Сделай Сам Свою Работу на 5

Англия в раннее средневековье. Альфред Великий.

Англосаксонские королевства в Британии и особенности процесса феодализации. На территории Британии, завоеванной англосаксами (эта территория и стала впоследствии собственно Англией), в период со второй половины V до начала VII в. образовалось несколько варварских англосаксонских королевств: Кент — на крайнем юго-востоке, основанный ютами; Уэссекс и Суссекс — в южной и юго-восточной части острова, основанные саксами; Восточная Англия — на востоке; Нортумбрия — на севере и Мерсия — в центре страны, основанные главным образом англами.

Некоторая часть кельтского населения Британии, избежавшая истребления, слилась с завоевателями — германцами. Так кельтский элемент вошел в этнический состав английского народа.

Процесс феодализации англосаксонских королевств был относительно замедленным и прошел через два этапа: V—VIII века, когда он только начинался, и IX—XI века, когда феодальный способ производства на этой территории уже стал господствующим. Медленность его складывания в Англии определялась рядом причин. Во-первых, относительно более слабой романизацией Британии в I — начале V в. н. э. по сравнению, например, с Галлией этого времени. Римское влияние в аграрных отношениях сказалось преимущественно на юго-востоке острова; в других его областях оно проявилось главным образом в создании отдельных укрепленных пунктов, строительстве дорог и мостов. После ухода римских легионеров в начале V в. до массовых германских втор­жений в конце века эти элементы романизации были в значительной мере ликвидированы местным кельтским населением, в среде которого господствовал еще племенной строй. В ходе англосаксонского завоевания следы романизации исчезли почти полностью. Поэтому феодализм в Англии развивался с очень слабыми элементами германо-романского синтеза, в основном путем внутренней эволюции разлагающегося родоплеменного строя англосаксов. Во-вторых, переселившиеся в Британию племена англов, саксов, ютов и фризов находились на более низком уровне социально-экономического развития, чем франки, не говоря уже о вестготах и бургундах, и дольше, чем они, сохраняли и на новом месте значительные пережитки родоплеменного строя. Этому способствовало и то, что они расселялись среди покрывавших всю Англию лесов, вдоль речных долин, в изолированных друг от друга и от кельтов поселениях.



Из англосаксонских правд VI—VII вв. видно, что преобладающим занятием завоевателей, особенно в центре и на юге страны, было земледелие, но заметную роль играло и скотоводство, а также рыболовство, охота и лесные промыслы, в некоторых же районах — добыча соли, железа и свинца. Земледелие было пашенным. В нем использовался чаще всего тяжелый плуг с упряжкой из 4 или 8 волов, реже легкий, одноволовый. В центральных и южных районах Англии уже было распространено двуполье. Возделывались озимая пшеница, рожь, ячмень, овес, бобы и горох.

С момента расселения, задолго до возникновения у англосаксов феодального землевладения, они жили общинами. Вопрос о характере этих общин для VI—VII вв. является спорным. В источниках нет прямых упоминаний о системе открытых полей и чересполосице, характерных для соседской общины — марки. Они появляются здесь только в IX—X вв. До этого в Англии существовали, видимо, два типа общины — большесемейная (земледельческая) и более крупная общинная организация, объединявшая несколько поселений в единый округ, в центре которого сходилось собрание глав больших семей, вершились судебные дела, осуществлялось самоуправление. Отдельные деревенские общины, состоящие из индивидуальных семей, стали возникать только к концу VII — началу VIII в.

Основную массу населения вплоть до IX в. составляли свободные крестьяне-общинники — кэрлы, владевшие довольно крупными участками земли — гайдами (участок, который при тяжелых глинистых почвах Англии можно было вспахать 8-воловым плугом), что тоже предполагало наличие больших патриархальных семей. Последнее обстоятельство задерживало возникновение в Англии свободно отчуждаемой земельной собственности типа франкского аллода. Распоряжение наделом ограничивалось правами всех членов большой семьи. Позднее такое большесемейное владение, основанное на обычном общинном праве, стало называться фольклендом (народная земля). Такую землю нельзя было завещать, продавать, передавать по женской линии.Кэрлы VI—VII вв. обладали полноправием, имели право участвовать в народных собраниях, самоуправлении, иметь оружие и составляли основу военного ополчения англосаксонских королевств.

