Сделай Сам Свою Работу на 5

льпийская диалектика-2: что такое «чешские скалки»

Альпийская диалектика

Эти заметки посвящены современному этапу развития альпийского садоводства, широко распространённому в Европе и Америке и переживающему в настоящее время очередной бум. Чтобы понять причины этого феномена, целесообразно вернуться к началу пути, пройти по нему, отметив главные вехи в его истории.

 

Исходной задачей, кстати, не такой простой, как может показаться, было освоение культуры горных растений в условиях равнин. Её решением стала идея создания искусственных, имитирующих природный ландшафт сооружений с использованием природного камня. Впервые она была воплощена в жизнь в английских садах без малого 250 лет назад! Поколениями садоводов-энтузиастов накоплен гигантский опыт по всем альпийским аспектам — агрономическим, инженерным, эстетическим. Прежде всего, в культуру введены тысячи видов альпийских растений со всех континентов Земли, и нет таких, с которыми искусные мастера не научились справляться. Первая и наиглавнейшая задача — найти агротехнические приёмы их успешного выращивания — практически решена. Столь же тщательно, до деталей разработаны и технические стороны работы с камнем во всём его многообразии. Разные геологические породы, формы и текстуры чётко дифференцированы по применению под конкретные ландшафтные цели. В числе важнейших решены и дизайнерские задачи, требующие, чтобы конструкция из камня не только была местом размещения коллекций редкостных экземпляров горной флоры, но и гармонично вписывалась в окружающее пространство, не нарушая своей искусственностью цельной картины сада.

Рождение нового жанра в декоративном садоводстве было ознаменовано экстравагантным экспериментом чеширского сквайра Джона Блэкберна, соорудившего первый приватный каменистый сад в 1767 году. Вскоре был создан и приобрёл широкую известность каменистый сад в сердце Лондона, в ботаническом саду Челси, для которого из Исландии доставили особый камень — источенную водой чёрную базальтовую лаву. Увлечение горной флорой в ту пору развивалось на фоне широко пробудившегося интереса к богатствам растительного мира в целом. Объектом внимания стал не только коммерческий потенциал растений, таких как чай или каучук, но и их декоративность, пригодность для выращивания в садах. У состоятельного «среднего класса» ботаника стала популярной наукой, а поиски редких растений в природе, так называемое «гербаризирование», — излюбленным времяпрепровождением. Как ни трудно это представить, но разразился туристический бум, и сотни любителей растений отправлялись на экскурсии в Альпы. Неизбежные неудачи с привозимыми ботаническими трофеями стали толчком к тому, что начался поиск способов содержания в культуре разнообразных, как их с той поры стали называть, «альпийцев». С этого и начался великий вклад Британии в мировое садоводство — практически воплощённая идея альпийского сада.



Появились журналы и книги, где отражался новый опыт и достижения благородных первопроходцев, покорённых миниатюрными диковинами из высокогорий. Уже в публикациях 1830-го и последующих годов можно встретить вполне зрелые, звучащие по-современному положения и рекомендации. Отмечалось, в частности, что камнеломки-порфирионы (Saxifraga, sect. Porphirion) следует выращивать между выложенных горизонтальными слоями каменных блоков. Было найдено и решение чисто английской проблемы — содержание растений в дождливые и бесснежные зимы. Альпийцев учились выращивать не только среди камней, но и в горшках с бедным каменистым субстратом и укрытыми от осадков застеклёнными рамами.

Интересно, что для некоторых наиболее изысканных и привередливых видов проломника (Androsace) из Альп ещё в 1870 году в книге Вильяма Робинсона «Альпийские цветы для английских садов» была дана рекомендация устраивать вертикальные щели меж камней. Только спустя век, согласно закону диалектики, гласящему, что развитие живой и неживой природы осуществляется по спирали, эта методика обрела вторую жизнь и была доведена до совершенства.

