Сделай Сам Свою Работу на 5

КУЛЬТУРА ЧЕЛОВЕКА И КУЛЬТУРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Щеглова Л. В., Шипулина Н. Б., Саенко Н. Р.

Культурология: единство и многообразие форм культуры. Учеб. пособие / Л. В. Щеглова, Н. Б. Шипулина, Н. Р. Саенко. — Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2009. — 197 с.

 

ISBN 978-5-88234-998-0

 

Учебное пособие представляет собой базовую часть учебно-методического комплекса по культурологии, направленную на методическую помощь в самостоятельной работе студентов. Оно содержит краткое изложение лекционного курса, списки литературы, рекомендованной для самостоятельного изучения тем и разделов курса, вопросы, задания для самостоятельной работы студентов, терминологический словарь, список примерных тем письменных творче­ских работ, а также хрестоматию.

Адресовано студентам педагогических вузов всех специально­стей дневной и заочной форм обучения, изучающим курс «Культурология».

 

ББК 63.5я73

© Л. В. Щеглова, Н. Б. Шипулина,

Н. Р. Саенко, 2008

СОДЕРЖАНИЕ

Введение........................................................................................................................ 4

Раздел 1. Культура человека и культура человечества.......................................... 11

Культура и цивилизация................................................................................ 16

Этнос, народ, нация как субъекты культуротворчества............................. 23

Проблема субкультур.................................................................................... 34

Раздел 2. Менталитет, картина мира и национальный характер............................. 42

Язык как основа национальной культуры................................................... 46

Национально-культурные особенности невербальной
коммуникации................................................................................................ 54

Этнокультурная идентификация и стереотипизация................................... 63

Когнитивные и социальные функции культурных стереотипов................. 71

Раздел 3. Единство и многообразие культур........................................................... 83

Восток — Запад как первичная типология культур.................................... 91

Онтологические противоречия русской ментальности............................. 100

Культура XX века и современность........................................................... 112

Терминологический словарь.................................................................................... 125



Темы самостоятельных письменных работ............................................................ 141

Вопросы и задания для самостоятельной работы.................................................. 143

Хрестоматия.............................................................................................................. 150

 


 

ВВЕДЕНИЕ

Современную философию культуры отличают концептуальный плюрализм и методологический эклектизм, т. е. нет единой общепринятой теории культуры. Для каждого, кто занимается познанием культурных феноменов, существует возможность выбора исходных оснований, которые присущим только им способом выделяют специфику существования человека в мире.

Культуротворческая или смыслообразующая деятельность человека организует многообразие жизни в форме оригинальных культурных миров, каждый из которых представляет собственный порядок идей и образов. Современный культуролог, исследующий морфологию культуры, непременно ищет системообразующий принцип ее построения, который может быть определен только в сравнении культур на пространственно-временной шкале.

Важное значение в актуализации и развитии культурологии и этнологии имеет усложнение культурной реальности: в последние десятилетия в мире значительно обострились этническая ситуация и межэтнические отношения, массовизация всех сфер культуры подавляет духовный рост личности, глобализацию признают трагедией, а общее смысловое пространство человеческой культуры «загрязнено переизбытком знаков».

Культура — имманентное свойство человеческого бытия, т. е. неразрывно соединенное с ним, внутренне ему присущее. Везде, где есть человек, его душа, свойственное ему стремление осмысливать мир, творится человеческая культура. Она проявляется во всем, что им создано и создается, в различных вещах, отношениях, поступках, словах и идеях.

Существуют представления о культуре личной, культуре определенного общества в определенный момент времени, общечеловеческой культуре, о культуре разных народов и разных эпох. Когда речь идет, например, о национальной культуре, то обычно подразумевают единство языка, религиозных и нравственных представлений, обычаев, традиций и бытовых привычек, специфических тенденций в хозяйствовании, государственном и законодательном устройстве и в способах оригинального самовыражения во всех областях искусства.

