Сделай Сам Свою Работу на 5

О соотношении международного и внутригосударственного права

Лиссабонский договор

Лиссабонский договор (официальное название — «Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества») — международный договор, подписанный на саммите ЕС 13 декабря 2007 в Монастыре иеронимитов в Лиссабоне. Призван заменить собой не вступившую в силу Конституцию ЕС и внести изменения в действующие соглашения о Европейском союзе в целях реформирования системы управления ЕС.

Создан с целью улучшения функционирования Европейского союза в составе 27 стран-членов и укрепления его роли и позиций на мировой арене в условиях резких глобальных изменений. Лиссабонский договор призван заменить проект европейской Конституции, от которой руководители стран ЕС решили отказаться после выраженного ей недоверия на национальных референдумах во Франции и Нидерландах в 2005 году. Целью Лиссабонского договора является повышение эффективности Евросоюза, укрепление его демократической легитимности и унификация деятельности ЕС. Этот во многом инновационный договор призван заложить основы функционирования Евросоюза на ближайшие 15 — 20 лет. Необходимость внесения изменений в основополагающие договоры ЕС была вызвана тем, что всего за два с половиной года (апрель 2004 — 1 января 2007 гг.) число стран-членов возросло с 15 до 27, а их совокупное население достигло почти полмиллиарда человек. Договор о реформе закрепил баланс между целями и интересами стран-членов ЕС, придав последнему статус «супердержавы». Текст Договора вносит изменения в три основополагающих документа ЕС: Договор об учреждении Европейского сообщества (Римский договор, 1957 г.), Маастрихтский договор, 1992 г. и Договор об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии, 1957 г. Договор о реформе структурно состоит из преамбулы, 7 статей, 13 протоколов и 59 деклараций. В статье 1 характеризуются изменения, которые вносятся в Договор о ЕС, в статье 2 — изменения в Договор об учреждении европейского сообщества, в статье 3 перечислены заключительные положение.



По состоянию на 13 ноября 2009 года договор утвердили все 27 стран ЕС. Договор вступил в силу 1 декабря 2009 года.

Основные статьи Лиссабонского договора

Правосубъектность ЕС

ЕС может заключать международные договоры во всех сферах его компетенции в четырех случаях: если это предусмотрено основополагающими договорами ЕС; если того требует достижение целей, обозначенных в договорах; если того требует юридически обязательный документ ЕС; если данный договор может «повлиять на общие правила ЕС или изменить их». Государства-члены имеют право заключать любой международный договор при условии, что он не противоречит соглашениям, подписанным ЕС или не относится в зону компетенции Союза.

Принципы и цели ЕС

Принципы, рассматривавшиеся ранее как декларативные: защита граждан ЕС по всему миру, экономическое, социальное и территориальное единство, культурное многообразие и др., наряду с социальными целями становятся основополагающими задачами политики ЕС. Задачей ЕС также становится создание «внутреннего рынка» и достижение целого ряда целей: полная занятость, социальный прогресс, высокий уровень защиты окружающей среды, борьба против дискриминации, социальная справедливость, защита прав детей и т. д.

Договор о реформе вносит изменения в Договор о ЕС в отношении следующих институтов Союза:

Европейский Парламент

Вводится новая система распределения мест в Парламенте. Число членов ограничивается 750 + 1 (председатель Парламента); места распределяются по принципу «снижающейся пропорциональности»: минимум 6 представителей от государства, максимум – 96. Эта система распределения мест вступит в силу в 2014 году.

Европейский Совет

Евросовет становится полноценным институтом Союза. Он состоит из глав государств или правительств государств-членов, его председателя и председателя Комиссии. В работе будет участвовать Высокий представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности. Если раньше председатель назначался по принципу ротации каждые полгода, то теперь Евросовет будет избирать его квалифицированным большинством на срок два с половиной года. Председатель Евросовета будет представлять Союз во внешней политике в рамках своих полномочий и по вопросам Общей внешней политики и политики безопасности.

Совет ("Совет министров")

Изменения касаются новой системы голосования по принципу квалифицированного большинства. Начиная с 1 ноября 2014 года, квалифицированным большинством считаются голоса как минимум 55 % членов Совета (как минимум 15 стран), которые представляют как минимум 65 % населения Союза. Блокирующим меньшинством становятся четыре государства-члена Совета. Председательство в Совете будет осуществляться заранее определенными группами в составе трех государств-членов на протяжении 18 месяцев. Члены Совета, в свою очередь, занимают пост председателя каждые 6 месяцев.