Начало XX века ознаменовалось появлением целого ряда новых, ставших классическими, книг английских авторов, посвящённых сооружению альпийских садов, особенностям культуры их обитателей. Это было время Реджинальда Фаррера, остающегося для англичан и по сей день культовой личностью. Он не только осуществил серию ботанических экспедиций в труднодоступные высокогорья юго-восточных Гималаев, открыв для науки множество новых растений, но и разработал в своих капитальных трудах эстетические нормы и принципы использования камня в саду и технику создания моделей природного ландшафта. Именно ему принадлежат хлёсткие метафоры для убогих поделок с разложенными на земляной куче камнями: «миндальный пудинг», «кошмар пьяницы».

Довоенный период был отмечен дальнейшим «облагораживанием» и расширением ассортимента альпийцев и, соответственно, прогрессом в технике их выращивания в условиях неблагоприятного климата равнин. При этом произошло смещение акцента в сторону контейнерной культуры коллекционных растений в «альпийских теплицах», а успех их содержания стал первоочередной задачей. Камень в садовых работах использовали всё меньше, и пессимисты поговаривали, что его время прошло. Мнения разделились и даже сформировались два противоположных течения — «растениеводы» и «каменщики».

Лагерь классиков жанра не сдавался, и возникло такое свежее веяние, как использование отслуживших своё кормушек для скотины — каменных корыт. В этих монументальных контейнерах создавались композиции из камня и всевозможных растений по нормам и правилам, принятым в настоящих альпинариях. Их популярность со временем настолько выросла, что корыта стали антиквариатом, и энтузиасты разработали альтернативные искусственные смеси, из которых в домашних условиях получается неплохая имитация природного камня.

Эпохальным событием стало внедрение особой геологической породы — известкового туфа (травертина), образующегося в отложениях термальных углекислых источников. Пористый, мягкий и сравнительно лёгкий камень расширил базовые способы выращивания растений. В отверстиях, высверленных в его крупных аморфных блоках, хорошо растёт даже высшая альпийская элита. Этот красивый ноздреватый камень с патиной на поверхности и по сей день остаётся исключительно популярным.

Ещё одно альпийское изобретение, очень широко в послевоенные годы распространившееся по всей стране, — так называемые «поднятые цветники» (raised beds) для альпийских растений. Одним словом, с давних пор Англия стала главным источником всевозможных нововведений и движущей силой прогресса в альпийском садоводстве.

В стране основоположников этого оригинального направления садоводства 80 лет действует Общество альпийских садов (The Alpine Garden Society), крупнейшее в мире специализированное объединение, открытое, кстати, и для зарубежных любителей. Такое себе «большое общество для маленьких растений». Ежеквартально издаваемый бюллетень Общества наглядно иллюстрирует — там умеют прекрасно вырастить любые ботанические диковинки из самых экзотических горных уголков земли, будь то Анды, Новая Зеландия или Тибет. Столь же блестяще решена и вторая задача — в идеальном состоянии представить экспонаты на региональные клубные выставки, ставшие национальным «видом спорта» среди садоводов. Мудрено было бы плохо сфотографировать столь роскошные экземпляры-призёры! Действительно, журнал полон превосходных иллюстраций и, с точки зрения полиграфии, безукоризнен. И есть только одно-единственное «но», что сильно смущает сторонников традиционной школы — эти выставочные чудо-растения выращены в закрытом грунте и в горшках! Дело в том, что всю вторую половину прошлого века в Англии первенствовали сторонники «альпийцев без камней».

