Сделай Сам Свою Работу на 5

Отражение летнего наступления немцев

Мобилизация

18 июля 1914 г. (даты приведены по старому стилю) Российская империя начала общую мобилизацию. Командир 96-го пехотного Омского полка вызвал старших офицеров в штабную канцелярию. Были вскрыты мобилизационные пакеты, и с рассветом 18 июля началось выполнение мобилизационного плана. В этот день чины скрытого кадра, назначенные по мобилизационному плану во второочередные, сдали свои старые должности и приступили к замещению новых.

В 272-й пехотный Гдовский полк переводились полковник Н. Г. Александров, подполковники А. И. Антоновский и А. К. Крейцберг, капитаны В. П. Лоди и И. А. Бороздич, штабс-капитаны В. К. Мокриевич, И. Ф. Маньковский, А. Ф. Повелейт, поручики Е. В. Швиндт, Б. А. Цветницкий, подпоручик Б. А. Мейснер и многие другие [ 4 ]. В полк поступил ряд добровольцев. В пулеметную команду 272-го Гдовского полка был записан сын чиновника Борис Волкович-Квятковский, в 10-ю роту - мещанин Борис Пикалев, в 13-ю роту – потомственный дворянин Псковской губернии Ромуальд Яроцкий [ 5].

На формирование 68-я пехотная дивизия получила только 10 дней: с 18 по 27 июля. У других второочередных дивизий Петербургского военного округа было больше времени, например, у 67-й пехотной - 16 дней. Дело в том, что 68-я пехотная дивизия назначалась к походу в Пруссию, другие же оставались на защите Петербурга.

К 28 июля 68-я пехотная дивизия была сформирована. К начальнику дивизии генерал-майору А. Н. Апухтину с посланием обратился губернский предводитель дворянства С. Зубчанинов. В послании говорилось: «Долгой дружбой сроднясь со славной 24-й Шипкинской дивизией, псковское дворянство с восторгом приветствует из недр ее возрождающуюся наследницу ея славы и воинской доблести 68-ю пехотную дивизию, который свыше предопределено защитить достоинство России на Западе с тем же героизмом и самопожертвованием, с коим многие чины ее во главе с доблестным начальством защищали на Дальнем Востоке славу Отечества. От имени Псковского дворянства прошу принять в напутствие, охрану и благословение вверенной Вашему Превосходительству дивизии сию икону Светлого князя Довмонта Псковского, тридцать три года несокрушимо отражавшего яростный натиск врагов от стен древнего нашего Пскова» [ 6]. В первых числах августа на железнодорожной станции Псков вторая началась погрузка 272-го Гдовского полка в эшелоны.



Боевой дебют

Пехотинцы Русской армии в Карпатах. Первая мировая война.

1 декабря 272-й пехотный Гдовский полк вступил в бой у господского двора Рушки, после четырех дней боев отошел к Янову и д. Нова-Весь. До 25 декабря находился на берегах рек Бзура и Утрата.

В январе 1915 г. немцы начали наступление в Мазурии. Они запланировали ударами по сходящимся направлениям окружить и разгромить русский Северо-Западный фронт. В этом сражении участвовала 2-я бригада 68-й пехотной дивизии в составе 271-го Красносельского и 272-го Гдовского пехотных полков под командованием Н. Г. Александрова.

С 5 по 9 января 1915 г. 272-й пехотный Гдовский полк сражался за фольварк Градов. 13 января начался трехдневный ожесточенный бой у господского двора Боржимов. 15 января батальон под командованием штабс-капитана Повелейта штыковой атакой выбил немцев из окопов. Заняв оборону на захваченных позициях, батальон выдержал несколько немецких контратак. В одной из них Повелейт был убит пулей в голову. В боях за Боржимов гдовцы понесли значительные потери: кроме Повелейта были убиты поручики Катугин, прапорщики Степанов, Гирбасов и Гелашвили. Они посмертно были удостоены наград: Гелошвили и Степанов - ордена Св. Георгия 4 степени; Повелейт, Катугин и Гирбасов - Георгиевским оружием. Полк понес значительные потери: 2-я, 3-я, 4-я и 10-я роты были сведены в 1-ю и 2-ю сводные роты.

Закончив свое развертывание, 10-я германская армия 26 января перешла в наступление в охват III армейского корпуса, т. е. правого фланга 10-й русской армии, а днем раньше, 25 января, против левого фланга русских перешла в наступление группа 8-й германской армии в составе XL резервного и I армейского корпуса с кавалерийской бригадой.

Русскому командованию лишь с 28 января стали ясны намерения германцев, когда III армейский корпус (Вержболовская группа) своим поспешным отходом в направлении на Ковно и Олиту обнажил правый фланг XX армейского корпуса [ 7].

