Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Дом Сергина из д. Мунозера

На острове Кижи в экспозиционном комплексе деревни Васильево находится большой крестьянский дом типа «кошель», срубленный из сосны. В музей-заповедник «Кижи» этот дом-памятник республиканского значения был перевезен в 1972 году и в течение четырех лет восстанавливался кижскими плотниками-реставраторами. Сегодня дом Сергина служит для размещения фондовых коллекции металла и дерева музея-заповедника «Кижи». В долгой истории этого по-своему уникального дома много интересного.

Рисунок 3.19 - Дом крестьянина Сергина из деревни Мунозеро Медвежьегорского района. Конец XIX в. Северо-западный фасад.

По компоновке отдельных объемов строение относится к некогда широко распространенному в Заонежье типу домов «кошель». Под скатами крыши собраны здесь по вековечной северной традиции жилая изба и сарай, хозяйственный двор и хлевы.

Строение имеет два этажа и мезонин; основные его фасады ориентированы на южную и западную стороны. Оба этажа использовались для жилья, а в летнее время жили и в расположенных наверху светелках.

Рисунок 3.20 - Дом Сергина. Фасад.

Отточенностью и совершенством отличается декоративное убранство дома: причелины сплошь покрыты многоярусной выемчатой резьбой, от шеломов свисают изящные полотенца, окна оправлены ладными наличниками, изобретательно, с большим вкусом оформлены балконы. По своей выразительности здание ничем, пожалуй, не уступает «классическим» памятникам гражданской архитектуры музея-заповедника — домам Елизарова и Ошевнева.

Рисунок 3.21 - Дом Сергина.

Рисунок 3.22 - Дом Сергина. Балкон.

Рисунок 3.23 - Дом Сергина. Вид на хозяйственную часть дома.

Рисунок 3.24. Дом Сергина.

Хозяйство Сергиных было крепким: зе­мельный надел, урожай с которого составлял до 500 бабок ржи, 8–12 коров, 4–5 лошадей, водяная мельница, рига с гумном, двух­этажный амбар. Имелись в хозяйстве боль­шая лодка-сойма и выездной кабриолет.

Дом Сергиных — традиционный для Заонежья дом типа «кошель», в котором все подсобные хозяйственные помещения пристроены к жилой части сбоку и пере­крыты длинным скатом асимметричной кровли. Отличительной особенностью до­ма является то, что хозяйственная часть его сдвинута в плане по отношению к жи­лой. Хозяйственная часть состоит из дво­ра и сарая с сеновалом. Сарай расположен на втором этаже: въезжали туда через во­рота по взвозу — покатому бревенчатому настилу. Часть площади сарая занята дву­мя кладовыми для хранения продуктов, в одной из них прежде размещалась лав­ка, в которой торговал Иван Лазаревич. Внизу под сеновалом устроены хлева. С южной и северной стороны во двор ве­дут ворота для загона скота. Особый интерес представляет декора­тивное убранство дома. Композиционным центром главного фасада является мезо­нин-светелка, оформленный балконом с витыми столбиками и удивительно кра­сивой по своему рисунку решеткой. Укра­шенные тонкой сквозной порезкой баля­сины вплотную примыкают друг к другу, образуя единое орнаментально выдер­жанное целое. Аналогичным балконом декорирован южный фасад. Под мезони­ном расположено двухъярусное крыльцо-галерея. Вход на крыльцо, чуть смещен­ный в сторону от центральной оси, вносит легкую асимметрию в архитектурную ком­позицию главного фасада. Важную роль в убранстве дома играют наличники с фи­ленчатыми ставнями и прямоугольным навершием, резные подзоры, причелины, полотенца. Декор отличается высоким техническим уровнем исполнения резьбы и гармоничным сочетанием мотивов го­родской и традиционной народной архи­тектуры.



Сергины — типичная заонежская зажиточная семья, чей уклад жизни основывался на вековых экономических и духовных традициях. Они жили в традиционном для Заонежья доме — «кошеле», занимались, как и многие заонежские крестьяне, торговлей (в частности, владели собственными магазинами в Петербурге), имели в своем роду старообрядцев, были связаны теснейшими родственными узами со многими деревнями Заонежья.