Однако уже ранние англосаксонские правды свидетельствуют о наличии в обществе социального расслоения. Кроме основной массы кэрлов в них упоминаются родовая знать — эрлы, позднее королевские дружинники — гезиты, жизнь которых была защищена более высоким вергельдом, а также рабы и полусвободные люди — лэты и уили (так назывались завоеванные англосаксами кельты — уэльсцы). Эти низшие категории населения сидели уже на чужой земле, платили своим господам натуральный оброк, а иногда и работали на них. Они составляли главную рабочую силу на землях как эрлов, так отчасти и кэрлов.

Начало процесса феодализации. С конца VII в. в англосаксонских государствах, где раньше, где позже, начинается процесс феодализации. Происходит рост имущественного неравенства среди кэрлов, заставляющий тех, кто обеднел, брать землю на определенных условиях у более богатых людей, искать их покровительства. Однако главным средством феодализации в Англии этих столетий было зарождение феодальной собственности в результате массовых королевских пожалований дружинникам и церковным учреждениям земли или чаще права собирать с определенных участков королевских владений поборы, т.е. держать ее в качестве «кормления». Такие пожалования оформлялись грамотами, а земля, доходы от которой передавались кому-либо, называлась «бокленд» (от англосаксонского bос — грамота, и land — земля). С появлением бокленда в Англии возникает крупное феодальное землевладение, так как обычно право получения доходов с пожалованной земли вскоре превращалось в право свободно отчуждаемой собственности на нее, а люди, жившие на этой земле, постепенно становились зависимыми от владельцев бокленда, хотя и сохраняли еще долго личную свободу.

Крупные землевладельцы, в зависимость от которых втягивались обедневшие и разорившиеся кэрлы, назывались глафордами (более поздняя форма — «лорд», что соответствовало понятию «сеньор», «господин»). Однако и в условиях развития бокленда и глафордата основная масса кэрлов по крайней мере до XI в. оставалась мало втянутой в процесс феодализации, а община, постепенно приобретавшая облик соседской, деревенской общины, сохраняла свою свободу. Поэтому и главную рабочую силу на землях, пожалованных в бокленд, составляли еще рабы и полусвободные из местного населения, но не англосаксонские кэрлы. Характерно, что в англосаксонской Англии были неизвестны прекарные сделки, служившие во Франкском государстве одним из основных каналов втягивания свободных крестьян в поземельную зависимость. Главную же роль в этом процессе до IX—X вв. играла, как отмечалось, королевская власть.

Всемерно содействовала процессу феодализации и церковь. Христианизация англосаксов началась в 597 г. в Кенте и затянулась до конца VII в. в силу неоднократных рецидивов язычества, особенно в Мерсии и Нортумбрии. Христианская церковь укрепляла своим авторитетом королевскую власть и группировавшуюся вокруг нее землевладельческую знать. Короли в свою очередь щедро одаривали епископов и монастыри боклендами, подчиняли их власти крестьянское население. Поэтому распространение христианства долго вызывало протест свободного англосаксонского крестьянства.

Эволюция государства у англосаксов. В момент их образования в ходе завоевания Англии англосаксонские королевства отличались большой архаичностью.

Король выступал в них в VI и VII вв. скорее как племенной вождь, чем как носитель государственности. Большую роль играли органы местного, уже в основном территориального управления — народные собрания округов, состоявших из нескольких поселений.

Позднее эти округа стали объединяться в сотни, в которых собирались сотенные собрания всех свободных жителей этих территорий. Еще более крупные территориальные единицы с начала IX в. составляли графства — скиры, или шайры в каждом королевстве, которые тоже имели свои народные собрания — моты, или гемоты. Возможно, что в более ранний период в рамках каждого королевства собирались и общенародные собрания свободных общинников-воинов, но прямые данные об этом отсутствуют. Как уже отмечалось, войско длительное время состояло в основном из ополчения кэрлов.

Однако с развитием феодальных отношений, в частности глафордата, в народных собраниях на уровне общинных сходов, сотен и графств решающая роль переходила к крупным землевладельцам, глафордам и их приказчикам, простые же кэрлы постепенно теряли свое влияние. Одновременно усиливалось значение в этих собраниях и представителей королевской власти в графствах — шерифов, заменивших прежних руководителей собраний из числа родовой знати. Уменьшалась роль кэрлов и в военной организации королевств. По мере укрепления королевской власти растет значение в войске гезитов, отчасти вытеснявших, отчасти поглощавших старую родовую знать — эрлов. При этом разница в вергельде между кэрлом и знатным человеком — гезитом — возрастает в несколько раз.

