Сделай Сам Свою Работу на 5

ПЕНОЧКА И ЛЕСНАЯ МАЛИНОВКА

Пеночки, как и славки, одни из наших обычных насекомоядных птиц, связаны они своим образом жизни с древесной раститель­ностью. Все пеночки проворные, находящиеся в постоянном движе­нии, маленькие птички (по размерам много мельче воробья), с тонкими клювами, типичными для исключительно насекомоядных птиц. Тогда как в окраске славок содержатся непременно серые и буроватые тона, оперение пеночек характеризуется наличием оливково-зеленых, охристо-желтоватых и желтых тонов. Из значи­тельного количества пеночек, населяющих нашу страну, остано­вимся только на четырех обычных видах.

Пеночка-теньковкаотличается от близких к ней других пено­чек неяркой буровато-оливковой окраской верхней части тела и слабо-желтоватым (часто заменяющимся буроватым) оттенком груди и брюшка, но лучше всего узнается по своему пению. Пение теньковки — длинное повторение коротких и звучных слогов, зву­чащих как: «тень, тень-тень-тень». Услышав и узнав пение теньков­ки однажды, спутать его с голосами других птиц трудно. Живет пеночка-теньковка чаще всего в хвойных или смешанных лесах по всей территории нашей страны. В лесах, в городских садах и пар­ках весной, сейчас же после прилета, звучит ее постоянная грустная песенка.

Пеночка-весничкатакая же миниатюрная, как и теньковКа. Ее легко отличить от последней по черновато-оливковому с зеленова­тым оттенком, а не буроватому верху тела и наличию у нее на зобу, груди и боках желтоватых пятнышек. Пение веснички — «это свистовой перебор, состоящий из округлых нежных тонов, зати­хающих к концу» (А. Н. Промптов).

Пеночка-желтобровкаимеет яркий зеленоватый оттенок олив-ково-бурого верха тела, ясно-желтоватые зоб и грудь и ясно выра­женную желтую бровь над глазом. Песня желтобровки — треску­чая, однообразная и довольно короткая трель, состоящая из повто­ряющихся и ускоряющихся к концу звуков «сип-сип-сип-сип-сипеип-сип-сип-сир-рр»... При тревоге — однотонный, как бы пе­чальный свист «тюю-тю-ю», а не «фюить» других пеночек.

Лесная малиновка или пеночка-пересмешка,имеющая много общего с пеночками, очень напоминая их по своему общему облику, поведению и окраске, отличается от них более крупной величиной и значительно большим и широким у основания клювом.



У лесной малиновки зеленовато-оливковый верх тела, ярко-жел­тые, со слабым зеленоватым оттенком зоб и грудь. Крылья и хвост темные оливково-бурые. Пение лесной малиновки очень громко и


представляет собой разнообразные свистовые, флейтовые и щебе­чущие звуки, в которые она часто вставляет крики и голоса других птиц (как отмечает ряд авторов, при пении лесная малиновка не­сколько «гнусавит»). Распространена лесная малиновка в СССР от Архангельска до Крыма и Кавказа и по Западной Сибири до Бий-ска.

Пеночки прилетают к нам сравнительно рано, обычно во второй декаде апреля, когда на деревьях и кустарниках из едва набухших почек начинают появляться первые нежно-зеленые, мягкие листоч­ки и когда вылетают первые насекомые. Первыми, почти одновре­менно, прилетают теньковки и веснички, позднее их — желтобровки и пересмешки. Пеночки по прилете сразу же привлекают к себе внимание людей, наблюдающих природу, своими непрестанно изда­ваемыми, немудреными песенками и маленькими грациозными фигурками. Они летают по почти еще обнаженным ветвям деревьев и кустарников наших садов, парков и бульваров.

В садах небольших городов появляется (обычно после ночи с теплым весенним дождем) сразу значительное количество этих птичек, теньканье и трескотня которых несутся, неумолчно. По са­мым тонким веточкам, вытягивая свои шейки, оглядывая щелки и трещинки в коре сучков, прыгают птички с раннего утра и до позднего вечера, не оставаясь спокойными ни минуты, перепархи­вая с дерева на дерево и с куста на куст, временами взлетая вверх за какой-нибудь пролетающей козявкой. Песенки, которые поют пеночки, сопровождают их движения, и птички не останавливаются ни на секунду, чтобы спеть свои мелодии, как это делает большин­ство из наших певчих птиц.

