Сделай Сам Свою Работу на 5

К годовщине со дня рождения советского киноактера, в рамках Года кино.

Материал для июньского кинолектория рамках цикла «Как уходили великие».

К годовщине со дня рождения советского киноактера, в рамках Года кино.

 

Сергей Филиппов (24 июня 1912 года - 19 апреля 1990 года) - выдающийся советский киноактёр, обладавший подлинным комедийным даром. За всю жизнь он сыграл только одну главную роль в кино - Кисы Воробьянинова в «12 стульях».Но Филиппов был мастером эпизода, актером, способным в трех минутах раскрыть характер своего персонажа.

За свою долгую карьеру в кинематографе, полную взлетов и падений, артист снялся более чем в ста фильмах. Фразы из его ролей моментально становились крылатыми, а образы, созданные им в кино, - незабываемыми. В 1974 году Сергей Филиппов был удостоен звания Народного артиста РСФСР.

Среди многих «злодеев поневоле» Сергей Николаевич Филиппов отличался не только талантом, но и потрясающей «демонической» внешностью. Как -то он с горечью произнес: «Я всю жизнь хотел сыграть положительную трагическую роль, а мне доставались одни мерзкие типы».

Выходит, за грубыми манерами экранных персонажей скрывалась тонкая чувствительная натура? При жизни актера не всем удалось ее разглядеть...Возможно, это удастся сделать читателям библиотеки «Фолиант» на июньском кинолектории, проходящем в течение года в рамках цикла «Как уходили великие»?

Давайте чуть больше прикоснемся к биографии великого артиста; вместе послушаем «его» лекцию «Есть ли жизнь на Марсе?», произнесенную в фильме «Карнавальная ночь»; понаблюдаем за неподражаемой игрой актера в паре с Михаилом Пуговкинымв сатирическом фильме «Шашки» («Фитиль»,1963)…Улыбнемся лишний раз, посмотрев отрывки и оценив игру Сергея Филиппова в художественных фильмах «12 стульев», «Иван Васильевич меняет профессию», «Новые приключения неуловимых», «Собачье сердце» и «Девушка без адреса».

И вместе подумаем, почему актер, любимый мил­лионами зрителей, умер в своей квартире в совершенном одиночестве и страшной нищете? И почему киностудия «Ленфильм», сделавшая на гениаль­ном артисте миллионные сборы, не выделила на его похороны ни копейки?



Итак…

 

В учениках у пекаря и краснодеревщика, слесаря и садовника…

 

Вначале прошлого века в одном из приволж­ских городков в рабочей семье Филипповых ро­дился единственный сын Сережа. Отец трудился у станка, мать занималась хозяйством и подрабаты­вала шитьем. Жили бедно, но любимого сына тянули, как могли.

Грянул 1917 год. Мгно­венно обнищала вся страна. Завод встал, отец начал выпивать. Как-то раз явился домой пьяный, бросил с порога, что пой­дет воевать. Забрал кое-какие вещи - и больше се­мья его не видела.

Мать перебивалась слу­чайными заказами: кому пальто перешить, кому платье... Ей было уже не до Сережи. А потом в доме появился отчим - нервный и властный комиссар, ко­торый даже спал с револь­вером под подушкой. На впечатлительного мальчика такая домашняя обстановка действовала не лучшим образом.

В школе Сергей переби­вался с двойки на тройку, по поведению и вовсе имел кол. Когда же на уроке хи­мии мальчик чуть не взор­вал школу, его попросту отчислили - учителям надо­ело терпеть его выходки.

Мать отдала сына в уче­ники к пекарю, но Сережа зачитался Джеком Лондоном и пересолил хлеб. В итоге всю партию пришлось выбросить, а мальчику - искать нового наставника. Им стал не­мец-краснодеревщик. Ка­залось, этого флегматика ничто не может вывести из себя, но Филиппову это удалось: он испортил анти­кварный шкаф, вбив в него десяток гвоздей.

Снова го­ловная боль у матери: куда пристроить сына? Был он помощником и слесаря, и садовника, и даже грузчи­ком, но нигде надолго не задерживался.

