Сделай Сам Свою Работу на 5

К вопросу о газовых камерах в западных лагерях

Студентка: Послушать вас, господин Ф. Брукнер, так создаётся впечатление, что, за исключением последних месяцев, немецкие концлагеря были чуть ли не домами отдыха…

Ф. Брукнер: Зачем же мыслить в категориях крайностей? Неужели вы не можете представить, что между домом отдыха и лагерем уничтожения может быть ещё сотня промежуточных ступеней? Концлагерь сам по себе не обязательно хуже тюрьмы. Можно очень гуманно управлять концлагерем и очень негуманно — тюрьмой.

Делегат Международного Красного Креста, начальник отдела Ж. Фавр, в августе 1938 г. после посещения концлагеря Дахау составил доклад, в котором описал условия в этом лагере, как вполне приемлемые. Гигиенические условия, писал он, хорошие, заключённые работают летом с 7 до 11 и потом с 13 до 18 часов, зимой на два часа в день меньше, продовольственное снабжение хорошее, правда, дисциплина очень строгая[54].

В целом, число заключённых во всех лагерях до войны было невелико. После прихода Гитлера к власти и последовавшей за этим волной арестов, главным образом коммунистов, это число составляло в октябре 1933 г. — 27 000 человек, но к февралю 1934 г., в связи с быстро улучшающейся ситуацией, оно снизилось до 7 000 человек[55].

Как пишет еврейский историк Арно Мейер, летом 1937 года во всех лагерях было 7 500 заключённых, большую часть которых составляли уголовники и «антиобщественные элементы» (бродяги, попрошайки, проститутки и т.д.)[56].

Студент: Но когда началась война, эти цифры стали быстро расти.

Ф. Брукнер: Безусловно. В августе 1943 г. число заключённых в концлагерях составляло 225 000, в августе 1944 г. — 524 000 и в январе 1945 г. — 635 586[57]. В этой статистике, разумеется, не учтены военнопленные, вопрос о которых мы рассматривать не будем.

Условия в отдельных лагерях сильно различались, о чём свидетельствует уровень смертности. Так, в августе 1943 г. в голландском лагере Хертохенбош не умер ни один из примерно 2 500 узников, в Майданеке же, наоборот, умерли 882 из 11 500 мужчин и 172 из 3 900 женщин, что соответствует уровню смертности 7,67% среди мужчин и 4,41% среди женщин[58].



В Освенциме уровень смертности в конце лета и осенью 1942 г. был ещё ужасней; главной причиной этого были эпидемии сыпного тифа, с которыми не удалось справиться.

Я не намереваюсь снимать с лагерной администрации вину за ужасные условия во многих лагерях, но хочу указать, что предпринимались серьёзные усилия с целью улучшения этих условий и снижения смертности. Мы ещё вернёмся к этому вопросу.

Когда союзники весной 1945 года освобождали западные лагеря, с самого начала каждому было ясно, что массовая смертность была вызвана не политикой истребления, а крахом Германии, так что для демонизации Третьего рейха она давала не очень много.

Однако сразу же начали распространять миф, будто национал-социалисты убили в лагерях огромное число заключённых, прежде всего, евреев, и в первую очередь — в газовых камерах. И хотя не было ни документальных, ни материальных доказательств существования этих газовых камер, в насыщенной ненавистью атмосфере тех дней этим интересовались меньше всего.

Прошу взглянуть на эту карту, на которой обозначены немецкие лагеря. Как видите, они разделены на: а) просто концлагеря и б) «лагеря смерти», т.е. лагеря уничтожения. Из них Освенцим и Майданек якобы одновременно выполняли роль «рабочих лагерей», т.е. имели двойную функцию. Наоборот, Бельзец, Собибур, Треблинка и Хелмно якобы были сугубо центрами убийства.

Студент: Дахау, Бухенвальд, Маутхаузен и т.д. считались, таким образом, «нормальными концлагерями», т.е. рабочими лагерями?