Вот как описывает ловлю пеночек лучком И. К. Шамов: «Ловят пеночек весною, когда прилетят, по лесам и садам, лучком на под­вязную. Ловить просто и очень занимательно. Большое значение имеет обстановка, самый лес весною, с его свежей, ароматной зе­ленью и звенящими песнями птиц; в нем так хорошо, что, ^кажется, не вышел бы никогда... Красивые ветвистые березы, спускающие свои гирлянды, покрытые мелкими пахучими листочками; строй­ные молодые ели с новыми ярко-зелеными веселками, осины, точно бахромою убранные красными сережками, кусты орешника, чере­муха, покрытая белыми душистыми цветами... и все, куда ни взгля­нешь, так полно жизни и так прекрасно, что просто глаз не отве­дешь... А птицы, птицы... милые друзья!... Они как будто привет­ствуют тебя своими нежными позывами и разнообразными, усла­дительными песенками... Бывало теряешься... стоишь как очаро­ванный, слушаешь... тысячи голосов кругом тебя... и не понимаешь, что делать. Прежде всего нужно выбрать место, где среди деревьев надо (удобнее на просеке) расчистить под сети точок, поставить маленькие согнутые из ветвей дужки (на которые птица садится), пустить подвязанную (под сетью же), а самому присесть закрыто или встать недалеко за дерево и поманивать в свисток: «фюить-


фюить-фюить...» часто и не. прерывая. Пеночки тотчас станут сле­таться на этот крик, и, видя подвязанную, спускаются под сеть. Для пойманных нужно иметь с собою «кутейку». Их ловят также веснами при ловле разных других птиц тайником и понцами, и пе­ночки появляются в это время в значительном количестве на птичьих рынках наших больших городов».

Мне никогда не приходилось держать у себя дома пеночек и малиновок, всегда этому как-то мешало желание иметь других более мне интересных птиц, которых я предпочитал хрупким, нежным и слабеньким теньковкам и весничкам. По словам профес­сора Д. Н. Кайгородова, содержание пеночек в клетках не пред­ставляет собой сложного и трудного дела. Доверчивые и подвиж­ные птички быстро начинают брать предлагаемый им корм — свежие муравьиные яйца и очень скоро, привыкая к клетке, начи­нают петь свои однообразные мелодии. К сожалению, Д. Н. Кайго-родов, как явствует из его описания, будучи, видимо, во власти традиций, выпускал обычно своих многочисленных птиц на волю весной, и из его данных не видно, как долго проживали у него его пеночки и лесные малиновки.

КОНЬКИ И ТРЯСОГУЗКИ

Мало кто держит и держал у себя дома коньков и, пожалуй, почти никто не держал трясогузок, а жаль — и первыые и вторые очень милые занятные птички!

Коньки, или щеврицы (их на территории СССР несколько ви­дов), тускло окрашенные, средней величины певчие насекомоядные птички, поселяются по опушкам лесов и по лесным полянам (лес­ной конек), по полям, степным участкам и по выгонам (полевой конек) и в северной части зоны нашей тундры (краснозобый конек). Хорошим отличительным признаком щевриц является удлиненный, почти прямой коготь их заднего пальца. (Такой же коготь имеется у жаворонков, но тогда как у коньков клювы всегда узкие и тонкие, у жаворонков клювы довольно толстые и гораздо массивнее.)

Окраска названных мною обычных у нас коньков (краснозобые довольно часто встречаются в центральной части СССР на проле­тах) весьма похожа друг на друга у,разных видов:

а) у лесного конькаверхняя часть тела бледного буровато-
оливкового цвета с темными наствольными пятнами на перьях, низ
охристо-желтоватый, с широкими черными пестринами вокруг гор­
ла, на зобе и груди; крылья и хвост бледно-бурые;

б) у полевого конькаверхняя часть своего тела, крылья и
хвост серовато-бурые с темными наствольными пятнами на темени,
низ тела желтовато-белый, несколько более темный на зобе и груди;

в) у краснозобого конькаокраска такая же, как и у лесного, но
на горле, зобе и верхней части груди у него красновато-рыжее
пятно, отсутствующее у самок.


Коньки скрытные и малозаметные птицы. Они целыми днями бегают по земле в поисках корма, состоящего из мелких семян различных растений, насекомых и червей, и редко попадаются на глаза наблюдателю. Гораздо более известны всем любящим природу щеврицы за их музыкальные, звонкие и очень своеобразно распе­вающиеся трели. Профессор С. И. Огнев так описывает пение наиболее обычного у нас лесного конька: «Во время пения эта скромно окрашенная птичка делается необыкновенно заметной. Поющий самец обычно сидит на вершине высокого дерева; начиная прелестную переливчатую трель своей песни, подобно жаворонку, трепеща крылышками, он поднимается довольно высоко в воздух, а затем наискось, не двигая широко расставленными крыльями, опускается на крону ближайшего дерева, причем песня его посте­пенно затихает, переходя в протяжное «тси-а, тси-а, тси-а».

Полевых коньков в большом количестве мне пришлось ви­деть и наблюдать, а также держать в клетках в Центральном Казахстане. Прилетают полевые коньки туда весной большими стаями и появляются обычно через несколько дней после уста­новившейся теплой весенней погоды в первой декаде апреля. В первое время после.прилета коньки молчаливы, но дней через 10—15 стайки коньков разбиваются на пары и расселяются по всей степи, и в это время начинают громко и отчетливо зву­чать песни самцов. Песня полевого конька, уступающая по силе и мелодичности песне нашего лесного, как-то теряется среди пения многочисленных в Центральном Казахстане жаво­ронков и не производит на слушателей большого впечатления, как «тси-а, тси-а» лесного. Поющий полевой конек сидит на каком-нибудь высоком, сухом кустике прошлогоднего курая, очень редко взлетая с песней в воздух.

Коньков ловят в небольшом количестве весной, на птичьих рынках Москвы коньки довольно редкие птицы. Помещенные в обыкновенные жавороночьи клетки щеврицы довольно охотно начинают брать обычный для насекомоядных птиц корм и очень скоро, сначала вполголоса, а затем все громче и громче, запе­вают...

Если коньки хотя изредка и встречаются у любителей птиц в клетках, то трясогузок мне видеть ни у кого не приходилось. Трясогузки относятся к птицам близким к щеврицам, но отли­чаются от коньков и своим оперением и повадками. Все тря­согузки связаны с водой, у которой они добывают себе про­питание, и этих птиц вдалеке от воды встретить трудно. У нас в СССР трясогузок около 20 форм, но я буду говорить в основ­ном лишь об одной — обыкновенной белой трясогузке, очень обычной птичке, которая встречается почти по всей территории нашей страны.

Белая трясогузка весной окрашена очень нарядно — у самца лоб, бока головы и шеи, а также вся нижняя сторона тела


(за грудью) чисто-белые; бока тела, плечи и спина светло-серые, темя, затылок, задняя часть шеи, подбородок, зоб и верхняя часть грудки блестяще-черные. Перья крыльев и хвоста бурова­то-черные с белыми пестринами и с белыми наружными опахалами перьев.

Трясогузки чисто наземные птицы, проводящие весь день, бегая быстрыми шажками по земле, где-нибудь по берегам прудов, озер и речек. Полет у трясогузок очень характер­ный — птички летят по воздуху волнистыми, то постепенно повышающимися, то понижающимися линиями. На деревья тря­согузки садятся редко и не особенно охотно. Очень изящен вид трясогузок при наблюдении их в родной стихии, у воды. При движении по земле они держат тело на своих высоких лапках горизонтально, закидывают несколько назад головки и все время потряхивают своими длинными хвостиками. Весной самцы тря­согузок много поют; их песня — это довольно мелодичный, ти­хий щебет, в котором имеются отдельные очень гармоничные звуки.

Однажды осенью во время ловли птиц я случайно поймал на клей белую трясогузку из пролетной стайки этих птиц. Бу­дучи больше чем уверен, что трясогузку в клетке выдержать невозможно, я все-таки на всякий случай взял трясогузку к себе домой и после того, как она пробыла несколько дней с под­вязанными крыльями в кутейке, перевел в небольшую соловьи­ную клетку с мягким верхом. К моему удивлению, еще в ку­тейке трясогузка сразу же начала клевать корм, состоящий из небольшого количества мучных червей и тертой моркови, сме­шанной с муравьиными яйцами. Первая предпосылка возмож­ности содержания трясогузки в клетке была налицо — птичка не нуждалась ни в каком особенном пищевом рационе. Очень скоро я перевел свою трясогузку на более простой состав кор­мов, исключив из него мучных червей и сведя до минимума муравьиные яйца, заменил их небольшим количеством давленой конопли.

Моя трясогузка, быстро освоившись с клеткой, почти пере­стала биться при моем приближении к ней и благополучно про­жила у меня около 3 лет. Весной она, перелиняв, надела свой яркий черно-белый наряд и начала часто и много петь. Инте­ресно отметить, что трясогузка — на свободе почти не садящая­ся на деревья — в клетке постоянно сидела и прыгала по жер­дочкам, и так же продолжала вести себя, когда позднее была переведена в небольшую вольеру. В вольере белая трясогузка мирно уживалась со славкой-черноголовкой, несколькими мел­кими видами синиц и парой свиристелей, помещавшихся там же. Таким образом, при отсутствии сколько-нибудь тщательного и специального ухода и корма, трясогузка свободно жила в не­воле. Этот случай позволяет рекомендовать белых и особенно


яркоокрашенных, очень доверчивых, весьма изящных и граци­озных желтых трясогузок для вольер и клеток школьных жи­вых уголков. Эти нарядные птички украсят их своим присут­ствием.

