Сделай Сам Свою Работу на 5

ВОЕННЫЙ ПОЛИГОН – ЗОНА КОНТАКТА?

 

В интервью московской газете «Поиск» Юлий Викторович заявил:

«Очень интересный факт: за 13 лет, пока велись работы, ни одного сообщения о наблюдении „странных" явлений с испытательных полигонов не поступило. Были из соседних областей, из соседних городов, но прямо с полигона – ни одного. Там люди отлично знают, с чем имеют дело»[149].

Он, видимо, «забыл», что в 1979‑1980 годах «тарелки» буквально взяли в осаду военный полигон, и представители «Сетки‑АН/МО» не раз выезжали на место происшествия!

Расположение полигона перестало быть военной тайной совсем недавно, когда полковник Александр Плаксин, сотрудник НИИ‑22, упомянул его в своем интервью: Дзержинский район Горьковской области, у деревни Смолино. Когда там развернулись бурные события, полигоном командовал генерал‑майор Виктор Иванович Тодоракиев.

Подробные записи и докладные записки до сих пор спрятаны от народа где‑то в военных архивах. Однако нам повезло: к исследованию загадочных явлений были допущены представители ИКИ во главе с И. Г. Петровской и горьковские ученые из Научно‑исследовательского радиофизического института (НИРФИ) под руководством Э. А. Ермилова. Отчеты, составленные ими, пока тоже недоступны, но рабочие журналы и выписки из военных рапортов сохранились (рис. 49).

Возможно, что‑то странное происходило в тех краях и раньше, но только в 1978 году, когда развертывалась программа «Сетка‑МО», в некоторые части была направлена директива, обязывающая военных сообщать обо всем загадочном в НИИ‑22 МО СССР. Донесения не заставили себя ждать…

Первое сообщение о появлении чего‑то загадочного на полигоне датировано 27 января 1979 года. В 21.50 «на северо‑западе на расстоянии 1000‑1500 м и высоте 80‑100 м возник красный шар, окруженный розовым свечением (ореолом). Он медленно перемещался с запада на восток, перпендикулярно ветру, и скрылся за лесом. В 22.10 явление повторилось, оно продолжалось 15‑20 минут».

29 марта, в 22.30, НЛО появился прямо во время испытаний! Запись гласит, что «…сначала объект, напоминающий комету, появился на северо‑западе. Завис. Образовался светящийся белый шар диаметром 6‑8 м; образование белых волн. Через 8‑10 минут стремительно исчез. Высота – 50‑70 м, дистанция – 600‑700 м. Наблюдался под нижней границей облаков или на фоне их».



В других случаях, наоборот, отмечалось, что никаких испытаний на всех полигонах Горьковской области не было и перепутать объект с какой‑то новой военной техникой солдаты не могли. Так было и 24 декабря 1979 года: «В 5.20 красный шар диаметром 4‑6 м с красным ореолом появился на расстоянии 700‑1000 м и высоте 100‑150 м в северной части неба. Он завис в течение 5 минут, затем удалился на север против слабого ветра. Работ на полигонах не было».

Генерал‑майор авиации Василий Алексеевич Еременко рассказал: «Я знаю, что на некоторых полигонах, я не буду их называть, хотя на сегодняшний день это уже не тайна, научились даже входить в определенный контакт. В чем он заключался: сначала появление НЛО. Это в большинстве случаев шары, но не только. Путем физического обозначения своего поведения, скажем, разведением рук в разные стороны, подавался сигнал. Шар сплющивался в ту же сторону. Если руки поднимали вверх три раза, то НЛО сплющивалось в вертикальной плоскости, и тоже три раза».

Как оказалось, речь шла в том числе и о нашем полигоне!

«23/24 декабря 1979 года, 23.50, продолжительность явления 2,5 часа. Шар, светящийся то красным, то голубым светом, зеленый ореол. Перемещался в южной части неба в направлении восток‑запад. Остановился над поселком и завис на высоте 3‑4 км. При зависании пульсации горизонтальных размеров. При поднятии руки пульсации прекращались, при опускании возобновлялись. В 0.40 стал перемещаться в западном направлении, затем постепенно снижался…»

«7 апреля 1980 года, 23.24, продолжительность явления 6 минут. Зависание красноватого шара недалеко от патрульного помещения с пульсацией, которая прекращалась, когда подавались сигналы подъемом руки. Наблюдало несколько человек».