Ф. Брукнер: Действительно, в первые послевоенные годы такое различие не проводилось. На Нюрнбергском процессе главный британский обвинитель сэр Хартли Шоукросс заявил:

«Убийства совершались, словно работала какая-то промышленность, выпускающая массовую продукцию, в газовых камерах и печах Освенцима, Дахау, Треблинки, Бухенвальда, Маутхаузена, Майданека и Ораниенбурга [Заксенхаузена]»[59].

Было очень много свидетельских показаний об убийстве людей газом в западных лагерях. 11 января 1946 г. бывший лагерный врач Дахау, чех по национальности, д-р Франц Блага показал под присягой:

«Газовая камера была закончена в 1944 году, и д-р Рашер вызвал меня для исследования первых жертв. Из восьми-девяти человек, которые находились в камере, трое были ещё живы, остальные как будто мертвы. Их глаза были красными, лица распухшими»[60].

Газовые камеры Бухенвальда подробно описывал бывший французский заключённый Шарль Отер:

«Быстрое осуществление истребления требовало индустриализации особого типа. Газовые камеры во всех отношениях соответствовали этим требованиям. Многие, искусно сконструированные, опирались на колонны из прозрачного материала. В них образовывался газ, который потом проникал через стенки. Другие имели более простую структуру, но все выглядели великолепно. Можно было легко догадаться, что архитекторы делали их с удовольствием и долго планировали, проявляя при этом все свои эстетические способности. Это была единственная часть лагеря, построенная с любовью»[61].

Фантастические описания «газовых камер Бухенвальда» содержались в документе французского правительства:

«Всё было отрегулировано до мелочей. В 1944 году в Бухенвальде даже продлили железнодорожную линию, чтобы депортированных можно было доставлять прямо в газовые камеры. Некоторые газовые камеры имели откидной пол, так что трупы сразу падали в помещение с печами для сжигания»[62].

Не было недостатка и в признаниях обвиняемых. Так, Франц Цирайс, комендант концлагеря Маутхаузен, подтвердил, когда его допрашивали американцы, что в расположенном недалеко от Линца замке Хартгейм были убиты газом от одного до полутора миллиона человек:

«Группенфюрер СС Глюкс отдал распоряжение объявить слабых заключённых душевнобольными и уничтожить их в большой установке с помощью газа. Там были убиты примерно 1-1,5 миллиона человек. Это место называется Хартгейм, оно расположено в 10 км от Линца по дороге на Пассау. В лагере было объявлено, что эти заключённые умерли естественной смертью»[63].

Студент: Как? В одном замке в Австрии были уничтожены с помощью газа полтора миллиона человек?

Ф. Брукнер: Да, вы правильно расслышали. Кстати, «газовая камера», которую и сегодня можно осмотреть в замке Хартгейм, имеет размер 6,6х4,2 м[64]. Таким образом, согласно признанию Франца Цирайса, в помещении площадью около 28 кв. метров было убито в три или пять раз больше людей, чем американских солдат за всю Вторую мировую войну на всех европейских театрах военных действий.

Студент: Как мог Ф. Цирайс «подтвердить» такую бессмыслицу?

Ф. Брукнер: У него были два пулевых ранения в живот, он умирал, когда его заставили сделать это признание[65].

Студентка: Господин Ф. Брукнер, вы убедили нас в том, что с Холокостом связано много наглой лжи. Но то, что к этой лжи и преувеличениям прибегали и продолжают прибегать и сегодня, ещё не означает, что Холокост вообще выдумка.

Ф. Брукнер: Совершенно верно, но подобные примеры заставляют нас быть осторожными с фактами и предостерегают от того, чтобы мы некритически, за чистую монету принимали свидетельские показания и признания обвиняемых.

Вскоре после Нюрнбергских процессов стало появляться всё больше доказательств того, что свидетельские показания об убийствах газом в западных лагерях — ложь. В результате для истории Запада создалась угрожающая ситуация — внезапно могла зашататься вся легенда о Холокосте. Поэтому историки решили выкинуть мешающий балласт.