СВИРИСТЕЛЬ

Свиристель, или «красава» московских птицеловов, действи­тельно очень красив. Преобладающим цветом оперения свири­стелей является нежный, бархатисто-матовый серовато-бурый тон, с розовым винным оттенком. Кроющие перья крыла черные с белыми вершинами, маховые — черные с беловатыми пятнами на наружном опахале и желтым пятном на внутреннем. Вто­ростепенные маховые имеют белое пятно у вершины и своеоб­разные, свойственные только свиристелям, выросты прекрасного кораллово-красного цвета. Хвост у основания серый, имеет чер­ную предвершинную полоску и широкую желтую вершину. (Редко на хвосте бывают такие же кораллово-красные выросты, как и на крыльях.) Ноздри, уздечка и перья над глазом чер­ные с глубоким оттенком бордо. Небольшие белые "пятна на­ходятся также на углах клюва и за глазами. На голове боль­шой поднимающийся хохол из пушистых перьев, широкий у основания он образует овальную вершину.

Гнездовая область свиристелей — крайняя северная оконеч­ность тайги Европы и Азии. Поздней осенью и зимой свири­стели начинают свои непериодические кочевки, во время которых их стаи на более или менее продолжительное время залетают на всю территорию СССР до самых наших южных границ.

Малопугливые, держащиеся всегда стаями свиристели пи­таются в основном всевозможными ягодами и в меньшем ко­личестве насекомыми. Во время осенне-зимних кочевок птицеловы ловят их массами на точках понцами и тайниками. Увидев при­ваду из ягод, свиристель, не задумываясь ни на минуту, сле­тает на точок, за первой птицей летят и остальные. «Свиристя» и толкая друг друга, свиристели наперебой стараются поскорей наклеваться вкусных ягод, и, конечно, птицелов накрывает сетью всю стаю. Прожорливость и отсутствие всякой осторожности у этой птицы позволят так же легко их ловить в западни и ло­вушки.

Флегматичные, малоподвижные и непугливые свиристели совершенно не нуждаются в помещении их после ловли в ку-тейки. Посаженные сразу же в достаточно просторные клетки они не бьются в них и сейчас же с жадностью начинают кле­вать ягоды, которые им дают. (Видимо, эта бросающаяся в глаза жадность свиристелей происходит из-за быстрого процесса пе­реваривания пищи и вследствие плохого усваивания ее.) Я много раз держал у себя дома свиристелей, которые привлекали меня


своей красотой оперения и общей внешности. Помимо рекомен­дуемого ягодного корма, я давал своим свиристелям тертую мор­ковь с сухарями, сперва смешивая ее с ягодами, а затем одну. Свиристели прекрасно ели этот суррогатный корм, и некоторые из них жили у меня по нескольку лет. (Существующие указа­ния о трудности содержания свиристелей в неволе в летний пе­риод неверны.)

Примерно с мая самцы свиристелей начинают петь. Во время пения красава поднимает свой хохол и издает тихое, мелодич­ное посвистывание — «свиристит» на разные тона... Его песенка довольно приятна, но, конечно, из-за нее держать в клетке этих крупных и прожорливых птиц, съедающих приблизительно в 3 раза больше ягод, чем, скажем, дрозд, не стоит. Мне кажется, одна­ко, что чудесное оперение свиристелей, их тихий, безобидный и мирный нрав, отсутствие страха перед человеком относят их к разряду очень приятных комнатных птиц при содержании боль­ших коллекций птиц в отдельных клетках или целых обществ в вольерах.

ЖАВОРОНКИ

Жаворонки, которых в СССР насчитывается около 40 форм,— птицы открытых пространств, населяющие наши степи, полупу­стыни, луга и безлесные склоны гор и сопок. Жаворонки — птички, окрашенные в большинстве случаев в тусклые глинисто-серые цвета, с более темными спинками и с более светлой нижней стороной тела. За свое превосходное пение жаворонок является одним из любимейших птиц, которых часто содержат вклетках. Из большого количества жаворонков, населяющих нашу страну, остановим внимание на нескольких наиболее рас­пространенных или интересных своими особенностями.

Полевой жаворонокявляется птичкой, которую за ее чудес­ное весеннее пение, несущееся из бездонного голубого неба, знают, вероятно, все.

У этого жаворонка верхняя часть тела однотонная охристо-буроватая с небольшими темными полосками на стволах перьев, низ у него беловато-глинистый с черновато-бурыми пестринами на зобе и горле. Крылья и хвост темно-бурые, со светлыми каемками на наружных опахалах перьев. Полевой жаворонок со своими подвидами встречается на всей территории нашей страны от 60° с. ш. до южных границ.