28 января бригада вошла в состав 3 армейского корпуса генерала Епанчина, причем только прибывший батальон 68-й дивизии прямо с эшелонов был направлен в бой у Вильковишек. Затем 30 января вся бригада сосредоточилась на Козлово-Рудской позиции. Причем командир 3 армейского корпуса докладывал, что «бригаду 68 дивизии предполагаю высаживать в Пильвишки с тем, чтобы двинуть по северному берегу Шешупы во фланг противнику, который, по-видимому , собирается делать глубокий обход, но так как бригада пребывает без патронов, то это дело придется организовать». Патроны бригада получила…

В боях на Козлово-Рудской позиции отличился поручик 272-го Гдовского полка Е. В. Швиндт. 21 февраля в боях под Мариамполем, когда обнаружилось движение значительных сил противника на правый фланг, поручик Швиндт по собственной инициативе под убийственным огнем вытащил пулемет из окопа, поставил его на чердак дома. Ураганным огнем он прикрыл отход рот правого фланга. Немцы открыли артиллерийский и ружейный огонь по дому и зажгли его. Раненый в руку Швиндт вынес пулемет из дома и занял новую позицию, где был вторично ранен, в живот. Своими смелыми действиями поручик Швиндт содействовал успешному отходу полка на новые позиции [ 8]. В этих боях 272-й Гдовский полк понес жестокие потери, но доблестно отбивался от немцев. За этот подвиг Швиндт награжден Георгиевским оружием. В бою отличились прапорщики Вознесенский, Дзержановский, удостоенные Георгиевского оружия, причем первый посмертно. Орденом Св. Георгия были награждены поручик Цветницкий и прапорщик Рамуль.

Подводя итоги описанной операции, отметим, что обе стороны задались непосильными для себя задачами. Если русские замыслы могли возникнуть под давлением Антанты, то насущной потребностью германцев было расширить кольцо блокады, всемерно улучшить политическую обстановку и экономическое положение, что особенно важно было для Германии — гегемона центральных держав.

Людендорф поставил себе целью разгром 10-й русской армии и форсирование р. Бобр на участке примерно Гродно — Белосток. Эта цель превышала имевшиеся средства. Несмотря на благоприятный для германцев ход событий, русский XX армейский корпус, окруженный в Августовских лесах, заставил германцев потерять около десяти суток. Русские использовали это время для сосредоточения достаточных подкреплений. Начатая в конце февраля операция 12-й русской армии стала складываться для германцев неудачно и поглотила все их подкрепления, в силу чего пришлось отказаться от первоначально поставленной цели и отойти на линию Августов — Сувалки [ 9].

Бои на Немане

1 апреля 1915 г. Гдовский полк выведен с Козлово-Рудской позиции. Полк и вся 2-я бригада 68 пехотной дивизии передавались в подчинение коменданту Ковенской крепости [ 10 ]. На следующий день приступили к составлению именных списков полка [ 11].

Вследствие больших потерь 5, 6, 7 и 8 рота, сведены в 4 сводную роту, временно командующим назначен прапорщик Фролов. 1, 11, 12 роты сведены в 3-ю сводную роту, временно командующий - прапорщик Поднебесный. 13, 14 роты - в 5 сводную роту, временно командующий - прапорщик Евдокимов. 1, 2 и 3 сводные роты и 9-я рота образуют 1-й сводный батальон подполковника Лоди, 4, 5 и 15, 16 роты – 2-й сводный батальон, командующий - штабс-капитан Еханин [ 12].

9 апреля командир полка полковник Александров вручил нижним чинам 50 георгиевских крестов 4 степени, пожалованных за бой 14-15 января у господского двора Боржимово [ 13 ]. 11 апреля розданы ленточки к георгиевским крестам и медалям за бои под Куявкой, на р. Бзуре, у деревень Заржече и Звержинец [ 14].

До 14 апреля проводились занятия по боевой подготовке. Бойцы приводили себя в порядок, поротно отправляясь в бани г. Ковно, были созданы мастерские для починки обмундирования и обуви.

16 апреля полк был направлен в г. Россияны, где присоединился к 68 пехотной дивизии. 18 апреля расположился на позициях в мызе Вильки. Прибыло пополнение: 2 офицера и 478 нижних чинов [ 15]. 19 апреля должно было начаться наступление на фронте деревень Чекишки-Средники.

В 7 часов полк вместе с 271-м Красносельским и 222-м Краснинским пехотными полками выступил. Гдовский полк находился в резерве и нес незначительные потери: ранен и впоследствии умер от ран капитан Явид (командир 4-й батареи 68 артиллерийской бригады), ранены два нижних чина [ 16].

Вскоре немцы начали новую операцию. Началом ее послужила упомянутая демонстрация, предпринятая германским главнокомандованием для отвлечения внимания русских от готовившегося удара в Галиции. Уже в начале апреля стало обнаруживаться усиление германских войск на линии Кенигсберг — Инстербург с выдвижением конницы к Нижнему Неману. Вскоре германцы начали решительно действовать на Шавельском направлении. В середине апреля ими ненадолго был захвачен г. Шавли, а германская конница стала быстро распространяться по всей Курляндии.

24 апреля германцы при содействии морских судов овладели Либавой. Русские слабые отряды стали постепенно отходить за реку Дубисса, и в течение всего мая шли бои за обладание линиями pек Виндава и Дубисса [ 17]. 23 апреля немцы перешли в наступление. Батальоны 222-го Красинского полка начали отступление, открыв для немецкого обхода правый фланг.

Гдовский полк до 18-30 стойко оборонял свои позиции. К вечеру немцы обошли гдовцев и слева. Гдовский полк был окружен. Расстреляв все патроны, Гдовский полк штыками проложил себе путь из окружения. Потери убитыми и пленными оказались очень значительными. Уцелевшие военнослужащие отступали в направлени на д. Чекишки [18].

24 апреля полк укрепился у д. