Сделай Сам Свою Работу на 5

Согласуются ли между собой или противоречат друг другу свидетельские показания?

Плохо информированные оппоненты ревизионизма часто доказывают, что люди, свидетельствовавшие о газовых камерах, не могли изобрести одинаковые истории независимо друг от друга. Следовательно, доказывают эти люди, рассказы об умерщвлениях газом должны по существу быть правдивыми, даже если количество жертв, возможно, и преувеличено.

Этот аргумент окончательно рушится, так как свидетели явно противоречат друг друга. Простого примера достаточно, чтобы это проиллюстрировать[69].

В своей книге «Окончательное решение», которая до сих пор считается классикой литературы о «холокосте», историк, британец еврейского происхождения Джеральд Рейтлингер описывает предполагаемые газовые убийства в крематориях 2 и 3 Освенцима-Биркенау[70].

Эти описания основаны на фрагментах показаний трёх свидетелей: польской еврейки Ады Бимко, венгерского еврея д-ра Миклоша Ньисли и румынского еврея д-ра Чарльза Сигизмунда Бенделя.

Если вы прочтёте только текст Рейтлингера, вы не заметите никаких противоречий; три показания свидетелей как будто дополняют друг друга. Но если прочитать полный текст их показаний — ситуация радикально меняется.

Ада Бимко сообщает, что «газовая камера» была связана с крематорием узкоколейной железной дорогой. Фактически же предполагаемая «газовая камера» (в действительности лишь обычный морг) находилась в подвале, а комната с печами на первом этаже строения[71].

Другими словами, Ада Бимко никогда не видела внутреннего помещения крематория и, следовательно, не могла быть свидетелем происходящих там событий. Благодаря сохранившемуся плану крематория размеры моргов крематориев 2 и 3, которые якобы служили газовыми камерами, известны. Эти помещения были 30 метров длинной, 7 метров шириной и 2,4 метра высотой[72].

Согласно свидетелю Ньисли, который показал, что он работал в крематории 2 в течение нескольких месяцев, длина «газовой камеры» была 200 метров[73]. Не меньшее удивление вызывает описание, данное свидетелем Бенделем, в котором говорится о том, что «газовая камера» была 10 метров в длину, 4 метра в ширину и 1,6 метров в высоту[74].



Между прочим, последнее описание означает, что свидетели, если только они не маленькие дети или карлики, должны были находиться в помещении в скрюченном положении. Другими словами, три свидетеля не только явно противоречат друг друга, но их описания полностью несовместимые с физической реальностью строения, о котором они говорят.

Неизбежный вывод состоит в том, что все трое лгут.

В других случаях, описания «свидетелей газовой камеры» действительно едины, однако содержат одни и те же технические несуразицы.

В книге Ю. Графа «Освенцим. Признания обвиняемых и показания свидетелей холокоста»[75] приводится множество примеров, доказывающих это. Достаточно одного примера, чтобы это проиллюстрировать. Несколько свидетелей заявили, что в крематориях Освенцима в одном муфеле одновременно сжигались три тела в течение 20 минут.

Как мы видели, для кремации взрослого трупа требуется, по крайней мере, один час. При условии, что в Освенциме три трупа могли одновременно быть помещены для кремирования, процесс кремации должен был, следовательно, продолжаться около трёх часов, значит время, указанное свидетелями, в девять раз меньше возможного.

Естественно, невозможно предположить, что несколько свидетелей изобрели подобные нелепости независимо друг от друга: один свидетель повторял то, что сказали или записали другие. Во многих случаях эти показания были даны вскоре после войны в судах над немцами, обвиняемыми за участия в массовых убийствах евреев.

Эти суды были устроены победителями для того, чтобы подтвердить, что «холокост» был историческим фактом, но, так как не было никаких документальных или вещественных доказательств существования газовых камер, заявления бывших заключённых концентрационных лагерей были единственным основанием для обвинений.

Этот мотив объясняет тот факт, что свидетелей тщательно инструктировали перед судебным процессом. Так как эти бывшие заключённые действительно пострадали в лагерях, они легко пользовались возможностью инкриминировать своим бывшим притеснителям обвинения в самых немыслимых зверствах.

В надёжности показаний свидетелей можно убедиться из дела Франка Валуса. В 1974 г., «охотник за нацистами» Симон Визенталь и его шайка обвинили гражданина США Валуса, ушедшего на пенсию фабричного рабочего польского происхождения, в умопомрачительных зверствах в Польше во время Второй мировой войны.

Не меньше одиннадцати лгунов-евреев свидетельствовали под клятвой, что Валус зверски пытал и убил старую женщину, девушку, несколько детей и калеку. Валусу удалось получить документы из Германии, которые доказывали, что его даже не было в Польше на момент предполагаемых событий, что он находился на баварской ферме[76].

Таким образом, обвинение было снято, и Валус до конца жизни оставался на свободе. Но тысячи других ответчиков, осуждённые на основе показаний ложных свидетелей, были отправлены на виселицу или провели много лет в тюрьме.