В ночь с 23 на 24 июня 1980 года НЛО совершили настоящий налет:

«23.20. На расстоянии 500 м, высота 100 м, появилось светло‑желтое светящееся облако. Затем оно стало выглядеть как четкий шар. 23.25. Объект появился вновь, его края пульсировали. В 23.30 он несколько раз приближался к наблюдателю и удалялся. 01.25. Объект, вспыхнувший ярко‑красным слепящим светом, описал дугу и начал снижаться до высоты 150 м. Пролетел над техническими площадками, осветив их и технику. Сделал зигзаг и, развернувшись на 45 градусов, удалился на север, оставляя быстро исчезавший след. Диаметр– около 10 м. 01.35. Появился гантелеобразный красный светящийся объект. Зависание, колебания в горизонтальной плоскости. При подъеме руки опускался, и наоборот…»

Всего же за 1979‑й и первую половину 1980 года на полигоне наблюдали 65 самых разных НЛО – сияющие полусферы, шары, диски, гантели и эллипсы, которые появлялись до шести раз в месяц. Некоторые НЛО при этом даже совершали посадку на территории воинской части!

«15 декабря 1979 г., 23.40. Одновременное движение трех красных светящихся объектов шаровидной формы. Они появились в северной части неба на расстоянии около 800‑1000 м, высота 100‑150 м; опустились и зависли над землей "в виде треугольника на высоте 5‑7 м и дистанции 500‑600 м. Расстояние между ними – 10‑15 м. Последовало зависание на 5‑6 секунд, затем два шара поднялись на высоту 50‑60 м, а один опустился на землю и перестал светиться. Примерно через одну минуту два объекта вновь снизились, а третий поднялся до высоты 5‑7 м. Все три шара зависли примерно на 5 минут, затем последовал быстрый подъем. На высоте 100‑150 м они исчезли. По визуальной оценке, их диаметры были около 2‑3 м. Все явление продолжалось 10‑15 минут».

Через четыре дня, 19 декабря 1979 года, «в течение 45 минут наблюдалось перемещение низко над землей двух красных шаров; один из них дважды опускался на почву, гас и опять поднимался со свечением. Наблюдение велось визуально и в прибор ночного видения».

Чаще всего, однако, шары просто летали по небу:

«8 октября 1979 года, 24.00. Красный светящийся шар с белым следом, свет то появлялся, то исчезал. Обнаружен неожиданно в северо‑восточной части неба на высоте 50‑100 м. Сначала был неподвижен, затем стал двигаться на восток. Иногда „гас" и вновь „зажигался" на продолжении траектории. Перед каждым исчезновением светлел. И так раз 10. Скрылся за лесом. 10 октября 1979 года в 18.30 появился красный светящийся шар. Он перемещался горизонтально над кромкой леса в течение 20‑30 секунд, затем исчезал. В этом направлении была слышна артиллерийская стрельба. Шар появлялся после выстрела (5‑6 раз). Затем больше не наблюдался, хотя стрельба продолжалась».

Иногда НЛО буквально часами висели в небе. 8 декабря того же года, в 21.35, появилась «…голубая светящаяся полусфера выпуклостью вверх, диаметром 10 м вниз, излучала „бахрому" белого света. Опустилась сверху в северо‑восточной части неба, зависла над лесом на высоте 50‑60 м и расстоянии около 400‑500 м. После 22 часов стала медленно перемещаться к востоку».

Погодные условия в тот день не позволяли видеть какие‑то далекие объекты (многослойная облачность мощностью 10 баллов и высотой 200‑300 м, снег), то есть НЛО действительно находился где‑то близко!

Через 8 дней, 16 декабря, светящийся эллипс будоражил военных в течение 1 часа 45 минут. Он сиял то темно‑красным, то голубым светом, летал «по различным траекториям в ограниченной области неба. Зависание, пульсации в вертикальной плоскости. В течение 10 минут излучал ярко‑красный свет. В 3.15 стал удаляться к востоку».

В конце концов удалось сфотографировать светящийся НЛО над полигоном, но никакой ясности это не прибавило. Да и не все объекты, которые видели в тех краях, светились. 8 июня 1980 года в 02.30 «…темный шар диаметром 0,5 м пролетел со скоростью 40‑50 м/с между зданиями на высоте около 7 м. Работ на полигонах Горьковской области не было». 16 июня военные наблюдали «коричневый шар» такого же диаметра, но при этом «с четырьмя отростками (два коротких назад и два широких назад и вверх)».

