Сделай Сам Свою Работу на 5

У него остановилось сердце.

Как же так?!

Он не может умереть! Не может!»

Все тело девушки парализовало, она тупо стояла на месте, беспомощно наблюдая как его погрузили в скорую и подключили к какому-то аппарату, название которого Аня на знала. Она не слышала рядом с собой ничего, кроме голоса фельдшера отчетливо и громко произносящего «разряд» после которого тело ее любимого человека сильно вздрагивало от электрических разрядов дефибриллятора.

Глаза Ани были прикованы к монитору сердечного ритма, на котором по-прежнему было все без изменений.

Она прижала ладони ко рту, беззвучно рыдая.

« Пожалуйста, Господи помоги ему! Он так молод, еще ничего в жизни не успел. Не оставляй его! Она должна сказать ему, что любит его.

Должна!»

- Еще разряд! – меж тем скомандовала женщина врач.

Еще один удар и Аня услышала ритмичное пип-пип-пип...

- Есть! Завели! – устало, но довольно, произнесла фельдшер, что-то настраивая на мониторе, на котором неровной зеленой дорожкой бежала его новая жизнь…

- Поехали, - скомандовал один из мужчин.

- Я с вами! - выпалила Аня.

- А вы собственно кто? - поинтересовалась женщина.

- Я... Я его невеста, - не моргнув глазом соврала Архипова.

- Ну раз невеста, - усмехнулась фельдшер - то залезай и поехали уже. Леша давай в первую городскую, она ближе всех, - обратилась она к водителю. Тот кивнул и завел мотор.

Аня сидела так близко к Святу как только могла, не выпуская его ладонь, и не преставая плакать.

- Ну хватит слезки лить, кризис миновал а в больнице женишка твоего быстро на ноги поставят, - успокаивала Архипову медсестра. – Ты лучше скажи мне как давно у него проблемы с сердцем?

- Я не-не знаю, - глотая всхлипы, ответила девушка.

- Как? - удивилась женщина.

- О-он мне ни-чего не рассказывал.

- И ты не замечала приступов?

- Нет... Хотя... - девушка задумалась, в ее голове начали всплывать обрывки воспоминаний.

Вот она нашла его в клубе, бледного и вспотевшего, тогда он сказал ей, что перебрал экстази. Следующий раз это повторилась уже у него дома, но и тогда Свят отмахнулся от ее расспросов, ссылаясь на якобы полученный во время тренировки удар в грудь. И она поверила. Аня еще вспомнила, как он тяжело дышал после их пробежки под дождем, и его редкие посещения пары по физ-ре.



И все это из-за слабого сердца…

«Боже, какая она дура! Как же можно было не видеть очевидного»

Теперь Аня об этом знала, но легче ей не стало.

Когда машина, наконец, добралась до больницы, Святослава поместили в реанимацию, Аню естественно туда никто не пустил. Ее проводили в комнату ожидания для родственников пациентов, где девушка, устроившись на милом белом диванчике снова расплакалась.

- Девушка, вот выпейте это, - услышала рядом с собой женский голос Архипова.

Отрицательно качнув головой, она заплакала еще сильнее.

- Выпейте, станет легче.

Аня подняла заплаканные глаза на тепло улыбающуюся женщину.

- Что это?

- Успокоительное.

Брюнетка кивнула и залпом выпила содержимое стаканчика.

- Спасибо, - поблагодарила она медсестру.

- Не переживайте, все будет хорошо.

Дежурная медсестра вышла, оставив Аню наедине со своим страхом.

Ей до сих пор не верилось, что всего двадцать минут назад он почти умер. Аня даже представить себе не хотела, чтобы тогда произошло с ней самой. Девушка не удивилась, если бы прямо там лишилась чувств, когда его сердце остановилась. Но, она каким-то образом сумела сдержать себя в руках, хотя желание упасть на колени и выть было велико. Еще бы. Ведь не каждый день видишь, как умирает человек, которого ты любишь. Особенно когда осознание этого приходит в самую последнюю минуту.

Дверь тихонька, скрипнула в помещение вошла медсестра. Она ободряюще улыбнулась Ане.

- Давай-ка красавица мы с тобой анкету заполним.

- Какую еще анкету?

- Личности. Давай возьми себя в руки и назови мне данные своего молодого человека.