В 1960 году Мартин Брошат, тогдашний сотрудник, а позже руководитель мюнхенского Института современной истории, написал, что ни в Дахау, ни в Берген-Бельзене, ни в Бухенвальде заключённых не убивали газом[66]. Массовое уничтожение евреев с помощью газа имело место только в Польше.

В 1983 году в Германии вышел сборник под названием «Национал-социалистические массовые убийства с помощью ядовитого газа»[67], в котором говорилось об убийстве газом в некоторых западных лагерях, но не в Дахау, Бухенвальде и Берген-Бельзене. Если подсчитать всех, кто предположительно был убит газом в отдельных западных лагерях, можно набрать несколько тысяч человек.

Студент: Для общего числа жертв Холокоста эта цифра не имеет особого значения.

Ф. Брукнер: Причина, по которой авторы этого сборника столь упрямо держатся за эти незначительные факты, связанные с отравлением газом, следующая. Если они признают, что в западных лагерях вообще не было никаких убийств с помощью газа, то все свидетели предстали бы в виде лжецов, и стало бы ясно, что все признания из обвиняемых «выбили».

Тогда у многих возник бы вопрос: с какой стати принимать на веру свидетельские показания и признания обвиняемых, касающиеся Освенцима и других, так называемых, «лагерей уничтожения», если аналогичные свидетельства об убийствах газом на Западе дискредитированы?

Студент: А можно доказать, что в западных лагерях не было убийств с помощью газа?

Ф. Брукнер: В правовом государственном суде доказывать должен обвинитель, а не обвиняемый.

Позвольте мне показать на одном примере недостоверность всех утверждений об убийствах с помощью газа в западных лагерях. В упомянутом сборнике утверждается, что такие убийства имели место, например, в концлагере Заксенхаузен (в первые годы своего существования он назывался Ораниенбург) под Берлином.

В дальнейшем я буду опираться на основательную статью итальянского исследователя Карло Маттоньо, в которой он анализирует эти утверждения[68].

О концлагере Заксенхаузен сначала распространялась такая ложь, от которой волосы вставали дыбом. Так, главный прокурор Советского Союза Смирнов утверждал на Нюрнбергском процессе, что там были убиты не менее 840 000 советских военнопленных[69].

При этом советская сторона имела точные данные о фактическом числе жертв в этом лагере, так как после его освобождения в её руки попали документы лагерной администрации, включая книги регистрации смертей. С 1940 по 1945 год в концлагере Заксенхаузен умерли свыше 20 000 человек[70].

В июне 1945 г. советская комиссия в составе полковника Влохина, инженеров Телянера и Григорьева провела в Заксенхаузене экспертизу. В её докладе говорилось о газовой камере для убийства людей размером 2,75 х 3 м[71]. Здание, в котором якобы находилась газовая камера, а также «установка для расстрела в затылок», было снесено в 1952 г. народной полицией ГДР[72]. Ваши комментарии?

Студент: В высшей степени странно, что антифашистская ГДР уничтожила материальные доказательства отвратительнейших преступлений нацистов в Заксенхаузене.

Ф. Брукнер: Именно так.

С 23 октября по 1 ноября 1947 г. советские оккупационные власти судили бывших руководителей концлагеря Заксенхаузен. Доказательством служило, в частности, признание его бывшего коменданта Антона Кайндля: «В середине марта 1943 г. я ввёл в действие газовые камеры для массового уничтожения людей»[73]. Ваш комментарий?

Студентка: Во-первых, непонятно, было ли несколько газовых камер или только одна? Во-вторых, как могло помещение размером 2,75 х 3 м использоваться для массового уничтожения людей?

Ф. Брукнер: Меня поистине радует, что я выступаю перед живо воспринимающими и логически мыслящими слушателями.

Во время процесса над лагерным персоналом утверждалось, в частности, что средством убийства в Заксенхаузене служил препарат Циклон-А. Однако Циклон-А, в отличие от Циклона-Б, был изъят из употребления ещё с начала 30-х годов.

Кстати, концлагерь Заксенхаузен продолжал существовать и после войны: сначала при советских оккупационных властях, потом при коммунистическом правительстве ГДР. С августа 1945 по март 1950 года из 60 тысяч заключённых там умерли 12 тысяч, т.е. 20%[74].

Для сравнения: с начала 1940 года и до конца войны в Заксенхаузене при национал-социалистах умерли 16% узников. Подробности вы можете прочесть в упомянутой статье К. Маттоньо.

Подводя итог, я хотел бы подчеркнуть, что доклады об убийстве людей газом в западных лагерях не что иное, как пропагандистская ложь. Но, как и в случаях со сказками об обществе «Лебенсборн», о мыле из человеческого жира и абажурах из человеческой кожи, эта ложь и сегодня периодически всплывает в СМИ.

Например, 5 августа 1993 г. канадская газета «Монреаль Газет» сообщила о некоем Моше Пир, который «пережил» в Берген-Бельзене не менее шести умерщвлений газом:

«Каждый раз он выживал и видел с ужасом, как многие отравленные вместе с ним газом женщины и дети падали на пол и умирали. Пир до сих пор не понимает, как ему удалось выжить».

Студент: Но ведь это слабоумие в чистом виде! Неужели эта канадская газета считает своих читателей за дураков?

Ф. Брукнер: Очевидно. Но я готов поспорить, что, как минимум, половина читателей поверила в эту историю.

Чудеса на конвейере

Ф. Брукнер: К числу самых известных немецких описателей Холокоста принадлежат историк Эберхард Еккель и журналистка Леа Рош, которая также активно участвовала в планировании берлинского памятника жертвам Холокоста. Имя этой дамы звучит по-еврейски, но она его просто присвоила; госпожа Рош — не еврейка. Её настоящее имя — Эдит.

Студент: У нас в России было наоборот: многие евреи присваивали себе славянские фамилии во избежание лишних хлопот.

Ф. Брукнер: Вследствие комплекса вины перед евреями, которым страдают немцы, бывает даже так, что кое-кто придумывает себе еврейское происхождение или берёт еврейское имя.

В своей книге «Смерть — госпожа из Германии» Л. Рош и Э. Еккель пишут:

«Гибель европейских евреев была уникальной. Никогда прежде никакое государство не принимало решение убивать намеченную им группу людей, включая стариков, женщин, детей и грудных младенцев, без какой-либо проверки каждого конкретного случая и не претворяло это решение в жизнь, используя государственную власть, не только убивая членов этой группы, где только могло их поймать, но и на больших расстояниях с помощью специально созданных для убийства устройств»[75].

Таким образом, оба автора безоговорочно утверждают, что каждого еврея, который попадал в руки к немцам, убивали. Как известно, для обозначения этого якобы уникального массового убийства используется слово «холокост» — так в Древней Греции называли всесожжение жертв.

К классическим работам о Холокосте относится «Энциклопедия Холокоста», один из издателей которой — некто Израиль Гутман. О нём в 1994 году писали в одной немецкой газете:

«Израиль Гутман родился в 1923 году, участвовал в 1943 году в восстании в Варшавском гетто и находился до 1945 года в лагерях Майданек, Освенцим, Маутхаузен и Гускирхен»[76].

Разве эти строки не наводят на размышления?

Студентка: Я понимаю, на что вы намекаете. Израиль Гутман был евреем. Если каждого еврея, который попадал в руки нацистов, убивали, то, как мог тогда Гутман пережить войну?

Ф. Брукнер: Кроме того, он участвовал в вооружённом восстании против немцев. Как вы знаете, партизан в СССР обычно расстреливали или вешали, независимо от того, были они евреями или нет. Далее. И. Гутман прошёл четыре лагеря: кроме «обычных концлагерей», также «лагеря уничтожения» Майданек и Освенцим. Почему его не уничтожили в этих лагерях смерти?

Студент: Исключения только подтверждают правило.