 

С этим надо было что‑то делать, однако такая возможность появилась только после 22 августа 1980 года, когда решением ВПК № 255 тема была продлена на 1981‑1985 годы и включена в пятилетний план с новыми шифрами: «Галактика‑АН» и «Галактика‑МО». Ученый секретарь программы И. Г. Петровская настаивала на проведении самых тщательных исследований: «Удивительно, что регулярное появление аномальных объектов в районе г. Дзержинск продолжает наблюдаться столь долгий срок. Этого могло бы уже и не быть. Если в дальнейшем организация регистрационных работ будет столь же медленной, мы будем терять редкие возможности получения ценной информации. Ее отсутствие эквивалентно возвращению на уровень энтузиастов» (рис. 50).

Однако со временем НЛО стали появляться в Дзержинском районе все реже и реже. Когда наконец проект инструментального слежения за НЛО был принят военными к исполнению, всем стало ясно, что эпицентр активности «тарелок» уже переместился к Борисоглебскому аэроузлу и Капустину Яру. Именно там военными была развернута масштабная программа по слежению за неизвестными объектами, но Инна Петровская уже не принимала в ней участия.

 

«КОНТАКТ» ПОДПОЛКОВНИКА КАРЯКИНА

 

«Ключевую роль в организации и выполнении военного раздела программы сыграл документ, подготовленный головным исполнителем Министерства обороны и утвержденный начальником Генерального штаба Вооруженных Сил СССР в январе 1980 года, – писал Платов. – Каждый военнослужащий, где бы он ни находился, сам того не ведая, становился одним из потенциальных исполнителей программы, так как в случае наблюдения какого‑либо непонятного, необычного, неординарного явления он должен был доложить о своих наблюдениях в письменном виде по установленной форме… Можно сказать, что указанной директивой армия была поставлена на 13 лет в режим массового дежурного наблюдения за аномальными явлениями в местах дислокации войсковых частей, то есть практически на всей территории СССР…»[150]

Первой проверкой этой директивы стали события, которые произошли под Москвой.

Уфологи давно обратили внимание, что многие, если не все, запуски ракет с космодрома Плесецк сопровождаются «тарелками». Они появляются незадолго до старта, словно поджидая взлетающую ракету, иногда сопровождают её полет или «запаздывают», врываясь в небо, когда светящееся газопылевое облако уже тихо и мирно расплывается в вышине. Так было и 14 июня 1980 года, когда в 23 часа 51 минуту и 33 секунды по московскому времени с космодрома Плесецк стартовала ракета‑носитель, выводящая на орбиту спутник «Космос‑1188» (рис. 51, 52).

На сей раз пришельцы – если это были они – организовали «наблюдательный пункт» в Щелковском районе Московской области. Узнав об" этом, специалисты из ИКИ во главе с Петровской решили не откладывать дело в долгий ящик. При содействии командующего Щелковским гарнизоном генерала Виталия Яковлевича Кремлева они опросили всех очевидцев, которых смогли разыскать, и воссоздали картину событий.

 

14 июня, около 9 часов вечера, над гарнизонным поселком Чкаловский (он же Щелково‑3) Нина Испирян увидела неподвижный светящийся НЛО, похожий на точку внутри эллипсообразного клубящегося облака.

«О „тарелках" я не знала, а то бы смотрела и дальше,– сказала ученым Нина Николаевна. – Те несколько минут, что я смотрела, он не двигался. У меня было впечатление, что объект находился прямо над домом».

В это же время Евгений Кривошеий, который шел по колее заводской железной дороги в Чкаловский, увидел над лесом на горизонте розоватый отсвет, как зарево от огня. Он подумал, что это пожар, но минут через 5‑10 «зарево» исчезло.

Около 23 часов студент военного училища Алексей Вострухин, проходя по улице Жуковского в Чкаловском, увидел в просвете между домами неподвижно висящее чечевицеобразное тело серо‑голубоватого цвета. НЛО наблюдался на фоне неба, чуть выше уровня забора, отгораживающего городок от поселка Солнцево.

Через полчаса к дому номер 5 по ул. Жуковского подошел подполковник Виктор Гаврилович Карякин. Он услышал низкочастотный гул, давящий на уши. Впереди была трансформаторная будка, и подполковник решил, что она неисправна. Он подошел и прислонился ухом к стене. Против ожидания, гул звучал с другой стороны: в будке было тихо. Он оглянулся и увидел сквозь кроны деревьев слабо светящееся пятно – «Луну». Было 23.35. Он сразу понял, что видит что‑то необычное, и побежал в ту сторону. Повернув возле магазина, он увидел впереди, метрах в 100, уже ничем не заслоненный объект (рис. 53).