Явно доминирующая направленность англичан, этих старинных поклонников природных садов и горной природы, на содержание альпийцев в защищённом грунте вовсе не значит, что они совсем отказались от сложенных из камня горок. Более того, в последние годы произошли вполне реальные сдвиги в сторону возврата к старым добрым альпинариям. Нужно, правда, оговориться — на этот раз очередной виток популярности каменистых горок был обеспечен из-за рубежа. В данном случае у законодателей мод пальму первенства перехватили весьма искушённые в альпийском деле чехи, столь же страстные садоводы, тонкие и вдумчивые любители дикой горной природы, традиционно содержащие альпийцев не в горшках, а под открытым небом. В прошлом десятилетии они пустили в альпийские круги «чешский» метод сооружения альпийских горок нового типа с говорящим названием «щелистые», «трещиноватые» или «слоистые». В английской версии они вошли в лексикон как «crevice garden» (в переводе «сад в расщелине, щели»). Этот термин означает такой тип горки, поверхность которой наряду с выпуклостями и впадинами образована торцами близко поставленных, почти параллельных плоских камней, а растения высажены в образовавшиеся узкие, слегка наклонные щели.

За счёт чего так быстро завоевали столь широкую популярность «чешские» горки (назовём их чешским словом «скалки»)? Специфическая конструкция слоёв с множеством косых расщелин несложна в строительстве. При этом она выглядит как природное скальное обнажение и хорошо воспринимается зрительно. И, самое главное, ради чего всё задумано: даже привередливые виды прекрасно растут. Здесь есть всё, что нужно горным растениям: идеальные условия для роста корневой системы, оптимальные тепловой и влажностный режимы, умеренно влажный и прохладный грунт. За счёт минимизированного испарения проблема полива не стоит с прежней остротой. В придачу здесь неблагоприятная среда для сорняков.

Теперь, когда чешская техника нашла признание в Старом и Новом Свете, практикующие теоретики говорят, что ничего особого не придумали, а просто учились у природы, черпая вдохновение в образцах сотворённых ею скальных выходов, особенно выразительных в естественных стратах известняка.

Сам факт создания современной школы чешских скалок был воспринят в мировом альпийском братстве с большим энтузиазмом. Англичане среагировали на это первыми. На территории сада при штаб-квартире Общества под руководством приглашённого живого классика Зденека Зволанека недавно была выстроена новомодная горка, которая наглядно показывает свои лучшие стороны. Успех был очевиден, а общественный интерес столь велик, что Общество вскоре опубликовало отдельной книжкой написанное им руководство по этой, ставшей актуальной, теме.

льпийская диалектика-2: что такое «чешские скалки»

Накопившиеся за 250 лет направления, стили и методы техники альпинария развиваясь и совершенствуясь, привели, в конце концов, к ранее немыслимым, превзошедшим все ожидания результатам. В наше время ведущие мастера, в особенности в Англии и Шотландии, наилучшим образом освоили горшечную культуру самых взыскательных диковин из высокогорий всей планеты и научились выращивать в «альпийских теплицах» фантастические экземпляры тех видов, которые прежде «в неволе» вообще не жили. Но эти достижения не грели душу фанатам содержания альпийцев в открытом грунте. Очередной виток спирали, пришедшийся на конец прошлого века, обогатил мировую практику свежим подходом к созданию природных альпинариев. Авторами новой, совершенно оригинальной манеры стали садоводы из Чешской Республики, а сооружаемые ими фирменные «скалки» завоевали всеобщее и полное признание.

В самом деле, чешские «слоистые», или «щелевые» горки — не частное усовершенствование общепринятой техники, а новый, по-настоящему революционный переход к альпинарию XXI века, высоко функциональному и эстетически ценному. В чём же их специфика и отличие от прежних конструкций из камня, почему они оказались так хороши для горных растений? И главное, почему они покорили любителей альпийского садоводства в Европе и Америке?

Прежде всего, коснёмся внешнего вида настоящей «чешской скалки». Как бы ни различались образцы нового стиля по индивидуальной манере автора, по используемой горной породе, по масштабам творения, — они всегда узнаваемы. Особенностей целый ряд, и первая — используемый камень. Камень требуется соответствующей формы, с почти параллельными плоскостями в виде кусков разной толщины и величины: от мощных плит до «досок» и даже тонких пластин. Геологическая природа камня такой формы довольно разнообразна и типична как для осадочных, так и для метаморфических горных пород: известняк, доломит, песчаник, филлит, сланец.