Ф. Брукнер: Но если вы начнёте читать литературу о Холокосте, то наткнётесь на длинную череду таких исключений. Крайний случай — польский еврей Самуил Зильберштайн, после войны написавший повесть под названием «Воспоминания узника десяти лагерей», в которой он рассказал о своём пребывании в Майданеке, Освенциме и ещё восьми лагерях[77].

Или возьмите еврейского историка и бойца Сопротивления Арно Люстигера, о котором «Франкфуртер альгемайне цайтунг» опубликовала 27 апреля 1995 г. статью под названием «Выживший в концлагерях и лагерях уничтожения». О каких лагерях уничтожения в данном случае шла речь, газета не сообщает, но А. Люстигер ни в одном из них уничтожен не был, иначе он не осчастливил бы читателей «ФАЦ» через 50 лет после войны пламенной статьёй против ревизионистов.

Студентка: По-моему, вы слишком далеко заходите в своем цинизме. Вы упрекаете выживших в том, что их не убили?

Ф. Брукнер: Боже упаси! Я искренне радуюсь, когда узнаю, что кто-то выжил. Но если исходить из положения, будто немцы хотели истребить всех евреев, подобные случаи представляют собой необъяснимую аномалию. Список ставших позже знаменитыми евреев, выживших в нацистских концлагерях, огромен; мы умаялись бы, перечисляя имена.

Студентка: Так сколько же евреев погибло в концлагерях?

Ф. Брукнер: По моей оценке, около 350 000. Я изложу позже, как я пришёл к этой цифре. Но причины, по которым умерли эти жертвы, не согласуются с тезисом об истреблении.

Возьмите трагическую судьбу семьи Франк, которая летом 1944 года была депортирована из Голландии в Освенцим, где, согласно историкам Холокоста, газовые камеры работали тогда на полную мощность. Анна Франк и её сестра Марго, ввиду наступления Красной Армии, были позже эвакуированы из Освенцима в Берген-Бельзен, где обе умерли от тифа незадолго до окончания войны.

Их мать умерла в январе 1945 года, то есть, в тот момент, когда газовые камеры в Освенциме, что общепризнанно, не работали. Их отец Отто пережил войну и скончался в преклонном возрасте в Швейцарии.

Судьба этой семьи, хотя и доказывает, что очень многие евреи умерли в лагерях, противоречит, однако, положению о полном истреблении: если бы он был верен, все четверо, по прибытии в Освенцим, сразу же попали бы в газовые камеры.

Перед каждым выжившим евреем, который после войны писал мемуары, вставала проблема: как согласовать то, что он выжил, с тезисом о систематическом истреблении евреев «без какой-либо проверки в каждом отдельном случае», как выражаются Л. Рош и Э. Еккель. Многие из них приписывают своё спасение чуду. Один из таких чудесно спасённых, Моше Пир, нам уже известен. Вот ещё два примера.

Еврейка Труди Биргер была интернирована в концлагере Штуттхоф в Западной Пруссии. Там она чудом избежала смерти в огне:

«Тем временем я подошла так близко к печи, что могла видеть лица польских заключённых, которые бросали живых людей в огонь. Они хватали женщин за что попало и впихивали их головой вперёд (…) А потом, когда я увидела, что я следующая на очереди, то оцепенела (…) А потом я услышала голос — или это было во сне? (…) Там стоял комендант лагеря, низкорослый человек лет сорока пяти (…) Он прорычал: «Доставьте эту девку сюда!» Вместо того чтобы сжечь меня, как других женщин, польские уголовники уложили меня на носилки»[78].

Эта Т. Биргер спаслась не только от огня, но и от воды:

«По какой-то причине командовал немецкий повар (…) Вдруг он закричал: “Корабль перегружен. Евреев — в воду!” (…) Польские и литовские уголовники двинулись выполнять его команду (…) Я была ближе всех к воде, потому что я первой пришла из лагеря. Теперь я стояла вплотную у борта, уцепившись за женщину, стоявшую за мной, чтобы не упасть. Я взглянула вниз и увидела чистую холодную, ледяную воду (…) Я воздела руки драматическим жестом и воскликнула так громко, как только могла: “Слушай, Израиль!” Вдруг немецкий повар, который отдавал команды, приказал все остановить (…) Он воскликнул: “Евреи останутся здесь!” Он приказал польским и литовским заключённым не теснить нас больше к борту, и ни одну из 30 выживших женщин не столкнули в воду»[79].