Приближаясь, Карякин ощутил мягко окутывающее, давящее сопротивление, словно от вязкой жидкости, нарастающее по мере приближения объекта. Ощущались тяжесть во всем теле, слабость в ногах.

Не доходя до НЛО примерно 45 м, Карякин остановился, опасаясь, что преодоление сопротивления, требующее все больше сил, помешает внимательно рассмотреть объект. Как только он остановился, сопротивление исчезло.

Подполковник увидел тело, по форме напоминавшее неправильный эллипс, выпуклое снизу и более плоское сверху. Оно имело резкие очертания, светилось неярким желтоватым светом. НЛО неподвижно висел в 1,5‑2 м над землей, причем нижняя его часть была ниже края бетонного забора.

В момент, когда Виктор Гаврилович остановился, звук, исходивший от НЛО, изменился и превратился в нарастающий свист. Объект на мгновение испустил вниз 3‑4 очень ярких «исключительно белых» луча и стал медленно подниматься. Лучи высветили даже самые мелкие бугорки на поверхности земли. Ему казалось, что лучи «вытянулись» из корпуса, словно быстро развернули длинные полосы белой бумаги. Их диаметр составлял у основания 10‑15, а у земли не более 25 см (рис. 54).

НЛО поднялся вертикально вверх до высоты около 25 м, затем на короткое время остановился, медленно двинулся горизонтально и вдруг мгновенно пропал из вида, как будто «выключился». Это произошло (по часам Карякина) в 23.43; он сразу же сообщил о наблюдении своему командиру Л. И. Чмыге, но, по его часам, Виктор Гаврилович позвонил в 23.40. По‑видимому, у кого‑то из них часы шли не очень точно.

Рядовой Мамаратиков, находившийся на посту, сообщил, что в стороне Чкаловского видел взлет НЛО, который гудел, как мотоцикл. Затем объект погас.

Примерно в это же время Лидия Игнатова шла по улице Ленина. Вдруг небо посветлело, как от зарева. Пройдя за угол дома, Лидия Григорьевна увидела на северо‑западе неподвижно зависший НЛО, «похожий на люстру», и услышала свист. Края объекта искрились. Затем от его центра отлетел какой‑то предмет, который поначалу тоже светился, а потом погас, и его траекторию можно было определить только по звуку. Звук приближался, и, наконец, предмет упал у самого дома. Был слышен сильный удар, словно после падения тяжелого тела, и шипение, как при попадании чего‑то раскаленного в воду. С места падения поднялось белое облако высотой с этаж, но вскоре быстро рассеялось, без искр и запаха.

Этот удар ощутили в двух соседних домах; жильцы выскочили на балконы. Сын Игнатовой тоже слышал свист, похожий на резкое торможение, ощутил удар. Утром они выходили поискать воронку или следы ожога, но ничего не нашли.

Пронзительный свист со стороны северной окраины Чкаловского слышал и К. М. Козачек. К сожалению, выйти на улицу он не успел.

В ту ночь на наблюдательной вышке насосного завода находились два сторожа – Е. В. Сидякина и ее напарница. Они постоянно смотрели на окружающую местность и ранее 23.40 ничего примечательного не видели. За несколько минут до 23.45 они совершили обход территории и, окончив его к 23.45, увидели в небе красно‑багровое облако вытянутой формы с какой‑то скрученной, спиральной структурой, более яркое в центральной части. Оно наблюдалось очень низко над лесом, но все же между ним и линией горизонта оставалась полоска неба. Затем женщины заметили, что возле облака, примерно на уровне его середины, движется светящийся НЛО, который оставлял за собой след, начинающийся прямо из облака.

Этот объект летел сравнительно медленно в направлении Чкаловского, постепенно снижаясь. Вблизи поселка он был уже ниже кромки леса и, в конце концов, скрылся за углом крайнего дома. Прохожие, которые там были, видели его пролет в юго‑восточном направлении.

Около 23.55 в небе над гарнизоном – и не только – загорелось феерическое зрелище запуска. Его видели сотни тысяч людей; некоторые из них успели взять в руки камеру и сфотографировать расширяющиеся газопылевые струи. В распоряжении ученых оказались десятки показаний очевидцев, в том числе и из воинских частей. Вот только один из официальных рапортов:

«14 июня 1980 года, в 23.55 московского времени, в районе населенного пункта Малино Московской области в северной части небосвода визуально наблюдалось перемещение в атмосфере на значительной высоте под углом к горизонту 20‑30 градусов необычного объекта в течение 2‑3 минут.