Придает же единство этим различным явлениям народной жизни — национальное сознание, психосклад, особенности мировосприятия. В этом смысле область культуры — это область духовной жизни, в которой каждый предмет одухотворен, осмыслен человеком. Даже сферы сугубо материального производства находятся в зависимости от человеческого целеполагания, а значит, от мира идей, представлений, установок, символов и переживаний реальности.

Вообще всякая человеческая связь с миром и есть культура. Поэтому она часто определяется через понятие «деятельности» в качестве специфической человеческой деятельности. Но если культура связывает человека с миром, ей не принадлежащим, миром природным, то тогда ясно, почему культуру определяют также как вторую окружающую среду, созданную человеком. Дейст­вительно, человек свою жизнедеятельность творит, он способен что-то радикально в этом мире менять.

В любом словаре можно прочесть одно из многочисленных определений культуры: к настоящему времени их насчитывается свыше четырехсот. Но как бы ни определяли культуру: через понятие человеческой деятельности, или как совокупность ценно­стей, созданных человечеством, или семиотически — как систему выработки и хранения информации, во всех случаях подразумевается, что культура — это мир, созданный человеком, обработанный им. Это соответствует этимологии слова, буквально означающего «возделывание», «воспитание», «образование», «развитие», «почитание». Культура в общем смысле — это развитие жизнедеятельности человека в отличие от жизнедеятельности животного. Всё, что выделяет его из биологического мира, лежит в плоскости культуры: социальность, язык, нравственность, способность к творчеству и передаче духовных ценностей, т. е. собственно историческая память.

Человек, родившись, приходит в уже очеловеченный мир. Он сразу попадает в русло определенной жизненной традиции своего племени, позднее своего сословия и своего народа. Он усваивает ее, становясь носителем определенной культуры, расширяет и изменяет опытом своей творческой деятельности, передает следующим поколениям.

Таким образом, человек живет не только в определенной биосфере, но и с момента появления своего на свет оказывается в сфере, созданной предшествующими поколениями людей. Академик Д. С. Лихачев назвал ее в свое время «гомосферой» — человекоокружением. В этой гомосфере огромную роль играют язык и литература, задающие некоторый эталон нравственных и эстетических представлений. Поэтому когда говорят о явлениях культуры, о культурных ценностях, то чаще всего возникают именно литературные ассоциации. В действительности, конечно, любой текст — явление культуры, любой язык также явление культуры, в том числе искусственные, вплоть до универсального языка математики. Многие культурологи считают язык прообразом всех остальных культурных форм.

Мир культуры не менее разнообразен и богат, чем мир природы. Ведь Земля была домом миллиардов людей, живших до нас. Их духовное напряжение не исчезло, оно сохранилось в культуре в виде бесчисленных материальных следов, при помощи которых мы воспроизводим сделанные ими открытия. Культурные памятники очень разнообразны — это картины, здания, редкие языки, фольклор, этнографические ценности, местные обычаи.

Как видим, класс явлений, относимых к понятию культуры, безграничен. Практически каждый процесс или продукт человеческой деятельности имеет свой культурный аспект, поскольку культура характеризует особенности поведения, сознания и деятельности людей во всех сферах общественной жизни. Принято говорить о культуре труда, быта, художественной культуре, политической культуре и т. д. При этом часто подразумевается некий достигнутый уровень, т. е. некоторое представление о том, что является культурным, а что — нет.

Развитие любой культуры во времени является естественным процессом в том смысле, что подобно развитию живого организма система культуры очень слабо подвержена влиянию человеческой субъективности. Она не выносит произвольного конструирования. Культуре присуще мощное консервативное начало, утверждающее преемственность между поколениями, обращенность к прошлому. Обрывы постепенности в культурном развитии недаром называют историческими катастрофами. Перерыв в культурной традиции не бывает явлением всецело прогрессивным, т. к. имеет своими последствиями деградацию целого ряда сторон культуры. Всё в культуре требует долгого и бережного возделывания, выращивания, ухода и сохранения. Традиция жива лишь непрерывными усилиями людей, эту традицию воспроизводящих или сохраняющих память о ней. Насильственное разрушение того, что может показаться устаревшим, подобно сдиранию верхнего культурного слоя почвы, обнажает лишь нижележащие слои, не давая тем самым вырасти и развернуться всем потенциальным возможностям настоящего.