Европейская Комиссия

До 2014 года Комиссия будет состоять из одного представителя от каждого государства-члена, в том числе и Высокого представителя по внешней политике и политике безопасности. С ноября 2014 года Комиссия будет состоять из числа представителей, соответствующего 2/3 количества стран-членов ЕС, «в случае, если Евросовет единогласно не примет иного решения». Члены Комиссии будут избираться на основе системы равной ротации между государствами-членами. Председатель Комиссии избирается большинством голосов в Европарламенте по предложению от Евросовета.

Высокий представитель по внешней политике и политике безопасности

Европейский Совет по согласованию с председателем Еврокомиссии, квалифицированным большинством назначает высокого представителя Союза по внешней политике и политике безопасности. Высокий представитель будет осуществлять Общую внешнюю политики и политику безопасности Европейского Союза путем внесения предложений и фактической реализации международных обязательств на внутригосударственном уровне уже достигнутых договоренностей. Он будет возглавлять Cовет по международным отношениям. Высокий представитель одновременно также является одним из вице-председателей Комиссии, в сферу компетенции которого входят внешние связи ЕС с миром.

Компетенции Союза и национальных правительств

ЕС обладает исключительной компетенцией в вопросах определения и проведения общей внешней политики и политики безопасности, определения действий для поддержки, координации или дополнения действий, предпринимаемых государствами-членами, но без ущемления их компетенций в этих областях. Вопросы функционирования таможенного союза, внутреннего рынка; монетарной политики государств-членов, официальной валютой которых является евро; общей коммерческой политики и заключения международных договоров в ряде случаев также относятся к ведению Союза. К сферам совместной компетенции Договор относит функционирование внутреннего рынка, социальную политику, экономическую, социальную и территориальную политику сплочения, сельское хозяйство и рыболовство, проблемы окружающей среды, защиту потребителей, транспорт, энергетику, пространство свободы, безопасности и правопорядка, общие проблемы здоровья населения, исследования, технологическое развитие, космическое пространство, развитие сотрудничества и гуманитарной помощи, координацию вопросов занятости и социальной политики в странах-членах. В следующих областях Союз будет оказывать поддержку государствам-членам: защита здоровья населения, промышленность, культура, туризм, образование, проблемы молодежи и спорт.

Политика обороны

Договор о реформе прописывает обязательную коллективную ответственность стран-членов ЕС. Если государство стало жертвой агрессии, другие государства "обязаны" оказать помощь и поддержку "всеми возможными средствами".

Гражданская инициатива

Граждане ЕС получают право выступать с предложением Европарламенту или Совету изменить законодательства. Для этого необходимо заручиться поддержкой данной инициативы со стороны миллиона граждан. Комиссия сохраняет за собой право решать, следует ли предпринимать действия для удовлетворения этого запроса

Еврозона

ЕС получает право определять модели координации экономической политики стран-членов еврозоны. Комиссия может выступить с предупреждением государства о том, что его экономическая политика не соответствует общим рамкам экономической политики ЕС.

Выход из Союза

В Договоре оговаривается возможность и процедура выхода из состава Союза. Статья 35 Договора о ЕС предусматривает условия и процедуру выхода из Союза (в соответствии с законодательством страны; уведомление Евросовета и по решению Совета, принятого квалифицированным большинством).

 

5. Понятие и сущность права ЕС.

 

Право Европейского сообщества – совокупность норм, принятых в рамках одной организации – Европейское сообщество

Право Европейских сообществ – более широкий термин, включает в себя не только нормы, приятые для обеспечения деятельности ЕС, но и нормы, принятые в рамках 2х других сообществ – ЕОУС (несмотря на то, что не существует, его нормы продолжают действовать) и Евратома. Право Европейских сообществ – совокупность норм, принятых по первой опоре. «Право Европейских сообществ» = «коммунитарное право».

Право Европейского Союза – нормы, принятые в рамках всех трех опор.

Европейское право – в современном понимании = право Европейского Союза; в устаревшем значении – конгломерат действующих на территории европейского континента норм, включая общие принципы права, нормы национальных правовых систем европейских стран (в т.ч. и России), а также номы европейского международного права.

Aсquis – правовые достижения Сообщества и Союза.

Acquis communautaires – достижения сообществ – весь комплекс норм права Европейских сообществ, включая прецедентное право. = «право Европейских сообществ», «коммунитарное право».