Особенности объекта: головная часть в форме светящегося овального ядра оставляла за собой след, подобный конденсационному следу от самолета, скорость перемещения в 3‑4 раза медленнее обычной скорости летящего самолета.

Через 1 ‑2 минуты от ядра отделилась назад быстро растущая светящаяся сфера, которая через 10‑15 секунд приобрела вид светящейся зоны, после чего ядро резко снизило свечение и, изменив направление движения на 60‑65 градусов влево, стало тускнеть. Через 1‑2 минуты на месте пролета объекта наблюдался светящийся след, который за это время приобрел сильно размытые очертания и исчез.

Какого‑либо воздействия на технические средства, людей и окружающую среду не отмечалось. Метеорологические условия: видимость 6‑10 км, слабая дымка; облачность 3‑5 баллов высококучевая; тихо; температура +9,2 градусов, отн. влажность 84 процента, давление 750,8 мм рт. ст.

Наблюдение производила группа людей во главе с зам. командира части в/ч подполковником‑инженером Кульшиным Анатолием Николаевичем и с ним три человека: майор В. Мордов, мл. сержант И. Кашеваров, рядовой М. Шеян.

Запись со слов подполковника‑инженера Кулышина произвел 16.06.80 г. нач. метеослужбы в/ч В. Пешехонцев».

Запуск «Космоса‑1188» видели почти на всей европейской части СССР. Люди были, мягко говоря, взволнованы увиденным. Но… не будем забывать, что в то время Плесецка «не существовало»: космодром рассекретили только в 1983‑м, три года спустя. Поэтому журналистам пришлось изо всех сил выкручиваться, чтобы хоть что‑то объяснить и при этом ничего не разгласить.

Взял на себя эту нелегкую задачу обозреватель газеты «Правда» по вопросам космонавтики и авиации Владимир Губарев. 24 июня в ней появился очерк о полете космонавтов Леонида Попова и Валерия Рюмина, содержащий небольшой намек на то, что произошло 10 дней назад:

«Вечером „Днепры" и Центр управления полетом уточняют график завтрашнего дня. Предусмотрены эксперименты с гамма‑телескопом „Елена", очередная плавка на установке „Кристалл", некоторые профилактические работы по станции, визуальные наблюдения Земли.

– До завтра, – прощается оператор, – желаем хорошего полета!

– Спасибо, – звучит с орбиты, – встретимся, как обычно, в 8 утра по московскому времени. Если фейерверки будете устраивать, предупредите – мы тоже посмотрим, это интересно…

Космонавты имели в виду события, что произошли 14 июня.

Экипаж самолета, приземлившегося в Шереметьеве, увидел летящий по небу искрящийся шар. На следующее утро в редакции нашей газеты раздался звонок. „Вероятнее всего, – говорил летчик, – мы наблюдали космический корабль инопланетян".

Подобные сообщения пришли в Академию наук из Подмосковья, а потом круг наблюдателей расширился – „шар" видели и в других районах страны. Указывалось и точное время – явление наблюдалось около полуночи.

Подтверждаем: действительно, „шар" был отлично виден. Только это обычный запуск спутника серии „Космос", о чем на следующий день мы и сообщили.

Кстати, с „Салюта‑6" хорошо видны не только запуски в космос (если, конечно, станция летит где‑то поблизости), но и инверсионные следы самолетов, суда в океане»[151].

Но запуск благополучно закончился, оставив после себя светящееся облако, а НЛО продолжали появляться. 15 июня, в 00.45, рядовой Дементьев, который стоял на балконе Дома офицеров в Чкаловском, увидел пролет небольшого объекта с полосой светлого дыма, озарявшего небо. Через 5 минут в воздухе раздался глухой хлопок, и на месте НЛО образовалась вспышка, а затем кратковременное светлое кольцо. В час ночи явление повторилось.

«15 июня, примерно в час ночи, дежурный по части инженер В. Вялых сообщил, что в стороне пос. Юность находится какой‑то объект, – подтвердил его рассказ майор ВВС Кривцов. – Я выбежал на улицу. Ночь была звездная, на небе не было ни облачка, за исключением странного, на мой взгляд, явления. Просматривалось ярко‑желтое „пятно", напоминающее цвет зари. Явление это я наблюдал в течение 5 секунд».