Подлинное новаторство часто является усвоением предшествующей традиции. Оно связано с творческим началом в культуре, созидающим новые ценности, расширяющим возможности человека. Однако новое часто отменяет и вытесняет старое. Поэтому культура не может развиваться без потерь.

Обогащение культуры идет главным образом по пути взаимосвязи и преемственности культур разных народов, как в прошлом, так и в настоящем. Самосознание национальной культуры возможно только в диалоге с другими национальными культурами. Все партнеры культурного диалога взаимно дополняют, обогащают друг друга, имея разные исторические судьбы, способствуют многокрасочности мира. Замкнувшись и отгородившись от мира, культура застаивается и гибнет, не имея возможности для нормального развития.

Культура — это система, все элементы которой теснейшим образом связаны между собой. Культура хозяйственная зависит от культуры интеллектуальной, технической, научной, которые связаны с культурой политической, бытовой, художественной и т. п. Одни и те же закономерности выражаются в развитии политических форм и моральных представлений, в искусстве и философии, в языке и способах коммуникации. Характер культурных стандартов на глубинном уровне общественной жизни обеспечивает эту взаимосвязь, это единство форм, придающее всякой культуре её уникальность.

При таком широком взгляде на культуру она сливается в ретроспективе с историческим процессом, а взятая синхронно — с состоянием общества в данный момент. Для того чтобы выделить собственно культурный смысл в истории и в социуме, обращаются к определению культуры как совокупности созданных человеком ценностей. В мире культуры все идеальные и материальные объекты так или иначе освоены человеком, т. е. для людей все многообразие явлений мира может оцениваться с точки зрения добра и зла, истины и лжи, красоты и безобразия, допустимого и запретного, справедливого и несправедливого, полезного и вредного. Сами внутренние критерии, на основании которых даётся оценка внешним явлениям, выступают в сознании человека в качестве так называемых убеждений, или «субъектных ценностей». Это установки и привычные оценки, императивы и запреты, цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений. Во внутреннем мире личности все это выступает как ценностные ориентации.

Ценностное понимание культуры может быть связано с более широким представлением о ней как о смыслополагающей деятельности человека. В каждом своем проявлении человек осознанно или непроизвольно вскрывает и утверждает смысл человеческой жизни в соотнесенности его со смыслом сущего. В придании смысла вещам и состоит культурная деятельность человека.

Но значительно чаще понимание культуры как совокупности ценностей связывается с позитивным, лучшим в человеческой деятельности. В таком случае о культуре судят по её величайшим достижениям. В ряде концепций речь идет о высших ценностях, о том, что священно. Так, например, Н. Бердяев писал, что культура родилась из культа, истоки её сакральны. В свой органиче­ский период культура была связана с жизнью религиозной. Действительно, религия, утверждая представления о высшем, абсолютном, обосновывая нравственность, пронизывает человече­скую жизнь почитанием, необходимым для бытия культуры. «Благородство всякой истинной культуры определяется тем, что культура есть культ предков, почитание могил и памятников, связь сынов и отцов. Культура всегда гордится древностью».

Ключевым моментом для существования культуры являются не отдельные достижения, а её устойчивость. Она связана с процессом передачи культуры от поколения к поколению, от человека к человеку, от одной социальной группы к другой. Это значит, что стержнем культуры является процесс образования. В современном общественном мнении система образования выступает лишь в качестве части культуры, причем части не очень значительной. Но такое положение объясняется скорее тем, что образование понимается как достаточно специализированная деятельность, нежели действительным, сущностным соотношением образования и культуры.