Acquis de l’Union – достижения Союза – весь комплекс норм, сложившихся в процессе деятельности европейского Союза ( введен Ниццким договором 2001). = «право Европейского союза», «европейское право» ( в современном значении).

Schengen acquis – шенгенские достижения – совокупность норм, регулирующих условия въезда и передвижения ФЛ по территории гос-уч в целом, включая условия и порядок получения единой визы, а также вопросы совместной борьбы с преступностью, в т.ч. создание для этой цели единой информационной системы.

 

Право Европейского Союза – особая правовая система, нормы которой регулирую общественные отношения, складывающиеся в рамках интеграционных процессов в рамках Европейских Сообществ и Европейского Союза.

4 подхода к пониманию ПЕС:

· Самостоятельная правовая система

· Многоотраслевая наука, изучающая эту систему

· Учебная дисциплина

· Комплексная отрасль знаний

Предмет – общественные отношения, складывающиеся в ходе комплексной интеграции стран Европейского континента, которые одновременно являются результатом и инструментом интеграционных процессов.

Метод – метод регулирования общественных отношений ( метод скоординированной субординации: мето координации интересов равноправных и суверенных партнеров используется в МП, в конституционном праве – метод субординации). + метод управомочивания, позитивного обязывания и запрета; императивный и диспозитивный методы; коллизионный метод.

ПЕС – наднациональное право.

Особенности ПЕС, выделенные Судом ЕС:

· Интегрированный характер

· Прямое действие норм

· Специфический круг субъектов

Субъекты – носители прав и обязанностей:

1. ФЛ ( граждане ЕС, иностранные граждане, апатриды)

2. ЮЛ ( ЮЛ, созданные в соответствии с законодательством гос-чл; европейские ЮЛ (учреждаются по законодательству ЕС); иностранные ЮЛ)

3. Государства (гос-чл; иностранные государства; компетентные органы гос-чл; ЕС в целом и его структурные подразделения).

 

О соотношении международного и внутригосударственного права

возникает при выборе между внутригосударственным и международно-правовым регулированием, когда имеются различия в международном и внутригосударственном регламентировании одних и тех же правоотношений. В настоящее время трудно назвать такие общественные отношения, которые входили бы исключительно в компетенцию государств. Границы сфер международного и внутригосударственного права, публичного и частного права становятся все менее и менее четкими, что является следствием транснациональности мирохозяйственных связей, взаимозависимости капитала и политической власти. Все чаще международное право непосредственно применяется физическими лицами, корпорациями, органами государственной власти (субъектами внутригосударственного права) в отношениях между собой. Проблема разрешения коллизий международного и внутригосударственного права имеет большое практическое значение.

Теория инкорпорации

В соответствии с данной теорией нормы международного права составляли часть права страны и непосредственно применялись субъектами национального права, обеспечивались национальными средствами правовой защиты и принуждением.

Теория трансформации

Международные соглашения не могут непосредственно действовать на территории государства. Для того чтобы положения международных актов были выполнены, необходимо, чтобы парламент издал специальный акт имплементации (enabling legislation), т. е. трансформировал содержание международного акта во внутреннее право.

Дуализм

Доктрина дуализма подразумевает, что международное право не зависит от воли какого-то одного государства, поскольку оно выражает общую волю всех государств. Каждое государство обязано добросовестно выполнять свои международно-правовые обязательства. Однако государство вольно самостоятельно определять, каким образом оно будет реализовывать данные обязательства. В своей правовой системе оно может даже устанавливать приоритет своего законодательства по отношению к международному праву. Безусловно, это может повлечь ответственность, но эта ответственность будет носить исключительно международно-правовой характер и никоим образом не будет иметь юридического значения для внутригосударственной правовой системы.

Монизм

Международный правопорядок имеет значение только как часть универсального правового порядка, который включает в себя также все национальные правопорядки. Международный правопорядок определяет территориальную, персональную и временную сферы действительности национальных правовых порядков и таким образом делает возможным сосуществование множества государств. Международный правопорядок ограничивает материальную сферу действительности национальных правовых порядков, подчиняя их определенному регулированию в отношении вопросов, которые в противном случае, произвольно бы регулировались заинтересованными государствами в одностороннем порядке.