Лесной жаворонок, или юла,единственный из всех предста­вителей этой группы, связанный с лесом по своему образу жизни.

Юла по своей величине примерно на одну треть меньше поле­вого жаворонка и отличается от него более темной, коричнево-охристой частью тела; на стволах перьев его темени, шеи и спины имеются широкие черные полоски. Низ тела беловатый с рыжими


щеками, горлом, зобом и грудью. Над глазами светлая полоска, которая называется птицеловами «очками». (У птицеловов суще­ствует примета, что чем больше «очки», тем лучше поет юла, но, конечно, это неверно.) Лесной жаворонок распространен в европейской части нашей страны от 60° с. ш, до Крыма, Кавка­за и Закавказья.

Белокрылый жаворонокотличается от остальных членов се­мейства своей сравнительно яркой окраской, у самцов весной преобладают ржавчато-рыжие тона. У белокрылого жаворонка верх головы, кроющие уха и надхвостье ржавчато-рыжие. Спина и плечи серые. Низ тела белый, иногда с сероватым оттенком. Большие маховые перья бурые с примесью белого цвета, малые маховые всегда белые. Хвост черновато-бурый, с белыми краями наружных рулевых. На боках, зобе и горле имеются неясные бледно-бурые пятна.

Белокрылые жаворонки распространены на гнездовье в степях Западной Сибири и Казахстана, осенью и зимой залетают к нам в европейскую часть СССР вплоть до Северного Кавказа, Воро­нежской и Ростовской областей. (В 1926 г. проф. В. Г. Гептнер и я нашли белокрылых жаворонков, гнездящихся в значитель­ном количестве в прикаспийских степях Кизлярского района Ставропольского края.)

Черный жаворонок— единственный из всех жаворонков, са­мец которых весной совершенно не имеет в своем оперении серых и бурых перьев. Цвет оперения у него сплошь угольно-черный, без всякого блеска. У черных жаворонков клюв молочно-белый, он очень эффектно оттеняет черную окраску птицы. Область обитания черного жаворонка — полупустынные, солончаковые степи Заволжья и Казахстана до Алтая на востоке. Зимами черные жаворонки залетают в степи Северного Кавказа, Дона и Туркмении.

Рогатый жаворонок, или рюм,обитает вместе с пуночкой в северной части зоны тундр Европы и Азии, а также на островах Ледовитого океана. Горные подвиды рюма населяют хребты Кавказа, Алтая, Тянь-Шаня и Казахстана. Зимой рюмы — обычные птицы для всей территории нашей страны, встречаются они в европейской части страны вплоть до Азербайджана, Гру­зии и Армении, в азиатской — до южных государственных границ.

Взрослый рюм окрашен просто, но очень нарядно. У самца спина дымчато-серая с легким розовато-винным оттенком. Лоб, горло, полоски над глазами и задняя часть щек сернисто-жел­тые; передняя часть темени, «уши», щеки, большое пятно на зобе и внизу на горле черные. Брюхо и подхвостье белые. Крылья и хвост темно-бурые. Характерным отличием рюмов являются их черные, слегка изогнутые «рога», или «уши» из узких черных перышек, находящихся с обеих сторон задней части темени.


Хохлатый жавороноквместе с полевым относится к наи­более обычным и широко распространенным птицам большин­ства областей центральной полосы Союза. Он ведет оседлый образ жизни и встречается в этих местах в течение всего года. Хохлатый жаворонок окрашен очень сходно с полевым, но не­сколько тусклее и серее его. Отличительным признаком его является заостренный хохолок из поднимающихся темно-бурых перышек, который находится на середине темени.

Все жаворонки относятся или к оседлым (черный, хохлатый, а для юга полевой), или к одним из наиболее рано прилетаю­щих наших весенних птиц. Еще в полях белеет снег, а из лазур­ной выси уже несутся вдохновенные звонкие трели жаворонков, которые, трепеща крылышками, почти неподвижно висят вне­бесной синеве или, реже, распевают свои гимны весне, сидя на каком-нибудь освободившемся от снега холмике или на весенней проталинке.