Единственным заня­тием, которое заинте­ресовало Сережу, стали танцы. Он часами стоял перед зеркалом и втайне от посторонних глаз вы­делывал различные па и фуэте. Как-то раз Филип­пов, возвращаясь домой мимо окон клуба, стал свидетелем занятий танцевального кружка и при­лип к стеклу на целый час. Дома решился признаться в своей страсти матери. Та вздохнула: танцы так танцы.

Руководитель студии окинул взглядом высо­кого тощего подростка с длинными руками и но­гами: «Ну как такой может танцевать?!» Но мальчи­ков в группе не хватало, поэтому Филиппову дали шанс. Вскоре он уже был первым учеником и даже решил подать документы в балетное училище.

 

В Москву, в Москву!

 

Путь в Москву, к за­ветной мечте, показался мгновением. Однако парня ждало разочаро­вание: он опоздал. Набор в балетную студию при Большом театре закон­чился. Тогда Сергей ри­нулся в хореографическое училище в Ленинграде - не успел и туда. Ему бы за­плакать и вернуться в род­ной город, но Сережа был упрям. В итоге поступил в эстрадно-цирковой тех­никум, где стал любимцем преподавателей.

Зная о его мечте танцевать в балете, преподаватели по­могли ему сдать экзамены в Вагановское училище. Увы, Филиппова почти сразу вы­гнали оттуда за нарушение дисциплины. Тем не менее после окончания учебы в эстрадно-цирковом его каким-то чудом приняли в Театр оперы и балета.

Во время первого же представления ему стало плохо прямо на сцене. Приехавшие медработ­ники констатировали у молодого танцора ин­фаркт: виноваты были недоста­ток веса и голод. На ба­летной карьере пришлось поставить крест.

 

«Кто этот человек с лицом убийцы?!»

 

Как же он сможет жить без сцены? И Филиппов поступил в теа­тральную студию, а позже Николай Акимов пригла­сил его в Театр комедии.

Уже сложившаяся труппа театра приняла новичка враждебно. Филиппов ча­сто слышал брошенные ему вслед реплики типа: «Кто этот человек с лицом убийцы?!» Но терпел, зато мог одной своей импро­визированной репликой вызвать в зрительном зале приступ безудержного хо­хота.

Акимов его уважал и прощал многие выходки. Например, когда Филип­пову выдали первую зар­плату, он свирепо прокри­чал на весь театр: «Отдайте эту мелочь директору!» Когда тот вызвал стропти­вого актера на ковер, тот разошелся: «Да вы пой­мите, мне же не на моро­женое... Мне семью кор­мить надо! У меня жена...» Акимов «понял» и повысил ему зарплату.

Еще в цирковом учи­лище Филиппов влюбился в симпатичную девушку Алевтинус актерского от­деления. Они поженились, и вскоре у пары родился сын Юрий. На более чем скромную стипендию не проживешь, поэтому Филиппов подрабатывал, где мог: в кордебалете, на подтанцовке.

(Позже брак рас­пался. Алевтина, работав­шая учителем английского языка и переводчицей, при первой же возмож­ности эмигрировала в Америку, забрав с собой сына. Больше он с ней не общался, хоть и при­знался однажды, что если бы она не уехала, их брак был бы долгим и счаст­ливым).

Сергей Филиппов об­ладал необыкновенным талантом комедианта. В отличие от большинства «шутов по случаю», он ни­когда не мечтал сыграть Отелло или произнести монолог Гамлета: наслаж­дался ролями злодеев, лентяев, пьяниц и про­чих деградирующих «эле­ментов». Незаметно вы­сматривал психотипы на улицах, в транспорте, в магазинах. А потом с по­трясающей точностью ко­пировал на сцене «запи­санные» в памяти жесты.

Не кривлялся, нет. Просто выходил к зрителю таким, каким был - несуразным, с огромными ступнями и длинным носом. Таким его создала природа. Своим запоминающимся хри­пловатым голосом произ­носил первые слова и... зрители падали от смеха.

Сергея Филиппова много раз спрашивали, почему он берется только за отрицательных персонажей, на что тот резонно отве­чал: «Посмотрите на мое лицо. Разве с таким лицом можно сыграть председа­теля партийной организа­ции?»

«Да что вы себе позволяете?!»