На следующий день подполковник Карякин был отправлен в гарнизонную медсанчасть на обследование. Заместитель начальника медсанчасти майор А. А, Бегичев обнаружил, что 43‑летний «контактер» физически и психически здоров, в его крови нет следов алкоголя. Правда, оказалось, что содержание лейкоцитов в ней значительно снижено по сравнению с плановым медицинским обследованием месячной давности, но это могло быть никак не связано с «контактом». Ученые, обсудив совместно с врачом и невропатологом медсанчасти состояние здоровья В. Г. Карякина, тоже пришли к выводу, что подполковник наблюдал объект, будучи в полном здравии и не находясь под влиянием опьянения, шока или галлюцинации. К счастью, воздействие НЛО вредных последствий для него не имело.

При облучении ультрафиолетовым светом почва, на которую попали лучи НЛО, светилась, в то время как контрольные пробы почвы на облучение не реагировали. Измерение напряженности электромагнитного поля выявило три аномальных участка, которые, по‑видимому, соответствовали трем участкам, попавшим под лучи. Они образовали почти идеальный равнобедренный треугольник со стороной около 2,5 м.

Представитель Института медико‑биологических проблем АН Р. Г. Варламов при помощи биолокационной рамки самостоятельно, без чьих‑либо подсказок, вышел на место зависания НЛО в Чкаловском (где Варламов до этого, разумеется, никогда не был) и уверенно определил зону «структурно измененной почвы», граница которой представляла собой эллипс размером 6 на 12 м.

Это был знаменательный день: впервые в нашей стране государственная организация подтвердила факт приземления НЛО. Только узнали мы о случившемся много лет спустя, позволив безответственным ученым отрицать очевидное (рис. 55).

В сборе сообщений для отчета «Сетки‑АН» о событиях 14‑15 июня 1980 года Ф. Ю. Зигель принял самое активное участие, хотя к тому моменту в самиздате уже имелся его труд «Массовое появление НЛО в ночь с 14 на 15 июня 1980 года». В нем он пришел к выводу, что «по внешнему виду, характеру движения и особенностям поведения все эти объекты вряд ли можно отнести к известным явлениям природы или произведениям земной техники».

Хотя предполагалось, что отчет «Сетки‑АН» будет размножен всего лишь в четырех экземплярах, «лишняя» копия была вручена в знак благодарности Зигелю. 22 декабря 1980 г. он написал Петровской:

«Дорогая Инна Геннадьевна!

Хочу сделать несколько замечаний по Вашей в целом превосходно‑образцовой работе:

1. Систематические ошибки в траектории РН (ракеты‑носителя. – М. Г.) загадочны. При ошибках наблюдателей из‑за разных причин был бы разброс случайных ошибок. Рефракция тут не поможет – даже на горизонте она не превышает 0,5 градуса. Похожа сия картина на траекторию преследования, что бывает в аналогичных ситуациях довольно часто (в США).

2. След при взлете не может размываться змеевидно (непонятная регулярность в воздушных потоках!). Светимость главного объекта очень велика даже для РН.

3. Форма ударной волны такая (рис. 56), а не такая. Закручивания в хвосте объяснить трудно.

4. Не вызван ли прорыв озона вторжением из космоса с увлечением частей озонового слоя?

5. Вираж главного объекта отбрасывать нельзя – его видели все.

6. Непонятно отсутствие наблюдений РН там, где они заведомо должны были наблюдаться. Хорошо бы узнать из пунктов наблюдения РН, что должно быть видно и что видели. Боюсь, что теория разойдется с практикой.

Вывод: отождествить главный объект с РН пока рановато. Остальные же объекты ни в какие ворота не лезут…»

Похоже, что Феликс Юрьевич продолжал придерживаться такого убеждения до самого конца жизни, хотя в описании «главного объекта» все признаки запуска с космодрома Плесецк были налицо.

«Отдельный цикл исследований был выполнен с целью выяснения природы явлений, наблюдавшихся в ночь 14/15 июня 1980 года на европейской территории СССР, – говорилось в рецензии на „Справку об изучении НЛО" НИИ‑22, которую подготовила И. Петровская. – По данным очевидцев были выполнены геодезические измерения координат объекта в отдельных избранных фазах развития явления, затем проведены расчеты траектории движения и определена точка подъема объекта с поверхности земли. Одновременно возможные оценки выполнены методами фотограмметрии имевшихся снимков. Несмотря на значительную величину погрешности, с которой очевидцы могут указать направления, результаты расчетов с хорошей точностью совпали с пунктом запуска ракеты‑носителя (РН) ИСЗ „Космос‑1188". Кроме того, время наблюдения и момент запуска также коррелируют между собой (23.50‑24.10). Эти обстоятельства позволили сделать вывод о справедливости отождествления основного явления, наблюдавшегося 14‑15 июня 1980 года, с указанным запуском…»

22 августа 1980 года решением ВПК № 255 тема по изучению НЛО была продлена на 1981‑1985 годы и включена в пятилетний план с новыми шифрами: «Галактика‑АН» и «Галактика‑МО». Однако подведение итогов первого этапа работы военных и АН СССР пришлось не на конец 1980, а на март 1981 года, когда список участников программы уже начал пересматриваться.