Дело в том, что культуру можно понимать в качестве процесса «окультуривания» «природного» (вновь рожденного, биологического) человека, каковым, собственно, любой человек появляется на свет, и «окультуривания» его предметного мира, т. к. уже готовый предметный мир, т. е. искусственная среда обитания человека цивилизованного, абсолютно безгласен, мертв для человека биологического. Человек должен стать культурным, чтобы увидеть культурное содержание, значение и назначение окружающих предметов, которые изготовлены (или подготовлены для него) предыдущим историческим развитием человечества. Если представить себе ситуацию, при которой хотя бы однажды культурное наследие не передается новому поколению людей, то мы сразу же будем иметь случайную ассоциацию биологических индивидов, не владеющих даже языком, среди совершенно бесполезных и бессмысленных для них предметов. Вот в этом конкретном отношении мы можем считать, что культура — это то, что составляет содержание широко понятого образования. На этом уровне переносится основной слой культуры, гумус. Но трансляция этого уровня культуры обычно вообще не воспринимается как образование, совершенно не входит в понятие образования.

Образование же в собственном смысле слова начинается обычно там, где есть «приращение культурности» или выход человека за пределы непосредственной прагматичности, когда человек ориентируется на высший смысл, а не на практическую полезность. Но в современном развитом обществе за пределами прагматичности или любой специализированности образования, за пределами обучения специальностям находится лишь внесение «света разума» в обыкновенное человеческое бытование. Недаром широко распространено остроумное замечание о том, что образование — это то, что останется, когда все выученное уже забудется. Образование в широком смысле — это не обучение чему-то, что превосходит непосредственно полезное, но переделка самой структуры личности. Сущность образования ярко выражена Н. В. Гоголем: «Просветить не значит научить, или наставить, или преобразовать... но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь» (Гоголь, Н. В. Вы­бранные места из переписки с друзьями / Н. В. Гоголь // Полн. собр. соч. М., 1952. Т. 8. С. 285). Такое образование и понимается как овладение определенной культурой, а выступает оно по преимуществу в виде образования гуманитарного, относящегося непо­средственно к духовному миру человека.

Таким образом, культура в самом широком смысле слова понимается как всякая практическая связь человека с миром. В её плоскости заключены все явления духовной жизни, в которой каждый предмет одухотворён, осмыслен человеком, и даже области сугубо материального производства находятся в зависимо­сти от человеческого целеполагания, а значит, от мира идей, представлений, установок, символов и переживаний реальности. Сущностью культуры является человек и его смысло- и целеполага­ющая деятельность, в которой он неизбежно стремится реализовать две фундаментальные потребности: упорядочить своё сущест­вование и сделать его значимым. Именно в развёртывании этих двух основополагающих целей человек во всякую свою деятельность включает структурирование природной реальности и своего в ней бытия, а также наделение смыслом внешнего мира и своего внутреннего. Человек всегда вынужден выяснять смысл своего существования и доказывать его. Именно поэтому он в каждой из форм своей деятельности испытывает необходимость построения своего «идеального мира», культурного космоса в отличие от мира природного.

 

 

Литература

Кассирер, Э. Опыт о человеке: введение в философию человеческой культуры / Э. Кассирер // Проблема человека в западной философии. М., 1988.

Культурология. ХХ век. Энциклопедия. СПб., 1998 (статьи: Культурология, Философия культуры, Культура, Категории культурологии, Природа и культура, Культурогенез, Традиции, Инновации).

Левит, С. Я. Культурология как интегративная область знания / С. Я. Левит // Культурология. ХХ век. Антология. М., 1995. С. 654—657.

Методическое пособие для студентов, изучающих курсы истории и теории мировой культуры / сост. Л. В. Щеглова. Волгоград, 1992.

