Сделай Сам Свою Работу на 5

Часть 67 Содержательный диалог

*Кея не бить, аффтор будет его ценой собственной жизни защищать)*

Так. С чего бы начать? Хоть я и решил, что необходимо просвещать Кея, но существовала небольшая проблема… Все-таки я не должен говорить ему, что Эрги в него влюблен, не думаю, что, вернувшись, парень будет рад обнаружить, что я растрепал желтоглазому о его чувствах. И вообще неизвестно, как Волк к этому отнесется.
Я задумчиво почесал кончик носа, размышляя, как бы ненавязчиво начать… Впрочем, Кей снова выручил меня, первым задавая вопрос:
— Как проходит твоя адаптация?
Эммм… а он о чем? Я удивленно таращился на невозмутимого Кея, пока до меня не дошло, что он имеет ввиду, как я приспосабливаюсь на этой территории и разбираюсь со своим даром. Вообще удивительно, что я как-то смог догадаться… Зато… надо переходить на тему любви. Беззаботно пожав плечами, я покосился на парня.
— Ничего вроде, Саджи мне очень помогает, заботиться. А как проходила твоя… адаптация? — поинтересовался я.
— Меня Эрги сюда притащил, объяснял все…
Я тотчас ухватился за возможность развить тему.
— И… почему он так поступил?
Кей нахмурился, как будто припоминая что-то.
— Хм… я его спас тогда, вот он в благодарность за спасение и решил помочь мне.
— То есть он до сих в благодарность за спасение так себя ведет? — саркастически поинтересовался я.
Как можно быть таким недогадливым? Ага, а если бы я не взял ситуацию под контроль, у Эрги точно не было бы шансов…
— Возможно. Я не задумывался — хмыкнул желтоглазый.
— Очень зря! Ведь неспроста же он тебе так предан, невозможно несколько лет с такой преданностью подчиняться кому-то только за спасенную жизнь, тем более, что он тебе тоже помог. Его чувст…— я прикусил язык, коря себя за несдержанность.
Но Кей, похоже, не заметил того, что я едва не проболтался, глубоко задумавшись о чем-то. Когда он поднял на меня взгляд, я поежился от пронизывающего, цепкого взгляда ярко-желтых глаз, пристально изучавших меня. Что-то мне не по себе сделалось, я-то уже привык, что он со мной ведет себя… хм, дружелюбно, но сейчас мне сделалось нехорошо…
— Ты что-то знаешь? — голос стал ниже, в нем появилась хрипотца.
Сглотнув, я принялся быстро прокручивать сложившуюся ситуацию в голове. Кажется, я затронул какую-то тему, которую затрагивать не следовало, впрочем, сейчас об этом поздно уже думать, надо как-то выкручиваться…
— Конечно, знаю…— пока я думал, что делать, мой язык, обладающий собственной волей, начал сам «исправлять» ситуацию. — Например, то, что Земля вращается вокруг Солнца, и то, что Джомолунгма самая высокая гора в мире, а еще…
Мой словесный поток увял под взглядом желтоглазого.
— Ты что-то знаешь? — повторил он.
Черт! Эти желтые звериные глаза меня гипнотизируют. Я мотнул головой, избавляясь от наваждения, и пискнул, пытаясь отползти на другой конец кровати от Кея:
— Я же только что сказал…
Волк, схватив меня за предплечье, резко дернул на себя, почти прижимая, и прошипел почти в губы, так близко сейчас находились наши лица:
— Я хочу знать, что тебе известно об Эрги…
Мне следовало просто кивнуть, потому что меня едва не трясло от его поведения и проникающего, казалось, в самый мозг шепота.
— А зачем тебе? — ну, конечно, а кто-то сомневался, что я просто кивну?
Кей отпустил меня, впрочем, продолжая внимательно следить за моими движениями.
— Скажем так… Он для меня загадка, я не могу понять его мотивов или смысла его поступков, — задумчиво хмыкнул он. — Я не психолог, но интуиция всегда позволяла мне понять, кто враг, а кто нет, кто что-то планирует, кто предан мне и по какой причине. Но его я понять не могу, со мной он всегда сдержан и спокоен, хотя то, что сносит от меня, ни за что не простит кому-то еще… Я хочу знать причину.