Постепенное превращение племенных королевств в раннефеодальные государства сопровождалось постоянной борьбой между ними за титул верховного короля. В конце VI — начале VII в. ведущее положение занимал Кент, с середины VII в. — Нортумбрия, в VIII в. — Мерсия, с начала IX в. — Уэссекс. Король Уэссекса Экберт в 829 г. объединил под своей властью в едином уже раннефеодальном государстве все англосаксонские королевства. Это стало возможным в силу того, что к этому времени процесс феодализации значительно продвинулся и феодализирующаяся верхушка общества испытывала потребность в усилении центральной власти, чтобы легче преодолевать сопротивление втягивавшихся в зависимость крестьян. С другой стороны, с конца VIII, особенно же с начала IX в. начались опустошительные набеги на Англию норманнов, преимущественно датчан на Восточную Англию и норвежцев на ее северо-западные области. Для борьбы с опасным врагом приходилось объединять усилия всех королевств, и Уэссекс, который менее других подвергался нападениям извне, стал естественным центром сопротивления завоевателям.

В объединенном государстве заметную политическую роль стал играть новый орган — «совет мудрых» (уитенагемот), состоявший из наиболее могущественных крупных землевладельцев королевства.

Однако объединение страны не спасло ее от датской угрозы. Датчане постепенно захватили для поселения значительную территорию на северо-востоке страны и теснили англосаксов к югу. Их продвижение было приостановлено в правление короля Альфреда Великого (871—899 или 900 г.). Альфред начал укреплять военные силы англосаксов, опираясь, с одной стороны, на пешее крестьянское ополчение (фирд), с другой — на созданное им конное тяжеловооруженное войско мелкопоместных землевладельцев. Альфред построил также большой флот и сильные пограничные укрепления. Это позволило ему противостоять натиску датчан. Он вынудил их заключить договор о разделе Англии на две части: юго-западную в центре с Уэссексом и северо-восточную «область датского права» (Дэнло), оставшуюся в руках датчан. Альфред собрал и издал все старые англосаксонские законы в виде единого свода, дополнив их новыми королевскими постановлениями. Эта «Правда короля Альфреда» отражала уже развитие в стране феодальных порядков и закрепила их к выгоде складывающегося господствующего класса. Во второй половине X в. король Эдгар (959—975) ликвидировал самостоятельность области Дэнло и вновь объединил всю территорию Англии в единое государство.

Датские набеги и необходимость борьбы с ними, с одной стороны, несколько замедлили феодализацию англосаксонского общества, особенно на северо-востоке страны. Датчане в IX—X вв. отставали от англосаксов в своем развитии, у них в большей степени сохранялись общинный строй и свободное крестьянство, которые еще энергично противостояли феодализации. С другой стороны, однако, длительные войны с датчанами, требовавшие частых сборов ополчения и постоянных поборов на ведение военных действий или откупов от нападения противника («датские деньги»), способствовали разорению свободного крестьянства. В этих условиях оно все больше теряло свою землю в пользу крупных землевладельцев, которых продолжало поддерживать сво­ими пожалованиями раннефеодальное государство. Все большая часть кэрлов в IX—XI вв. превращается в зависимых крестьян, эксплуатируемых лордами. Важную роль в этом процессе теперь начинают играть иммунитетные пожалования королей крупным феодалам — так называемая сока. Крестьяне, оказывавшиеся на территории соки, — сокмены — находились в судебной зависимости от иммуниста и хотя сохраняли личную свободу, но постепенно обязывались платить ему различные поборы и нести в его пользу повинности.

В X и начале XI в. в Англии, особенно на юге страны, появляются уже крупные вотчины (в Англии они назывались манорами), обрабатываемые барщинным трудом феодально зависимых крестьян. Из инструкции управляющему вотчиной (Gerefa) и латинского трактата «Об обязанностях разных лиц» (в вотчине. — Ред.), относящихся к этому времени, мы знаем, что в этих феодальных вотчинах работали три основные группы крестьян: гениты — потомки свободных кэрлов, чья зависимость, возникшая в результате пожалования земли, на которой они жили, в бокленд, была относительно легкой; гебуры — основная рабочая сила в маноре, выполнявшая тяжелую барщину, — получали землю и инвентарь от господина и находились в тяжелой зависимости от него; котсетли — держатели мелких наделов, по своему правовому положению близкие к гебурам.