 


Раздел 1

КУЛЬТУРА ЧЕЛОВЕКА И КУЛЬТУРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Под культурой в широком смысле понимается все постоянно создаваемое, преобразуемое или переосмысливаемое человеком. Создавая предметный мир культуры, человек одновременно творит себя. Поэтому отделить человека от культуры невозможно, «человек обременен своей культурой, он сросшийся носитель её». Культура не является по отношению к человеку чем-то внешним, она важнейший фактор его собственного сознания, который не позволяет человеку соприкасаться непосредственно с природой и физической реальностью. «По сравнению с другими животными человек живет не просто в более широкой реальности — он живет как бы в новом измерении реальности» (Кассирер, Э. Опыт о человеке: введение в философию человеческой культуры / Э. Кассирер // Проблема человека в западной философии. М., 1988. С. 28).

Вопрос о выделении человека из природы весьма неоднозначен. Для европейской культуры последних двух столетий, например, характерен культ человека — покорителя стихий, открывателя тайн природы, что вообще типично для времени победного развития капитализма и научно-технического прогресса. Познавательная деятельность человека практически отождествлялась с покорением им сил природы. Но уже с середины ХХ в. становится ясна несостоятельность восприятия человеком природы только как объекта познания и воздействия. Речь пошла о природе как о среде обитания и выживания, технократический подход обнаружил свою уязвимость, между тем как человечество оказалось на грани экологической катастрофы. В силу этого о разрыве между человеком и природой все чаще стали говорить в отрицательном смысле, т. е. так, словно у человека был изначально выбор: становиться на путь научно-технического прогресса или отказаться от него. Как известно, призыв «Назад к природе!» прозвучал в Европе еще в XVIII в. и принадлежал философу Ж.-Ж. Руссо, который считал возможным избавиться от пороков цивилизации путем восстановления первобытной гармонии человека с природой. Способность человека мыслить Руссо не считал благом для него. «Размышляющий человек, — писал он, — просто испорченное животное». И хотя идеи Руссо становились на некоторое время в разных местах довольно популярными, тем не менее они критикуемы. И прежде всего практической невозможностью для всего человечества вернуться назад, к доисторическому, дотехническому состоянию единства человека и природы. Человек, конечно, часть природы, но если он однажды порвал с ней, он не может вернуться к ней путем всезапрета и «великого отказа». Человек может идти только вперед, развивая свой разум, находя новую — человеческую — гармонию вместо гармонии, существовавшей до возникновения человека, которая безвозвратно потеряна.

В мире природы человек несвободен. Он жестко детерминирован своей биологической организацией, он не может избежать ни одного из тех явлений, которым подвержено всё живое, — боли, старения, смерти. В сфере духа, в сфере культуры человек свободен: он раздвигает пространственно-временные рамки, может стремиться расширить опыт индивида до опыта рода, благодаря игре воображения он обогащает мир безгранично. Здесь он может победить смерть, обретая все формы символического бессмертия: либо, оставаясь в памяти, в сознании людей, он сохраняет свое бытие в сфере духовной; либо он обретает символическое бессмертие в таинствах религии. Человек обладает свободой воли, т. е. может выбирать между добром и злом, он может судить о прекрасном и абсолютном. В сфере духа человек проявляет и манифестирует себя как существо творящее, свободно реализующее свои сущностные силы.

Мир культуры тотален. Он пронизывает и трансформирует биологическое существование человека, наполняя чисто человеческим смыслом все его физиологические функции. Так, например, даже труп человека не является объектом только природным. Недаром именно по захоронениям наука судит о культурах прошлого, ибо человек — единственное живое существо, осознающее факт собственной смертности, а также связь этого события с другими людьми, с ходом времени и т. д. Древнейший из извест­ных человеческих обрядов — похоронный.

Итак, в области духовной, культурной жизни человек наиболее свободен в проявлении своего творческого начала. В то же время очень многие философы считали, что культура есть система норм и ограничений, подавляющая спонтанность и непосредст­венность человека. Например, З. Фрейд и Ф. Ницше описывали это ее качество как негативное, тогда как Х. Ортега-и-Гассет, напротив, видел в этом достоинство и благородство культуры, ее функцию упорядочения, борьбы с хаосом.