Ого. Хм, непривычно слышать от желтоглазого такой длинный монолог, но вот суть… Да, даже не знаю, что и думать. С одной стороны он вроде как неравнодушен к Эрги, не в таком смысле, как тот к нему, правда, но и это уже неплохо. С другой стороны… когда он узнает причину, не охладеет ли он к парню? Или еще хуже… не возненавидит ли его?
— Вот как…— пробормотал я. — Кстати, а ты не знаешь… может, Эрги в кого-нибудь влюблен?
Уй! Дайте мне срочно веревку, и я повешусь! Или лучше броситься под машину? Только идиот не проведет параллель между тем, что мы говорили и моим вопросом. Мэй, ты молодец! Умеешь все испортить!
— Влюблен? — удивленно переспросил Кей. — Это как?
Не понял. Глупо хлопая ресницами, я смотрел на снова ставшего невозмутимым парнем. Мне сейчас послышалось? Он спросил, что такое любовь?
— Эммм… ты имел ввиду в кого он влюблен?
— Нет, я имел ввиду, что это такое.
Ха-ха-ха… Очень весело. Обхохочешься.
— Это, ну…
А что это такое? В смысле я, например, к Саджи испытываю такие чувства, но как их описать, не знаю. А объяснить-то надо, иначе Эрги вообще может забыть про то, что между ними что-то может быть…
— Это… когда, например, — я стал припоминать наше с Саджи развитие отношений, — Целуешься в душе и не хочешь никуда идти.
Я покраснел, мысленно ругая себя, на чем свет стоит. Объяснил. Ничего не скажешь…
— То есть, чтобы узнать, влюблен ли в тебя человек, надо затащить его в душ и понаблюдать: нравится ему с тобой или нет? — скептически спросил желтоглазый, явно издеваясь.
Я насупился. Ладно, будем по-другому объяснять.
— Ну, если ты любишь человека, то постоянно хочешь его видеть рядом, а если он с кем-то другим сближается или тесно общается, то ты ревнуешь и злишься. А еще этот человек о тебе заботится…
Беее, ну, да, банально и сопливо, но, если кто-нибудь лучше может объяснить человеку, ничего не знающему о любви, это, то вперед, а я посижу в сторонке и полюбуюсь…
— Хммм, и это все? — поинтересовался Кей.
— Ну… не совсем. Для тебя нет человека ближе и дороже, — добавил я.
Блин, ну, это ведь то же самое, что объяснять слепому, как выглядит тот или иной цвет. Это ведь просто невозможно. А еще Эрги называет странным!
— Ага…— безучастно отозвался желтоглазый.
Я нахмурился. Мда, и что? Главное не сдаваться! Предпримем еще одну попытку!
— Ну, ладно… например, есть человек, который тебе очень важен? Без которого тебе было бы плохо, если он исчез? — спросил я.
— Пожалуй, что да… Эрги.
Ура! Я знал! Знал, что у парня есть шанс!
— Он очень хорошо справляется со своими обязанностями, исчезни он, и на меня свалится много дел…— продолжил Волк.
Дааа, рано радовался. Я даже скрипнул зубами от злости. До чего же он твердолобый! Но черта с два, я сдамся! Это просто дело принципа — достучаться до него!
— А кроме этого? Ты бы страдал только из-за того, что самому придется справляться со всем, или бы тебе не хватало его самого?
Тупой разговор, идиотский просто, но я сделаю то, что должен!
— Я привык к нему, наверное…
Хоть что-то! Чувствую себя выжатым как лимон… он меня просто морально вымотал. Я вздохнул: все равно работы еще море, надо будет сказать Эрги, чтобы он поактивней был, все равно до Кея не доходит… Кстати, давно хотел узнать:
— А какой у тебя дар?
Дверь распахнулась, являя нам двух недовольных парней, оба растрепанные, зло косятся друг на друга.
— Мэй, идем, — приказал брюнет, кивнув мне.
Что это еще за тон? Впрочем, спорить с ним сейчас я не осмелюсь… Пробурчав что-то, я направился к двери, махнув на прощание Волку. Да… тяжелая однако работа у меня… Мне Эрги даже жалко. Надо с ним поговорить, кстати, но, наткнувшись на пристальный взгляд Саджи, я понял, что не так-то это будет и просто. Эх, и чего они опять не поделили?!