Интересно, что пробуждение весенних инстинктов, выражаю­щихся в пении, у черных жаворонков начинается очень рано. Черные жаворонки зимуют в большом количестве в степях Центрального Казахстана с их суровым зимним, резко конти­нентальным климатом. Вот небольшая выписка из моего дневника, посвященная этому вопросу: «2.Ш. 1945 г.... Температура в 8 ч утра —32°С. Дует буран с небольшим снегопадом. На шоссе (недалеко от г. Караганды) много стай черных жаворонков, в которых, как и всегда осенью и зимой, черные самцы держатся отдельно от серых самок, группируясь в одноцветные и одно­полые стаи. Несмотря на сильный мороз и буран, самцы на­чинают петь. Несколько жаворонков сидит на кучах щебня, за­готовленного для ремонта шоссе, а также на столбиках земле­устроительных знаков и мурлычут, пока еще очень несмело, свои весенние песни. Время от времени, то один, то другой из них, а то и по нескольку одновременно, поднимаются вверх и, ко­леблемые порывами ветра, летают кругами, сильно взмахивая крыльями, «токующим полетом» над своими товарищами, опять-таки распевая свои трели. Кажется, что им нет никакого дела до тридцатиградусного мороза, ни до пронизывающего насквозь бурана».

Ловят жаворонка ранней весной на специальных «жаворо-ночьих» точках, устраиваемых на весенних проталинках, при помощи лучков и тайников. Пойманные жаворонки в первые дни неволи довольно сильно бьются в клетках, но очень скоро, по­мещенные в клетки с мягким верхом (которые подвешивают в комнатах повыше), начинают петь. Песня жаворонков, зву­чащая вначале вполголоса, постепенно усиливается, птичка на­чинает ее петь все громче и громче, и обыкновенно к концу первого месяца пребывания в неволе «удачный» жаворонок гремит полным голосом.


«По охоте юла занимает второе место после соловья и при­знана лучшим певцом из всех жаворонков,— пишет И. К. Шамов но, прибавляет он,— кажется, спорно еще, кому отдать преиму­щество: юле или полевому жаворонку. Правда, россыпь и сту­котня юлы замечательны... но и россыпи полевого жаворонка и его свисты тоже не оставляют желать лучшего». И, конечно, среди всех певчих птиц, которых содержат в клетках, пение жаворонков — юлы, полевого и джурбая — является одним из самых мелодичных и музыкальных, оно звучит почти непре­рывно, с большим воодушевлением и страстью. Пение рюмов, белокрылых и хохлатых жаворонков, несколько напоминая по своему складу и звучанию песню полевого, значительно беднее ее. В песнях этих жаворонков много щебечущих звуков, пони­жающих звучность мелодии, и гораздо меньше замечательных жавороночьих переливов — той «стукотни и россыпи», о которых говорит И. К. Шамов.

Жаворонки, которые привыкли к клетке и которых обеспе­чивают соответствующими кормами и оберегают от очень вред­ных для этих птиц испугов, легко проживают у нас дома по нескольку лет (до 10—12). Ежегодно начиная с января и вплоть до июля они распевают свои бодрые и жизнерадостные трели.

В сущности, описанием жаворонков и исчерпывается список всех наиболее обычных певчих птиц нашей Родины, которых держат в клетках. Но так как, кроме настоящих певчих птиц, у нас дома держат вместе с ними и несколько видов птиц, не относящихся к собственно певчим, то скажем немного и о них. Этих птиц всего три вида.

ПЕРЕПЕЛ

Первое место среди непевчих птиц, которых содержат в клет­ках, безусловно принадлежит самому маленькому из отряда ку­риных — перепелу, или перепелке. Перепела держат у нас дома так же часто, как и самых лучших певцов, из-за крика или боя, как называют крик перепела охотники.

Полагаю, что описывать перепела подробно не нужно, ве­роятно, его знает большинство. Перепел величиной со скворца, но кажется несколько меньше, из-за своего коротенького хво­стика. Верхняя часть тела у него темного глинистого цвета с черными, светло-бурыми и светлыми пестринами и полосками и с очень изящным струйчатым узором. Нижняя сторона тела бледно-охристая. У самца на горле черное или темно-рыжее пятно, у самки пятна нет. Кроме того, у самки зоб и верхняя часть грудки покрыта черно-бурыми мелкими пятнами. У самца этих пятен нет, а зоб и грудь ровного коричнево-охристого цвета.

Распространены перепела по всей территории СССР от 65° с. ш. до южных границ. На Дальнем Востоке обыкновенный перепел


заменен очень похожим на него по окраске немым перепелом. Прилетают к нам перепела со своих зимовий в Северной Аф­рике сравнительно поздно — тогда, когда трава поднимается до­статочно высоко и птица может скрыться в ней. Спустя не­сколько дней после прилета, сперва только на утренних и ве­черних зорях, а затем и круглые сутки, в местах, где дер­жатся перепела, можно слышать бой самцов.

