Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Входит старуха уже не царица, тащит разбитое корыто.

Т.Н. Свиридова

В.В. Лысенко

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ВСТРЕЧИ-2

Историко-драматическая пьеса в двух действиях

/По книге В. Порудоминского «Даль»

и книгам «Пушкин в воспоминаниях современников/.

 

Луганск 2007 – 2008 г.

Действующие лица:

Владимир Иванович Даль, известный лексикограф

 

Юлия Даль, жена Владимира Ивановича Даля

Александр Сергеевич Пушкин, поэт

Наталья Николаевна Пушкина, жена Александра Сергеевича Пушкина

 

Бунтова, старуха-казачка

1-й Слуга

 

Й Слуга

 

Казаки станицы Берды

 

Александра Кирхгоф, Известная Петербургская предсказательница

Первый акт

Перед закрытым занавесом в луче прожектора В.И. Даль. В руках у него словарь.

ДАЛЬ:Размышляя о прошлом, перелистывая страницы своей

биографии, я, несомненно, отмечаю одну из важных вех

моей жизни – это встреча и знакомство, перешедшее в братство,

с великим русским поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным. До

конца дней своих я буду помнить ту осень 1832 года.

 

Даль покидает сцену.

Сцена первая.

Даль уходит. Открывается занавес. 1832 год 1декабря С - Петербург съемная квартира в доме Жадимирского. Мебель в комнате, расставлена, так что чувствовалось что-то непостоянное, временное: чувствовалось, что её часто двигали, и опять будут передвигать. Комоды, столики и ширмы ещё не вросли в свои места, не вписались в них; казалось, если переставить, будет лучше. . Пушкин прилёг на диван, листок бумаги выпал из рук. Часы отсчитали полдень, Пушкин засыпает, бой часов переходит в музыкальную мелодию. Медленно гаснет свет. Из дымки возникает женская Фигура старой предсказательницы Александры Кирхгоф.

ПУШКИН(Во сне, пытаясь, вспомнить лицо незнакомки). Кто вы?.. Кто…

кто?.. мне ваше лицо знакомо не могу вспомнить кто вы?..

КИРХГОФ. Вспомни, это я, предсказательница. Все сбылось, что я

нагадала.

ПУШКИН.Что нагадали, что?..

КИРХГОФ. Ты прославился, стал кумиром общества, молодежь



твердит твои стихи и остроты, сочиняет анекдоты и забавные

истории. Ты всеми любим. Вспомни, то утро, в Петербурге,

когда ты пришел ко мне с несколькими товарищами…

ПУШКИН.Да, я что-то припоминаю, но вас кто вы?..

КИРХГОФ. Я обратилась сразу к тебе… Ты человек замечательный.

Твоя настоящая и прошедшая жизнь мне известна. А вот

будущее…

ПУШКИН. Что будущее…

КИРХГОФ. Вспомни, что я тебе тогда предсказала на ближайший

день. Что ты будешь иметь разговор о службе,

получишь письмо с деньгами… Ты тогда не обратил внимания

на мои предсказания, но вечером, возвратясь домой, нашел у

себя письмо с деньгами –

ПУШКИН. Письмо с деньгами? Письмо…

КИРХГОФ. Это был карточный долг лицейского товарища. Сбылись и

мои пророчества о женитьбе на первой красавице, и твоя

ссылка на север и на юг. Вспомни самое главное из моих

пророчеств, впереди тридцать седьмой год…

ПУШКИН. Тридцать седьмой год…

КИРХГОФ. Проживешь долго, если на тридцать седьмом году не

случится с тобой смертельной беды от белой лошади, или белой

головы, или белого человека. Помни… помни….помни…

Гадалка таинственно исчезает, возникает образ жены Пушкина

Натали.

ПУШКИН.Кто ты… Натали?.. Что вспомнить?..

НАТАЛИ.Саша! Что с тобой? Ты такой бледный, не здоров?

А-а-а-а… тебя волнуют вздорные разговоры в свете. Успокойся я

рядом, никогда тебя не покину,… не покину…

ПУШКИН. И я тебя Натали не покину… не покину…

Уходит. Затемнение. И снова кабинет Пушкина. Входит слуга. Будит

поэта.

СЛУГА (Прикасаясь к плечу). Барин проснитесь.

ПУШКИН. (Просыпаясь). Так это был сон?! Кто же эта почтенная дама,

которая мне привиделась, я её так четко помню. Постой! Да, ведь,

это знаменитая петербургская предсказательница Александра

Кирхгоф. Опять этот белый человек! Кто же он? И почему смерть?

Надо немедленно прийти в себя, ведь, Натали меня успокоила,

сказав, что всё это пустое и не стоит не малейшего внимания.

Натали в тумане растворяется.

СЛУГА: Барин! К Вам гость пожаловал.