Часть 68 Первая ссора

— Саджи, Саджи! Да, подожди ты!
Я едва поспевал за брюнетом, который, казалось, не шел, а бежал наверх. Тот, впрочем, и не подумал замедлить шаг, по-моему, он вообще меня не слышит! Когда мы оказались на улице, он повернулся ко мне, собираясь что-то сказать, но, заметив стоящего за моей спиной Эрги, зло сощурился.
— Что ты тут забыл?! — похоже, Кербер едва сдерживался, чтобы не наброситься на него.
— Мне надо с ним поговорить, — поспешил вмешаться я.
Когда я выходил из комнаты, то успел шепнуть Эрги, чтобы он вышел вместе с нами, все-таки надо ему объяснить, что Кей вообще ничего не знает о любви…
— Никаких разговоров! — рыкнул Саджи, хватая меня за руку.
Я дернулся, впрочем, его мои слабые трепыхания не остановили. Кто бы сомневался!
— Пусти! Мне надо с ним поговорить!
— Мы уходим. Ты не будешь с ним ни о чем говорить, — голосом брюнета можно сталь резать.
Я отчетливо ощущал исходящие от него злость и непреклонность. А мне стало как-то обидно. Черт! Он теперь всегда меня за собой вот так таскать будет?
— Ты говоришь, что не хочешь вмешивать меня в происходящее здесь, да? — прошипел я. — А в свои отношения с остальными, значит, можно? Если у вас с Эрги какие-то личные счеты, то это не значит, что они есть у нас.
Брюнет, казалось, окаменел, когда он отпустил меня, я думал, что за этим последует удар, но Саджи, полностью скрывая от меня эмоции, холодно произнес:
— Вот значит как…
Развернувшись ко мне спиной, он направился прочь, оставив меня недоуменно хлопать ресницами. Он… он что бросит меня здесь? Как будто в ответ на мои мысли, парень, не оборачиваясь, процедил:
— Пусть тогда Эрги тебя отсюда и выведет к твоему дому.
Я почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, а в груди становится пусто. Парень уже подходил к повороту, когда я, не выдержав, крикнул:
— Это и есть твоя «любовь»? Недолгой же она оказалась! Не надо было мне верить тебе…— последнее я уже прошептал.
По щекам потекли слезы, на секунду мне показалось, что Саджи замедлил шаг, но, наверное, мне просто показалось, потому что все вокруг плыло. Хотелось свернуться клубочком и выплакать свое горе, но для этого здесь было явно неподходящее место. А как же все те слова, все наши улыбки? Стоит мне поступить по-своему и от его любви ничего не останется? Нахрен мне такая любовь нужна?!
Я почувствовал, как меня накрыла волна сочувствия и понимания, вслед за этим на плечо опустилась рука Эрги. Развернув меня к себе лицом, он вздохнул, разглядывая мою зареванную мордашку, и позволил вцепиться в него, выплакивая боль от неожиданного предательства.
Не знаю, сколько мы простояли, но, когда я, наконец, перестал всхлипывать, мне стало немного легче, хотя пустота никуда не делась.
— Опять ревешь, как девчонка, — немного грубовато протянул Эрги.
Впрочем, я чувствовал его настоящие эмоции, так что не обманулся его словами. Ему явно хотелось меня как-то подбодрить, но он не знал, как это сделать.
— Не думаю, что он это серьезно… Он просто слишком вспылил, — продолжил Эрги. — Я не помню, когда в последний раз видел его таким счастливым, каким он был последние несколько дней, что провел с тобой. Обычно он как раз такой, каким был сейчас. Если честно, я думаю, что это одна из причин, по которой он не хочет тебе рассказывать, Саджи просто боится, что ты увидишь его другую сторону, не очень приятную, я бы сказал…
Я удивленно посмотрел на парня. Я приободрился от сказанного, но было еще кое-что, что меня поразило.
— Постой. Ты, что… защищаешь его? — неверяще поинтересовался я.
— Нет, конечно! Просто из-за этого идиота ты слишком расстроился, — фыркнул Эрги, всем видом показывая, что он думает о моем предположении.
— Спасибо!
Чувствуя какое-то непонятное облегчение, я в порыве чувств обнял его. Ха-ха, похоже, он смутился! На щеках парня появился слабый румянец, и он старательно отводил взгляд, напустив на себя нарочито безразличный вид.
— Идем, отведу тебя домой, — хмыкнул он.
Надеюсь, то, что он сказал — правда. Тогда мы с Саджи еще помиримся, хотя он все равно придурок!
— А о чем ты хотел поговорить? — поинтересовался Эрги, с любопытством поглядывая на меня.
Ах, да! Было бы глупо, если бы после всего, я еще и забыл рассказать, то, что хотел…
— Понимаешь… я говорил с Кеем, ну… хотел узнать, как он к тебе относится, — осторожно начал я, до меня только сейчас дошло, что Эрги может не понравиться мое вмешательство.
— Зачем? — насторожившись, спросил парень, бросая на меня косой взгляд.
— Ну… ты же вроде в него такое долгое время влюблен, — пробормотал я. — Я думал тебе будет интересно узнать, что Кей к тебе испытывает.
Эрги нервно облизал губы и хрипло поинтересовался, немного помешкав:
— И… что он сказал?
— Он… представляешь, он не знает такого чувства, как любовь!
Немного грустно хмыкнув, парень скривил губы в подобии улыбки.
— Представляю. Он всегда такой. Холодный. Недоступный.
