Сделай Сам Свою Работу на 5

Особенности современных транснациональных акторов и их взаимодействия

Важнейшая особенность новых ТНА заключается в их очень большой разнородности. Надо сказать, что государства также являются неоднородными. Они прежде всего имеют различный военно-политический и экономический потенциал. Однако, хотя бы отчасти, такая неоднородность государств преодолевается в рамках международного права, где понятие суверенитета является ключевым. Из идеи суверенитета вытекает важнейший принцип международного права - принцип суверенного равенства государств, равенства независимо от их размеров, мощи и т.п.

Для новых ТНА не существует такого параметра, который бы их «уравнивал». Экономический показатель - ведущий для ТНК, ТНБ. В то же время другие акторы, обладая значительно меньшими экономическими и финансовыми возможностями, оказываются политически влиятельными за счет владения информацией или наличия определенных знаний и умений, доверия населения и т.п. (например, НПО). Наконец, третья группа акторов, в частности внутригосударственные регионы, используют возможности того, что на небольшой территории происходит концентрация образовательных, научных, финансовых и других структур, в результате чего образуются «межсетевые узлы», открывающие для них новые возможности и являющиеся своеобразными «воротами» в глобальный мир «пост-Вестфальской» эпохи. Такими территориями являются, например, Нью-Йорк, Лондон, Токио, Вашингтон и его окрестности, Южная Калифорния, Майами, Ванкувер и др. [Ворота в глобальную экономику 2001]. Именно эти территории начинают развиваться крайне динамично.

Новые ТНА различаются и по структурной организации, которая очень важна для понимания того, как принимается решение, а значит, и того, как ведет себя тот или иной актор. Если для государств всегда характерна так называемая «вертикаль власти», то для негосударственных участников Т. Риссе определяет два возможных варианта внутренней организации - иерархический (образованный по тому же принципу, что и государства) и сетевой [Risse 2002: 255–274].

Новые транснациональные акторы очень разнообразны по своим целям. Их усилия могут быть направлены как на создание какого-либо продукта (причем, этот продукт также весьма различен - товар, услуги, знания, новые связи и отношения и т.д.), так и на разрушение имеющегося (ряд антиглобалистских движений, террористические организации).



Цели новых ТНА различаются и по временному параметру. Если государства обычно действуют, исходя из того, что они «существуют вечно» (т.е. для них нет ограничения по времени), то другие акторы могут изначально ставить себе «пределы существования». Так, при строительстве финансовых пирамид их создателям очевидно, что сроки жизнедеятельности такого рода предприятий имеют границы. В связи c этим встает вопрос об ответственности (политической, правовой, моральной) негосударственных акторов за свою деятельность. Некоторые исследователи, в частности И.И. Кузнецов, подчеркивают, что негосударственные акторы не всегда осознают эту ответственность в полной мере, выступая на мировой арене как участники с ограниченной ответственностью [Кузнецов 1999: 122–126]. С такими участниками сложно выстраивать длительные отношения, поскольку не очевидно, что принятые обязательства будут выполнены. И в то же время краткосрочное взаимодействие с ними может быть очень привлекательным.

Ресурсы, которыми располагают современные участники мировой политики, также неодинаковы. Среди них - политический голос государства при принятии решений в ООН, финансовые возможности ТНК, доверие общественного мнения определенным неправительственным организациям. Ресурсы такого рода сложно сопоставимы, а значит, и последствия их различных сочетаний оказываются трудно просчитываемыми.

В эпоху классической государственно-центристской системы мира взаимодействие на мировой арене не было простым и случайным, как это может представляться, если в буквальном смысле понимать метафору А. Уолферса, согласно которой государства на мировой арене сталкиваются подобно бильярдным шарам. Государства всегда образовывали коалиции, союзы, блоки и т.п. и тем самым упорядочивали свои взаимоотношения. Поэтому, если и использовать метафору бильярдных шаров, то лишь для того, чтобы подчеркнуть: акции участников влекут за собой целую цепь событий, просчитать конечный итог которых практически невозможно. Еще сложнее осуществить такой подсчет в современных условиях, когда результаты действий на мировой арене становятся на несколько порядков менее очевидными.

