Сделай Сам Свою Работу на 5

ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ ПРИ РАБОТЕ С СЕМЬЁЙ

Трудно сказать, когда следует применять парадоксальные интервенции в семейной терапии, т.к. мы не располагаем диагностической классификацией семей. Указания, представленные в предыдущем подразделе, относятся в равной мере и к семейной системе; однако нам бы хотелось более детально оговорить, когда парадоксальная интервенция оказывается наиболее полезной.

На наш взгляд, применение парадоксального подхода уместно, если семья и/или какая-то из её подсистем переживает кризис развития. Семейные терапевты начинают отдавать себе отчёт в том, что с течением лет семьи время от времени подвергаются изменениям, хотя бывает трудно точно определить, какие изменения являются функциональными, а какие дисфункциональными на данном этапе жизненного цикла. Пытаясь упорядочить достижения Милтона Эриксона в бласти гипноза и психотерапии, Хейли (1973) сформулировал рабочую гипотезу, касающуюся жизненного цикла семьи. По мнению Эриксона и Хейли, семьи страдают, когда они оказываются неспособными перейти из одного этапа жизненного Цикла в другой, т.е. когда происходит нарушение существующего состояния равновесия. Что интересно, рекомендуемый Хейли (1995) подход по сути является парадоксальным. Парадоксальная психотерапия может эффективно подвести к изменению второй ступени, необходимому во время вступления в очередной этап жизненного цикла (Хагес, Бергер и Райт, 1978).

Вацлавик и сотрудники (1974) понимают, что изменения в жизненном цикле являются изменениями второй ступени: «Совершение подростком перехода из детства в юность является одним из нескольких периодов изменения в семье, который требует проведения связанных между собой изменений интеракционных ролей всех членов системы, т.е. изменения второй ступени (стр.142). однако они не уточняют, каким образом следует использовать парадоксальную терапию для оказания помощи семье, проходящей через изменение в жизненном цикле.

Примеры применения парадоксального подхода для облегчения прохождения таких изменений или разрешения кризисов развития можно найти в публикациях Вацлавика (1974), Хейли (1973), Хагеса (1978), а также Уикса и Райта (1979). Нами был описан случай молодых супругов, у которых возникли проблемы с принятием на себя роли родителей. Пациенты жаловались на то, что их совместная жизнь не складывается из-за частых приступов гнева у Скотта, а также обеспокоенности Линды тем, что она не может стать хорошей матерью для их десятимесячного ребёнка. Когда они впервые пришли на приём, приступы гнева у Скотта случались обычно один-два раза в неделю (хотя бывали недели, когда эти приступы повторялись три-четыре раза), а Линда реагировала на них сильным страхом. Мы назначили супругам домашнее задание: Скотту было приказано выплеснуть на домашних свой гнев, а Линде - беспокоится о том, что она плохо справляется со своими обязанностями. За время всей терапии (а длилась она 2,5 месяца) у Скотта лишь один раз имел место приступ гнева, который жена признала более слабым в сравнении с предыдущими. Линда отметила, что состояние интенсивной обеспокоенности практически покинуло её.



В начале терапии мы рассматривали паттерн «Жертва-Притеснитель-Спаситель», наблюдающийся в отношениях между супругами. Линда исполняла роль Жертвы, провоцируя Скотта на то, чтобы он её притеснял или же спасал (или и то, и другое вместе взятое). Мы прописали им именно эти роли. Умышленное исполнение данных ролей помогло пациентам обрести контроль над ссорами - ссориться конструктивно, а не деструктивно.

Фишер, Андерсон и Джонс (1981) представляют подробные замечания, касающиеся применения определённых типов интервенции в работе с пациентами (главным образом семьями), характеризующимися данными чертами. Они выделяют три типа парадоксальной интервенции. Первый из них, переформулировку,они; определяют как придание симптому нового значения. Данную дефиницию используют также Вацлавик и сотрудники (1974); о ней пойдёт речь чуть ниже. Фишер и его коллеги считают, что применение переформулирования показано, если семья: а) проявляет умеренное сопротивление; б) не отличается контрастностью; в) способна к рефлексии; г) не настроена действовать; д) в состоянии побороть чувство неуверенности и раздражения; е) не увлекается импульсивным поведением или поведением типа acting-out; ж) не подвергается давлению со стороны внешних проблем; з) характеризуется неподвижной структурой; и) переживает повторяющиеся, но неглубокие кризисы.

Вторым типом интервенции является эскалация или вызывание кризиса.Фишер и его коллеги приводят здесь два метода поведения. Первый из них это обычное предписание симптома, т.е. приказ пациенту усилить своё поведение. Второй метод заключается в увеличении частоты повторяемости и интенсивности кризисных ситуаций. Вместо того, чтобы избегать кризисов, терапевт подталкивает семью к конфликтной ситуации для того, чтобы выявить скрытые черты проблемы и объединить систему. Метод эскалации следует применять, когда семью характеризуют следующие черты: а) неясный стиль общения; б) чрезмерная склонность к вербальной манипуляции; в) противопоставление; г) борьба за власть; д) высокий уровень сопротивления; е) потребность в сохранении медленного темпа; ж) склонность к поведению типа acting-out; з) чрезмерная жёсткость; и) блокировка и отсутствие компромисса; к) соперничество взрослых членов семьи с терапевтами.