Наконец, актера пригла­сили в кино - конечно, не на главные роли. Но из лю­бого эпизода он умел сде­лать шедевр. Режиссеры знали: есть Филиппов - значит, фильм публика запомнит.

Каждый из нас помнит швед­ского посла из комедии «Иван Васильевич меняет профессию», капрала и скорохода из «Золушки», лектора из «Карнаваль­ной ночи», дрессировщика Алмазова из «Укротитель­ницы тигров» и, конечно, начальника из «Девушки без адреса» с его крыла­той фразой: «Масик хочет водочки!»

А вот с алкоголем у актера начались про­блемы. От тоски и одино­чества, которых не могла заглушить даже напряжен­ная работа, Филиппов все чаще стал выпивать и даже на сцене порой появлялся навеселе. Николай Аки­мов, сколько мог, прикры­вал артиста, а сам оправ­дывался: «Для меня один талантливый пьяница до­роже десятка трезвых бездарей!»...

Снимать Филиппова лю­бил и режиссер Эльдар Рязанов. Одна из ролей никак не удавалась Сер­гею Николаевичу. Обычно изобретательный и лег­кий на подъем, Филиппов все никак не мог попасть в точку. Дни съемок, метры пленки, столько стара­ний - все прахом. Делать нечего - при­дется приглашать другого актера. И тут Рязанову приходит в голову идея. Он подзывает помощника и просит принести ему полрюмки водки. Протягивает Филиппову: «Пей!» После чудодейственного напитка все пошло как по маслу, сцену сняли с пер­вого дубля.

Постепенно талант Фи­липпова заслужил ува­жение среди коллег и режиссеров. Несмотря на острый язык и вздорный характер, артист был тру­доголиком и альтруистом: сам исполнял все трюки, отказывался от помощи. Надо несколько дублей подряд нырять в ледя­ную воду - нырял, зайти в клетку к хищникам - пожалуйста!

Так было на съемках «Укротитель­ницы тигров», снятом режиссеромНадеждой Кошеверовой. Все актеры попросили дублеров, а Филиппов отказался. Он признавался, что сначала у него мурашки бежали по коже от одной только мысли о хищниках. А когда увидел их вживую, от бравады не осталось и следа: сразу понял, какую глупость совершил. Но постепенно ему удалось найти общий язык с боль­шими кошками, и они его даже полюбили. Филип­пов так заигрался, что од­нажды одному из тигров дал увесистого пинка, по­сле чего на него заорал дрессировщик: «Да что вы себе позволяете! Даже я так делать не смею...»

Кроме «Укротительницы тигров»Надежда Кошеверова поставила фильмы «Тень», «Медовый месяц», «Снегурочка» и еще много других, неизменным участником которых становился Сергей Филиппов.
Они впервые встретились на съемочной площадке в 1939 году. Кошеверова снимала свою первую картину - «Аринка», и Филиппову была предложена в фильме роль старого железнодорожника. В те годы в Ленинградском театре комедии с успехом шел спектакль «Простая девушка», и Надежда Николаевна позже вспоминала: «Видела Филиппова в том спектакле, после чего загорелась желанием снимать его во что бы то ни стало».

Надежда Кошеверова приглашала Филиппова почти во все свои работы. Она была талантливым режиссером и человеком высочайшей культуры, и снимавшимся у нее актерам казалось, что они все делают сами, хотя на самом деле именно Кошеверова незаметно направляла их в нужном направлении.

На съемочной площадке она со всеми была на «вы». Филиппова она считала непохожим на других, настоящим акимовским учеником: «Филиппов поражал нас тогда своей самобытностью. Он ни на кого не был похож и никому не подражал. Странное сочетание внешней уродливости и обаяния привлекало к нему внимание. Выразительность комедийных приемов, скупой, точный жест, эффектная подача алогичных поступков, вызывавших неудержимый хохот, - всему этому Филиппов научился у Акимова, - режиссера, чувствовавшего и понимавшего лучше других природу смеха».
Кошеверова была одним из немногих режиссеров, сумевших разглядеть разносторонность дарования Сергея Николаевича. Она расширила рамки его амплуа, ушла от штампа, который нещадно эксплуатировали другие режиссеры. У Надежды Николаевны Филиппов создал прекрасные образы трогательного влюбленного паромщика Федорова, измученного радикулитом шофера Саврасова.