В целом, деятельность современных транснациональных акторов явилась серьезным вызовом государствам и государственно-центристской системе мира. Однако отношения, которые складываются между традиционными и новыми участниками на мировой арене, далеко не однозначны.

Часто можно наблюдать сотрудничество государств и новых транснациональных акторов. Например, при урегулировании внутриполитических конфликтов привлекаются международные неправительственные организации, бизнес-структуры. Здесь интересы многих участников нередко совпадают. Так, государства могут быть заинтересованы в снижении напряженности в конфликтной точке, поскольку конфликт угрожает перекинуться и на их территорию. В свою очередь, для бизнеса конфликтная область - препятствие для ведения дел, зона нарушения транспортных коммуникаций, повышение политических рисков на близлежащих территориях. Для ряда НПО урегулирование конфликта отвечает их уставным документам. Разумеется, одновременно могут существовать бизнес-структуры, группы интересов в государстве и т.д., для которых развитие конфликта, напротив, является выгодным. Тем не менее, при доминировании заинтересованных в урегулировании конфликта участников сотрудничество во многом строится на том, что разные акторы обладают неодинаковыми преимуществами. Например, НПО в ряде случаев оказываются более гибкими и менее бюрократизированными структурами, чем государственные. В отличие от официальных посредников НПО в большей степени ориентированы на работу с массами [Natsios 1997: 337–361] и порой получают информацию, которой не имеется у официальных посредников, представляющих государства и межправительственные организации. Одновременно слабой стороной НПО оказывается то, что, функционируя на уровне отдельных общин, они нередко с трудом схватывают целостную картину конфликта. Официальная дипломатия государств и МПО действует в данном случае эффективнее. В результате происходит развитие не только многосторонней дипломатии (multilateral diplomacy), подразумевающей включение более двух государств в решение проблемы, но и многоуровневой дипломатии (multilevel diplomacy), предполагающей взаимодействие различных государственных и негосударственных акторов.

При взаимодействии на мировой арене государства используют новые ТНА для получения информации, дополнительных финансовых средств (например, через «гибридные образования») и т.п. В свою очередь и ТНА через государственные структуры лоббируют свои интересы.

В ряде случаев для решения отдельных задач государства создают или участвуют в создании тех или иных ТНА. Возможно, что сначала неправительственная организация создается при поддержке своего или внешнего государства без намерений сделать ее транснациональным актором. При этом создатели исходят из того, что она непременно будет «ручной». Однако образованная ими организация способна впоследствии не только выйти из-под контроля своих же «родителей», но и направить усилия против них. Один из примеров такого разворота - Аль-Каида. При менее драматичном варианте государство, к примеру, может столкнуться с межправительственной организацией, учредителем которой она являлась.

Не менее очевидны и различные варианты конфронтации государств и новых ТНА, столкновение их интересов, а также противоречия в интересах между последними. ТНК могут быть заинтересованы в строительстве того или иного производства, в то время как экологические НПО яростно выступать против. Кстати, экология - эта сфера, на примере которой особенно четко прослеживается переплетение интересов различных акторов - государств (в том числе групп интересов внутри государства), корпораций, НПО и др.

Сложность взаимодействия государств с ТНА не исчерпывается лишь принципом, сформулированным М. Николсоном: чем меньше количество участников политической игры на мировой арене и чем более они однородны, тем более предсказуемы оказываются их действия и последствия этих действий. Дело не только в том, что акторов на мировой арене слишком много и что они чересчур разнородны, но и в том, что они разнородны по многим параметрам, подвержены внутренним изменениям, находятся во множестве отношений и типов взаимодействия друг с другом. С учетом феномена «сжатия времени» в современных условиях все эти процессы оказываются не только сложно прогнозируемыми или просчитываемыми, но иногда и с трудом отслеживаемыми.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.