Перепелов держат в нашей стране всюду, но особенно много любителей перепелов в среднеазиатских республиках. Подъезжая к какому-нибудь кишлаку в Узбекистане, еще за километр, а то и за полтора до него слышишь «бой» многочисленных пе­репелов, несущийся со стороны поселка. В каждом дворе, у каж­дого дома, .на высоких шестах висят маленькие круглые и че­тырехугольные клетки с верхом из веревочной сетки, в которых, не переставая, кричат перепела. Любители перепелиного крика — «охотники на перепелов» — весьма прихотливы в своих своеоб­разных требованиях к качеству и достоинствам перепелиного «боя». Лучшие криковые перепела являются редкими.

Интересное перечисление требований, которым должен отве­чать крик «охотничьего» перепела, мы находим в описании этого рода охоты у проф. М. А. Мензбира. «Голос перепелов по-охот­ничьи разделяется на ваваканье, или мамаканье, и на крик. Бывают такие перепела, которые никогда не кричат, а только мамачут, и у охотников называются «мамаками». Крик перепе­лов состоит из трех особых колен: «подъема, проволочки и от­лива». У огромного большинства, т. е. у плохих перепелов, все колена крика... сливаются в один поспешный, несколько свистящий удар, который можно передать звуками вроде: «фвать-вальват», или «фвить-фвить-фвить!». Такие перепела называются «чистохва-тами» или «частохватами»... Дорогой перепел еще может кричать громко, хотя это не составляет в нем особого достоинства, но делать много ударов за один прием он решительно не может... Отлично хороший перепел часто делает только один удар... Хорошие перепела бывают и «с хрипью» и «без хрипи», но очень хоро­шие имеют всегда самую полную, самую глухую «хрипь»».

Ловят перепелов весной после прилета и вплоть до начала июня различными способами; обычным является ловля их сетью на дудку («байку») или на самку. Наиболее добычливой эта ловля бывает в июне, когда самки перепелов сядут на яйца. Перепелиная сеть плетется из прочных тонких суровых ниток крупными ячейками, обычный размер ее площади 2x3 метра (могут быть сети и гораздо больших размеров). Расставлять сети надо где-нибудь на лугу, где кричат перепела. Охотник ложится шагах в трех сзади сети и вабит в дудку, подражая голосу самки. Перепела-самцы, услышав призывный крик «сво­бодных» подруг, бегут (иногда и летят) с мамаканьем и прямо на голос самки. Они забегают под сеть и, вспугнутые охотни-


ком, взлетают и запутываются в ней. Дудочка должна быть хо­рошей, и звуки, извлекаемые из нее, должны быть тождественны со свистами самок (часто дудочки, имеющиеся в продаже, этим требованиям не отвечают и настоящие ловцы изготовляют байки сами).

Охотник должен обладать музыкальным слухом и уметь вабить, не фальшивя. Малейшая фальшь сейчас же обращает на себя внимание бегущего перепела, останавливает и отпугивает его. Пойманным перепелам подвязывают крылья и рассаживают их поодиночке в клетки. Перепела ведут себя очень спокойно при помещении их в большие клетки и вольеры, на дне ко­торых положены снопы колосьев, охапки сена, связанные пучками, или посажены небольшие кустики. Они могут доставить много удовольствия при наблюдении за их жизнью.

ВОЛНИСТЫЕ ПОПУГАЙЧИКИ

Приручение волнистых попугайчиков и полное одомашнивание их произошло только в течение последнего столетия. Родина волнистых попугайчиков — Центральная Австралия, где эти птички огромными стаями населяют равнины, поросшие травой, питаясь семенами местных злаков.

Дикие волнистые попугайчики окрашены совершенно одина­ково с домашними, так называемыми зелеными. Преобладающим является великолепный травянисто-зеленый цвет, в который окрашена вся нижняя сторона тела и надхвостье. Лоб, темя, передние бока головы и горло серно-желтые. На горле, подни­маясь на щеки, имеются каплевидные синие пятнышки. Область ушей, задняя часть шеи и плечи зеленовато-желтые, каждое перо на этих частях тела имеет четыре поперечные узенькие полоски черного цвета, отчего рисунок оперения приобретает волнистый характер. Крылья и длинный ступенчатый хвост с сильно удли­ненными средними рулевыми — темно-зеленого и тускло-синего цвета. На рулевых перьях широкие желтые каемки на концах. Лапы у диких попугайчиков голубовато-зеленые, у домашнего — бело-розовые.

От зеленых попугайчиков в клетках выведены еще четыре разновидности, именуемые цветными. Распределение окраски в оперении этих цветных волнистых попугайчиков часто такое же, как и у зеленых, но зеленый и желто-зеленый цвет заме­нен синим, голубым и т. д.