Самый знаменитый из всех переживших Холокост, Эли Визель, попал в Освенцим подростком вместе со своим отцом весной 1944 года. В своей вышедшей в 1958 году книге «Ночь» он ни единым словом не упоминает о газовых камерах. Вместо газовых камер Э. Визель видел то, что кроме него не видел никто:

«Невдалеке от меня изо рва вырывалось пламя, огромные языки пламени. Там что-то сжигали. Грузовик подъехал к отверстию и вытряхнул свой груз. Это были маленькие дети. Да, я это видел собственными глазами (неудивительно, что после этого я не могу сомкнуть глаз во сне). Мы шли туда. Немного дальше находился другой ров, побольше, для взрослых (…) “Папа, — сказал я, — если так, я не хочу больше ждать. Я брошусь на электрическую колючую проволоку. Это лучше, чем часами мучиться в пламени” (…) Наша колонна продвинулась ещё на пятнадцать шагов. Я кусал губы, чтобы отец не услышал, как у меня стучат зубы. Ещё десять шагов. Восемь, семь. Мы шли медленно, как за катафалком на собственных похоронах. Ещё всего четыре шага. Три шага. Он был совсем близко, ров со своим пламенем (…) Моё сердце готово было выпрыгнуть из груди. Всё. Я стоял перед ликом ангела смерти… Но, нет. До рва оставалось два шага, когда нам дали команду «кругом!» и отвели нас в барак»[80].

Чем больше книг о Холокосте вы прочтёте, тем больше чудес такого рода узнаете, но чудеса на конвейере — это уже не чудеса!

Студент: То, что так много евреев выжило в лагерях, может иметь очень простую причину. Нацисты нуждались в рабочей силе, и они были бы дураками, если бы уничтожали трудоспособных евреев. Предположим, они убивали только нетрудоспособных, а тех, кто ещё мог работать, временно оставляли в живых.

Ф. Брукнер: Как мы увидим позже, есть множество примеров того, что нетрудоспособных евреев — детей и больных — не уничтожали. Это подтверждают и документы, и рассказы евреев-узников концлагерей. Сам Эли Визель рассказывает в «Ночи», как в январе 1945 года у него заболели ноги, и он не мог больше работать. Но его из-за этого не уничтожили, а поместили в лазарет.

Тем временем приближалась Красная Армия. Немцы эвакуировали ещё остававшихся в лагере здоровых заключённых, а больным предлагали выбор: либо их тоже увезут на Запад, либо пусть остаются в Освенциме и ждут прихода советских войск.

Эли и его отец были больны. Какой же выбор они сделали? Остались в Освенциме ждать своих освободителей? Ничего подобного, они добровольно уехали с немцами, теми немцами, которые на глазах у Эли сбрасывали детей в пылающие рвы! Перечитайте «Ночь»!

Студент: Очевидно, Эли Визель получил Нобелевскую премию за пассажи вроде тех, которые вы процитировали?

Ф. Брукнер: Об этом надо спросить членов жюри. Нелепые сказки о чудесных спасениях рассказывают не только нобелевские лауреаты, но и видные политики, например, лидер английских консерваторов Майкл Ховард, еврей по происхождению (настоящая фамилия Хехт). Он утверждает, что его тётя в Освенциме трижды избежала газовой камеры.

В первый раз у немцев кончился газ, во второй раз в газовой камере что-то сломалось, а в третий раз эсэсовцы забрали всех заключённых из барака, где находилась тётя, и повели их в газовую камеру, но в последний момент ей удалось спрятаться в камине, и она одна спаслась[81].