Ещё важнее кладка камня. Выполняется она особенным образом: плиты ставят на ребро, близко и параллельно одна к другой. В результате создаются вертикальные, слегка наклонённые (5—10о) щели между ними. Подчеркнём, что угол наклона слоёв (страт) должен быть одинаковым по всей горке. Кроме того, что страты взаимно параллельны, они ещё и довольно узки, от нескольких миллиметров (!) до двух с половиной сантиметров. Каждый слой, к тому же, имеет по всей своей длине примерно одинаковую ширину. Попутно следует сказать, что существует и техника горизонтального слоения, визуально столь же привлекательная, но эксперты считают её не столь функциональной.

Следующая важная деталь, которая подчёркивает эффект естественного природного скального обнажения, — отсутствие даже малейшего открытого участка, где была бы видна земля меж камнями. Задача воздвигнуть пусть и небольшой, но выглядящий единым и цельным каменный выход, как в реальной горной природе, решается с помощью осколков и крошки той же породы, что пошла на кладку. Мелкие обломки выкладываются вдоль щелей, а затем все просыпается разнокалиберной крошкой.

Общий эффект усиливают и главные герои такой горки, ради которых, собственно, и ворочают тонны камней и земли — альпийские растения. Незаурядному сооружению и растения под стать: мелкие, плотные, выразительные, медленно растущие, но рано зацветающие, эффектные и яркие в пору цветения, но красивые даже без цветов. Требования к «населению» новомодной горки достаточно ограниченные, но это не повод расстраиваться. Ассортимент травянистых многолетников, основных персонажей сцены, исключительно богат и разнообразен, а число видов, отвечающих высоким критериям, исчисляется несколькими тысячами. Среди прочего всенепременно присутствуют и миниатюрные сорта древесных, пока мало знакомые большинству из нас, по привычке предпочитающих быстрый рост, ощутимые габариты и «пышность».

Подчеркну сразу, что понятие «миниатюрность» означает не просто медленный рост, а имеет вполне конкретные измерения: годовой прирост — всего пара, может чуть больше, сантиметров в год! Для кого-то, возможно, станет откровением, но только елей, пихт, сосен, тсуг и иных хвойных с такими параметрами — не одна сотня. Столь же весомо дополняют общую картину и цветущие супер-карликовые дафны, ивы, разнообразные эрикоидные.

Сумма этих компонентов и легла в основу успеха чешских новаторов альпийского садового дела. Нетривиальный камень, неординарный дизайн и, самое важное, чего они добились благодаря этому, — благоденствующие под открытым небом благороднейшие растения. Выбранный чешскими мастерами путь, когда наставником стала сама мать-природа, оказался единственно верным. Как они сами объясняют, способ каменной кладки с множеством узких щелей пришел не как озарение, они шли к нему постепенно, постоянно совершенствуя методику последние 30—35 лет.

Прообразом будущих конструкций стали известняковые скальные выходы, нередкие даже в городской черте столичной Праги. Пытливый глаз ищущих людей рассмотрел не только особенности стратификации осадочных пород и жизни локальной растительности, но и приглядел натурные фрагменты, подходящие для воспроизведения в саду. Опыт показал, что, действуя таким образом и ничего не «изобретая», можно не только избежать фантазийных пародий на природу, но и симулировать естественные условия жизни растений в скальных трещинах.

Именно эта тонкая деталь экологии горной флоры и стала ключевым моментом в работе с камнем и растением, в разработке инновационной техники щелевых горок. Самые взыскательные в культуре, а порой и самые красивые из альпийцев в природе живут на скалах, зацепившись в узких, иногда тончайших зазорах между каменных плит. Для того чтобы приспособиться к столь специфическим условиям, растения обзавелись специально устроенной, очень сильно развитой корневой системой.

Глубоко проникая в крайне ограниченное пространство, корни находят там и жизненно необходимую им прохладу, и конденсируемую влагу, и минимум питательных веществ, соответствующий их весьма скромным потребностям. Рукотворная модель таких узких расщелин оказалась работоспособной, пошла в жизнь.