— А еще он сказал, что привык к тебе, — я поспешил отвлечь его от грустных мыслей, — и ему будет недоставать тебя, если ты исчезнешь…
Насчет последнего я, конечно, приврал, Волк не говорил такого, но мне хотелось как-то поднять настроение Эрги, тем более я уверен, что это правда! Но такого результата я точно не ожидал!
— Правда?
Эрги, казалось, светился, по крайней мере, я его таким счастливым никогда не видел, на лице появилась такая искренняя улыбка, что мне самому захотелось улыбнуться, парень радостно рассмеялся, сейчас становясь похожим на самого обычного подростка. За всем этим последовали его эмоции. Яркие. Красочные. Живые.
Никогда не думал, что счастье так красит человека. Я уверен, если бы Кей увидел эти сияющие зеленые глазищи и широкую улыбку, он обязательно бы влюбился в Эрги!
Мы вышли на оживленную улицу, и теперь на нас оборачивались прохожие, невольно заражаясь хорошим настроением светловолосого парня. Тот довольно жмурился, а с лица не сходила широкая улыбка.
— Слушай, — я вернул его на землю. — Я думаю, тебе стоит быть настойчивей. Может, он сам захочет стать ближе к тебе?
— С чего ты взял? — Эрги заинтересованно взглянул на меня.
Я пожал плечами.
— Не знаю. Если бы я ничего не знал о любви, мне бы было интересно, что это такое…
— В этом ты весь, — хихикнул Эрги. — У тебя на первом месте любопытство.
Ну, и что! Зато так веселее…
Кстати, мы уже подошли к моему дому. Если честно, я где-то в глубине души надеялся, что возле дома меня, как и вчера, будет ждать Саджи, но мои надежды не оправдались. Я тоскливо вздохнул.
— Ладно, до встречи, — Эрги легонько подтолкнул меня вперед, напоследок проводя рукой по моим волосам.
— Пока, — моя радость от прогулки быстро улетучивалась.
Зайдя в дом и поднявшись наверх, я все больше беспокоился. Что, если Эрги не прав? В конце концов они ведь с Саджи почти враги, откуда он может знать, как поведет себя в такой ситуации брюнет? Я опустился на кровать, чувствуя, как снова начинает появляться зияющая рана в душе.
Растянувшись на кровати, я уткнулся лицом в подушку. Плакать не хотелось. Вот так всегда! Когда хочешь скрыть слезы, они сами бегут по щекам, а когда есть возможность и желание выплакаться, слез нет. Все неправильно, что ли… Меня раздражало собственное бессилие, мелькнула мысль, что можно позвонить Саджи, но я отмел ее. На самом деле я безумно боялся того, что могу услышать от него, тогда это точно будет концом моей дурацкой истории… Изнутри меня точил противный червячок сомнения, а где-то на краю сознания внутренний голос шептал: «Может, ты слишком серьезно к этому относился? Всего лишь слова, больше ничего, с чего ты взял, что нужен ему?» Я застонал, переворачиваясь на бок и стараясь выкинуть из головы этот ехидный голос. Как бы не так! «Ты уже размечтался. Любовь на всю жизнь… Возомнил себя специалистом в сложных отношениях, тогда как сам не можешь отличить любовь от простого желания».
— Достал, заткнись!
Я резко сел на кровати, сжимая в руках подушку. Советчик, блин, нашелся! Хотя… это же вроде называется разговором с самим собой, нет? Тогда я точно схожу с ума. Дожил, да… Лучше бы не вылазил из-за своих учебников, зубрил бы химию и историю, и все бы было отлично, но разве могу я пройти мимо кого-нибудь приключения на свою пятую точку? Нет, мне обязательно надо вляпаться куда-нибудь…
Я нехотя поднялся, решив сходить на кухню, чтобы попить. Все-таки это самокопание меня изрядно раздражало, но ничего поделать с этим я не мог: мысли сами постоянно возвращались к брюнету.
Уже идя от лестнице к кухне мимо входной двери, я услышал, как поворачивается в замке ключ. Хм… что-то мама сегодня рано… Ладно, хоть отвлекусь.
Дверь открылась, и в дом зашли мама, а за ней… Саджи, тащащий несколько довольно объемных пакетов! Я недоверчиво осмотрел брюнета, который пока не заметил меня. Он вернулся. Вернулся! Я готов был запрыгнуть на потолок от счастья.
— О, Мэй, — мама кивнула мне, — а я как раз встретила Саджи по пути домой, он помог мне с покупками, и мы неплохо провели время. Он такой воспитанный, а еще начитанный и обладает поразительным кругозором…
Я прищурился, встречаясь взглядом с парнем. Я здесь места себе не нахожу, а он поражает всех и вся своей эрудицией и таскается по магазинам. Хорош!
— Вот оно как…— протянул я безразличным голосом, поворачиваясь к ним спиной и направляясь к себе в комнату.
— Мэй, постой!
Я с какой-то мстительностью даже не замедлили шага, вспоминая, что, когда Я звал его, он даже не обернулся. Оказавшись у себя в комнате, я принялся нервно вышагивать по комнате. Идиот тупой! Ненавижу его! Ладно… не так категорично, но это из-за него я здесь страдаю. Но какое ему дело, когда есть шоппинг! Правильно, зачем думать о бедном, обиженном мне, когда есть магазины и люди, которые оценят его качества по достоинству!
Я отошел к окну, прислоняясь к прохладной поверхности лбом. Все. Я не буду ни о чем думать. Ни о Саджи, ни о ком другом. Пусть делает, что хочет, а мне все равно…