Третьим типом интервенции является перенаправление(redirection). Оно заключается в смене какой-либо особенности проявления симптома. В частности это относится к смене обстоятельств, при которых дело доходит до проявления симптома. Перенаправление рекомендуется применять в случае: а) индивидуального сеанса; б) представления семьёй проблемы с маленьким ребёнком; в) конкретных симптомов; г) повторяющихся симптомов; Д) сеанса имеющего просветительский либо консультативный характер; е) семьи, способной реагировать на директивы без проявления саботажа; ж) семьи, не характеризующейся противоположностью; з) чрезмерного подчинения со стороны пациентов.

Значение работ Фишера и его сотрудников трудно переоценить. Они начали соединять конкретные методы с определёнными чертами семьи. Продолжение подобного рода поисков является Условием правильного использования парадоксальных методов в будущем. Следует отметить, что большинство замечаний Фишера относится к семьям, а не к индивидуальным пациентам. К перечисленным им чертам мы бы хотели присоединить список подмеченных нами семейных паттернов, которые - по нашему мнению - потребовали бы применения той или иной парадоксальной интервенцию. В отличие от Фишера и его сотрудников мы не пытаемся внушать, какой именно тип парадоксальной интервенции подходит для данного паттерна, хотя наши клинические наблюдения в большинстве случаев подтверждают выводы этих исследований.

ПАТТЕРНЫ СЕМЕЙНЫХ ТРАНСАКЦИЙ

Существует несколько нарушенных паттернов семейных трансакций, для которых парадоксальные интервенции кажутся нам особенно подходящими. Ниже приводится описание некоторых из этих паттернов, дополняемое примерами.

Явная борьба и ссоры

Борьба может быть кратковременной и интенсивной или же продолжительной и удерживающейся на низком уровне. Данный паттерн основывается на реактивном соотношении единства-противоположности между супругами (Л'Абат, 1976).

Члены семьи постоянно возражают друг другу, вне зависимости от предмета спора. Терапевт, пытающийся помочь семье такого типа, используя какой-либо непосредственный подход, войдёт в конфликт с пациентами. Желая присоединиться к ним, специалист должен обратиться к парадоксальным методам.

Одна семья обратилась за помощью в связи с крайне бунтарской позицией самой младшей, 15-летней дочери. Родителям было за сорок и у них было ещё трое детей - 18-летний сын, проживающий вместе с ними, а также старшие сын и дочь, у которых уже были свои семьи. До неудержимой борьбы и ссор доходило всякий раз, когда от дочери требовали подчиниться правилам и выполнить ожидания родителей. Складывалось впечатление, что между матерью и дочерью разыгрывалась борьба за власть. При каждой конфронтации борьба усиливалась до тех пор, пока не вмешивался отец. Он перенёс два инфаркта, и по этой причине мать и дочь на время приостанавливали борьбу, которая к моменту вмешательства отца обычно уже приобретала форму рукоприкладства. Лицом, отвечающим за поддержание дисциплины в семье, была мать. Между родителями существовало неписанное правило: мать берёт на себя роль суровой и более ответственной родительницы, отец - родителя более мягкого, пассивного. Поскольку данный расклад возлагал на мать ответственность за поддержание дисциплины, между матерью и дочерью постоянно шла борьба.

2) Нежелание сотрудничать в семье и выполнять порученные задания

Семьи такого типа ведут себя более пассивно и более деликатно, нежели семьи, в которых дело доходит до явной борьбы. Члены системы вербально иногда приходят к взаимному согласию, но невербально они борются друг с другом. Причины такого паттерна также можно отыскать в супружеской диаде, где один из партнёров - как правило жена - проявляет большую инициативу и вербальную агрессию, атакуя супруга постоянными упрёками и жалобами. Муж, в свою очередь, обычно борется с женой невербальными методами. Неспособный словесно выразить свои чувства, он даёт выход своим эмоциям, употребляя спиртное, смотря телевизор, наконец уходя из дома и т.п.

В случае обоих описанных паттернов, демонстрируемых чаще всего семьями взбунтовавшихся подростков, вербальные соглашения не приветствуются, и большинство трансакций остаются неполными, т.к. никто не хочет взять на себя ответственности - что, впрочем, можно сказать о почти всех аутодеструктивных паттернах. Такие семьи, как правило, искажают домашние задания либо вообще забывают о них.

Семья обратилась за помощью к терапевту по причине агрессивного невербального поведения 16-летнего сына. По мнению остальных членов семьи, агрессия и бунт подростка были просто невыносимыми. Когда его ставили перед лицом той или иной проблемы, парень притворялся сонным. Брак родителей оказался неудачным и поэтому их старшие сын и дочь уехали из дома ещё до окончания средней школы. Мать и отец принадлежали к разным социальным группам и они не смогли договориться между собой, как им воспитывать детей и чего им от них ожидать. Мать пыталась быть требовательной, но ей немногого удавалось добиться без скандалов. Хотя отец и переживал за сына, он не уделял жене достаточной поддержки. Часто ему приходилось уезжать по делам, но даже если он и был дома, то старался всячески избегать жены - он не слушал её или же находил для себя иное занятие всякий раз, когда надо было как-то отреагировать на поведение сына. Мать располагала наибольшими вербальными способностями - мужа и сына она пыталась убедить в чём-то, применяя по отношению к ним гневные выпады. В ответ на это мужчины, отказываясь сотрудничать и сопротивляясь женщине, а также уклонялись от ответственности за ситуацию в семье.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.