Альтернативное применение международного права

Государства занимают исключительное место в международном и внутригосударственном правотворчестве, являясь полноправными участниками как международных, так и внутригосударственных политических процессов и выполняя посредническую функцию между данными процессами. Конфликт международного и внутригосударственного права может быть свидетельством неспособности (нежелания) правительства государства найти компромисс при столкновении международных и национальных интересов, т. е. интересов других правительств, международных организаций, экономических элит с интересами национальных элит, политических партий и движений, предпринимателей, профсоюзов, общественности в целом. Неспособность правительства обеспечивать согласованность международного и внутригосударственного права может быть следствием объективных причин, например, когда императивные национальные и международные нормы оказываются взаимоисключающими либо, например, когда бюрократический аппарат государства принимает на себя (либо получил от предыдущих правительств) взаимоисключающие международные и внутригосударственные обязательства, не имея намерения или возможности выполнять их. Но причиной конфликта международного и внутригосударственного права может быть и ситуация, когда реальный конфликт международных и национальных интересов отсутствует, однако правовая система государства технически не готова к реализации международно-правовых обязательств и не удовлетворяет ни правительство, ни международное сообщество.

В последнем случае несовершенство имплементационного механизма должно быть исправлено.

 

 

7. Принцип верховенства права ЕС.

 

Один из функциональных принципов. Функциональные принципы – основные начала права ЕС как интегрированной правовой системы, определяющие ее соотношение с другими правовыми системами гос-чл.

Был сформулирован Судом в решении по делу Costa v. ENEL.

Означает, что в случае коллизии норм права ЕС и норм национального права гос-чл приоритет имеют нормы права ЕС.

Условия реализации принципа (Simmenthal):

1. Приоритет в случае коллизии закрепляется только за положениями учредительного договора и имеющими прямое действие положениями институтов;

2. Противоречащие положения национального права не становятся ничтожными, а просто « не применимы» ( French Merchant Seamen – должны быть в последующем отменены государством);

3. Приоритет касается не только непосредственно противоречащих положений, но и норм, потенциально способных исказить правовое пространство Сооб-ва, в котором Сооб-во имеет законодательные полномочия.

 

В результате национализации в 1962 г. итальянскими властями промышленной отрасли по производству и распределению электроэнергии и передачи ее в ведение вновь созданной государственной корпорации ENEL перестали существовать многие негосударственные компании, работавшие в этой сфере. Как следствие, держатели акций этих компаний лишились возможности получать причитающуюся им прибыль в виде дивидендов по акциям. Один из таких держателей акций — итальянский гражданин по фамилии Costa — впоследствии отказался платить по представленным ему счетам за пользование электроэнергией, рассматривая это как своеобразную компенсацию за нанесенный ему ранее ущерб. Дело дошло до суда, где гражданин аргументировал свою позицию тем, что акт о национализации противоречил ряду положений Договора о создании Европейского экономического сообщества. Миланский суд, а именно там рассматривалось дело, был вынужден обратиться в Суд ЕС с тем, чтобы последний дал толкование некоторых положений вышеупомянутого Договора. При этом итальянское правительство, руководствовавшееся заключением конституционного суда своей страны, вынесенным несколько ранее по этому вопросу, категорически возражало против какого бы то ни было обращения в Суд ЕС. Основной аргумент итальянских властей состоял в том, что обращаться за толкованием в Суд ЕС нет никакой необходимости, ибо итальянский суд при рассмотрении конкретного дела может применять лишь свое внутреннее национальное право (в частности, акт о национализации, принятый к тому же позднее, нежели Договор о создании ЕЭС).

Суд Европейских сообществ, обстоятельно изучив материалы дела, не согласился с позицией итальянского правительства и указал на то, что сами государства — участники ЕС, создав на неопределенное время Сообщество, располагающее своей собственной организационной структурой, собственными право- и дееспособностью, правом выступать на международной арене в качестве самостоятельной юридической личности, ограничили свои суверенные права (хотя и в рамках лишь некоторых сфер) и создали систему права, обязательную как для них самих, так и для их юридических и физических лиц11.

В решении по делу Costa v. ENEL Суд Европейских сообществ сформулировал два важнейших заключения применительно к соотношению права ЕС и национального права государств-участников. Во-первых, последние сообща и недвусмысленно передали часть своих суверенных прав в пользу созданного ими Сообщества и не вправе совершить обратное путем последующих односторонних действий, идущих вразрез с установленным в рамках ЕС правопорядком. Во-вторых, никакое государство-участник не может ставить под сомнение статус права ЕС как системы, единообразно и в целом применимой в отношении Сообщества. В развитие последнего из приведенных положений Суд ЕС в своем решении по делу Internationale Handelsgesellschaft (1970) особо подчеркнул, что "действительность того или иного акта Сообщества не может быть затронута, а его эффективное применение на территории государства — участника ЕС не может быть поставлено под угрозу в результате заявления о том, что данный акт противоречит основополагающим правам и свободам, закрепленным в национальной конституции, или же идет вразрез с принципами внутригосударственного устройства"12.

Одним из важнейших этапов в деле закрепления и дальнейшего развития принципа верховенства норм права ЕС над внутренними правовыми нормами государств-участников стало решение Суда Европейских сообществ по делу Simmenthal (1978), также получившее впоследствии значительный общественно-политический и правовой резонанс. Не вдаваясь в фактические подробности дела, хотелось бы отметить те основополагающие моменты, на которых Суд ЕС сделал особый акцент. Прежде всего, Суд отметил, что непосредственная обязанность национального суда — обеспечить на территории каждого государства-участника полное и эффективное действие норм права ЕС, равно как и воздерживаться от применения любых противоречащих ему положений внутреннего законодательства, даже если последние были приняты позднее13. Во-вторых, Суд Европейских сообществ особо подчеркнул, что верховенством обладают далеко не все правовые нормы, принимаемые в рамках ЕС, а лишь те, которые имеют статус норм "прямого действия" на территории государств-участников14.

Принцип верховенства права ЕС над внутренним национальным правом государств-участников рассматривается сегодня в качестве неписаного (ввиду отсутствия его закрепления в каком-либо из учредительных договоров о создании ЕС), но, вместе с тем, основополагающего правила, действующего в рамках Европейских сообществ. Он применяется независимо от того, какова природа и окончательная форма закрепления той или иной правовой нормы. Причем это одинаково характерно как для нормативных актов, принимаемых в рамках ЕС (будь то учредительный договор, акт органа международной организации или же, например, соглашение с каким-то третьим государством), так и для актов внутреннего права государств-участников (конституция либо иной производный по отношению к ней нормативный акт). Кроме того, как уже было отмечено выше, применение данного принципа не зависит от того, когда принята та или иная норма внутреннего национального права: до или после вступления в силу не соответствующей ей нормы права ЕС. Во всех случаях15 приоритет остается за последней.

 

Будучи интеграционным по своему характеру, право Европейского Союза вводит единые (единообразные) правила поведения граждан и организаций во многих областях их жизни, закладывая тем самым юридические основы для создания "как можно более тесного союза народов Европы" (ст. 1 Договора о Европейском Союзе). Именно в нормах данной правовой системы закреплены принципы единого внутреннего рынка ЕС и правовой режим единой валюты евро; статус "европейских" институтов (Европейский парламент, Совет Европейского Союза и др.) и "европейских" юридических лиц ("европейское акционерное общество" и др.); условия и порядок выдачи "европейского ордера на арест", единой (шенгенской) визы и т.д.

В отличие от правовых систем отдельных государств (национального, или внутригосударственного, права) право Европейского Союза распространяет свое действие на территорию свыше 20 государств - членов Европейского Союза (см. вопрос N 2).

Право Европейского Союза занимает самостоятельное положение и по отношению к международному (публичному) праву, в частности, потому, что оно создается в рамках единой политической организации (Европейский Союз), наделенной властными полномочиями и обладающей рядом общих признаков с федеративным государством (федерацией).

С целью подчеркнуть своеобразие права Европейского Союза и его отличия от классических правовых систем (внутригосударственного и международного права) в научной литературе оно часто характеризуется как наднациональное (надгосударственное) право. В современной западной доктрине получил также распространение термин транснациональное право1*(4), который делает акцент на способности норм Европейского Союза действовать "через" государственные границы, не ограничиваясь территорией одной-единственной страны.

Сила и даже мудрость организаторов ЕЭС заключается в том, что они смогли придать ЕЭС наднациональный характер, превратив его в единый механизм. Это помогло ему выжить, несмотря на пророчества многих критиков в СССР и соцстранах о близкой кончине ЕР.

Именно ЕСП призван был обеспечить примат права ЕЭС над национальным правом государств-членов. Причем если вначале право ЕЭС, основанное на международном договоре, выглядело международным, то нормативные акты СМ ЕЭС, ЕК и самого ЕСП таковыми уже не являлись. Эти акты использовали правовую привычку обществ стран "шестерки" признавать примат международного права над национальным. Акты, принятые на международном уровне, казались международными, и были приняты в этом качестве, а затем вступила в силу другая привычка - подчиняться судебной инстанции, считать ее всегда правое. Это и дало возможность достичь того, что нормы вспомогательных источников права, каковыми официально и числятся сегодня постановления, директивы и решения, удалось поставить над основными - национальными законами, в т.ч. конституциями стран ЕС. действительно, в интересах международного правопорядка государства ограничивают свой национальный суверенитет тысячи лет. Это и обычай, и привычка. А вот если бы сказать только о новом правопорядке без ссылки на международный опыт, то надо было бы объясняться, раскрывать те планы, для которых время еще не пришло. Можно констатировать, что к настоящему времени, т.е. спустя три десятилетия от начала борьбы ЕСП за новый европейский правопорядок, никто в ЕС не ставит под сомнение примат союзного законодательства над национальным.

 

8. Принцип прямого действия права ЕС.

 

Один из функциональных принципов. Функциональные принципы – основные начала права ЕС как интегрированной правовой системы, определяющие ее соотношение с другими правовыми системами гос-чл.

Определен Судом в решении по делу Van Gend en Loos.

Представители голландской транспортной компании Van Gend en Loos, импортировавшей химическую продукцию в Нидерланды, обратились в суд с обвинениями в адрес таможенных властей своей страны в связи с тем, что последние увеличили размеры импортных таможенных платежей. По мнению представителей компании, это явилось прямым нарушением статьи 12 Договора о создании ЕЭС, которая запрещала государствам — участникам Европейского сообщества в одностороннем порядке вводить новые, а также увеличивать размеры уже существующих в рамках ЕС таможенных платежей. В конечном счете для решения вопроса по существу необходимо было установить, обладает ли статья 12 Договора о создании ЕЭС силой "прямого действия" на территории государства-участника. Иными словами: могут ли физические или юридические лица этого государства в обоснование своих требований непосредственно ссылаться на нарушение противоположной стороной упомянутой статьи Договора? Ответ на этот вопрос состоял, по сути, в толковании статьи 12 Договора о создании ЕЭС. В этой связи суд Нидерландов, не располагавший соответствующими полномочиями, был вынужден приостановить рассмотрение дела и передал вопрос на рассмотрение Суда ЕС (как известно, лишь Суд ЕС вправе осуществлять толкование норм права Европейских сообществ).

 

Три правительства, а также генеральный адвокат Суда ЕС выразили свое отрицательное отношение относительно возможности удовлетворения иска транспортной компании, указав при этом, что статья 12 Договора о создании ЕЭС налагает определенные международно-правовые обязательства на государства-участники и не имеет никакого отношения к их юридическим и физическим лицам. Однако Суд Европейских сообществ принял иное решение, поддержав позицию Комиссии ЕС, настаивавшей на том, что статья 12 Договора о создании ЕЭС обладает силой "прямого действия" на территории стран-участниц. В своем окончательном решении по данному делу Суд ЕС особо подчеркнул, что "...Сообщество сформировало новую разновидность правопорядка в международном праве... субъектами которого являются не только государства-участники, но также и их граждане. В силу этого, независимо от законодательства стран-участниц, право Европейских сообществ может предусматривать для индивидов определенные права и налагать на них определенные обязанности..."7. Суд также указал, что все правовые нормы, содержащиеся в учредительных договорах Европейских сообществ и выраженные в безусловной форме, обладают такими качествами, как действительность, самодостаточность, юридическая целостность, и могут непосредственно применяться в отношении физических и юридических лиц государств-участников, не требуя особой процедуры имплементации.

Кроме того, весьма важное значение имел вывод Суда ЕС о том, что определенные права у индивида могут возникать даже в тех случаях, когда это непосредственно и не предусмотрено учредительным Договором, однако вытекает из содержания обязательств, которые этот Договор совершенно определенным образом накладывает на государства-участники, органы Европейских сообществ либо непосредственно на индивидов8. В силу этого доктрина "прямого действия" может применяться на практике в отношении не только уже упоминавшихся ранее регламентов, но и положений, содержащихся в учредительных договорах, международных соглашениях ЕС, а также в отношении директив и решений, принимаемых органами международной организации.

Закономерным результатом приведенных Судом ЕС аргументов стало его решение о том, что компания Van Gend en Loos вправе заявлять о своих правах, вытекающих из содержания статьи 12 Договора о создании ЕЭС, а национальный суд обязан принять все необходимые меры по восстановлению и защите нарушенных прав индивида. Логическим же следствием данного решения стало то, что внутригосударственные правовые нормы, установившие, в нарушение Договора о создании ЕЭС, повышенные ставки импортных таможенных платежей, были признаны не имеющими юридической силы.

Решение Суда Европейских сообществ по делу Van Gend en Loos стало, по сути, первым шагом в деле реального нормативного закрепления принципа прямого действия норм права ЕС на территории государств-участников. Впоследствии Суд Европейских сообществ неоднократно подтверждал, что действие данного принципа распространяется и на целый ряд других положений учредительных договоров ЕС, в том числе имеющих гораздо более важное значение для реализации правосубъектности индивида, нежели упоминавшаяся выше статья 12 Договора о создании ЕЭС. Вот лишь некоторые примеры: статья 48 (свобода передвижения в рамках ЕС), статьи 52 и 59 (право создавать предприятия и оказывать услуги в любом государстве-участнике), статья 119 (равенство прав мужчины и женщины и недопущение дискриминации по половому признаку)9.

 

2 аспекта принципа:

1. Право европейских Сообществ признается правоприменительными органами гос-чл в качестве действующих и обязательных к исполнению норм.

2. Право Европейских сообществ непосредственно, достаточно ясно и точно наделяет ФЛ и ЮЛ конкретными правами или госорганы – полномочиями по их защите.

Если ЮЛ/ФЛ обратится в национальный суд с требование о защите по законодательству Сообществ. Национальный суд обязан предоставить ему такую защиту.

Ограничения принципа:

1. не распространяется на нормы, принятые в реализацию положений о деятельности Е.Союза по 2 и 3 опоре.

2. не распространяется на положения, принятые в сфере, охватываемой разделом 4 части 3 Договора о ЕС «Визы. Предоставление убежища, иммиграционная политика и другие направления политики, связанные со свободой передвижения людей» до ее коммунитаризации.

3. не распространяется на нормы, принятые во исполнение обязательств по Соглашению о Е.Экономическом пространстве 1992 Австрией, Швецией и Финляндией до их вступления в ЕС в 1995.

 

Принципы права ЕС- это основные начала данной правовой системы, которые определяют содержание правотворческой , правоприменительной и правоохранительной деятельности союза в целом и государств– членов. Общие и специальные принципы.

Принцип прямого действия права ЕС ( direct effect ) - специальный принцип ЕС. Специальные делятся на отраслевые и функциональные принципы. именно функциональные принципы подчеркивают специфику права ЕС как самостоятельной правовой системы. Функциональные принципы были сформулированы в решениях Суда Е.Сообществ на основе толкования положений учредительных договоров. К функциональным относят принцип прямого действия и принцип верховенства права ЕС.

Принцип прямого действия права ЕС был определен Судом .

Прямое действие права ЕС – органы ЕС могут непосредственно регулировать общественные отношения с участием граждан, предоставлять им права и возлагать на них обязанности.

Данный принцип имеет два аспекта:

1.Право Евр. Сообществ признается правоприменительными органами государств-членов (в первую очередь национальными судами) в качестве действующих и обязательных к исполнению норм;

2.Право Евр. Сообществ непосредственно, достаточно ясно и точно наделяет физические и юридические лица конкретными или государственные органы – полномочиями по их защите.

Соответственно, если физическое или юридическое лицо государства-члена обратиться в национальный суд с требованием о защите своих прав по законодательству Сообществ, суд государства должен предоставить ему такую защиту.

Данный принцип имеет несколько ограничений:

1.Не распространяется на нормы, принятые в реализацию положений о деятельности ЕС по второй (общая внешняя политика и политика без­опасности (ОВПБ)) и третьей опоре (сотрудничество полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере (СПСО);

2.Не распространяется на нормы, принятые в сфере, охватываемой разделом Договора о ЕС «Визы, предоставление убежища, иммиграционная политика и другие направления политики, связанные со свободой передвижения людей» до ее коммунитаризации;

3.Не распространяется на нормы , принятые во исполнение обязательств по соглашению о Е.экономическом пространстве с Австрией, Швецией и Финляндией до вступления этих стран в ЕС в 1995 году.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.