Действительно, всякое дитя человеческое, проходя процесс социализации, сталкивается именно с нормативной, обязыва­ющей стороной культуры. Человеку прививаются (и притом обязательно) принятые языковые нормы, нравственные идеалы, правила этикета. Родители учат ребенка говорить, объясняют, что одобряется, а что запрещается. Ребенку внушаются социальные стандарты в зависимости от половой, возрастной и национальной принадлежности. В его сознание внедряются ценностные и идеологические установки в виде образцов для подражания. И, понятно, накладывается запрет на спонтанное удовлетворение физиологических потребностей.

Человек преодолевает первоначальную инфантильность, лишь усвоив и присвоив себе культуру своего общества, когда она становится достоянием его внутреннего мира, когда ему больше не нужен внешний ограничитель, когда человек способен сам контролировать свои мысли и чувства. Лишь когда человек перестает быть рабом своих сиюминутных хаотичных желаний, он становится властителем самого себя и обретает в этом свое достоинство.

Способность человека следовать лучшему дает ему реальную почву для самоуважения, порождает то внутреннее благородство, которое отличает свободного человека. Таким парадоксальным образом, внутренняя свобода есть добровольное самоограничение, предполагающее уважение достоинства других людей и ответственность за принятые решения.

Итак, человек не может быть стихийным, в то же время культура не должна мучить его. Когда человек испытывает принудительность культуры, господствующей в обществе, как неорганичную себе, он протестует разными способами. Один из них — утопический призыв «вернуться к природе».

Таким образом, необходимо, чтобы форма и род общественной жизни личности благоприятствовали бы ее развитию и образованию. Культура как переживание и творчество осуществляется только в личности. «Культура осуществляется не только в стиле духовной работы или духовного наслаждения, но в ежедневном деянии, таком, как образ поведения и состояния души. Реально существует культура только в духе, который ощущает себя поднятым над действительностью», — писал известный историк и культуролог Э. Фромм. Человек культуры способен мыслить, понимать, ощущать жизнь не в её сиюминутном проявлении, а в масштабах общечеловеческой истории. Человек — существо историческое, являющееся звеном между прошлым и будущим, ответственное перед предками и потомками за свое культурное осуществление.

Культура человека есть интериоризованная (переведенная во внутренний план) культура общества. В этом смысле человек — продукт культуры. В то же время он ее творец. Как существо принципиально незавершенное, становящееся в каждый момент времени, человек расширяет свое сознание и творит новые культурные ценности. Все достижения в области философии, религии, науки, нравственности осуществляются на уровне личности.

С этим связано определение культуры личности как совокупности творческих способностей человека. «Многие из наших занятий не являются подлинно культурными ценностями. Культура имеет преобладающе эстетически-интеллектуальный облик и родственна понятию образованности. Но не только. Если понимать под культурой одну образованность, то исчезает этический фактор, который для культуры является наиважнейшим» (Юнг, К. Архетип и символ / К. Юнг. М., 1991).

Таким образом, в качестве основных черт современной культуры личности можно выделить внутреннюю свободу и способность к творчеству; смыслополагание и рефлексию по этому поводу (способность ответить на вопрос, во имя чего человек дейст­вует, какой реальный смысл носит его деятельность); наличие свободных, неспецифических, неутилитарных, неоперациональных знаний, т. е. знаний собственно культурных (того, что очень часто называют «общей культурой» человека в отличие от его профессиональной осведомленности); способность к обучению и развитию исторической памяти; наличие развитых моральных, эстетических, религиозных, правовых представлений.

Во всяком культурном акте всеобщее органически слито с уникальностью. Для того чтобы выразить родовую сущность, человеку необходимо найти и выразить сущность индивидуальную. Известно, что вопрос о смысле жизни человека зависит от ответа на вопрос о смысле жизни человечества, а тот, в свою очередь, от смысла мирового целого. Вот так писал об этом А. Платонов: «...Смысл жизни не может быть большим или маленьким — он непременно сочетается со вселенским и всемирным процессом и изменяет его в свою особую сторону, — вот это изменение и есть смысл жизни».