Надежда Кошеверова не расставалась с Филипповым до последних дней. «Сказка про влюбленного маляра» в 1987 году была их последней совместной картиной.

 

«Не по таланту пьете!»

Популярность была для Филиппова и наградой, и пыткой. Его известность достигла таких масштабов, что народ останавливал его на улице. Алкоголики, тунеядцы, простые рабо­тяги считали его своим парнем.

А Сергей Нико­лаевич этого не терпел. Внутри он был очень ра­нимым, с тонкой душев­ной организацией, интел­лигентным человеком. Но зрители почему-то всегда отождествляли его с ис­полняемыми им героями. Филиппов периодиче­ски жаловался коллегам: «Ну что я за актер такой? Почему ко мне вечно ле­зет знакомиться всякая шваль?»

Стоило ему приехать на гастроли - и тут толпа не давала прохода. Пожать руку, дернуть любимого артиста за карман пальто, потрогать за плечо - для провинциальных поклон­ников дело обычное. Ино­гда Филиппов срывался на крик: «О господи, что

я вам - животное?! Вы мо­жете пройти мимо и дать мне жить, как я хочу?» Без стеснения и матом по­слать мог. Но если при­глашали выпить, всегда соглашался.

Однажды по­сле концерта он шел мимо буфета и увидел двух вы­пивающих коллег-актеров. Подошел к столику, опро­кинул рюмку, а вместо бла­годарности бросил: «Не по таланту пьете!»

Филиппов всячески ста­рался приукрасить жизнь хорошей шуткой. Как-то раз зимой он шел с другом по центральной улице Пе­тербурга. Смотрит - а там дворник ломом ледышки разбивает, большая куча образовалась. Встал Сер­гей Николаевич посреди ледяной груды и во все­услышание произнес: «Ой, я где-то тут кольцо с бриллиантом оборонил!» Вокруг собралась жадная толпа желающих помочь - все глыбы разбросали. А довольный артист с гордо­стью удалился.

Словно желая воспол­нить школьные пробелы в образовании, в зрелые годы Сергей Николаевич пристрастился к чтению. Собрал огромную библи­отеку, в которую входили ценнейшие раритетные издания. Нелюдимый и замкнутый, он любил про­водить время в одиноче­стве в своей квартире. На­верное, поэтому окружил себя красивыми и доро­гими вещами: антиквар­ной мебелью, бронзовыми статуэтками, картинами в золоченых рамах, фарфо­ром и драгоценностями.

Благодаря своей извест­ности даже во время тотального дефицита Филиппов мог достать практически любую вещь. Спускал все гонорары, ни­чего не копил. Мог вдруг сделать приятелю или со­вершенно незнакомому человеку очень ценный подарок.

 

Барабулька

 

При всей своей внешней непривлекательности Фи­липпов пользовался успе­хом у слабого пола. Любил красавиц и часто заводил романы. Вскоре после развода судьба свела Филиппова с его второй супругой, писательницей Антониной Голубевой. Она была старше на 13 лет.

Актер ужинал в одино­честве в ресторане, но кто-то его по­беспокоил, и Филиппов умудрился ввязаться в пьяную драку. Ему прот­кнули руку вилкой. Сидев­шая за соседним столиком Антонина быстро подско­чила к известному артисту, перевязала руку салфет­кой и увезла к себе домой, чтобы оказать медицин­скую помощь и утешить. С тех пор они стали жить вместе, образуя, по словам знакомых, очень странную пару: он - высокий, худой, а она - маленькая, толстая, с вечно недовольным вы­ражением лица и поджа­тыми губами.

Окружение Филиппова моментально возненавидело его вторую супругу. Он и сам часто признавался, что не любил ее, и всегда называл Бара­булькой. На вопрос, кто это, отвечал: «Маленькая паршивенькая рыбка с вы­пученными глазами».

Антонина Голубева жутко ревно­вала Филиппова и к коллегам-актрисам, и к сцене, поэтому всюду ездила с ним, часто принимала за него решения. Актер был абсолютно не приспособлен к быту, а хозяй­ственная жена о нем за­ботилась: варила борщи, утюжила стрелки на брюках...

Наверное, роль под­каблучника все же нрави­лась Филиппову, потому что в браке они прожили 40 лет. Жена поддержала су­пруга и тогда, когда его уволили из театра - сильнейший удар по его самолюбию!

Во время съемок Сергея Николаевича мучили сильные головные боли, а в 1965 году у него была обнаружена опухоль головного мозга. Перед озвучиванием фильма «Двенадцать стульев» Филиппов с женой поехали в Москву, чтобы сделать операцию по удалению опухоли, но столичные медики отказали артисту в операции, посчитав ее смертельно опасной.

Вернувшись домой в Ленинград, Филиппов продолжал жить обычной жизнью, пока в один из дней не потерял сознание прямо на улице. Его доставили в городскую больницу №25, и там его, лежащего в коридоре, узнал один из врачей. Филиппову была сделана незамедлительная операция по удалению доброкачественной опухоли и части черепной кости. После этого Филиппов часто шутил с друзьями: хочешь пощупать мои мозги? После операции Сергей Николаевич быстро пошел на поправку и успешно закончил работу над картиной, подарив зрителям необыкновенное удовольствие от своей незабываемой игры.
Что бы ни го­ворили о жене Филиппова, а Антонина выходила мужа после сложнейшей операции, вытащила, спасла. Когда не стало супруги, актер сильно сдал. Протянул он без своей Барабульки всего год: рак снова дал о себе знать...

Приступив в 1989 году к работе над комедией «Частный детектив, или операция «Кооперация» Леонид Гайдай вновь нашел в своей картине место для Сергея Николаевича. Это была крошечная роль пенсионера-ветерана. Филиппов с радостью согласился. Эта была их последняя совместная работа, и последняя роль в кино у Сергея Филиппова.

 

«И не будет в день погребения ни свечей, ни церковного пения»

 

Последние годы своей жизни Филиппов провел в бедности и одиночестве. Его сын стал художником, и после окончания Мухинского училища в 1970-х годах вместе с матерью эмигрировал в США. Сергей Николаевич выбор сына не одобрял. Более того, для него это был страшный удар. Актер очень любил свою первую жену, поэтому расценил поступок сына и бывшей супруги, как предательство. А после тяжелой болезни и смерти Антонины Голубевой вообще замкнулся.

Его давняя приятельница Любовь Николаевна Тищенко приходила к Филиппову раз в неделю, и занималась уборкой. Питерские актеры всегда были обделены, но Филиппов на фоне других буквально бедствовал. Тищенко постоянно заботилась об одиноком артисте, помогая ему по хозяйству и подкармливая по мере возможности. В одном из интервью она рассказывала:

- В то время у него буквально «поехала» крыша. Ему казалось, что за ним следят органы КГБ, постоянно мерещились какие-то люди. Дома у него стоял «дежур­ный чемоданчик» на слу­чай, если вдруг позвонят в дверь...

Позже он говорил: «Конечно, я был дураком. У меня были совсем иные взгляды на жизнь, меня так воспитали». Спустя годы он осознал, что поступил неправильно. Однажды Филиппов мне признался, что никогда не бросил бы жену, если бы она не уехала в Штаты. Помню, Сергей Николаевич достал из-под кровати целую пачку нераспечатанных писем от сына. «Хочешь, читай, а мне неинтересно», - сказал он мне.

Но самое интересное, что ни одного письма он не выбросил. Видимо, чего-то выжидал. Надеялся, что сын вернется. Сын приехал только пять лет назад, когда Сергея Филиппова уже давно не было в живых…

Филиппов был очень расточительным человеком, поэтому ничего не скопил себе на старость. А по молодости он даже не знал ценность тем или иным вещам. Когда я в очередной раз пришла к нему домой, то не обнаружила ни одной книги. Оказывается, когда у Филиппова были проблемы с деньгами, его жена продала всю библиотеку за какие-то смешные деньги…

Как это ни банально звучит, Филиппова сгубила слава! В период его бешеной популярности с ним все хотели выпить. Когда организм у Филиппова был молодой и крепкий, он никому не отказывал. А потом актер уже без этого не мог. Каждый день ему обязательно надо было принять коньячку или водочки.

В последнее время Филиппов совсем бросил пить. Во-первых, ему не на что было покупать спиртное, а в долг он никогда ни у кого не просил. Во-вторых, он был уже тяжело больной и одинокий человек… Филиппов сам выбрал такой образ жизни - он никого не впускал в свой дом, отключил телефон. Коллеги по «Ленфильму», зная его суровый нрав, попросту вычеркнули его из своей жизни, он даже врачей не вызывал на дом вероятно, ему было очень стыдно за свой внешний вид, за беспорядок, творившийся в квартире.
Однажды актер Михаил Боярский ехал на своей машине и увидел идущего по улице Сергея Филиппова. Он предложил подвезти коллегу по актерскому цеху. Выяснилось, что народный артист, сыгравший в кино более 100 ролей, ехал на вокзал, чтобы сдать билет стоимостью 19 рублей. Боярский предложил Филиппову посидеть в машине, а сам отправился на вокзал. Зайдя за угол, он выбросил билет, отсчитал деньги, и вернувшись в машину отдал их Сергею Николаевичу. Смущенный актер спрятал деньги и сказал: «Миша, откладывай сейчас, потом мы никому не нужны».
Вот как Любовь Тищенко рассказывала о последних месяцах жизни великого актера:

- Квартплату не платил месяцами. Вы не поверите, но он буквально голодал. Я помогала, чем могла - покупала крупу, лимончик, кусочек сыра. А в последнее время он вообще стал отказываться от еды. Он никогда ни у кого ничего не просил. Под конец жизни у Сергея Николаевича даже не осталось вещей. То ли продал все, то ли износились. За месяц до смерти мы положили его в больницу. Так у него не было тапочек, в которых он мог бы выйти из дома. Нам пришлось бегать по всему городу в поисках обуви 47-го размера. Вот так и госпитализировали его - в одних тапочках и какой-то рваной рубахе». По ее словам, Филиппов за месяц до смерти был уже другим человеком. Он страдал от головных болей, у него ломило все тело, с психикой тоже было не все в порядке.
Актер, любимый мил­лионами зрителей, умер один в своей квартире от онкологического заболевания. Это произошло 19 апреля 1990 года. Прежде чем со­седи обнаружили тело, прошло две недели...

Нищая обстановка его жилья повергла всех в шок. В квартире остались голые стены: ни знамени­той библиотеки, ни анти­квариата. Никто не знал, куда все делось. Одиночество и страшная бедность пошатнули его рассудок. Очевидцы рассказывали, что он ходил по квартире абсолютно голым - так и дверь знако­мым открывал...

Денег на похороны не было. И коллеги Филип­пова обратились за помо­щью на «Ленфильм». Уди­вительно, но киностудия, сделавшая на гениаль­ном артисте миллионные сборы, не выделила на его проводы в последний путь ни гроша.

Актер Александр Демьяненко, всем известный Шурик, несколько часов просидел на теле­фоне, обзванивая знако­мых. Кое-как насобирали на скромный гроб и похо­ронили на Северном клад­бище Петербурга рядом с могилой его Барабульки.

Эпитафией артисту стали его любимые стихи: «И не будет в день погребения ни свечей, ни церковного пения».

ЛИТЕРВАТУРА:

1. Вишневкая А. Сергей Филиппов. Блеск и нищета комедианта//Полина Вишневская// Дарья - Биография.- 2016.- №2. - Стр. 10-13.

2. Игумнова З., Эрлихман В. Нелюбимый любимец публики// Gala- Биография.- 2010.- № 12.- Стр. 44-57.

3. Капков С.В. Короли комедии.- М. : «Алгоритм», 2003.- 400с.

4.Раззаков Ф. Как уходили кумиры// М.: «Эксмо», 2006..

5. Раззаков Ф. И. Лучший Киса советского кино// Раззаков Ф.И. Самый добрый клоун: Юрий Никулин и другие… - М.: «Эксмо», 2012. - 416 с., ил., (о С. Филиппове. - Стр. 293) -(Серия: «Книги Ф. Раззакова о великих артистах»). - Тираж: 3000 экз.

1.02.16. Подготовила Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Тольяттинская библиотечная корпорация» e-mail:rossinskiye@gmail.com; Страница группы Вконтактеhttp://vk.com/library_foliant


 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.