ПУШКИН: ( Подходя к зеркалу). Погоди, дай в себя прийти. Сон из головы

нейдет. А теперь, проси. Кто же это ко мне пожаловал?

СЛУГА:Доктор медицины, кавалер, Владимир Иванович Даль.

ПУШКИН: Я, право не знаю, кто сей господин. Но все же проси.

 

Входит В. Даль, Пушкин, слегка прихрамывая, идет на встречу гостю.

ПУШКИН(Протягивает энергично руку).Александр Сергеевич Пушкин.

ДАЛЬ (протягивает руку Пушкину.).Даль! Простите великодушно,

ВладимирИванович Даль.

 

Пожав Далю руки, Пушкин, еще более прихрамывая, направляется к

дивану, устраивается там, сует подушку под бок, левую ногу поджимает,

а правую, больную, бережно вытягивает. Напротив него на стуле

усаживается Даль.

 

ПУШКИН:Извините! Внезапно сон одолел, только что проснулся и

такое во сне привиделось, не могу в себя придти.

ДАЛЬ. Что ж вам приснилось-то?

ПУШКИН. Да, пустое это всё, вы присаживайтесь, не могу стоять,

проклятый рюматизм замучил, никак не отпускает, нога, словно

чужая. На охоту было собрался. Да вот околел. А вы не

охотник?

ДАЛЬ(К Пушкину). Охотник. Охочусь за всякими словами, да за мудрыми

пословицами.

ПУШКИН:Вот как. Не знал, что нынче и такие охотники есть. Удачна ли

такая охота?

ДАЛЬ: Удачна, Александр Сергеевич, удачна. В моей охоте не только

слова да пословицы попадаются, иной раз и песня ловится.

ПУШКИН: Рад такому знакомству! А с чем ко мне пожаловали?

ДАЛЬ (С пафосом и волнением).Какая удача, что мы не познакомились

раньше! Какая удача, что наш общий знакомый, уважаемый

Василий Андреевич Жуковский укатил за границу, и что лето мне

пришлось провести в Кронштадте, а осенью Вы уезжали в Москву,

– какая удача!

ПУШКИН:Да в чем же дело? Почему удача?

ДАЛЬ:Ах! Дорогой Александр Сергеевич! Да если бы не эти

обстоятельства, моя книга «Сказок» не успела бы выйти и наше

знакомство обернулось бы мимолетным светским «здравствуйте и

до свидания». Мне не с чем было бы подойти к вам. А так, я

принес Вам посмотреть и оценить дело моей жизни.

 

Даль протягивает Пушкину книгу «Сказок».

Здесь, на двухстах страницах, живут сказки Казака Луганского. Я их собирал всюду, и пришел услышать мнение старшего собрата по перу.

 

Пушкин берет из рук Даля книгу.

ПУШКИН (читает вслух).«Сказка об Иване молодом сержанте, удалой голове

без роду, без племени».

В некотором самодержавном царстве, что за тридевять земель,

За тридесятым государством жил-был царь Дадон Золотой Кошель.

Глубокая пауза

Забавная видимо сказка?

ДАЛЬ. Да нет, больше поучительная. Ведь этот царь Дадон правил

народом, как в русской поговорке – дуги гнет не парит, переломит,

не тужит.

ПУШКИН. Погодите, Владимир Иванович, а что за поговорка такая

мудрёная – дуги гнёт не парит, переломит, не тужит.

ДАЛЬ. А я, видите ли, всегда говорил и утверждаю, что народ у нас

мудрый, он про все случаи жизни пословицы да поговорки сочиняет.

И здесь, в этой сказке, все к месту складывается. Что бы согнуть

дугу, дерево надо сначала распарить, а затем гнуть, иначе оно

переломиться. А этот сказочный Дадон, народ гнул, как не пареное

дерево, ломал, одним словом. Так то.

 

Пушкин захлопнул книгу, положил ее на подлокотник, откинулся на диване разбросав руки,– одна на подлокотнике, другая вдоль спинки.

 

ПУШКИН:Очень хорошо! Что за роскошь! Что за смысл. Какой толк

в каждой поговорке Вашей! Что за золото! Именно в сказках

отражены образцы народных сокровищ, и молвятся они чистым

словом. Не правда ли Владимир Иванович?

ДАЛЬ:Все, правда, все в толк.

ПУШКИН:Я, знаете ли, сам сочиняю сказки, еще больше люблю их

слушать и читать. И ваши, Владимир Иванович, прочитаю с

удовольствием.

 

Пауза. Пушкин закрывает книгу.

 

ДАЛЬ: Александр Сергеевич, а ведь я ещё пришел к вам за советом.

ПУШКИН:В чем же совет-то? Будьте добры, Владимир Иванович, я

внимательно выслушаю.