Ответ на этот вопрос состоит в способе включения в мир. Укорененность человека в бытии возможна лишь через одну из сфер жизни человеческого духа. Так, например, обыденное самосо­знание не может быть самодостаточным. Для ответа на смысложизненные вопросы ему требуются религия, философия, наука. В быту это может быть одна из этих сфер, или их любое сочетание, или их суррогат. Поэтому полная изолированность от этих областей порождает у человека не только интеллектуальную и эстетическую ущербность, но, что гораздо важнее, влечет нравст­венную деградацию личности. А это наносит непосредственный ущерб целому, т. е. обществу и человечеству.

Каждая из духовных областей (религия, философия, нравственность, искусство, наука) на своем языке выражает отношение конечного и бесконечного, временного и вечного, единичного и всеобщего, абсолютного и относительного. Именно этот кардинальный вопрос лежит в основании разных культурных форм. Это же отношение может быть представлено как антиномия индивида и рода. Человек одновременно и универсум, и лишь маленькая, преходящая часть его.

Отношения между человеком и человечеством, обществом и личностью во все времена были предметом внимания поэтов и философов. Американский писатель Э. Хемингуэй в эпиграфе к роману «По ком звонит колокол» предостерегал: «Нет человека, который был бы как остров, сам по себе; каждый ... есть часть материка, суши; и если волной снесет в море береговой утес, меньше станет Европа... Смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит колокол, он звонит по тебе». А русский писатель Ф. М. Достоевский, рассуждая на эту тему, высказал глубочайшую мысль о том, что человек лишь часть человечества, но в вопросе о соотносительной ценности того и другого арифметиче­ская закономерность не действует.

Таким образом, человек не просто частица мира, но частица, вместившая в себя весь мир. Правда, только потенциально. На самом деле для человека наследование истории человечества представляет проблему, хотя индивидуальная история и вливается в жизнь того или иного сообщества, а затем и всего человечества. Но в чем же проблема? Почему все же есть отчужденные от культуры люди? Дело в том, что человеческое в человеке не представлено непосредственно, всегда требуется усилие для того, чтобы его обнаружить и усвоить, а затем передать другим. В «Судьбе России» Н. Бердяев писал: «Ребенок может не осознавать своей всемирности, как не осознают этого многие взрослые дети — Петры и Иваны. Но эта слабость и узость человеческого сознания, эта выброшенность человека на поверхность не может быть опровержением той великой истины, что каждый человек — всемирный по своей природе и что в нем и для него совершается вся история».

Итак, в человеке его сущность не задана, не представлена непосредственно. Требуются интеллектуальное и духовное усилие, активно строящаяся человеком связь с надличным, высшим. Когда человек забывает себя в молитве, воспаряет над действительно­стью в искусстве, погружается в глубины мировой философии — это не бегство от действительности, а обретение своих собственных духовных возможностей.

 

Литература

Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. М., 1990.

Фромм, Э. Иметь или быть? / Э. Фромм. М., 1990.

Бердяев, Н. А. Философия свободы. Смысл творчества / Н. А. Бердяев. М., 1989.

Культурология. ХХ век. Энциклопедия. СПб., 1998 (статьи: Культура и личность; Идентичность; Идентичность психосоциальная; Человек).

Марков, Б. В. Храм и рынок. Человек в пространстве культуры / Б. В. Марков. СПб., 1999.

 

 

КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Понятие «цивилизация» может употребляться, по крайней мере, в четырех различных значениях. Например, в выражениях типа «древнеиндийская цивилизация I тысячелетия до нашей эры» под ним понимается конкретное социокультурное образование в определенных пространственно-временных рамках. Под цивилизацией может пониматься достаточно широкий исторический этап в развитии различных обществ, т. е. ступень общественного развития, следующая за варварством. В философской же литературе цивилизация часто бывает синонимом материальной культуры. Бытующие в публицистике выражения «земная цивилизация», «современная цивилизация» означают глобальное понимание единства исторического развития человечества и его современной стадии, главным образом в техническом и экологическом аспектах.