К этому времени завершается и процесс формирования нового господствующего слоя военно-служилой знати, так называемых тэнов, пришедших на смену прежним королевским дружинникам — гезитам. Тэны, как правило, уже были мелкими и средними феодальными землевладельцами, предшественниками будущих рыцарей.

К середине XI в. Англия была в значительной мере феодализирована. Однако процесс феодализации не был еще завершен: наряду с феодальными вотчинами сохранялось еще много свободных общин и даже свободных крестьян-собственников, игравших заметную роль в органах самоуправления и в войске.

Возобновление и конец датских нашествий. В конце X в. датские короли, объединившие к этому времени под своей властью не только Данию, но и южную часть Скандинавского полуострова, возобновили набеги на Англию и в 1016 г. установили там свою власть. Король Кнут (1016—1035) был одновременно королем Англии, Дании и Норвегии. Стремясь найти опору в лице крупных англосаксонских землевладельцев, он подтверждал многие из при­своенных ими привилегий и прав.

Датское владычество в Англии оказалось непрочным. Используя внутренние раздоры в датском государстве, англосаксы продолжали борьбу с чужеземным гнетом. Вскоре после смерти Кнута его большая держава распалась и на английский престол вступил представитель старой англосаксонской династии Эдуард по прозвищу Исповедник (1042—1066).

Альфред Великий

Когда Альфред получил корону, ему было 22 года. В детстве он отличался разве что слабым здоровьем и хилым телосложением, но у него еще был сильный дух и неукротимый характер. С самых малых лет он закалял свой организм различными воинскими упражнениями и охотой. Он старался ни в чем не отставать от своих старших братьев и взрослых воинов и преуспел в этом. Уже в юношеском возрасте он всегда сражался в первых рядах, и к моменту получения короны это был уже сильный и мужественный воин, пользующийся авторитетом у своих воинов. Только вот его войско было готово испустить дух, и передышка стране была просто необходима. Датчане отвернули от Уэссекса, и пять лет его не трогали. Молодой король использовал эти пять лет с большой пользой.

У Альфреда был уже довольно большой опыт войн с датчанами, и он заметил некоторые особенности ведения ими боевых действий: активное использование флота и уклонение от сражений на открытой местности. Как это ни покажется вам странным, уважаемые читатели, но, хотя англы и саксы прибыли на этот остров на кораблях и использовали при его колонизации свой флот весьма активно, к моменту датского нашествия ни у одного из королевств не было сколько-нибудь значительного флота, и навыки кораблевождения тоже были подзабыты. Альфред в большой тайне начал на реках строительство большого количества кораблей, и к 875 году располагал уже значительным флотом. В 875 году флот Альфреда появился в омывавших Англию водах и нанес датчанам несколько поражений, правда, не очень значительных. Но для поднятия морального духа войска это было очень важно. Летописец рассказывает, что в одном из сражений был разбит флот некоего короля датчан Уббы, в результате чего Альфреду досталось чудотворное знамя, изготовленное по преданию тремя дочерьми короля Лодброка за одни сутки. На нем был изображен ворон, который махал крыльями, призывая датчан в победный поход.

Альфреду приписывают и военную реформу. Он первым отказался от идеи народного ополчения и стал формировать воинское сословие. Тэны и дружинники были полностью освобождены от работ на земле. Тэны стали помещиками, а дружинники средними и мелкими землевладельцами, на которых должны были работать крестьяне. Вот, например, перечень повинностей крестьян в одном из поместий короля Альфреда:

"Каждая семья платит 40 пенсов (тогда еще это были серебряные монеты) в осеннее равноденствие и дает 6 бочонков пива, 3 меры пшеницы и 3 фунта ячменя; они обязаны вспахать 3 десятины и посеять на них хлеб из собственных семян и в свое время снять и убрать его; скосить полдесятины и убрать сено; наколоть 4 охапки дров и уставить их в поленицу, и провести изгородь на 8 саженей, а в Пасху дать 2 овец и 2 ягнят и помогать мыть и стричь овец".

Вряд ли повинности крестьян в монастырях или у воинов были более обременительными. Скорее уж наоборот. В первые годы после этой реформы в трудную минуту еще по инерции иногда призывали крестьян к сопротивлению, но потом это стало происходить все реже и реже.

Кроме того, Альфред приступил к восстановлению старых и строительству новых крепостей, которые могли бы содержать значительные гарнизоны, которые могли бы отражать нападения небольших отрядов противника, или выдержать осаду до подхода основных сил королевства. К концу жизни короля хронисты насчитывали около тридцати восстановленных и построенных крепостей.

А чем же в это время занимались датчане? Нет, они не бездельничали. Как я уже говорил, они в 871 году захватили и разграбили Лондон. Потом пару лет копили силы, то есть занимались мелкими грабежами и набегами, начиная потихоньку осваивать захваченные земли. Слегка передохнув, они весной 874 года обрушились на Мерсию и быстро разгромили ее войско. Король бежал во Францию, или что там тогда было, а на престол сел ставленник датчан (коллаборационизм в чистом виде более чем за 1000 лет до Второй мировой). Часть датчан затем от Рептона двинулась на север к Тайну, но грабить в этой стране было уже почти что нечего, и Гутрум повел большую часть войска в Восточную Англию, чтобы оно передохнуло, а также для сбора подкреплений: он решил, что пора заняться и Уэссексом.

Альфред своевременно узнал об этих планах и готовился к обороне. Весной 876 года Гутрум двинулся с войском на юг, а его флот появился при Уэргеме. Но флот Альфреда слегка поколотил датчан, и они подались к Эксетеру, где подняли против Уэссекса еще и валлийцев. Альфред же вышел с войском против Гутрума и предложил ему выкуп. Гутрум уже знал о поражении своего флота, взял выкуп и тоже отошел к Эксетеру.

Всю зиму готовил Альфред свою армию и флот к следующей кампании. Ранней весной 877 года войска Уэссекса окружили Эксетер, а флот Альфреда блокировал побережье и лишил окруженных датчан надежды на подкрепление. Датчане из Уэргема пытались прорвать блокаду Эксетера, но тут на стороне Альфреда выступила природа: буря разметала и разбила о прибрежные скалы большую часть флота датчан. Голод и отчаяние заставили датчан вступить в переговоры с Альфредом и капитулировать. Был заключен мир, датчане выдали заложников и заплатили выкуп, а также поклялись на ожерелье, смазанном кровью, что не будут больше беспокоить подданных короля Альфреда. Это была самая священная клятва у датчан, но они вскоре ее нарушили.

Датчане ушли на север, но, как оказалось, недалеко. Они расположились около Глостера и стали ждать подкреплений, которые не замедлили к ним явиться. А успокоенный Альфред (ну, еще бы, ведь он получил от врагов ТАКУЮ клятву!) распустил свое войско и вернулся в одно из своих поместий в Сомерсете. Датчане только этого момента и ждали.

Они с нескольких направлений вторглись в Уэссекс. Для Альфреда и его войска это было полной неожиданностью, а страна была парализована страхом. Ни о каком организованном сопротивлении не могло быть и речи. Датчане огнем и мечом прошлись по всему королевству, легко расправляясь с немногочисленными и плохо организованными отрядами уэссекцев. Особенно досталось городам и селениям в южной части острова. Сам Альфред с небольшим отрядом укрылся на острове Ательней среди Перретских болот и выстроил там небольшое укрепление. Оттуда он следил за передвижениями датчан и устраивал небольшие вылазки.

Выиграв несколько небольших сражений, Альфред решил, что пора переходить в контрнаступление. Он разослал вестников по близ лежащим землям с призывом к объединению, и указал места и время соединения. На седьмой неделе после Пасхи 878 года Альфред со своей дружиной вышел из Перретских болот и двинулся к камню Экберта, где к нему присоединились отряды из Сомерсета, Гемпшира и Уилтшира. Затем через Окли в Уилтшире он со своим войском двинулся к Эддингтону, по пути пополняя свое войско. У Эддингтона армия Уэссекса встретилась с "великой армией" датчан, разбила ее и загнала в какую-то крепость. Датчане были блокированы в этой крепости и через две недели сдались на милость победителя. Они выдали заложников, поклялись уйти из королевства Уэссекс, а король Гутрун с личной дружиной обещали перейти в христианство.

На этот раз все обещания были тщательно выполнены. Через три недели Гутрум с тридцатью самыми знатными воинами "великой армии" прибыл к Альфреду в Ор близ Ательнея. Сам Альфред был крестным отцом Гутрума во время церемонии крещения, которая состоялась в Уэдморе. Гутрум с отрядом оставался в Уэдморе восемнадцать дней и получил за это время множество ценных подарков от своего крестного отца. В Уэдморе же между датчанами и Уэссексом был заключен мирный договор, по которому вся Англия была разделена на две части между датчанами и Уэссексом. Датчанам досталась вся Нортумбрия, восточная часть Мерсии, вся Восточная Англия и Эссекс с Лондоном. Эта часть Англии стала называться Денло (Danelagh) - область датского права. Остальная часть Англии, включая западную часть Мерсии, Кент и Сассекс, досталась Уэссексу. Граница, таким образом, проходила по Темзе и ее притоку Ли, достигала реки Уз и через Бэдфорд шла по старой римской дороге.

Свои права на присоединённые земли Альфред укрепил, заключив ряд брачных союзов для членов своего семейства с королевскими династиями Мерсии и Восточной Англии. В 886 году отряды датчан, приплывшие из Франции, попытались по Темзе проникнуть к Рочестеру. Одновременно с этим Гутрум попытался соединиться с ними, чтобы ударить по Уэссексу, но в Лондоне началось буквально восстание против датчан. Альфред быстро принял ряд важных решений: вначале он разгромил отряды, прибывшие из Франции, затем нанес поражение Гутруму и заключил с ним новый мир, по которому к Уэссексу отошли Лондон с долиной Темзы и часть Эссекса. Воспользовавшись волнениями в Лондоне, он вошел в город, и присоединил его с окружающими землями к своему королевству. После присоединения к Уэссексу Лондон начал восстанавливаться и заселяться, а земли в долине Темзы заняли подданные Альфреда.

После заключения Уэдморского мира Альфред занялся укреплением и организацией своего государства. За собой он оставил собственно Уэссекс, верхнюю часть долины Темзы, долину Северна, а также плодородные равнины Мерси и Ди из территории бывшей Мерсии, которые с того времени и стали называться собственно Мерсией. [Остальная часть Мерсии с того времени стала называться Five Boroughs of the Danes - Пять Датских городов.] Олдерменом в этой Мерсии Альфред поставил Этельреда, мужа своей дочери Этельфлиды. Его задачей было оберегать Уэссекс от нападений с севера, а также предотвращать возможные союзы между датчанами и валлийцами, что он с честью и делал на своем посту.

Альфред продолжил дело создания своего флота и добился в этом таких успехов, что берега его королевства стали забывать о вражеских набегах, и еще в правление его сына флот Уэссеса господствовал в Английском канале (Ла-Манше). Всю страну Альфред разделил на военные округа, в которых каждые пять хозяйств (гайд) должны были поставлять одного воина, снабжая его за свой счет всем необходимым. Каждый burh тоже должен был давать определенное количество солдат. Служба в войске по-прежнему оставалась обязанностью каждого свободного человека, но теперь он мог часть времени проводить в своем хозяйстве. Кроме того, часть воинов теперь несла гарнизонную службу в городах и селеньях, а другая часть находилась в действующей армии. Через некоторое время они менялись местами, так что воины больше не были надолго оторваны от своего дома. Кроме того, каждый земледелец должен был принимать участие в содержании мостов и укреплений.

Альфред восстановил также и общественный порядок, но поставил королевский суд выше всех других судов и трибуналов. Он составил первый сборник национальных законов, приказав изложить на английском языке законы различных саксонских королей, и отобрал наиболее подходящие из них. Теперь всякое нарушение законов рассматривалось судьями как оскорбление, нанесённое лично королю.

Но Альфред не был бы Великим, если бы ограничился только военным и хозяйственным переустройством страны. Много внимания он уделил и развитию просвещения в стране. Сам Альфред овладел латинской грамотой только в возрасте около сорока лет, но с тех пор всегда имел при себе какие-нибудь книги и постоянно делал из них выписки. Он сразу же стал проявлять большой интерес к переводу самых значительных произведений с латыни на английский. В монастырях опять заскрипели перья, а в школах стали раздаваться голоса учеников. Альфред повелел, чтобы каждый свободнорождённый и имеющий средства молодой человек "не смел расставаться с книгой до тех пор, пока он не будет в состоянии понимать английского письма".

Он и сам основал школу для детей придворных и следил за преподаванием в ней.

Альфред и сам много занимался литературными переводами, но старался делать не дословные переводы текстов, а верно ухватить дух подлинника. Среди его верных помощников в этих делах мы видим кельта или валлийца Ассера, сакса Иоанна и франка Гримбальда. С их помощью Альфред перевел всеобщую историю Павла Орозия, английскую историю Бэды Достопочтенного, "утешение философией" Боэция и "Пастырское привило" Григория Великого. По инициативе Альфреда был начат труд, который нам теперь известен, как "Англо-саксонские хроники".



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.