Итоговый совместный отчет программ «Сетка‑АН/МО» гласил:

«К концу марта 1981 г. в в/ч… (тоестьвНИИ‑22 Министерства обороны СССР. – М. Г.) поступили 708 сообщений, в том числе 151 сообщение получено из войсковых частей. Из них:

1. В 262 случаях наблюдавшиеся явления удалось полностью интерпретировать в результате анализа дополнительной информации о характеристиках феномена и проводимых экспериментах, экспертных выездов, геодезических измерений, расчетов параметра траектории и других исследований. Они были отождествлены с проявлениями различных видов технических и научных экспериментов (запусков ракет и входа спутников в атмосферу, испытаний двигателей, образования искусственных облаков, полета воздухоплавательных систем и устройств и др. (тип А).

2. 294 сообщение содержат недостаточно полную информацию для проведения уверенного отождествления, но характеристики описанных явлений позволяют предположительно отнести их к эффектам, сопутствующим технологической деятельности или редким явлениям природы в отдельных случаях.

Продолжение работы с этой частью наблюдательного материала требует получения дополнительной информации о характеристиках феномена (и материалов регистрации, где они есть), гелио‑геофизической обстановке, экспериментах, которые предположительно могли быть замечены очевидцем, и других сопутствующих явлениях.

Практически это означает необходимость подготовки около 50 писем и запросов, организации 1 ‑2 экспертных выездов и проведения консультаций со специалистами различных направлений (тип В).

3. 232 сообщения также содержат недостаточно данных для окончательной интерпретации, но предположительно могут быть отнесены к описаниям аномальных физических явлений.

4. 178 сообщений крайне малоинформативны, причем по разным причинам очевидна невосполнимость отсутствующих данных. Вследствие этого их изучение затрудняется (тип С).

5. Среди материалов, предположительно отнесенных к описаниям аномальных, то есть пока не отождествленных, явлений, 140 сообщений содержат исходную информацию, достаточно полную для планирования и проведения дальнейших исследований.

Предварительно эти сообщения можно распределить следующим образом.

• В 118 случаях, по‑видимому, описаны объекты типа ночных огней (NL).

• В 9 случаях приведены дневные наблюдения пролета неизлучающих тел (DD).

• 8 сообщений содержат данные о радиолокационной регистрации (иногда с одновременным визуальным наблюдением) неизвестной цели или влиянии явления на радиотехническую аппаратуру (RV).

• В 4 сообщениях рассказано о близких (ближе 200 м) наблюдениях аномального объекта (тип СЕ), а именно:

№ 1. Пос. Мумра Астраханской обл., 26.06.78;

№ 2. Цербст, ГДР, 16.09.80;

№3. Пос. Щелково‑3 Московской обл., 14/15.06.80; №4. Пос. Покровка Саратовской обл., 15.06.80.

Поскольку рассматриваемая группа – 140 сообщений – может содержать информацию о еще не изученных природных процессах и физических характеристиках объектов (военного назначения, новых разработках предполагаемого противника и др.), изучение их должно быть оперативным и всесторонним.

Перечисленные случаи требуют сбора всей полноты информации:

• получения данных об осуществлявшихся экспериментах;

• о гелио‑геофизической обстановке, метеорологических условиях;

• уточнения деталей наблюдавшейся картины;

• проведения комплекса исследований и измерений, в том числе, в отдельных случаях, на местах наблюдений.

Во исполнение этой программы планируется подробное рассмотрение причин регулярных проявлений и характеристик аномального феномена в районе военного полигона г. Дзержинск Горьковской области (NL).

В порядке дополнительного основания того внимания, которое предполагается уделить этому виду явлений, необходимо отметить действительно существующий эффект значительного превышения над средним значением частоты появления неопознанных объектов (целей) в районах активной военно‑технической деятельности, до 6 раз в месяц…

Однако наиболее перспективными в отношении качества ожидаемых результатов представляются случаи (типа RV) одновременной регистрации (в том числе радиолокационной) и визуальных наблюдений аномальных явлений. В 30‑летней практике американских исследований им постоянно уделялось особое внимание.