Понятие цивилизации (от латинского: гражданский, государст­венный) вводится французскими просветителями XVIII в. и первоначально является синонимом культуры. Вольтер, Тюрго, Кондорсе признавали цивилизованным общество, основанное на началах разума и справедливости. Цивилизованность измерялась совокупностью достижений в области наук и искусств, зрело­стью общественных институтов, поскольку просветители считали содержанием культурно-исторического процесса развитие человеческого разума. На одном полюсе оказывались цивилизованные нации (в зависимости от «разумности» их общественных порядков и политических учреждений»), на другом — «дикость» и «варварство». Но, как уже упоминалось, первый критик культуры и цивилизации Руссо предпочел моральной развращенности цивилизованных (по существу, достигших капитализма) наций простоту и чистоту нравов патриархальных народов. Эта критика была воспринята немецкой классической философией, которая провела различие между духовной и материальной культурой, а термин «цивилизация» использовала именно для обозначения этой материальной культуры, и только область духа, т. е. морального, эстетического и философского сознания, а также правового и религиозного, считала областью подлинно культурного развития человека. Причем, например, такой мыслитель, как Гердер, понимал культуру как прогрессивное раскрытие способностей человеческого ума, а Гегель и вслед за ним Маркс считали содержанием истории постепенное движение человечества к свободе. Но разделение культуры на материальную и духовную не является абсолютным, потому что материальная культура изучается лишь постольку, поскольку она свидетельствует о жизни духа, т. к. человека в мире интересует в конечном итоге только другой человек.

Уже в начале ХХ в., а в России даже ранее — в XIX в., появляются концепции, противопоставляющие культуру и цивилизацию. Так, известный славянофил Иван Киреевский, считавший цивилизацию характерной лишь для западного мира, писал: «Западный человек искал развитием внешних средств избегнуть тяже­сти внутренних недостатков». В противоположность этому русский человек, по мнению Киреевского, не придавая большого значения состоянию внешней жизни, посвящал себя внутреннему развитию.

В ХХ в. философы Баденской школы неокантианства видели в культуре прежде всего специфическую систему ценностей и идей. В наибольшей мере отделение культуры от цивилизации проявилось в концепции Освальда Шпенглера. Он считал, что цивилизация — это последний этап развития каждого общества. Умирая, культура перерождается в цивилизацию. Ее основные признаки: развитие индустрии и техники, деградация искусства и литературы, возникновение огромного скопления людей в больших городах, появление на исторической арене безликих масс вместо выдающихся личностей. Его очень известная книга называлась «Закат Европы», т. к. Европу он считал завершившей тысячелетний цикл развития, вступившей в стадию цивилизации, и значит, умирания культуры. Культура трактовалась Шпенглером как «организм», который обладает жестким сквозным единством и, что очень важно, обособлен от других подобных ему организмов. Это означает, что единой общечеловеческой культуры нет и быть не может. Сходные воззрения развивались в России Н. Я. Данилевским, создавшим теорию общей типологии культур, затем К. Леонтьевым и П. Сорокиным, а в Великобритании А. Тойнби. В их понимании цивилизация, как эпоха упадка, противопоставлялась целостности и органичности культуры.

Сторонники этой точки зрения до сих пор связывают развитие техники с цивилизацией, а культуру — исключительно с областью духа. Например, академик Д. С. Лихачев пишет: «Основная задача современной жизни — сочетать развитие техники с гуманизмом. Цивилизация без души — ужас! Вторичное варварст­во, по выражению Вико. Накопление без цели. Гигантская мобилизация средств для неизвестной цели. Сократов вопрос “чего ради?” никогда не ставится. Технике должны быть даны не только тактические, но и стратегические цели. Всеобщая сытость и быстрота передвижения скоро будут достигнуты, но дальше что?»



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.