*завтра вряд ли будет прода ^^*

Часть 69 Примирение

*вот маленькая главка)
Предупреждение: много соплей, все слезливо и мерсссский флафф;
в аффтора тапки не кидать за это, потому что... в общем не кидать ^^
на счет завтрашней проды не знаю...)*

Стекло приятно холодило лоб, как будто остужая мысли, которые, казалось уже закипали в моей голове. Как Саджи вошел в комнату, я скорее почувствовал, чем услышал.
От брюнета исходили чувство вины и горечь, но я даже не повернулся к нему. Если быть откровенным, то я все-таки был очень рад его возвращению, однако теперь, когда я ощутил его эмоции и уверился в том, что он никуда не уйдет, во мне еще сильнее разожглась обида. И мне очень хотелось показать, как меня ранили слова и действия парня, тем более я до сих пор был сильно обижен на него.
— Мэй? — Саджи неуверенно замер у меня за спиной.
Я не видел его действий, но по его эмоциям мог ощутить его состояние. Кстати, если бы не это, я не узнал бы, что он зашел в комнату: двигался он абсолютно бесшумно и, казалось, не дышал.
Я даже не двинулся, сильнее прижимаясь лбом к стеклу.
— Любимый…— брюнет обнял меня со спины, шумно выдыхая и ероша своим дыханием волосы у меня на голове.
Идиот! Думал сейчас пообнимает меня, и я ему все прощу! Я все нервы себе угробил, пока переживал из-за нашего расставания.
— Мэй? — голос был настороженным.
Саджи аккуратно развернул меня к себе лицом, а я старательно отводил взгляд, понимая, что, когда увижу его серые, полные раскаяния глаза, то все прощу ему, а сдаваться так быстро не хотелось.
— Мэй… котенок…
— Что?
Я сам испугался, как сухо и неэмоционально это прозвучало, слишком я нервничал и боялся показать, что все-таки счастлив ему.
— Прости меня…— брюнет нежно очертил пальцами контур моего лица, легонько погладил щеки и остановился в миллиметре от губ.
Сейчас наоборот было отчетливо слышно его тяжелое прерывистое дыхание, а разлившееся в воздухе напряжение можно было потрогать руками. Хотя еще было не так поздно, но тени как будто сильнее окутали мою комнату, погружая нас в таинственную атмосферу ожидания.
Больше всего меня раздражало то, что некуда деть руки, а то, как они безвольно висели вдоль тела, мне не нравилось…
— Ты простишь меня? — Саджи почти прошептал хрипловато эти слова.
Блин, да за то время, что я провел без него, я соскучился, как будто мы с ним несколько лет не виделись! Я ему сейчас все простить готов, только бы мы вечно стояли вот так здесь вдвоем, ну, или хотя бы, чтобы он больше никогда меня вот так не бросал…
Но мне все еще было страшно. Что, если он снова так поступит? Как он ко мне на самом деле относится?
— Мэй…
Чувствуя неприятный ком в горле, я только судорожно вздохнул, стараясь успокоиться. Брюнет тем временем взял мою руку в свою, поднося к своей груди. Его сердце бухало, как будто собираясь вырваться наружу, а я заворожено глядел на наши руки.
Я раньше не замечал, какие у него большие ладони, хотя это, наверное, у меня маленькие… Когда он берет меня за руку, моя ладонь полностью скрываются в его, я снова вздохнул, наблюдая, как Саджи мягко поглаживает пальцами мою кисть.
— Хочешь… оно будет биться для тебя?
Я не заметил, как брюнет наклонился, поэтому заметил, что мы едва не соприкасаемся носами, только, когда он выдохнул мне это в губы. А у меня сносило крышу от одного его взгляда.
Нежного.
Твердого.
Собственического.
Яростного.
Мне было плевать, что мы и знаем-то друг друга всего ничего… Просто был он, и был я, а все остальное в этом мире было лишним…
— Да… — я едва шевельнул губами, произнося это, и первый подался вперед, прикасаясь к его губам своими.
Его рука еще крепче сжала мою, а вторая скользнула на талию, Саджи притянул меня к себе, нежно целуя, проходясь языком по губе, ряду зубов и углубляя поцелуй.
— Мой… Не отдам…
Было впечатление, что он под кайфом. Брюнет что-то бессвязно шептал, обрывая поцелуи и снова впиваясь в мои губы, расфокусированный, немного шальной взгляд бродил по моему лицу… Я прикрыл глаза.
Может, я схожу с ума. Но, если это так, я не хочу ничего менять.
Мне нравится так.

Часть 70 А я могу любить?

— Мэй, ешь еще. Посмотри, как хорошо питается Саджи,— умилялась мама, подкладывая ему еще риса.
Я мрачно взглянул на брюнета, на что тот лишь виновато пожал плечами, стоило маме отвернуться, и я переложил часть своей еды на тарелку брюнета.
— А как же «Я по вечерам редко ем…», или как ты там говорил? — тихонько поинтересовался я.
Саджи даже поперхнулся от такого вопроса.
— Когда я такое говорил? — с искренним удивление спросил он.
Я закатил глаза.
— В тот день, когда мы встретились, я ужинал у тебя и съел всю пиццу, а потом извинялся, но ты сказал, что редко ешь вечером, — напомнил я Саджи.
— Кхм, ну, понимаешь… это как бы из вежливости… — признался парень, смущенно отводя взгляд.
Мда, а сейчас из вежливости он не мог придумать еще какую-нибудь отговорку? Я вздохнул, возвращаясь к еде. К счастью на тарелке ее осталось немного…
После нашего эммм… примирения, нам пришлось спуститься поужинать. Я был безгранично счастлив, хотелось петь, танцевать, прыгать… Короче, все, что угодно, только бы не сидеть на месте, хотелось со всеми делиться своей радостью… Не просто рассказать о ней, нет, отдать частичку эмоций окружающим.
Мама что-то довольно напевала себе под нос, пританцовывая у плиты.
— Что-то у меня сегодня настроение хорошее, — хихикнула она, наливая нам чай. — Мне кажется, что я совсем молоденькая девушка…
— Вы и правда выглядите так, а улыбка Вам удивительно идет…
Ну, да… Саджи у нас джентльмен, я вздохнул, слушая мамин смущенный смех. Теперь он окончательно завоевал ее сердце.
После ужина мы поднялись ко мне, обычно в пятницу вечером у меня уже сделаны все уроки, но с появлением в моей жизни Саджи, все очень изменилось. Я уселся за стол, рассеянно глядя на тетради и учебники. Брюнет стоял за моей спиной, положив руки мне на плечи.
— Ты больше не сердишься?
— Я же сказал, что нет! — правда, прозвучало так, будто я еще очень обижен.
Может, по-детски, ну, и что! А мне нравится, когда он на меня так смотрит и пытается заслужить мое прощение…
— Ты все еще не простил меня… — вздохнул Саджи.
Парень нагнулся, обнимая меня и дыша куда-то в шею. Я довольно зажмурился, но так, чтобы он этого не видел.
— Чего ты хочешь? Давай, я сделаю что-нибудь, чтобы ты окончательно меня простил, ммм? — Саджи лизнул мое ухо, прикусывая мочку.
Я постарался не думать о его языке, который может доставлять такое неземное наслаж…Так! Стоп! Я опять отвлекся. Что бы мне такого потребовать?..
Блин, вот вечно так! Вроде куча желаний, а когда предоставляется возможность исполнить хоть одно из них, они куда-то вылетают из головы, а не воспользоваться шансом обидно…
— Мэй?!
Дверь в мою комнату распахнулась… Распахнулась, ага, дверь едва с петель не слетела! Даже оборачиваться не надо, чтобы узнать, кто это.
— Что? — я повернулся к маме, замечая у нее в руках телефонную трубку.
Ой, надеюсь это не то, о чем я подумал…
— Ты ничего не хочешь мне сообщить? — ласково спросила мама, мило улыбаясь.
Ага, только от ее улыбки захотелось спрятаться куда подальше, блин, и почему у меня такая дырявая память?!
— А-ага, братик в воскресенье приезжает, — пробормотал я, глядя куда-то в сторону.
— И почему я об этом узнаю только сейчас?
Блин, вот ведь. А брат мог бы уже меня прикрыть, а не жаловаться! Бу!
— Я забыл…— пробормотал я и тут же затараторил, надеясь сменить тему. — А во сколько он приедет? Он сказал? Я съезжу встретить его, заодно и Саджи с ним познакомлю.
Мама тотчас забыла про мою вину и кивнула.
— О, да, я уверена они отлично поладят! Саджи, съездишь с Мэем в воскресенье на вокзал или у тебя какие-то планы?
— Нет, никаких… Я не против побыть с любимым еще несколько лишних часов, — улыбнулся брюнет.
Я моментально покраснел. Все-таки когда он говорит мне, что любит, это одно, а когда сообщает об этом кому-то еще, совсем другое. Мама, теперь уже окончательно забыв о моем проступке, вышла из комнаты такая довольная, будто бы это ей в любви признались. Я вздохнул. Не понимаю я этих женщин, странные они какие-то…
— Хм, кстати… а как твой брат отнесется к тому, что я твой парень? — настороженно поинтересовался Саджи, когда мы остались наедине.
— А ты мой парень? — не удержавшись, фыркнул я. — А когда я тебя просил подождать, пока я с Эрги поговорю, ты себя повел как-то…
Брюнет, вздохнув, прервал меня, вовлекая в требовательный, но нежный поцелуй. Подняв меня на руки, он пошел к кровати и уселся на нее, пристраивая меня у себя на коленях.
— Мэй, хватит уже на меня дуться… Я же уже сказал, как сожалею…
Я покосился на парня, выглядит он каким-то расстроенным. Ладно, может, уже и прощу его, хотя… все равно маленькую мстю потом устрою!
— Ну, хорошо, — я обвил руками шею Саджи и чмокнул его в губы. — Но если ты так еще раз поступишь…
Брюнет довольно улыбнулся, крепче прижимая меня к себе.
— Так что там насчет брата? — напомнил он. — Имя-то у него есть?
— Есть, но тебе его знать необязательно, — хмыкнул я, пытаясь заплести из прядей подлиней косичку парню.
Саджи скосил глаза, наблюдая за моими действиями, но возмущаться не стал.
— То есть мне к нему обращаться Брат Мэя? — хмыкнул он. — И ты не ответил, как он отнесется к тому, что мы встречаемся?
— Не знаю, — я пожал плечами, намеренно игнорируя первый вопрос. — Я раньше ни с кем не встречался… Боишься не понравиться ему?
Кербер насмешливо посмотрел на меня, всем своим видом показывая, что плевать он хотел на чье-либо мнение…
— Ладно, мне надо хоть какие-нибудь уроки сделать сегодня, — я нехотя слез с коленей Саджи и направился к столу. — Нам еще завтра идти гулять с моими друзьями…
Потянувшись, я уселся за уроки. Дааа, завтра меня ожидает жуткий денек. Интересно, у меня есть шансы отговорить друзей от их безумной идеи?

