвет волос поражал как близких, так и других, кто видел её - она была пепельной блондинкой, и это при том, что она отчасти Серая. Раньше люди могли с уверенностью сказать, что если Серый, значит у него или неё обязательно чёрный цвет волос, и это было правдой, но только для первого их поколения, затем палитра цветов стала чуть ли не как у людей. Хотя, белая кожа и тёмные вены выдают Серых, так что пока люди могут быть хоть в чем-то уверенными. Пока. Кашель душил Лилит неспроста - она умирала. Это говорили и телепаты, и целители, и доктора. Лилит была человеком благодаря крови своего отца, но и Серой, благодаря своей матери. Несмотря на то, что риск рождения дочери изуродованной был велик, родители пошли на этот шаг, в результате которого мать Лилит скончалась, отдав свою жизнь, чтобы родилась жизнь новая.

Первые симптомы болезни появились, когда ей было тринадцать, и тогда Нур думал, что это простое недомогание дочери, и вскоре всё наладится. Так же думала и она. Они оба оказались неправы. Доктора не могли объяснить причин, телепаты тщетно пытались помочь. Зато смог Давилион, Серый, который был известен как один из лучших целителей тех мест, откуда он родом. Он и объяснил отчаявшемуся отцу, что это - Дар, но он только "прорезывается". "-Пережить это нелегко, однако, если она выживет, то она будет наделена феноменальными способностями, Нур" - именно так сказал ему целитель. Он же и рассказал, что нужно делать, чтобы поддерживать жизнь его дочери, а напоследок сделал подарок, который вселил надежду в отчаявшегося отца - Камень Души. Изучаемые им волны были целительны для его владелицы, она пошла на поправку, вернулась к нормальной жизни, насколько она может быть нормальной у ребёнка во время войны. Нур всегда поддерживал Лилит, он не упустил момента, когда излучение камня стало ослабевать. Благо нашлись добрые люди, зарядившие целебный камень, тем самым даруя ей ещё несколько лет беззаботной жизни, а то и безболезненное получение Великого Дара.

Увы, две недели назад до этого самого момента, когда путники расположились на ночлег, Камень Жизни был украден. Нур немедленно развернул поиски, но неделя была потрачена впустую - вор скрылся без следа. Понимая, что второй такой Камень оперативно не найти, Нур бросил все силы на поиски того, кто разбирается во всех видах излучений, чтобы узнать, где найти нужные его вид, который сможет спасти жизнь Лилит. Этим человеком оказался профессор, который не задумываясь взялся помочь им, всего за два дня организовал поход и нашёл двух проводников, Компота и Циника. Они были Серыми, которым можно доверять - свою работу они выполняли чётко и до конца. Как только состоялась первая встреча, всеми был задан лишь один вопрос, обращённый к Нуру: почему бы им не воспользоваться автомобильным транспортом? Тут он и рассказал, что с тех самых пор, как было обнаружено "прорезывание" Великого Дара, ими заинтересовались слишком много посторонних. Кто-то захотел себе Лилит с её намечающимся Даром в качестве оружия, кто-то захотел её убить, дабы предотвратить возможные угрозы. Им пришлось скрываться, жить в глуши, постоянно менять места жительства, ибо преследователи были неутомимы. За день до сборов Нур получил сообщение, в котором говорилось, что он должен прийти по указанному адресу в указанное время вместе со своей дочерью, если он не хочет видеть её медленной гибели. Нур сделал свой выбор, рассказал своим будущим попутчикам всё, как есть. Вопреки его ожиданиям, братья Серые не отказались от предстоящей работы. Вещи были собраны, все это было уложено в грузовик, направлявшийся в нужном направлении. Погода к тому времени уже достаточно испортилась, чтобы пойти на риск и сократить сотню километров. Им это удалось, они провели несколько часов в пути, затем спрыгнули из кузова в грязь, достали вещи, расплатились с водителем и пошли пешком. Намеченный маршрут заставил братьев поскрипеть зубами, Нур тоже не был в восторге, но выбирать было не из чего.

- Господа, к завтрашнему вечеру наш путь будет пролегать через Кригорск, поэтому готовьтесь выложиться по полной - Профессор выскреб остатки рыбы из банки, после чего поставил её к остальным пустым.

- Идти через Кригорск ночью? Исключено. Там днём в одиночку не проберешься, там любой звук как смертный приговор, а Вы хотите нас угробить, целую группу вместе с кашляющей, без обид, Лилит, девушкой.

- На правду не обижаются... - ответила она, не раскрывая глаз.

- У нас нет выбора, молодой чело...

- Меня зовут Циник.