- Ах да, конечно, - девушка прочистила горло. – Король Святослав Юрьевич.

- Какая, однако, редкая и величественная фамилия у твоего молодого человека.

- Да. Самомнение у него тоже королевское, - Аня слабо улыбнулась.

- Это у всех мужчин так! Дата рождения?

- Ээ… первое июля тысяча девятьсот девяносто первый год.

- Хорошо, - протянула медсестра, а потом задала Ане еще пару вопросов, после чего вышла из помещения.

Архипова снова осталась одна. Ей вдруг показалось, что вся тяжесть мира легла на ее плечи. Но Аня не могла себе позволить такую роскошь, как минутная слабость, не сейчас, не сегодня. Она нужна ему, Аня это знала.

«Я люблю тебя!» – голос Святослава все еще звучал в ее голове, давая ей силы, бороться с собой, со своей слабостью, и страхом за него.

- И я тебя люблю мой Король, - прошептала девушка, а потом впала в небытие.

***

Евгения сидела в комнате дочерей и проверяла домашнее задание младшей. С утра женщина планировала заняться домашними делами, а потом порадовать девчонок и отправиться с ними по магазинам за обновками. Ее планам сегодня не суждено было сбыться, но Евгения об этом не подозревая, занималась уроками безответственной лентяйки Маши.

- Маша, сколько раз я тебя просила писать аккуратней! – повысила голос женщина.

- Ну мааам, - захныкала девочка.

Ее вообще не устраивало, что мама решила проверить ее уроки.

- Что мам? Ты же девушка, а пишешь как курица лапой.

Маша только скривила мордочку, пока мать увлеченно читала ее сочинение по литературе.

- Я все вижу, - строго сказала Женя.

Девочка только тихо хихикнула и продолжила скучающе рассматривать обои на стене, решая, куда можно повесить еще один плакат.

- Так, ладно, - Евгения закрыла тетрадь, - литература засчитана, где алгебра?

- Мам, ее же Свят проверяет всегда.

- А если он не приедет? – строго сказала женщина.

- Я ее еще не делала, - опустив голову, призналась Маша.

- Так и знала, - нахмурилась Евгения. - Признавайся, брат решает за тебя?

- Нет! – воскликнула девочка. - Он просто объясняет, а решаем мы вместе.

- Ох и хитрюга ты Машка, - улыбнулась мать. - Ладно, пойду, позвоню Святу, спрошу, заедет ли он к нам сегодня, а ты решай!

Евгения вышла из комнаты девочек и, набрав номер сына, стала ожидать ответа. Гудок…гудок… Ответа так и не последовало. В груди женщины что-то неприятно екнуло.

«Может, случилось чего?» - подумала она, но потом, решив, что ей просто показалось, отправилась заниматься своими делами.

Решив все вопросы, которые были намечены, Евгения взяла журнал и устроилась на уютном диванчике в гостиной. Не успела женщина дочитать статью, как ее телефон зазвонил, требуя внимания.

- Ну что там еще? – буркнула Женя, и ответила на вызов незнакомого номера, - Але?

- Здравствуйте, могу услышать Евгению Король? – поинтересовался женский голос на другом конце.

- Да. Это я.

- Вас беспокоят из первой городской больницы.

Услышав это, Евгения задрожала всем телом и со страхом слушала дальнейшие слова женщины.

- К нам поступил ваш сын, Святослав Король. У него была временная остановка сердца, но не переживайте, нам удалось его спасти. Сейчас он в реанимации, но состояние парня стабильно удовлетворительное.

У Жени из рук выпал журнал, слезы подступили к глазам, тело трусило так, словно женщину поместили в морозильную камеру.

- Ало, Евгения вы меня слышите? – взволновано спросили на том конце.

- Ддда, - всхлипнула Женя. - Я выезжаю, - и отключилась.

Вскочив с дивана, женщина начала метаться по комнате в поисках ключей от машины, лихорадочно прокручивая в голове список дел, которые ей предстоит сделать сейчас в первую очередь. Запнувшись о журнал около дивана, Евгения упала на пол и громко разрыдалась.

- Мам? – вдруг позвала ее взволнованная Маша. - Мам, что случилось?

- М-Машенька, н-набери папу п-пожалуйста, - заикаясь, попросила женщина.

Мария взяв телефон, ловко набрала номер отца и протянула матери трубку.

- Да, - строго ответил муж.

- Ю-Юра, - начала говорить Евгения, но голос дрожал до такой степени, что она не смогла дальше вымолвить и слова.

- Женя, в чем дело? Что случилось? – начал нервничать мужчина.

- Свят… Наш мальчик в больнице, - всхлипнула женщина.

- Что?! Как?! Ты дома? – начал сыпать вопросами взволнованный Юрий.

- Да. Юра приезжай скорее, я тебя умоляю! – прорыдала женщина в трубку.

- Жди меня, я выезжаю, - приказал муж и отключился.

- Мам? – дрожащим голосом позвала Маша.

Женщина подняла заплаканные глаза на дочь.

- Мам, он же в порядке?

- Да солнышко, - наконец взяв себя в руки и поднимаясь, ответила Евгения. - Со Святом все будет хорошо.

Ей очень хотелось в это верить.

Через сорок минут в дом влетел взволнованный Юрий Король. Его пальто было нараспашку, всегда аккуратно зачесанные светлые волосы, растрепались и несколько прядок лезли ему на глаза.

- Женя! – крикнул он вглубь дома.

- Юра, я уже иду, - громко ответила ему жена.

- Что случилось? – спросил он, когда Евгения появилась в поле его зрения.

- Расскажу все по дороге, - строго ответила жена и покосилась на нервную фигурку дочери за спиной.

Евгения не хотела пока расстраивать дочерей и поэтому резко взяв себя в руки командным тоном обратилась к Маше:

- Дождешься Аленку и скажешь, чтоб она мне срочно позвонила, поняла?

- Да.

- И будь добра, сделай алгебру.

- Я поняла, - грустно кивнула Маша. – Мам передай ему, что я его очень люблю!

- Он и так это знает заяц, - мать слабо улыбнулась дочери. - Все, Юра, поехали скорее.

И мужчина, с женщиной быстро выйдя из дома, чуть ли не бегом добежали до ожидавшего их автомобиля.

- Иван, в первую городскую! – скомандовала Евгения и повернулась к супругу, чтобы все рассказать.

Уже через двадцать минут взволнованные родители Святослава входили в больницу.

- Я же говорила тебе, что нужно его было везти в Германию, - рычала Евгения.

- Женя, перестань! Чего теперь сотрясать воздух.

- Юра, ты в своем уме? – начала закипать женщина.

Юрий резко схватил жену за руку и, дернув на себя остановился:

- Возьми себя в руки! – рыкнул мужчина.

- Я так боюсь за него, - снова начала ронять слезы Евгения.

- Тише, - мужчина притянул супругу в свои объятия. - Давай пойдем и все узнаем.

Женя кивнула и, вытерев слезы, зашагала следом за Юрием к регистратуре.

- Здравствуйте, подскажите, в какой палате находится Святослав Юрьевич Король и как найти его лечащего врача? – спросил Юрий у медсестры.

- А вы кем ему приходитесь? – строго поинтересовалась девушка.

- Родители мы.

- Вы тогда пройдите в комнаты для родственников, там уже невеста вашего мальчика ждет доктора.

- Невеста? – опешил мужчина и посмотрел на жену.

- Ну да, - кивнула медсестра. - Комната прямо по коридору, девятый номер.

- Спасибо, - кивнул Юрий и, подхватив жену, поспешил отойти. - Ты знала, что у Свята есть невеста? – ошарашено обратился он к Евгении.

- Ну, у него вроде девочка появилась. Анечка, - вспомнила женщина голубоглазую брюнетку, которую не так давно застала в квартире сына. – Я же тебе рассказывала! Она тогда не смогла прийти к нам домой на ужин, проблемы какие-то были.

- Даже так, - хмыкнул Юрий. - Пойдем, посмотрим, что там за девочка такая.

***

Аня проснулась от незнакомых голосов рядом с собой. Девушка с трудом приоткрыла воспаленные глаза и обнаружила в комнате еще троих людей. Элегантную Евгению девушка узнала сразу, а вот высокого светловолосого мужчину нет. Но интуиция подсказывала ей, что это отец Святослава. Юрий и его жена стояли в сторонке, о чем-то тихо перешёптываясь с врачом.

- … И что никаких шансов нет? – дрожащим голосом спрашивала Евгения. Муж успокаивающе приобнял ее за плечи.

- Евгения Николаевна, - начал седоволосый врач, - шанс есть всегда. Но ваш сын недавно пережил клиническую смерть и следующий такой приступ, увы, может стать плачевным…- после этих слов послышались всхлипывания. – Я хочу, чтобы вы поняли всю серьезность сложившейся ситуации, Святославу срочно нужна операция. По-хорошему ее нужно было провести еще три месяца назад.

- Боже, Юра ну почему он нам ничего не сказал? – Евгения спрятала лицо на груди мужа, ее тело подрагивало от новых рыданий.

- Сколько у нас времени есть? – спросил старший Король.

- Месяц. Не больше.

Слова доктора эхом разлетелись по комнате, а потом он извинивший ушел. В комнате повисла пугающая тишина.

Аня приняла вертикальное положение и пыталась снова не разрыдаться.

«Как же так? Почему он молчал?» - крутилось в ее голове.

- Аня? - позвала ее Евгения.

Девушка посмотрела на женщину и начала сильнее моргать.

- Детка, не плачь, - присев рядом, приобняла ее за плечи мачеха Святослава. – Все будет хорошо.

У Архиповой сложилось такое чувство, будто Женя убеждала себя, нежели ее. Но ей так хотелось верить в хорошее… впрочем, другого выбора у Ани не оставалась. Только верить. А когда Король пойдет на поправку, то она обязательно выскажет этому эгоисту, все что о нем думает!

- Значит, ты и есть невеста нашего сына? – привлек внимание женщин Юрий, пристально разглядывая Аню.

Архиповой стало неловко под его пронзительным взглядом. Этот взгляд был таким же прямым и неприкрытым ничем, как и у Святослава. Аня сразу же отметила их схожесть. Все как в один, кроме глаз. У Короля старшего глаза были льдисто голубыми, и холодными.

«Значит, со временем и Свят будет выглядеть, так же как этот привлекательный мужчина»

- Эм… Нет, я ему не невеста. Просто мне бы по-другому не разрешили ехать с ним! Вот я и… придумала про невесту, - призналась Аня.

- И как давно вы встречаетесь?

Что ему ответить, Аня не знала, со Святославом их до сегодняшнего дня связывал только секс, но девушка не желала говорить об их близости, ни с кем. Это касалось только его и ее.

К счастью положение спасла Евгения, потребовав, чтобы муж отстал от бедной девочки со своими расспросами.

- Я просто пытаюсь отвлечься. Ты думаешь, мне легко Женя? – неожиданно воскликнул Юрий. – Да у меня самого чуть сердце не остановилось, пока я выслушивал этого чертового доктора! – он присел не соседний диван и обхватил голову руками. – Мне просто страшно.

Евгения подошла к мужу, и так же как ранее он, обняла его.

- Прости дорогой. Нам обоим сейчас тяжело, и нужно держаться вместе.

В комнату вошел врач и сообщил, что Святослав пришел в сознание, но к нему может пройти только один посетитель. Женя тут же подскочила на ноги, но мужчина ее остановил.

- Лучше я сам схожу. Вы, - он имел виду еще и Аню, - со своими слезами и истериками только хуже сделаете.

- Но Юра… - попыталась возразить женщина, но ее перебили.

- Женя, не спорь, пожалуйста.

- Хорошо, но только скажи ему, что мы его любим и что я, потом серьезно с ним поговорю.

- Думаю, он и так это знает, - усмехнулся мужчина и, запечатлев на лбу жены поцелуй вышел.

Как же Аня в эту минуту завидовало ему, ведь он скоро увидит Свята, а она нет.

***

Сознание Свята медленно возвращалось к нему. Парень разлепил глаза, чтобы понять, что за хрень все время пищит около головы, но яркий, ослепляющий свет заставил его снова их закрыть.

- Черт! – выругался он.

На его голос обернулась медсестра.

- Святослав Юрьевич, как вы себя чувствуете?

- Дерьмово. Послушайте, что это за хрень все время пищит? У меня от нее голова болит.

- Это кардиосистема, к которой вы были подключены пока находились без сознания, - пояснили она. – Сейчас я позову доктора.

Медсестра выбежала из палаты и вернулась спустя две минуты, но уж с врачом.

- Ну что же вы молодой человек, так не бережете себя? – укоризненно произнес он, присаживая рядом с пациентом на стул.

- А со мной все в порядке, - ответил Свят.

Доктор засмеялся, поглядывая на раздражающий Короля монитор и что-то записывая в принесенный им журнал.

- Не буду говорить, как вам повезло, молодой человек.

- Да ну? – скептицизм так и сочился в голосе больного.

- Да. Не каждым, знаете ли, удается пережить клиническую смерть, а потом вернуться в мир живых, и еще иронизировать по этому поводу. Так что вы счастливчик мой мальчик.

Святославу нечего было ответить, и он промолчал, выслушивая от доктора упреки о своей беспечности, и раздолбайском отношении к своему здоровью.

- Послушайте док, - перебил его Святослав, - я давно уже все для себя решил, и никакая к черту операция мне не нужна! Это понятно?

- Будь любезен поясни, - твердый голос отца застал Короля-младшего врасплох.

- Надеюсь, хоть у вас получится вразумить его, - напоследок сказал доктор прежде чем покинуть палату.

Юрий Король сложив руки за спиной, величественной и в то же время грозной походкой двинулся к постели сына, который в свою очередь наблюдал за ним исподлобья.

- Что же ты высокомерный щенок, делаешь а?

- Отец…

- Как ты смеешь так рисковать собой, паразит? Ну вот скажи мне, в кого ты таким эгоистом уродился? А хотя можешь не отвечать, этой чертой ты пошел в мать.

- Отец!

- Что отец?! Ты какой же эгоист, как и она! – вспылил мужчина, и начал мерять шагами палату. – Из-за ее эгоизма я пропустил пятнадцать лет твоей жизни, не видел тебя, когда ты только появился на свет, пропустил твои первые шаги. Я не видел, как ты рос! Да и вообще я пропустил много важных моментов, которые у тебя были. И все, потому что она мне ничего не сказала, просто взяла и решила все за нас! – Юрий остановился рядом с сыном. Он наклонился и схватил Свята за затылок. – А ты по видимому решил поступить так же, но вот только я не позволю тебе этого сделать! Ты меня понял?!

Свят неотрывно смотрел в лицо отца, его глаза подозрительно блестели. Неужели это слезы? Или ему показалось?

Парень и предположить не мог, что отец так переживал о его жизни в детском доме, в конце концов, он и сам не придавал этому большого значения, но видимо для отца это часть его жизни была, болезненным воспоминаем. В любом случае он никогда не показывал свои, переживания никому.

- Ты меня понял, я тебя спрашиваю? - пальцы отца сжали затылок, притягивая его ближе к себе. – Ты - мой сын, мой мальчик, и я лучше сдохну сам, чем позволю умереть тебе! Ты и Маша с Аленой, самое дорогое, что есть в моей жизни, и я никому не позволю отобрать вас у меня! - он прислонился ко лбу Свята, и закрыл глаза. – Никому.

Некоторое время они молчали, а потом Юрий встал и направился к выходу.

- Через неделю ты летишь в Германию, - его тон нетерпящий отказов дал понять Святу, что спорить не стоит. – А пока подумай над своим поступком, и над тем как его последствия могли сказаться на твоих близких.

Дверь за ним захлопнулась и Свят остался в палате совершенно один, наедине со своими чувствами и мыслями.

Где-то в глубине проснулась его совесть, и впервые за последний год парень засомневался в своем решение, пустить все на самотек. Да, отец был прав, когда назвал его эгоистом, потому что только конченый эгоист мог наплевать, на свою дальнейшую жизнь не думаю о тех, кому он дорог. В его случае это были его семья, друзья и… Аня.

Анна. Аня. Нюта.

Девочка, которая всегда смотрела на него свысока. Заставляя каждый раз чувствовать себя ничтожеством под ее презрительным взглядом. Которая так незаметно, но прочно засела внутри него, которая чаще делала вид, будто он ей безразличен, но на деле все оказывалось иначе. Она та, ради которой он решил что-то изменить, по крайней попытался.

Свят откинулся на подушки и постарался вспомнить все что произошло до того как он чуть концы не отдал, но вместо этого воспоминания унесли его за собой в день его шестнадцатого дня рождения. Именно в этот день у него случился первый приступ, но он, тогда еще глупый мальчишка, не обратил на странную и резкую боль в области сердца никакого внимания и вспомнил о ней только через месяц, когда боль снова появилась да с такой силой что он не смог сдержаться и поморщился. Это произошло вечером за ужином, так что мачеха сразу же заметила его состояние, и Святу пришлось признаться, что в сердце покалывает. Всегда эмоциональная и осмотрительная во всем Евгения в тот вечер повезла пасынка, в клинику, где после тщательного обследования Святу поставили диагноз порок сердца. С того дня его жизнь состояла из постоянно меняющихся врачей, лекарств и многочисленных обследований, и гиперопеки Жени, продолжалось все ровно семь лет. А в один не очень, прекрасный день ему это все надоело, и Король просто взял и престал принимать лекарства, престал раз в пару месяцев ходить к своему кардиологу. Он еще чаще стал посещать тренировки по кикбоксингу, которые ему врачи настоятельно не советовали посещать, пил и до утра тусовался в ночных клубах, прожигая свою жизнь каждый раз с новыми девочками. А наследующий день он как примерный студент посещал занятия, и мозолил своим присутствием Сильнову глаза. А как-то раз он случайно, во время своего очередного рандеву с новой пассией, заметил Марика в кафе, в компании хорошенькой брюнетки. Свят уселся тогда поудобней, и, скрестив руки на груди уставился в девушку. Она о чем-то щебетала Марку, мило улыбаясь и краснея, но вдруг ее глаза остановились на нем, и Свят, буквально почувствовал как ее неприязнь, словно ушат холодной воды вылился на него.

«Это еще откуда? С какой стати эта цыпочка так смотрела?»

Но потом заявилась его подружка и отвлекла внимание Свята своими прелестями, выставленными напоказ.

В следующий раз девушку Сильнова он заметил в буфете и снова был награжден холодным взглядом, и так продолжалось постоянно. И это начало раздражать и бесить парня.

« Что она о себе возомнила, высокомерная стерва? Такая же выскочка, как и Марк!»

Однажды когда Свят, в очередной раз собирался оторваться в клубе, он поддался уговорам Андрюхи и позвонил Лизке. Подруга детства в последнее время пребывала в депрессии, и парни решили, что ей не помешало бы развеяться. Абрамова всегда была частью их компании, но после того как она влюбилась в Марка, да-да они больше двух лет были вместе, и Свят и Андрей виделись с подругой реже, а тут ее удалось уговорить выйти из дому. Удача и только!

В общем, ребята всей большой компанией отдыхали в «Шелке» когда Лиза вернулась с бара в расстроенных чувствах и призналась, что столкнулась с Марком.

- Слав я все еще его люблю, - ныла она, положив голову ему на плечо. Абрамова по какой-то странной причине всегда называла его Славкой, и это очень злило парня, поэтому так позволялось его называть только ей. Так же Король был в курсе пылких отношений подруги с Марком Сильновым, от которых тоже был не в восторге (он почему-то сразу невзлюбил Марка, впрочем как Сильнов не испытывал к нему теплых чувств). А сообщить подруге, что у ее бывшего, но все еще любимого парня уже как год появилась девушка, Свят не решился. И отсюда пошли его проблемы…

И дело было вот в чем: той же ночью он поспорил с парнями, что обыграет любого за карточным столом, друзья тут же потребовали от него доказательств. А он был бы не Король если не доказал им свое превосходство в покере. И так, слегка пошатываясь, Святослав вместе с Андреем и Никитой, поперлись к бармену, у него обычно держались несколько колод, когда его взгляд случайно зацепил Марка. Пьяного в хлам.

- Эт че Марк? – заплетающимся языком спросил Андрей, и несколько раз моргнул, чтобы точно видеть. – Он в карты, что ли играет?

Ничего не ответив другу, Свят подошел к столу, за которым сидели несколько парней неприятной наружности и в два раза больше Сильнова, и это при том, что Марк не был маленьким. Король подошел, как раз в тот момент, когда Сильнов заявил что ставит на кон свою долю в пакете акций в фирме отца. А доля у него, насколько Свят мог судить по бизнесу Сильнова-старшего, была просто огромной. И этот идиот, собирался все проиграть. А то, что Марик обязательно проиграется, Король не сомневался, и мешать ему в этом деле не собирался. У него уже были свои планы насчёт него.

Марк проиграл, и как показалось Святу, ему было пофиг на это.

Как только Сильнов покинул клуб или куда он там подевался, Король с самым наглым видом уселся на его место перед довольными, что удалось сорвать такой куш, парнями и предложил им еще одну партию. Те сначала отказывались, но Король был прирожденным манипулятором, и мог уболтать кого угодно, так что парни подозрительной наружности, поддались на его провокации. На кону снова были многострадальные бумаги. В этот раз Королю пришлось приложить все усилия, чтобы пять раз подряд обыграть парней, и не попасться на шулерстве. Ему повезло, никто ничего не заметил, и акции, некогда принадлежащие Сильновым, перешли ему, пусть и не без труда.

- И что ты намерен с ними делать? – спросил его Андрей наутро.

- Придумаю что-нибудь, - ответил Свят, уже в голове прикидывая несколько вариантов.

Нет, он не собирался воспользоваться своими правами на документ, ему это было не нужно, но вот потребовать за них от Сильнова определенные услуги можно.

Через пару дней он нашел Марка в клубе, Сильнов пытался прийти в чувства в одной из вип-комнат, когда туда вошел Король и кинул расписки на столик пред ним, где говорилось о том, что теперь его акциями владеет Король Святослав Юрьевич.

- Удивлён? – спросил Король с кривой ухмылкой. – Я тоже. Не думал, что ты парень можешь быть таким.

Он говорил правду, никогда еще Свят не видел Марка в таком дерьмовом виде.

- Чего тебя нужно? %запрещённой цензурой% отсюда! – зарычал Марк в ответ.

- Тише. Тише Марик. Не хорошо так разговаривать с тем, кто вытащил твою задницу из такой передряги, не находишь? - продолжал Свят невозмутимым тоном. Ему нравилось над ним издеваться.

Сильнов кинул на него озлобленный взгляд и прошипел:

- Я, чёрт возьми, тебя об этом не просил!

- И всё же, теперь владелец акций я. Как ты думаешь, твой отец обрадуется этому факту?

Какое же удовольствие было, наблюдать, как одногруппник поменялся в лице, бледнея как мел.

- Что ты хочешь? - задал он свой вопрос. Святослав растянул губы в довольной усмешке.

«А он догадливый малый, с такими приятно иметь дело!»

- Можешь считать, что акции снова твои, ели выполнишь моё условие…

- Какое %запрещённой цензурой% условие?! - взорвался Марк.

- Я хочу …

Он хотел, чтобы Лиза снова была такой же жизнерадостной и счастливой, как и прежде. Но для этого ей нужен Марк, потому что такой, какой хотел ее видеть Свят он была именно с этим уродом. И он уже готов был сообщить Сильнову свое условие, как вдруг к нему пришла идея получше.

- Я хочу твою принцессу, - практически по слогам выдал Король.

Заполучить в свою постель заносчивую Архипову, и тем самым позлить Марика было великим искушением, и он с радостью ему поддался.

- Что?! Ты в конец, что ли %запрещенной цензурой%?! – взбешенный Марк подскочил к Королю и с размаху ударил того кулаком.

Голова Святослава дернулась, но он не упал. Во рту тут же появился металлический привкус.

Король зло посмотрел на Марка, а затем оттолкнул того в грудь так, что шатен приземлился обратно на диван, а сам схватив расписки со стола удалился из вип-комнаты, напоследок сказав:

- Две недели Марик. У тебя есть две недели, а потом я навещу твоего папочку, - и гадко ухмыляясь, покинул клуб.

Через пару дней, он все же решил пойти на пару Ивашки и весьма удачно, потому что именно в тот день Аня буквально упала перед ним на колени. По ее дальнейшему поведению он понял, что девушка не в курсе об их с Марком разногласий, и даже убедился в этом, позвонив Сильнову в тот день. А потом Аня две недели не появлялась в университете, а Марк и не спешил ей ничего рассказывать, и тогда Королю пришлось самому решать этот вопрос. Но не напрямую конечно, а через посредника. Он никогда не был дураком, и прекрасно понимал, что Архипова говорить с ним не станет, поэтому он попросил Танечку навестить Аню и как бы намекнуть той о некоторых проблемах Сильнова. Кукушкина естественно не хотела, но у Свята был рычаг воздействия на нее. Так что у блондинки не оставалась выбора.

- Свят ну зачем она тебе сдалась? Тебе разве было плохо со мной? – едва не плача спросила у него потом Таня, вцепившись тонкими пальчиками в его руку.

- Было и прошло Тань. Забудь все, окей? – равнодушно ответил он, осторожно убирая с себя ее руки.

На следующий день как он предполагал, Аня сама явилась к нему, и заявила, что согласна на все. Хотя поначалу обвинила его в сумасшествии, когда узнала, сколько времени он от нее потребовал.

Два месяца. Парень лишь надеялся, что Абрамовой этого будет достаточно, чтобы вернуть Марка (пусть она и сама об этом пока не догадывалась), потому что он не представлял себе, как вытерпит рядом с собой все это время Архипову.

То, что у этой высокомерной девицы не легкий характер видно невооруженным глазом, и Свят, просто надеялся, что не придушит ее раньше, чем перестанет замечать. Но все оказалось не так уж легко, как он думал, и Король это понял когда они остались вдвоем в кабине лифта. Она его боялась, это читалось в ее широко раскрытых голубых глазах и в том, как Аня прибилась в угол.

Святослав и сам не понял, зачем обратил внимание, но вдруг так захотелось поиграть с ней. А когда их тела оказались так близко, впервые за столько лет, он не смог контролировать себя и ему очень повезло, что лифт остановился вовремя, потому, как он не мог с уверенностью сказать, что ограничиться одним поцелуем в неожиданно нежную и сладкую шею. А еще в тот вечер он впервые испугался за нее, когда эта дура смоталась от него, и чуть не попала под мотоцикл.

Все дальнейшее их общение сводилось к его требованиям, и скандалам Ани, которую все всегда не устраивало. В принципе ее можно было понять, привычная жизнь к которой она привыкла и отношения с парнем рушились, в то время как Король жил своей привычной жизнью: друзья, тусовки, одноразовые девочки на ночь, и только днем он проводил время с Аней.

Переломный момент их отношений наступил в ночь, когда они почти до утра гуляли по городу, решая, куда деть деньги, выигранные в казино, куда он приволок ее, выслушивая очередные «комплементы» в свой адрес. Впервые Свят не видел в ее глазах недовольства, призрения или страха (последнее всегда его волновало, но он не спрашивал Аню об этом). Нет, там было что-то другое, это ему нравилось больше.

Ночь в «Логово Дьявола» его сердце снова дало о себе знать, причем намного сильнее, чем обычно. Он тогда закрылся в одной из вип-комнат, пытаясь прийти в чувства, и проклиная себя за то, что снова не взял лекарство, когда туда ворвалась Аня и потребовала от него объяснений. И ему ничего не оставалось, как солгать про наркотики.

Святу потребовалось немало усилий, чтобы упокоить ее, а потом через час найти на танцполе в объятиях страшно, бледного и худого гота. Ох и разозлила же она его тогда, и полдороги капала на мозги своим пьяным бредом, и заявила, что хочет к нему. Он точно знал, что ему надо от нее этой ночью, но его долбаная совесть и принципы проснулись как раз в тот момент, когда Аня в одних соблазнительных трусиках оказалась под ним.

Наутро он, конечно, решил поиздеваться над ней, сказав, что они переспали, но Аня его шутки не оценила, и обвинила в их расставании с Марком. Они поругались слегка, и он отвез ее домой, и три дня не появлялся. Потому что торчал в больнице. Как только он сказал своему доктору про последние приступы, Свята, оставили под наблюдением на пару дней. При выписке, доктор сообщил парню, что его анализы в последнее время стали еще хуже, и очень просил его не усугублять свое состояние еще больше. Но разве Король слушал кого-нибудь? Вот и настоятельные требования своего лечащего врача проигнорировал. Его совсем не заботило то, что носило название смерть. В конце концов, он просто устал ежедневно бороться за свою жизнь, ему надоело каждую ночь ложиться с мыслями – наступит ли завтра для него, будет ли судьба к нему так благосклонна и даст еще время?

« Почему ему так не везет? Почему он как последний кретин, наплевал на все? Почему умирает, когда обязан жить? Ради отца и матери, ради сестёр, ради нее…

Черт, как же так а?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.