ДАЛЬ:Собрал я около двадцати тысяч слов, а что делать дальше не

знаю.

ПУШКИН: Двадцать тысяч! Позвольте! Когда!? Да ведь это невероятно,

невозможно!

ДАЛЬ: Да вот сумел собрать, думаю и дальше продолжить эту затею.

ПУШКИН (Усаживает Даля рядом с собой). Ваше собрание слов не простая

затея, не увлечение. Это совсем новое у нас дело. Вам можно

позавидовать. У Вас есть цель. Создайте словарь живого

разговорного языка. Как это здорово и благородно годами

копить сокровища и вдруг открыть сундуки перед

современниками и потомками.

ДАЛЬ:Спасибо на добром слове и дельном совете. Я, право, не думал

о словаре, но после Вашего напутствия примусь за это дело

серьезно.

ПУШКИН: Постарайтесь, Владимир Иванович. Не простое это дело, но

очень нужное нам и потомкам нашим.

ДАЛЬ: Что же это я все о себе, да о своих сказках, а что в ваших

«сундуках» нового появилось?

ПУШКИН. «Сундуки» то не пусты. Много уже написано, да неприятности

из-за этого следуют одна за другой. Год начался с выговора

за напечатание без высочайшего дозволения стихотворения

«Анчар, древо яда», а после этого Бенкендорф передал

многозначительный царский подарок. Полное собрание

законов российской империи. Каков намек, а?!

ДАЛЬ:А вы разве не знаете, как в народе говорят? «Кто законы пишет,

тот их и ломает».

ПУШКИН:И то верно. Я ведь недавно прибыл из Москвы и до сих пор

нахожусь под надзором полиции. Московский полицмейстер

пристально следил за моим вояжем. Поэтому путешествие было

недолгим, да и дел невпроворот. Вот жду разрешения

на издание нового журнала, а хлопот-то с ним полон рот. Лежит

на столе незаконченная первая часть нового романа, никак нет

времени приняться за него.

ДАЛЬ:А что за роман, позвольте вас спросить?

ПУШКИН:О людях, их судьбах, любви, несправедливости, жестокости, о

многом. Да я еще и не решил с названием. Толи «Островский»

будет называться, толи «Дубровский»... Как много предстоит

ещё сделать, а времен никак нет. То болезнь тормозит дело, то

жандармские борзописцы.

ДАЛЬ:Все нынче куда-то торопятся. Вот и у меня после военных походов дел накопилось непочатый край.

 

Даль встает и подаёт руку Пушкину.

 

ДАЛЬ.Разрешите откланяться. Рад был знакомству. Надеюсь увидеть

вас в полном здравии.

ПУШКИН.Как говорит народная мудрость «Дал бы бог здоровья, а дней

впереди много». Буду рад снова видеть вас и непременно с

хорошими вестями о словаре. До свидания.

ДАЛЬ:Спасибо! Непременно буду, любезный Александр Сергеевич.

 

Даль покидает сцену.

Сцена вторая

 

Пушкин садится за стол что-то пишет..

 

Пушкин (Перелистывая листы рукописей). А действительно, как нужен и

необходим словарь русского разговорного языка. Боюсь, что

некоторые европейские языки и вовсе вытеснят наш родной и

богатый язык.

Входит слуга с пакетом

 

Слуга. Барин, вам срочное послание.

Вручив пакет Пушкину, слуга уходит. Пушкин вскрывает пакет.

 

Пушкин (Вслух). Господин генерал-адъютант, граф Бенкендорф

поручил мне Вас, милостивый государь, уведомить, что его

императорское величество дозволяет вам, согласно

изъявленному вами желанию ехать в Оренбург и Казань на

четыре месяца. ( С радостью продолжает). Ну, наконец-то!

Дождался разрешения на эту важную и нужную для меня

поездку. Срочно в путь! Дорога то неблизкая, да, ничего,

задуманное мною предприятие, того стоит. По пути заеду в

Симбирск, к старым друзьям, а там и Оренбург недалече. Да,

туда же вскоре, отправляется мой недавний знакомый

Владимир Иванович Даль. Дай бог свидимся. Теперь нужно

срочно писать прошение Бенкендорфу

 

Пушкин садится за стол, пишет.

Вот и прошение готово (Читает). Его сиятельство господин

генерал-адъютант Бенкендорф уведомил меня, что его

императорскому величеству, угодно было изъявить свое

высочайшее соизволение на увольнение меня в отпуск на

четыре месяца в губернии в Казанскую и Оренбургскую.

Следствии сего, покорнейше прошу о снабжении меня

надлежащим для сего свидетельством. (Зовет слугу) Никита!

Входит слуга.

СЛУГА. Слушаю вас, барин.

 

Вкладывает в пакет документ и передает слуге.

 

ПУШКИН.Передать срочно в канцелярию Бенкендорфа.

 

(Слуга уходит).

 

Ну, слава Богу! Документы готовы, можно отправляться в путь.

 

Пушкин покидает сцену, затемнение.

Сцена третья

Оренбург 1833 год. Квартира Даля. Свет загорается. На сцене,

в глубине пианино. Жена Даля Юлия, музицирует, Даль сидит у стола и

молча слушает музыку. В гостиную входит слуга.

 

СЛУГА (Извинившись, подает записку Далю). Извините, барин. От

господинаПеровского, велели срочно передать.

ДАЛЬ:(Прочитав записку). Юленька, послушай, что сообщает мне Василий

Андреевич .Нечаянный! Нежданный! В Оренбург прибыл

Пушкин! Юлия, пригласим его к себе.

ЮЛИЯ:Авозможноли это?

ДАЛЬ:Конечно! Ведь мы знакомы с господином Пушкиным ещё по

Петербургу. Помнишь, я тебе рассказывал?

ЮЛИЯ:Да, всё помню, тогда поезжай скорее и привези его к нам.

 

Даль уходит, а Юлия продолжает играть на пианино.

Входят Даль, Пушкин и его слуга.

Слуга держит саквояж, через руку переброшено пальто.

ДАЛЬ:Наконец-то прибыли в мои пенаты. Гость, вы наш, дорогой.

(Отдавая приказание). Отнеси вещи господина Пушкина наверх,

в гостевую комнату.

СЛУГА:Слушаюсь.

Слуга уходит.

ДАЛЬ:Александр Сергеевич! Как я рад этой встрече. Не чаял, что так

скоро увидимся. (Даль подводит Пушкина к жене). Знакомься,

Юленька, Александр Сергеевич Пушкин.

 

Прервав игру, Юлия подаёт руку Пушкину.

 

ЮЛИЯ:Юлия Даль.

 

В поклоне поэт целует руку Юлии.

 

ПУШКИН:Рад знакомству, Александр Сергеевич Пушкин. Продолжайте

играть, прошу вас, я с удовольствием послушаю.

 

Даль и Пушкин слушают музыку. Музыка смолкает. Пушкин подходит к Юлии.

ПУШКИН:Благодарю вас Юлия! Музыка Шопена в вашем исполнении

звучала божественно.

ЮЛИЯ:Вы любите Шопена?

ПУШКИН:Для меня музыка – вдохновение, и я готов слушать не только

Шопена. Вы еще что-нибудь сыграете?

ЮЛИЯ:Благодарю вас! Буду счастлива, исполнить для вас много

хорошей музыки, но не теперь, позже. Вы ведь с Владимиром

Ивановичем не закончили разговор. Не буду вам мешать,

прощайте.

ПУШКИН( целует руку Юлии).Спасибо зачудесную игру. (К Далю). Я восхищён

вашей женой. Какая красавица!

ДАЛЬ:Благодарю, Александр Сергеевич. Она не только красива, но умна,

добра, заботлива, и как вы заметили, талантлива в музыке.

ПУШКИН:Должно быть, вы счастливы с такой женой, Владимир

Иванович?

ДАЛЬ (С нежностью). Конечно! Она у меня чудо, как хороша!

ДАЛЬ:Александр Сергеевич, позвольте вас спросить.Надолго ли в

наши края, и по какому делу? Да, в прочем, что же это я, совсем

запамятовал. Ведь, слыхал же, что большой исторический роман,

времен Пугачева решили сочинить. Не так ли?

ПУШКИН:Так, истинно так. Пугачев манил меня еще в Петербурге. Да,

вот с выездом было мешкотно и хлопотно. Сам адмирал

Мордвинов испрашивал у его величества позволения на мою

поездку, а император также пожелал знать, что побуждает

господина поэта ехать в Оренбург и Казань.

ДАЛЬ:И как же все это разрешилось?

ПУШКИН: Я объяснил Его Величеству, что в моем будущем романе

большая часть действия происходит в Оренбурге и Казани. И

государь отпустил меня на четыре месяца. И вот я здесь, на

земле Пугачева. Владимир Иванович буду просить у Вас

помощи, совета и содействия в моём путешествии по местам

пугачевской вольницы.

ДАЛЬ: В помощи и совете не откажу, в содействии тоже. Спрашивайте,

что вас интересует?

ПУШКИН:Вы ведь изрядно знаете эти места, истории тех людей,

которые видели Пугачева и служили ему. Я, наверняка, знаю,

что у Вас найдется немало интересных и правдивых историй о

тех событиях.

ДАЛЬ:Да, уж, извольте. Расскажу с удовольствием, вот хоть сейчас.

Осада Оренбурга, очень любопытный факт. Очевидцы

рассказывали, что Пугач во время осады Оренбурга, выкатил

пушку на Георгиевскую колокольню и оттуда обстреливал город

вместо картечи пятаками, а еще сказывали, что он обычную избу,

обитую латунью, выдавал за царские палаты. А какие анекдоты о

Пугаче тогда ходили. Послушайте один из них. «Пугач, ворвавшись

в Берды, где испуганный народ собрался в церкви и на паперти,

вошел также в церковь. Народ расступился в страхе, кланялся,

падал ниц. Приняв важный вид, Пугач прошел прямо в алтарь, сел

на церковный престол и сказал вслух: "Как я давно не сидел на престоле!"

В мужицком невежестве своем он воображал, что престол церковный есть

царское седалище.

ПУШКИН (Хохоча). Ну, и свинья же этот Пугач. Кто же это вам всё поведал,

очень любопытно!

ДАЛЬ:А хотите, Александр Сергеевич, мы с вами отправимся в

Бердскую слободу. Там жива ещё старуха Бунтова, которая видела

Пугача.

ПУШКИН:Вот так сразу и поедим?

ДАЛЬ: Зачем же так сразу? С дороги, поди, устали? Да и голодны,

наверное. Сначала я вас, чем-либо попотчую, а там и в путь.

Дорога ведь не близкая, а времени мало, надо поторопиться.

Пушкин и Даль покидают сцену.

 

АВТОР: (Голос на фонограмме).19 сентября 1833года Даль и Пушкин

отправились из Оренбурга в Бердскую слободу. Меньше суток

Пушкин и Даль провели в Бердской слободе. Улица Бердской

слободы.

Сцена четвертая

 

На сцене казаки, несколько стариков и старух. Из зала на сцену поднимаются Пушкин и Даль.

 

ДАЛЬ. Здравствуйте казаки.

 

Казаки с почтением кланяются, перешептываются между собой.

КАЗАКИ (Вразброс отвечают). И вам, барин, доброго здоровья.

ДАЛЬ.Вот, (Показывает на Пушкина) приехал к вам гость из

Петербурга, историей Пугачева интересуется.

ПУШКИН. Здравствуйте, казаки! Помогите в добром деле, расскажите,

что помните о тех временах.

 

Казаки переглядываются, пожимают плечами.

КАЗАК.Дык, енто у нас старуха Бунтова, все про Пугача помнит, к ней

надо, а мы не знаем.

ДАЛЬ. А где она. Как её найти?

КАЗАК(Показывает рукой в сторону казачек). Да, вот же она, с бабами

стоить.

 

Пушкин и даль подходят к казачкам. Пушкин достает из кармана записную книжку.

ПУШКИН(С почтением обращается к старухе). Здравствуйте, вы казачка

Бунтова?

БУНТОВА (Низко кланяется с испугом ). Я, барин… А… что ить

надо от меня?

ПУШКИН. Сказывают люди, что вы знали и до сих пор помните

Пугачева?

БУНТОВА. Знала, батюшка, знала, нечего греха таить, моя вина. Как

теперь на него гляжу: мужик был плотный, здоровенный,

плечистый, борода русая, окладистая, ростом небольно высок

и не мал.

ПУШКИН.Люди говорят, что ты присягала Пугачу служить верой и

правдой?

БУНТОВА. Правда, барин, присягала ему. Помню, бывало он сидит, на

колени положит платок, на платок руку, а по сторонам сидят

его ениралы. Ва-а-а-жные! Ни до кого, не доступись.

ПУШКИН. Жесток Пугач то - был?

БУНТОВА. Жесток, барин, страшно жесток. Ох! И страху же мы

натерпелись за енти шесть месяцев. Детей попрятали, сами

слово молвить боимся.

ДАЛЬ. Расскажи-ка о событиях на Яике.

БУНТОВА. Ох, барин, вспоминать – то страшно, но я расскажу, у меня

ентот день до сих пор перед глазами стоить, наша река, а в

ней люди шашками порубанные! Лихое было время!

Длинная пауза

Ох, лихое!

ПУШКИН. Спасибо за рассказ, Ирина Афанасьевна, желаю быть вам во

здравии ещё много лет.

 

Пушкин одаривает казаков мелкими деньгами, а Бунтовой дарит червонец.

БУНТОВА (Степенно кланяется с огромной улыбкой). Благодарствую,

батюшка! Буду молиться за вас. Христос с вами. Запевай

казаки на дорожку дорогим гостям.

Казаки пою веселую казачью песню. На сцене свет медленно гаснет, занавес закрывается.

Второй акт

Оренбург, кабинет В.И. Даля. На столе стопкою лежат

листы, разложены книги.

Сцена первая

Из зала на сцену входят Пушкин и Даль.

ДАЛЬ(Оживленно).Ну что, Александр Сергеевич, не зря съездили?!

ПУШКИН:Конечно не зря! Вы посмотрите, как много мне поведала

старуха Бунтова. Считай, век прожила, а память, словно у

молодой. Все помнит до мелочей – и как крепость брали, и как

Пугач расправлялся с непокорными, и как мимо родных станиц

по реке Яик проплывали тела восставших. Говорила так живо и

образно, как будто вчера все это видела. Какое богатство

теперь лежит в моем саквояже. Этого мне на два романа хватит.

ДАЛЬ:Да зачем же Вам два романа писать? Сочините повесть об этих

событиях.

ПУШКИН(Призадумавшись).А и в правду. Напишу-ка я повесть и

назову её «Капитанская дочка» - это будет история о любви.

ДАЛЬ:Да из такого материала можно все что угодно сочинить: и сказки,

и баллады, и стихи, и песни. И вот сейчас мне на память пришла та

грустная казачья песня, что вы записали в Берде. Если не

запамятовал, то она называется «Зашатался, загулялся добрый

молодец». Вот бы снова услышать. Красивая, напевная!

ПУШКИН:Да, кто ж споёт-то её здесь, в городе. Песня-то старинная,

далеких времен.

ДАЛЬ:Не споют. Петь-то у меня некому.

 

Издалека, а потом все громче звучит веселая казачья песня.

ПУШКИН(Прислушиваясь). Слышите. Поют. А вы говорите некому.

ДАЛЬ:Сегодня ведь Покрова, а казаки чтят этот Божественный день

пуще всего и считают его своим казачьим праздником. Вот и

веселятся.

Даль и Пушкин слушают казачью песню.

ПУШКИН:Устал, было, я с дороги, а после такой песни готов проделать

еще одно путешествие.

ДАЛЬ:Ну, уж нет. Теперь пора отдыхать. Извольте пройти в гостиную. У

меня еще есть кое-что вам рассказать.

ПУШКИН:Спасибо, но в начале, Владимир Иванович, я допишу письмо

Жене, которое начал писать в карете.

ДАЛЬ. Извольте, не смею вас беспокоить. Пойду повидаться

с Юлией.

 

Пушкин присаживается за стол пишет письмо. Фонограмма письма. Входит с правого края на авансцену читающая письмо Н.Н. Пушкина.

ПУШКИН.Честь имею донести тебе, что с моей стороны я перед тобою

чист, как новорожденный младенец. Дорогою волочился за

одними семидесятилетними, восьмидесятилетними старухами,

на молоденьких шестидесятилетних и не глядел. В деревне

Берде, где Пугачёв простоял шесть месяцев, имел я удачу –

нашёл древнюю казачку, которая помнит это время как мы с

тобой помним 1830 год. Я от неё не отставал, виноват, и про

тебя не думал. Прости, оставляю тебя ради Пугачева. Христос с

вами, дети мои целую тебя женка, будь умна и здорова.

 

Закончив письмо, поднимает голову. Натали нежно поцеловав письмо

покидает сцену. Входит В.И. Даль.

 

(Очень серьёзно). Господи, Владимир Иванович, как я счастлив,

что посетил эти места, где произошли главные события эпохи,

мною описанной, где я нашел документы, подтвержденные

словами живых, но уже престарелых очевидцев. Впереди

предстоит большая работа!

ДАЛЬ. Александр Сергеевич, не пора ли отдохнуть с дороги.

ПУШКИН. Успеется, у меня еще к вам разговор есть.

 

Пушкин и Даль присаживаются на диван.

 

ПУШКИН. Владимир Иванович, все хотел вас попросить, да времени не

доставало, может сейчас успею.

ДАЛЬ. А в чем дело, что вас нынче беспокоит?

ПУШКИН. Да, ничего особенного, напомните мне ту сказку, что вы

рассказывали по пути в Бердскую слободу. Немного

запамятовал, что там дальше было-то с этой вздорной

старухой? Расскажите.

ДАЛЬ:А что? Понравилась? Я люблю эту сказку с детства, мне её

бабушка неоднократно рассказывала. Пойдемте в буфетную,

за чаем, я и доскажу эту сказку.

 

Пушкин и Даль покидают сцену.

Вторая сцена

АВТОР. Через три года, четыре месяца и пять дней произошла моя

последняя встреча с поэтом: - встреча монолит, памятник нашей

дружбы, всем встречам памятник!

На сцене В. Даль, он сидит за столом, что-то пишет.

ДАЛЬ(Оторвавшись от бумаг).Вот уж скоро год, как я проводил Пушкина,

а память сердца так крепко держит эту встречу, что образ поэта всё

время стоит у меня перед глазами. Помнит ли он меня?

 

Входит слуга с бумажным пакетом.

 

СЛУГА(Отдавая пакет). Владимир Иванович, вот, извольте, вам почта

из Петербурга.

ДАЛЬ:Что ж ты так долго идешь. Почта давно была, еще в двенадцать

по полудни, сейчас уж четверть второго, а тебя и не видно

СЛУГА:Да нет, барин. Почты в двенадцать не было. Только сейчас

принесли и я сразу к вам. Вот, извольте, пакет и письмо

 

Даль вскрывает письмо.

ДАЛЬ (фонограмма письма). Милостивый государь, Владимир Иванович! Смею сообщить вам, что государь позволил печатать «Пугачева». Мне возращена моя рукопись с его замечаниями, очень дельными. В воскресенье на бале, государь со мной долго разговаривал и соизволил повелеть выдать двадцать тысяч рублей на издание «Пугачева». (Громко). Юленька! Послушай, от господина Пушкина хорошая весть

 

Входит Юлия.

 

ЮЛИЯ. Что случилось, Володя?

ДАЛЬ. Письмо из Петербурга, Пушкин пишет, что ему позволили издать роман о Пугачеве.

ЮЛИЯ. И когда же сие произойдет?

ДАЛЬ. Не знаю, но полагаю, что скоро, так как сам государь взялся помочь в этом деле, выделив из казны двадцать тысяч рублей.

ЮЛИЯ. Тогда, пожалуй, скоро (Пауза). Послушай, Владимир, может стоит тебе начать писать воспоминания о встречах с поэтом?

 

Даль обняв жену, усаживается на диван.

 

ДАЛЬ (С раздумьем). Да-а-а, пожалуй, стоит начать, это хорошая

мысль! До приезда Пушкина в Оренбург я виделся с ним только

два или три раза; это было именно 1832 году, когда я по окончании

турецкого и польского походов приехал в столицу и напечатал

первые опыты свои. Затем встреча, здесь, в Оренбурге. И за эти

несколько дней, проведенные с Пушкиным, я понял, что он для

меня стал ближе и понятней, открылся со многих сторон. Я

никогда и нигде не слыхал, как он думает о себе и о молодости

своей, оправдывает ли себя во всем, доволен ли собою или пет; а

теперь услышал я это от него самого, видел перед собою не только

поэта, но и человека.

ЮЛИЯ. А не рассказывал ли тебе Пушкин о своих забавах, ведь, говорят, он игрок и дуэлянт?

ДАЛЬ. Нет, об это разговора с поэтом не было. Но я слышал, что Пушкин был в нескольких поединках, которые закончились эпиграммой. Он всегда стрелял через барьер, давал противнику права первого выстрела. Мне рассказывали в подробностях о его поединке в Кишинёве, где он стрелялся с подполковником Старковым за право танцевать мазурку, а не вальс.

Подполковник выстрелил первым и дал промах, Пушкин же выстрелил в воздух, снял шляпу и сказал. Подполковник Старков, слава богу, здоров. Поединок был окончен, а эти две строчки долго ходили по Кишинёву. Подробности других дуэлей я не знаю.

 

Даль подходит к столу, взяв пакет, раскрывает, достает книгу, из книги достает письмо.

Юленька! Ты погляди, еще одно послание от господина Пушкина.

Послушай, что он пишет (Читает). Милостивый государь,

Владимир Иванович! Помню, и всегда буду помнить нашу

встречу в Оренбурге, а особенно поездку в Бердскую слободу.

Не забыл я и ту сказку, что Вы мне рассказывали по пути в

Берды. Помните? Это сказка о бедном старике и вздорной

старухе. С благодарностью возвращаю Вам эту сказку. С

большим почтением. Пушкин.

ЮЛИЯ.Володя, прости, оставлю тебя не надолго.

ДАЛЬ.Хорошо Юленька иди.

Юлия уходит. Даль открывает книгу.

 

ДАЛЬ (Читает). «Сказка о рыбаке и рыбке».Твоя от твоих, сказочнику

Казаку Луганскому, сказочник Александр Пушкин.

 

Сцена из сказки Пушкина. « О рыбаке и рыбке».

Входит в образе царицы старуха.

 

СТАРУХА. (Грозно). Воротись, поклонися рыбке.

Не хочу быть вольною царицей,

Хочу быть владычицей морскою,

Чтобы жить мне в Окияне-море,

Чтоб служила мне рыбка золотая

И была б у меня на посылках.

СТАРИК. Не осмелюсь тебе перечить,

Не дерзну поперек слова молвить

Что ж пойду к синему морю.

СТАРУХА. Иди! Иди! (уходит).

Старик идет на авансцену к морю.

 

СТАРИК. Выйди царь рыбка золотая.

ГОЛОС РЫБКИ. Чего тебе надобно, старче?

СТАРИК. (С поклоном). Смилуйся, государыня рыбка!

Что мне делать с проклятою бабой?

Уж не хочет быть она царицей,

Хочет быть владычицей морскою;

Чтобы жить ей в Окияне-море,

Чтобы ты ей служила

И была бы у ней на посылках.

…………………………………………………………………………….

Ничего не сказала рыбка…

Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море.

Надо возвращаться к старухе

 

Входит старуха уже не царица, тащит разбитое корыто.

СТАРУХА. (Грустно). Дурачина ты простофиля... (Немая сцена).

 

Старуха и старик покидают сцену.

ЮЛИЯ(С восторгом). Какая дивная вещь получилась у поэта из сюжета твоей

маленькой сказочки.

ДАЛЬ.Да, право, не ожидал!И все же не забыл, Юленька и все ж помнит меня

и мои сказки Пушкин. Скоро заканчивается моя служба в Оренбурге и

тогда вновь Петербург и возможная встреча с поэтом.

Даль уходит со сцены, затемнение.

Третья сцена

Петербург, декабрь 1836 год. Даль по служебным и издательским делам прибыл в Петербург. Квартира Даля. Даль стоит у письменного стола.

ДАЛЬ(Всматриваясь в бумаги).Ох, и дел у меня накопилось, пока я

добирался до Петербурга.А их действительно много,

конца и края нет - то чиновники с бумагами, то просители

с тяжбами, то начальство с наказами. И так целый день, свободной

минуты не выкроишь. Любимое детище «Словарь» так и не

закончен, некогда. Да, и дома, утро всегда начинается с визитов.

Входит слуга.

 

СЛУГА.Владимир Иванович, к вам господин Пушкин.

Входит Пушкин.

 

ПУШКИН:Доброе утро, Владимир Иванович! Вы все в трудах

праведных. Небось, уж все русские слова переписали, да

растолковали.

ДАЛЬ:Да, где уже все. Чтобы все слова записать и века не хватит.

А вы откуда, Александр Сергеевич? Что интересного в свете? Я

нынче мало выхожу. Некогда.

ПУШКИН:Был у Плетнева, много новых стихов услышал, на днях с

Жуковским посетили Брюллова. Две акварели пришлись мне по

душе. Выпрашивал, выманивал – не дал.

ДАЛЬ:Что ж? Пожалел.

ПУШКИН:Да нет. Карл Иванович неоконченные работы не дарит. За

день или два посетил Крылова, весело было, говорил его

крестнице любезности. Иван Андреевич новую басню сочинил,

послушайте.

 

Пушкин читает басню «Любопытный».

Любопытный.

«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» -

«В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;

Всё видел, высмотрел; от удивленья,

Поверишь ли, не станет ни уменья

Пересказать тебе, нет сил.

Уж подлинно, что там чудес палата!

Куда на выдумки природа торовата!

Каких зверей, каких там птиц я не видал!

Какие бабочки, букашки,

Козявки, мушки, таракашки!

Одни, как изумруд, другие, как коралл!

Какие крохотны коровки!

Есть, право, менее булавочной головки!» -

«А видел ли слона? Каков собой на взгляд!» -

Я чай, подумал ты, что гору встретил?» -

«Да разве там он?» - «Там» - «Ну, братец, виноват:

Слона – то я и не приметил».

ДАЛЬ. Да, умеет Василий Андреевич подметить, то чего простой глаз не

видит.

ПУШКИН (Любуясь новым сюртуком у зеркала).Какова выползина?

ДАЛЬ:Экий Вы, Александр Сергеевич, памятливый. Все ж запомнили

это мудреное слово «выползина».

ПУШКИН:Запомнил, конечно, запомнил, но хотел бы еще раз услышать

его толкование.

ДАЛЬ:Извольте. Слово «выползина» – это шкурка змеи, которую она по

весне сбрасывает с себя.

 

Пушкин у зеркала.

 

ПУШКИН(Указывая на свой сюртук). Эту выползину я не скоро сброшу!

О! Вы увидите, я в ней такое напишу, я ещё многое сделаю!

ДАЛЬ: Уже сделали и немало ещё совершите, вашей славы и

гениального таланта надолго хватит. Как в народе говорят «каково

поживёшь, таково и прослывёшь»

ПУШКИН:А ещё говорят «добрая слава до порога, а худая за порог».

Так то! Прощайте, Владимир Иванович!

Пушкин покидает сцену.

 

Четвертая сцена

 

ДАЛЬ. Какой сильный ветер хлыстал в этот проклятый день! На душе у

меня было не спокойно и тягостно. Я решил заглянуть к издателю

Башуцкому, и едва переступив порог, услышал страшную новость –

Пушкин смертельно ранен на дуэли. Я тут же отправился к раненому поэту.

Автор.28 Января 1837 года. Пушкина после дуэли привезли

домой, положили на диван в кабинете, съехались друзья. Врачи

произнесли свой окончательный приговор: Пушкин ранен,

Пушкин умирает!

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.