Традиционным был и состав хозяйства: 8-12 коров, 4-5 лошадей. Для продажи семья ежегодно выращивала быка и жеребца. Кроме того, Сергины содержали бойню. Скотину (выращенную и частично закупленную) забивали: часть солили на зиму для себя, часть увозили в Петрозаводск на продажу.

Главой этой большой патриархальной семьи был Лазарь Яковлевич Сергии, родившийся в 1814 году и скончавшийся в 1909. В 70-х годах XIX века он построил в Мунозере большой двухэтажный дом, который через 100 лет в 1972 году был перевезен в музей-заповедник «Кижи».

Заонежские «бесёды»

Некоторые из просторных по­мещений, подобных избе в доме Елизарова, в зимнее время исполь­зовались для проведения молодеж­ных вечеринок - «бесёд». Часто бесёды происходили в курных избах, принадлежащих старикам, вдовам, то есть людям небогатым. Обычно начинались бесёды с праздника По­крова Богородицы (1.10 по ст. сти­лю), продолжались всю осень и зи­му, завершаясь в четверг на масле­ничной неделе.

Бесёды делились на «прядимыя» и «игримыя», то есть с работой и без работы. На прядимые бесёды специальной квартиры не нанима­ли, собирались вечерами по очереди у каждой из девушек и пряли лен. Иногда к девушкам полюбезничать и потанцевать приходили парни. Они шумели и озорничали: мешали работать, садились на колени к де­вушкам, поджигали кудель, прята­ли прялки. Поэтому девицы исхит­рялись изготовить «урок» заранее, чтобы потом отчитаться перед матерью.

Для игримых бесед парни «оку­пали избу»: в начале 60-х гг. XIX века за «постой, освещение и беспокойство» они платили по 2–3 копейки серебром с человека еже­дневно или по 25–30 копеек за зи­му. Девушки посещали беседу бес­платно. Парни из чужой деревни вносили двойную плату. Игримые бесёды собирались по воскресным дням, а также перед престольными праздниками или перед постом два раза в неделю. Праздничные бесёды были особенно многолюдны, быва­ло, «вся волость собиралась в одну квартиру». С расстоянием не счи­тались — 15–20 верст ничего не значило, где был праздник, туда и ездили, особенно в Святки, Николь­ские и Афанасьевские дни.

Рисунок 3.25 - Игримые бесёды в доме Елизарова

На праздник молодежь надевала лучшие наряды. Богатые девушки были «ра­зодеты в красные парчовые и штофные сарафаны, пере­хваченные у талии поясом из лент, и тонкие сорочки с польскими (коротенькими) рукавами. На шее у них пес­трые платки, которые не закрывают жемчужных ожерельев; в ушах большие жем­чужные серьги; на голове -поднизь, т. е. сетка из лошадиного волоса, изнасаженного жемчугом, которая как кружево обрамляет лоб и спускается к ушам». Не менее живописно выглядели парни в синих кафтанах и поддевках, а «бурлаки», ходившие в Петербург на заработ­ки, щеголяли в длинных сюртуках и пальто-пальмерстон.

Рисунок 3.26 - Игримые бесёды в доме Елизарова. Традиционная одежда заонежанок в исполнении кижского фольклорно-этнографического театра

Беседное веселье имело четкую композицию. В начале бесёды де­вушки и парни сидели по лавкам отдельно — парни в «большом» уг­лу, у икон, девицы — поближе к печке, в «заднем». Пляски и игры тоже следовали друг за другом в установленном традицией по­рядке. Общая схема заонежского хо­ровода второй половины XIX века была следующей: «Перепелка» (пес­ня-игра при наборе в круг), «Утушка» (песни-игры, исполняемые по­парно), «Круг» (хождение по избе в хороводе), «Шестерка», «Сорви го­лову» (плясовые песни-игры). В це­лом заонежская праздничная беседа представляла собой символическое разыгрывание свадебного обряда. Она являлась настоящей выстав­кой невест, на которой парни и их родители выбирали будущих жен.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.