Студент: Если немцы действовали так неэффективно, я удивляюсь, как они не проиграли войну в первый же день?

Ф. Брукнер: Да, такой вопрос возникает. Майкл Ховард утверждает далее, что его бабушка погибла в газовой камере в Освенциме в 1944 году, а его отец Бенат Хехт после войны говорил, что его мать умерла в Румынии в 1943 году[82]. Как можно верить такому человеку? А ведь он претендует на место премьер-министра Англии.

Студент: Английский премьер Тони Блэр тоже не отличается особой любовью к правде; вспомните, как он лгал об иракском оружии массового уничтожения. С помощью этой лжи он, как и Джордж Буш, оправдывал бесстыдную агрессию против Ирака.

Ф. Брукнер: Да, англичанам на ближайших парламентских выборах предложат альтернативу, которой не позавидуешь…

Шесть миллионов евреев, которым Холокост угрожал еще в 1919 году!

Студентка: Господин Брукнер, разве тот факт, что евреев стало на шесть миллионов меньше, не служит доказательством исторической реальности Холокоста, независимо от вопроса о существовании газовых камер?

Ф. Брукнер: А откуда вы знаете, что евреев стало на 6 миллионов меньше?

Студентка: Но это же общеизвестно! В Польше накануне Второй мировой войны было три миллиона евреев, а сегодня лишь несколько десятков тысяч. Сходная ситуация в некоторых областях бывшего Советского Союза: в Литве и Латвии.

Ф. Брукнер: Демографическим аспектом вопроса мы займёмся позже. В предварительном порядке я ограничусь двумя замечаниями.

Первое. Накануне провозглашения независимости Алжира там жили около двух миллионов французов. Вскоре после того, как Алжир стал независимым, их осталось всего полмиллиона. Значит ли это, что алжирцы перебили полтора миллиона французов?

Студентка: Разумеется, нет. Большинство французов не испытывало восторга от перспективы жить в Алжире, управляемом арабами, поэтому они вернулись во Францию. Может быть, многие были изгнаны насильно.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Следовательно, мы должны учитывать и ту вероятность, что, как минимум, часть этих «недостающих» евреев эмигрировала.

Второе. Полчаса назад один из вас указал на то, что в Советском Союзе многие евреи отказывались от своих еврейских фамилий и брали славянские «во избежание лишних хлопот». Так что мы должны учитывать и ту вероятность, что часть «исчезнувших» евреев после войны продолжала жить в Польше, Советском Союзе и т.д., но только под новыми фамилиями.

Но обратимся к другому аспекту этой темы. Я хотел бы акцентировать ваше внимание на том, что цифра «6 миллионов» появилась задолго до конца Второй мировой войны. Вот три характерных примера:

 

q В мае 1942 года Наум Гольдман, будущий председатель Всемирного еврейского конгресса, сказал на одном мероприятии в Нью-Йорке, что из восьми миллионов евреев, находящихся под властью немцев, выживут два или три миллиона[83]. Холокост тогда вроде бы только начинался — откуда мог Гольдман знать возможное число жертв?

q В мае 1944 года сионистский активист из Братиславы, раввин Дов Вейсмандель утверждал: «На сегодняшний день истреблены шесть миллионов евреев Европы и России»[84].

q В декабре 1944 года, т.е. до освобождения Освенцима, Илья Эренбург писал: «Спросите кого-нибудь из немецких военнопленных, почему его соотечественники уничтожили шесть миллионов невинных людей? Он ответит: “Так ведь это были евреи”[85]».

Студент: Но ведь приблизительно было известно, сколько евреев живёт в оккупированных Германией странах, поэтому можно было составить представление о будущем числе жертв Холокоста.

Ф. Брукнер: Хорошо. Тогда я прочту вам отрывок из статьи под названием «Необходимо прекратить распятие евреев!», напечатанной в еврейской американской газете «American Hebrew» с просьбой угадать, в каком году она вышла.