Дифирамбы «чешским скалкам» и их идеологам — не пересказ зарубежной статьи. В течение уже 11 лет я даже, отчасти, соучаствую в процессе их познания и признания. Мне выпал «счастливый билет», когда в мае 1998-го, будучи в Праге, загадочный случай привёл меня к старинным воротам сада при костёле Святого Яна на Скалце. Там проходила традиционная выставка альпийских растений, которую устраивает Пражский клуб. Там-то и произошло первое знакомство с оригинальными каменными сооружениями, ставшими для меня эталоном альпинария.

Вскоре Клуб стал мне родным, его ежеквартальный бюллетень — любимым чтением, а некоторые из его самых «активных штыков» — Йозеф Гольцбехер, Войта Голубец, Ота Власак, Зденек Зволанек — моими первыми наставниками. Они и по сей день мои добрые камарады, то есть друзья. Настоящим откровением и потрясением стали их личные сады, упорядочившие хаос от легкомысленной беллетристики на альпийскую тему в моей голове. В последующие годы довелось не только побывать в частных садах многих других чешских коллег, но и с неизменным удовольствием писать или рассказывать о них. Более того, удалось показать моим российским товарищам многие их творения и даже провести по ним несколько туристических групп. Было отрадно воочию разделить общий восторг от чешских шедевров и с иностранными экспертами, когда вместе с англичанами-австрийцами-датчанами, собравшимися в Чехии на международный симпозиум по камнеломкам, мы целый день ездили из сада в сад, где одна скалка была краше другой.

Резонанс, не заставивший себя ждать, был не просто позитивным. По поступившим приглашениям из-за океана ведущие чешские специалисты стали выезжать с лекциями и консультациями. Начался «экспорт» и самих скалок за рубеж. Не удивляйтесь, если, оказавшись в ботанических садах Монреаля в Канаде или Тромсо в Норвегии, увидите неординарный альпинарий. Знайте, это работа мастеров, приглашённых из Чехии. Скалки появились и в частных альпийских садах в Западной Европе и США.

В Праге в мае 2007 года впервые в истории альпийского садоводства прошла «Первая чешская конференция по каменистым садам», собравшая более сотни участников из Европы и Америки. Бесспорно, это почти эпохальное событие стало знаком высшего признания чешской альпийской школы.

Нельзя не отметить еще одну важную компоненту современного альпийского садоводства. Даже самая замечательно выстроенная горка останется неполноценной, если на ней не будут изобиловать самые маленькие, но самые восхитительные растения высокогорий, те от которых замирает сердце законченных «маньяков-альпинаристов», воспетых Карелом Чапеком в «Годе садовода» ещё в двадцатые годы прошлого столетия. Новейшие, впервые вводимые в культуру виды флоры высокогорий появляются в садах каждый год, и свой заметный вклад в этот процесс вносят передовые чешские энтузиасты. Их самодеятельные экспедиции по сбору семян редкостных альпийцев в самые далёкие и дикие горы, на свой страх и риск, бесспорно, служат образцом подвижничества в цивилизованном садоводстве.

Заметки о современном витке развития альпийского садоводства будут однобокими, если не коснуться положения дел в Отечестве. Времена меняются, меняются и альпинарии, но на нашей земле это происходит слишком медленно. Понятия «альпийская горка» и «рокарий « уже стали привычными в русском садовом лексиконе, но, увы, в садоводческих кругах представления о том что за этим стоит, базируются не на мировом опыте, а на интуиции и вольном толковании терминов. И, что всего досаднее, на довольно слабых, если не ужасных, практических работах. Русские «альпийские горки» числятся в перечне услуг почти всех ландшафтных фирм, но про «наш стиль», игнорирующий нормы и правила столетней давности, лучше грустно промолчать на фоне успехов наших зарубежных коллег…

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.