- Да хоть Калиик, хоть Фосфорик, выбора у нас от этого не появилось. Идти в обход нам придётся не меньше недели, да ещё и по грязи, и это когда каждая минута на счёту? Пойдя в обход мы добровольно лишим всем нам дорогую девочку жизни!

- Мой брат прекрасно это понимает, Проф, но не можем же мы ночью в самом-то деле через такое место пробираться... поляжем же!

- Есть выход, - три пары удивленных глаз уставились на уже потихоньку засыпавшего Нура - попросту удвоим темп и пройдём Кригорск ещё при свете дня. Это единственный выход, не ломайте головы, а ложитесь спать.

- Тридцать семь километров по грязи, и это по прямой, да ещё и если враждебно настроенных субъектов не будет! Звучит трудноисполнимо, но правильно, как ни крути.

Профессор тяжело вздохнул, расстелил спальник, до того сложенный вдвое и использовавшийся как подстилка, улёгся, уже через пару минут тихо захрапел. Ну не прелесть ли?

- Ну а ты, братишка, что думаешь? - Компот посмотрел на Циника, то лишь досадливо поморщился, достал из-за спины свою штурмовую винтовку и принялся её чистить. - Ты, как всегда, сама разговорчивость, - усмехнулся здоровяк, протянул своё оружие на чистку брату, а сам последовал примеру учёного.

Всего через пять минут рядом с потухающим костром раздавалось лишь мирное сопение да негромкий храп. Управившись с чисткой всего имеющегося у отряда оружия, Циник подкинул топлива в костёр, устало прикрыл глаза и лёг на спальник. Да, ему не был нужен сон, но полежать пару часов не открывая глаз он никогда не был против, тем более что в отличие от любого другого человека или Серого, улёгшись и прикрыв глаза он не мог случайно уснуть, а все его виды чувств работали как сканер на предмет опасности. Но ожидавшее в темноте существо этого не знало, и с каждой минутой все ближе подбиралось к спящим и ничего не подозревающим, глупым людям. Когда до молоденького мясца осталось всего несколько дециметров, потерявшая бдительность некогда матёрая динокта не сразу поняла, откуда раздался противный хруст, почему мир завертелся вокруг своей оси, а морду обожгло тлеющими углями. Рот, щедро набитый длинными и тонкими, как кости рыбы, зубами, открылся лишь наполовину, после чего голова существа осознала, что тело уже ей не принадлежит. Циник брезгливо вытер ставшей немного тёплой от крови сталь мачете об шкуру убитого мутанта, после чего схватился за шею в том месте, где ещё мгновение назад была голова опасного ночного существа, выволок тушу и спихнул её с холмика, а голову зверюги насадил на жердь у входа в здание. Сильных хищников не отпугнёт, а вот для существ, стоящих пониже в пищевой цепочке, чем динокта, это верный знак того, что дичь в этом здании не так проста, как кажется. Больше происшествий в эту безлунную ночь не произошло.

Первым проснулся Компот, принюхался, тут же подскочил, однако быстро успокоился, увидев брата в безмятежной позе, но всё же поинтересовался:

- Кто тут навонял? Не ты ли, часом?

- Динокта заползала, попросила побрить её.

- И как?

- Голова слетела только так.

- А почему не разбудил? - возмутился здоровяк. - Уж я бы её побрил...

- Было бы больше одной, обязательно бы разбудил. Не пора будить остальных?

- Ваши громкие голоса и мертвеца поднимут, господа, - Профессор потянулся, зевнул так, что едва не вывернул челюсть, поморщился, принюхался и, наконец, поинтересовался - Мне кажется, или ночью тут побывала свора диких собак? Специфический аромат, скажу я Вам.

Серые только ухмыльнулись и стали готовить завтрак. К моменту когда всё разогрелось уже встали все. Лилит что-то шепнула Нуру, они встали и направились к лестнице наверх.

- Куда это они? - Профессор поправил очки, посмотрел на Серых.

- Туда же, куда пойдём мы с Вами через пару минут, Вы ведь знаете, как опасно ходить в отхожее место одному, когда в любой момент чьи-нибудь зубы готовы оторвать кусок плоти, верно, Проф? - Циник заговорчески подмигнул учёному, вогнав его в краску. В этот момент в подвал буквально скатилась с лестницы Лилит, хрипло закричала:

- Дроны!

Никому из присутствующих в подвале не требовалось дальнейших объяснений, все ринулись прятать следы своего пребывания: братья схватили с пола вещи и закидывали их в пустые деревянные ящики, каких в подвале было множество, Профессор затоптал костёр и залил остатки водой. Когда Нур забежал в подвал, который казался достаточно уютным в потухающем пламени костра ещё минуту назад, а ныне уже заброшенным, лишь единожды принявшем случайного бродягу энное количество времени назад.