Волнистые попугайчики величиной с обыкновенного воробья, но кажутся несколько крупнее его, благодаря своему длинному хвосту. Они удивительно изящные, грациозные и ловкие птицы, одно наблюдение за которыми доставляет человеку большое на­слаждение. Полет попугайчиков очень быстр и несколько напо­минает полет сокола, они превосходно лазают по ветвям дере-


вьев и по стенкам своих клеток и вольер, пользуясь лапами и клювом, хорошо бегают по земле мелкими, короткими шажка­ми, забавно семеня своими коротенькими лапками.

Волнистые попугайчики прекрасно себя чувствуют в клетке. Им можно давать совершенно однообразный корм, состоящий из различных зерен (проса, канареечного семени, овса), с при­бавлением (что является для них абсолютно необходимым) свежей зелени и веток, кору которых они с удовольствием поедают. Будучи в настоящее время совершенно домашними птицами, вол­нистые попугайчики всегда при предоставлении им надлежащих условий размножаются в клетках.

Разводить этих попугайчиков у нас дома можно в больших вольерах (или в специально отведенных для этой цели отдель­ных комнатах), а также и в обыкновенных садках средней ве­личины. В вольеры и комнаты можно пускать по нескольку пар волнистых попугайчиков, в садки не более как по одной паре, так как в небольших помещениях самки во время постройки гнезда отчаянно дерутся между собой, и их драки могут заканчи­ваться даже гибелью одной из дерущихся птиц.

Для устройства гнезд волнистым попугайчикам подвешивают на стенки помещения деревянные ящики с небольшим летным отверстием (типа синичниц или небольших скворечниц). Лучше, если на дне гнездового ящичка выдолбить небольшой лоточек. Никакого строительного материала, кроме небольшого количе­ства древесных опилок, насыпаемых на дно гнездового ящика, попугайчикам давать не нужно — все равно все, что будет по­ложено в гнездо, самка выбросит оттуда.

Яйца у волнистых попугайчиков матово-белого цвета и пра­вильной овальной формы, в полной кладке их бывает от 3 до 12, но чаще всего 6—8. Самка после откладки первого яйца несет следующее регулярно через день. Начинает она обычно насиживание после снесения второго яйца. Поэтому выход птен­цов из яиц (насиживание продолжается от 18 до 20 дней) очень растягивается, и последние птенчики появляются часто тогда, когда старшие уже достаточно подросли.

В первое время птенцов, совершенно голых и беспомощных, кормит одна самка, позднее участие в этом начинает принимать и самец. Птенцы попугайчиков растут очень медленно и опе­ряются только к концу первого месяца после выхода из яиц. Они не вылетают из гнезда еще недели две, так что в общей сложности от откладки яиц до вылета молодых из гнезда про­ходит около двух месяцев.

На своей родине, в Австралии, волнистые попугайчики гнез­дятся в весенние месяцы (приходящиеся в Южном полушарии на период нашей осени), в домашних условиях у нас — в те­чение круглого года. (В Московском зоопарке их пускают в гнездо­вые помещения в октябре.)


Я держал и держу у себя постоянно по нескольку пар вол­нистых попугайчиков, доставляющих мне много радости своей чудесной внешностью, приятным, неумолчным щебетанием, гра­циозными движениями в клетках, спокойным и мирным нравом. Много раз у меня попугайчики откладывали яйца и выводили птенцов. Необходимо отметить, однако, что не всегда этот про­цесс оканчивался удачно — часто маленькие попугайчики, только что вылетевшие из своих гнезд, гибли из-за развивающегося у них рахита.

Это объясняется тем обстоятельством, что при условиях со­держания очень большого количества самых разнообразных птиц в моей птичьей лаборатории я не могу предоставить волнистым попугайчикам достаточно светлых, освещенных солнцем поме­щений и не могу снабжать всех своих птиц полноценными ви­таминозными кормами.

ЕГИПЕТСКИЕ ГОРЛИЦЫ

Египетская горлица, или смеющаяся горлица, величиной с обыкновенную горлинку. Окрашена она в однообразный розовато-буланый цвет, верхняя часть тела у горлицы имеет более тем­ный, коричнево-глинистый оттенок и более светлый на голове, шее и брюшке. Крылья у нее черноватые, на шее находится «полуошейник» — кольцо (из черных перьев), прерывающееся спереди. Оба пола окрашены совершенно одинаково.

Дикая смеющаяся горлица населяет в большом количестве разбросанные в степях леса Северо-Восточной Африки и Запад­ной Индии. По словам А. Брема, «при путешествии у юго-за­падного берега Красного моря, или по одной из степей внутри страны, смех и воркованье этих горлиц слышится чуть ли не с каждого куста...»



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.