Берг в очередной раз взглянул на часы, беспокоясь: Карин никогда не опаздывала, удивительное качество для девушки, которое он, впрочем, ценил. В очередной раз потянувшись за телефоном, он нахмурился. Если он позвонит, то этим покажет свое неудовольствие, с другой стороны девушка опаздывает почти на полчаса. Немного поколебавшись, мужчина все же набрал номер блондинки, она ответила после пятого гудка.
— Карин, с тобой все в порядке? Не забыла о нашей встрече? — поинтересовался учитель, тщательно маскируя в своем голосе беспокойство.
— Я не приду сегодня, — раздался тихий голос девушки.
Берг почувствовал, как в груди все сжимается. Снова. Снова эта фраза. Почему это всегда кончается так? Его бросают все, кто хоть как-то ему дороги. Он надеялся, что хотя бы в этот раз все будет иначе, но, похоже, ошибся…
— Если ты плохо чувствуешь, я могу приехать, — не желая верить в происходящее, предложил Берг.
— Нет! Не приезжай… никогда. Я не хочу тебя больше никогда видеть, мы не подходим друг другу.
В трубке раздались гудки, и учитель обессилено привалился к стене дома. Ведь у них все было хорошо, Карин только вчера улыбалась ему, почему она не хочет больше его видеть? Мелькнула мысль поехать к ней, но мужчина отмел ее. Когда такое случилось впервые, он сразу же понесся туда, где жила его девушка, но на его звонки, стуки и крики никто не открывал, зато вышли соседи, пригрозившие ему. Во второй раз было то же самое… потом он некоторое время не встречался ни с кем, его прошлые неудачи больно ударили по самолюбию, но недавно его сердце покорила Карин, отвлекая его внимание от Мэя.
Берг закусил губу. Всегда одно и то же, он был уверен, что неспроста. Тогда… он должен встретиться с ней, вряд ли она согласится встретиться с ним, но он может подкараулить ее у работы… Отлично, тогда в понедельник… Берг мрачно кивнул, направляясь домой.
— Берг?
Дверь ему открыл удивленный брат. Пока учитель молча разувался, он наблюдал за ним, а когда тот хотел пройти мимо, остановил его, преграждая путь.
— Что случилось? Разве ты не должен быть на свидании?
Трэю даже не приходилось играть беспокойство, его близнец всегда оказывался в глубокой депрессии после таких ситуаций, а он не мог не переживать за него. Отведя Берга в комнату и усадив на диван, Пес уселся перед ним на корточках, вглядываясь в лицо любимого.
— Меня снова бросили…— горько прошептал мужчина, прислоняясь своим лбом ко лбу брата.
Они сидели так долго, пока Берг отрывисто, рвано изливал свою душу.
— Братишка…— Трэй обнял близнеца за шею. — Я никогда… никогда не брошу тебя. Веришь мне?
— Да…

Эрги, довольно насвистывая, спустился в комнату Кея. Настроение было отличнейшее, правда, он слегка переживал за Мэя, но был уверен, что с ним все будет хорошо. Зайдя в комнату, он обнаружил Волка, лежащим на кровати и бездумно глазеющим в потолок
— Эрги…— парень, не поворачивая головы, полувопросительно, полуутвердительно произнес его имя.
— Да? — парень немного настороженно посмотрел в сторону лидера, уже севшего на кровати и глядящего в его сторону.
— У тебя бывало такое, что ты целовался с кем-то в душе и не хотел никуда идти?
Эрги поспешил придержать отпадающую челюсть. Это точно Кей?! Глупо похлопав ресницами, он осторожно поинтересовался:
— Вы нормально себя чувствуете?
Желтоглазый удивленно склонил голову.
— Вполне, а что-то не так?
— Кхм… да нет…— поспешно покачал головой парень, не спеша распространяться о том, что он был уверен, что Кей вообще не знает такого слова, как поцелуй.
— Ты умеешь любить?
Эрги, направившийся к столу, споткнулся, растягиваясь на полу. Ущипнув себя и убедившись, что не спит, он сел, разумно решив, что подниматься пока рано.
— Ну… я полагаю, что да…— протянул он, внимательно следя за выражением лица Волка. — А Вы точно себя нормально чувствуете?
— Да-да, — рассеянно отозвался желтоглазый. — И прекрати уже выкать…
Эрги машинально кивнул. Он постоянно обращался на Вы к Кею, сколько бы тот не пытался его отговорить. После некоторой паузы Кей снова задал вопрос:
— А я могу любить?
Эрги, находясь уже в предобморочном состоянии, пробормотал:
— Если сами захотите…
— Ясно, — Волк поднялся и, обойдя рассевшегося на полу потрясенного парня, исчез за дверью в ванную комнату.
Придя в себя, Эрги поднялся. Дааа, похоже, Мэй ему не все рассказал…

Часть 71 POV Саджи

*мысли что-то путаются...*



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.