«С другой стороны океана шесть миллионов мужчин и женщин взывают к нам о помощи, 800 000 маленьких детей молят о помощи (…) В условиях этой катастрофы, когда жестокая и неумолимая Судьба толкает шесть миллионов человеческих существ в могилу, только самые идеалистические порывы человеческой природы могут тронуть сердца и побудить к действиям (…) Когда жизни людей грозит Холокост, надо забыть о тонкостях философии, различиях, толкованиях истории (…) Шесть миллионов мужчин и женщин умирают, 800 000 маленьких детей молят о хлебе (…) А почему? Из-за войны, которая ведётся ради того, чтобы втоптать в пыль автократию и передать демократии скипетр справедливости».

Так каким годом, по вашему мнению, датирована эта статья?

Студент: Вероятно, 1941 годом. В статье говорится о «грозящем Холокосте», а это значит, что массовых убийств ещё не было или они только начались.

Ф. Брукнер: Логично, но неверно. Эта статья была напечатана в названной газете 31 октября 1919 года.

Студент: Неужели?

Ф. Брукнер: Вот копия этой статьи с датой, убедитесь сами.

Студент: Удивительно! Здесь ведь уже есть всё — и слово «Холокост», и цифра 6 миллионов — и всё это в 1919 году! Где же должен был иметь место этот Холокост?

Ф. Брукнер: В ещё не определённой точно части Восточной Европы. Американский автор Дон Хеддерсгеймер в своей, вышедшей в 2004 году книге, доказал, что ещё во время Первой мировой войны в Америке регулярно ходили слухи о шести миллионах страдающих или находящихся в смертельной опасности европейских евреев[86].

Так, в 1916 году вышла книга «Евреи в восточной военной зоне», в которой говорилось, что Восточная Европа — это «своего рода тюрьма с шестью миллионами заключённых, охраняемых армией продажных и жестоких надсмотрщиков»[87].

14 января 1915 г. «Нью-Йорк таймс» на стр. 3 сообщала: «В мире сегодня около 13 миллионов евреев, из них более шести миллионов живут в сердце области, охваченной войной. Жизнь этих евреев поставлена на карту, и сегодня они переживают всевозможные страдания и лишения».

15 лет спустя раввин Стивен Уайз, который в 30-х годах был в США одним из подстрекателей кампании против национал-социалисти­ческой Германии, сказал на одном еврейском благотворительном мероприятии: «Каждый из шести миллионов евреев, живущих в этих областях, является живым кровоточащим, страдающим “аргументом” в пользу сионизма».

Студентка: В такой ситуации естественно напрашивается вывод, что пропаганда ужасных страданий евреев в Восточной Европе с самого начала преследовала цель подготовить создание еврейского государства в Палестине.

Ф. Брукнер: Разумеется. Во время Второй мировой войны эта кампания только усилилась. 2 марта 1943 г. в «Нью­Йорк таймс» Хаим Вейцман писал: «Два миллиона евреев уже уничтожены (…) Перед демократами стоит чёткая задача (…) Они должны через нейтральные страны вступить в переговоры с Германией, чтобы добиться освобождения евреев в оккупированных областях (…) Надо открыть ворота Палестины для всех, кто сможет достичь берегов еврейской родины».

Студентка: Пусть так. Но как объяснить удивительным образом столь рано возникшую цифру 6 миллионов?

Ф. Брукнер: Еврейский автор Бенджамин Блех рассказывает древнюю еврейскую легенду, согласно которой евреи вернутся в страну своих отцов после того, как потеряют шесть миллионов единоверцев[88].

К сожалению, я не знаю иврит и не могу сам проверить то, что пишет Б. Блех. Если это так, то цифра шесть миллионов, согласно еврейским оккультным представлениям, должна была стать предпосылкой создания государства Израиль.

В случае же, если эта цифра чистая выдумка, то согласно еврейской логике это может означать, что сионисты создали своё государство Израиль с помощью дешёвого мошенничества.

Студент: Да, это может служить убедительным объяснением того, почему евреи с таким упорством держатся за цифру «6 миллионов».



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.