В порядке анализа указанного типа данных, поступивших в в/ч…, намечается проведением пунктах регистрации изучения характеристик аппаратуры, параметров „ложных целей" и др.

Наконец, отдельные случаи типа СЕ дают редкую возможность реализации натурных измерений остаточных эффектов и даже лабораторных исследований следов воздействий феномена на окружающую среду.

К настоящему времени такая работа выполнена для случая № 3 (пос. Щелково‑3) и планируется для случая № 4 (Саратовская обл.).

В случае № 1 достаточно ограничиться обменом письмами, ввиду удаленности события по времени.

В случае № 2 непосредственный контакт с очевидцами также затруднен, ввиду расположения пункта наблюдения за границей СССР.

В соответствии с вариантом классификации, предложенной в предыдущем параграфе, сообщения, поступившие в в/ч…, интерпретация которых выполнена, распределяются по классам следующим образом:

Направления дальнейшей работы с массивом остальных данных, за исключением 178 малоинформативных, определяются в соответствии со следующей их предварительной классификацией:

Задачами дальнейших исследований имеющегося материала являются:

1. Проведение мероприятий, необходимых для идентификации явлений по ранее разработанной методологии.

2. Анализ условий видимости запусков объектов военно‑космической техники и научных экспериментов. Проверка предположения относительно наблюдения новых проявлений техники, формулирование следующих отсюда выводов и подготовка соответствующих предположений.

3. Выделение явлений с аномальными характеристиками, их детальное изучение. Обсуждение возможности организации лабораторного воспроизведения отдельных проявлений феномена, а также проведения расследований, необходимых для анализа случаев типа СЕ».

История с подполковником Карякиным попала в этот документ как «случай № 3» из списка «близких наблюдений».

«Случай № 4» произошел той же ночью в пос. Покровка Саратовской области. Там увидели «световой столб». При попытке подъехать заглох мотор у машины. Из нижней части «столба» начал «раздуваться» шар. Он отделился от «столба» и вдруг как бы взорвался, рассыпался на конусообразные тела, которые хаотично летали по небу, держась при этом в тесной группе. Затем все конусообразные объекты снова сгруппировались в шар. Этот шар опустился за холм и зажег большое куполообразное свечение на месте посадки. Через некоторое время опять произошел «взрыв», и шар, пролетев через «световой столб» по продольной оси, умчался вверх. «Столб» вскоре после этого растворился.

Утром за холмом были обнаружены отпечатки трех посадочных опор. Несколько дней спустя из Москвы к месту посадки НЛО прибыла некая комиссия.

Бывший помощник председателя КГБ СССР Игорь Синицын, работавший со своим всемогущим начальником с 1973 по 1979 год, написал книгу воспоминаний «Андропов вблизи. Воспоминания и размышления о временах „оттепели" и „застоя"». Оказалось, что случай, упомянутый в итоговом отчете «Сетки‑АН/МО» под первым номером в списке «близких наблюдений», был передан КГБ в ВПК по личному указанию Юрия Андропова!

«Как‑то, просматривая зарубежную прессу, я натолкнулся в популярном западногерманском еженедельнике „Штерн" на серию статей о неопознанных летающих объектах – НЛО, – вспоминал Игорь Елисеевич. – Я продиктовал стенографистке на русском языке выжимку из них и вместе с журналами понес Председателю (Андропову. – М. Г.). Правда, я опасался, что в духе того времени он высмеет меня или, что еще хуже, сочтет психику своего помощника не совсем адекватной. Когда я положил свою записку и журналы перед Ю. В., он быстро пролистал материалы. Затем внимательно рассмотрел каждую иллюстрацию в журнале. Немного подумав, он вдруг вынул из ящика письменного стола какую‑то тоненькую папку. Было известно, что в этом ящике он хранил различные бумаги и журналы, которые содержали „информацию к размышлению". Со словами „Почитай‑ка сейчас!" он протянул папку мне.

В папке оказался рапорт на имя Председателя КГБ одного из офицеров 3‑го Управления, то есть военной контрразведки. На приложенном маленьком листочке справки об этом офицере сообщалось о том, что автор рапорта был переведен на работу в КГБ из бомбардировочного полка, где дослужился до должности штурмана эскадрильи. Таким образом, это был человек, знавший астрономию и всякие там профессиональные тонкости вроде курсовых углов, скоростей перемещения летательных аппаратов и прочее.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.