- Сюда! - раздался голос Лилит из глубины подвала, - Тут большой шкаф, можно спрятаться! - мужчины не задумываясь ринулись к укрытию. Шкаф оказался достаточно большим, но даже потеснившись, в нем уместилось всего трое.

- Куда нам с Лилит? А чтоб тебя...

Циник, стоявший рядом с девушкой, захлопнул двери шкафа, спрятав своих товарищей, обернулся, чтобы увидеть белый луч света, которым дрон освещал себе путь и искал жертв, рывком вытащил из рюкзака большой дождевик, приказал Лилит зажаться в углу, кинул дождевик на пол и потоптался по нему, схватил его и накрыл себя с полукровкой в углу за секунду до того, когда луч света выхватил из темноты сваленную в углу кучу мусора, накрытую грязным, синим полиэтиленом. На счастье спрятавшихся людей, в подвал залетел небольшой, весящий всего пять килограмм, не снабжённый оружием и тепловизорами, обыкновенный разведывательный квадрокоптер. Вокруг здания летало уже больше двух десятков таких устройств, за ними следовали шестивинтовые боевые дроны, разбитые на три тройки, одна из которых охраняла настоящую летающую платформу - летучую базу. Летучая база - это платформа снабжённая мощными двигателями, обладающая массой нескольких легковых автомобилей, несущая в себе боезапасы для боевых дронов а также шлюзы для грузов и зарядки разведчиков. Данное звено принадлежало Империи, созданное с целью обнаружения и уничтожения Серых. Вы можете себе представить облегчение братьев, когда опасность миновала.

- Да уж, это было... близко, - сдерживая дрожь улыбнулся учёный.

Целых три дня без приключений на наши задницы - я было подумал, что они не прилетят! - Циник зло сплюнул на пол, пнул первый попавшийся ящик. - Нур, чьи они были, ты хоть увидел?

- Империи. Думаю, для патрулирования фронта.

- Быть того не может! Фронт находится за сотни километров отсюда! - Профессор поправил очки, немного размял затёкшие от стояния в тесноте мышцы, вздохнул.

- Значит, они ищут что-то другое, Проф. Не можем же мы говорить одними истинами, - с улыбкой пожал плечами Нур с видом человека, который не оказался под угрозой гибели всего несколько минут тому назад - Иначе разговоры перестали бы быть интересными.

Полностью поддерживаю вашу точку зрения, мой друг.

- Вы никуда не спешите? Не ты ли, Нур, предлагал удвоить темп? Мы потеряли почти два часа, один из которых потрачен на болтовню. А время тикает. - Циник как бы невзначай указал взглядом на Лилит, а та, словно по заказу, вдруг закашлялась, прикрыв тыльной стороной ладони рот. Когда же отняла руку ото рта, она расширенными от ужаса глазами посмотрела на капли крови, через секунду которые разглядели и остальные.

- Пап...

- Твою...

- Ой.

- А такое раньше уже было?

- Приехали.

Каждый отреагировал на новую беду по-своему, однако одно они осознали практически одновременно - больше медлить нельзя.

Так совпадало, что намеченный маршрут наших героев ненадолго совпал с движением дронов Империи, потому почти половину пути у них не возникало проблем ни с людьми, ни с мутантами - только пару фаршированных свинцом туш незадачливых зверей за несколько часов. Увидев убитую лису, Лилит, которая несмотря на возражения отца шла самостоятельно, подошла к ней, опустилась на корточки. Её никто не стал останавливать. Спустя минуту братья, не сговариваясь, опустились рядом с убитым зверьком, а Циник даже закрыл ему глаза. Нур и Проф стояли чуть поодаль, но тоже смотрели на жертву Имперского безрассудства.

- За что пострадал этот невинный зверь, Нур? - Профессор повернул голову в его сторону, тот ответил:

- Этим дронам по сути все равно кого убивать. Если это гуманоид, то идёт весточка к операторам, сидящим в уютных креслах, и они принимают решение, ликвидировать цель или нет. Если это мутант или любое животное, которое находится дальше чем в ста метрах от признанного гуманоида или же атакующее его, так же подлежит ликвидации.

- Откуда такая осведомлённость? - поразился учёный. Нур отвернулся и возобновил путь первым, тихо прошептав:

- Я там работал...

Уже начало смеркаться, когда спутники вышли на асфальтовую дорогу, на соседней стороне которой стояли большие бетонные буквы, сложенные в единственное слово.

КРИГОРСК.

 



©2015- 2020 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.