Три ключевых свидетеля

Позвольте теперь бегло ознакомиться с тремя ключевыми свидетелями предполагаемых газовых убийств в Освенциме: Рудольфом Врбой, Генрихом Таубером и Филиппом Мюллером. Как вы помните, Рудольф Врба, бежавший из Освенцима в апреле 1944 г., дал вместе с Альфредом Ветцелем показания по этому лагерю.

В них оба свидетеля показали, что когда был открыт в марте 1943 г. первый крематорий Биркенау, первую газовую операцию в морге этого крематория наблюдали несколько безымянных представителей высокого ранга из Берлина и что 8000 евреев были умерщвлены посредством первого газового удушения (Так как морг имел площадь 210 кв.м., это значит, что 38 жертв приходились на 1 кв. м.).

В 1964 г. Врба написал книгу под названием «Я не могу простить»[77], в которой сюжет несколько изменился. Необъяснимым образом теперь он утверждал, что первый крематории был открыт в январе 1943 г, и что за газовым убийством наблюдал лично руководитель СС Генрих Гиммлер, хотя все историки соглашаются с тем, что Гиммлер последний раз посетил Освенцим в июле 1942 г. С другой стороны, Врба теперь удовлетворился 3000 жертв.

В 1985 г., когда канадский ревизионист немецкого происхождения Эрнст Зюндель (который, вместе с химиком Гермаром Рудольфом и юристом Хорстом Малером, в настоящее время считается самым выдающимся политическим заключённым марионеточного режима сионистов в Германии), был доставлен в суд Торонто за распространение «ложных слухов», Врба был главным свидетелем обвинения.

Но мошенник был подвергнут беспощадному перекрёстному допросу адвокатом Зунделя, Дугласом Кристом[78] и, наконец, должен был признаться, что никогда не был очевидцем газового убийства, а лишь повторял то, что он слышал от других. По его собственным словам, он использовал «поэтическую свободу».

Во время его опроса, проводимого адвокатом Кристи, мошенник настаивал на том, что он лично видел, как 150 000 французских евреев исчезли в крематориях, после чего Кристи заметил, что, судя по данным еврейского историка Сержа Кларсфельда, всего 75 721 евреев было выслано из Франции в течение всей войны, и не все они были отправлены в Освенцим[79].

Второй ключевой свидетель «холокоста», Генрик Таубер, польский еврей, — работал в одном из крематориев. В суде над Рудольфом Гессом, первым комендантом Освенцима, он утверждал[80], что всякий раз, когда союзнический самолёт пролетал над лагерем, он и его коллеги сбрасывали восемь трупов в печь, чтобы высокие языки пламени вырывались из трубы, таким образом привлекая внимание пилота к продолжавшимся в лагере массовым убийствам.

Помимо того, что никакое пламя не «вырывается» из трубы крематория, дверцы печи имеют в высоту 60 см[81], а среднее человеческое тело имеет вертикальную толщину 20 см, что означает, что едва ли возможно протолкнуть туда три трупа, не говоря уже о восьми.

Таубер свидетельствовал, что толстые трупы в Освенциме сжигались без топлива. Но так как около 65% человеческого тела — это вода, трупы невозможно сжигать без топлива; тысячи энергопоглощающих крематориев во всём мире подтвердят этот факт.

Хотя утверждения Таубера — всего лишь диковинная бессмыслица, некий Роберт Ян ван Пелт, которого некоторые считают ведущим экспертом по Освенциму, принимает этот вздор всерьёз и даже считает Таубера наиболее надёжным свидетелем[82].

Филип Мюлер был членом так называемой «зондеркоманды» Освенцима с весны 1942 г. до окончания функционирования лагеря в январе 1945 г. Согласно легенде, члены зондеркоманды должны были работать в газовых камерах и крематориях. Их ликвидировали каждые четыре месяца и заменяли другими.

Это означает, что Мюллер должен был чудом пережить, по крайней мере, пять ликвидаций.

Но это не единственное чудо, из которого он извлёк пользу. В своём тошнотворном бестселлере «Sonderbehandlung» [«Специальная обработка»], которую он написал через 34 года после войны с помощью соавтора-призрака, он сообщает, что должен был раздевать жертвы, только что умерщвлённые синильной кислотой в газовой камере крематория 1.

Однажды он обнаружил кусок торта в кармане жертвы и с жадностью проглотил его[83]. Поскольку Мюлер не мог быть в противогазе, когда проглатывал этот торт, мы не можем не заключить, что он обладал иммунитетом против синильной кислоты.

В своём шедевре Мюллер описывает, как ему хотелось умереть в газовой камере вместе с другими жертвами, но тогда группа обнажённых еврейских девушек решила, что он должен выжить для того, чтобы поведать миру об ужасах, свидетелем которых он был, и они схватили его и выкинули из газовой камеры[84].

Этот патологический лжец является любимым свидетелем профессора Рауля Хилберга. В своей работе о «холокосте» «Уничтожение европейских евреев»[85] Хилберг цитирует Филипа Мюллера двадцать раз, как свидетеля газовых убийств в Освенциме! Это тот материал, из которого белыми нитками шита легенда о «холокосте»![86]



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.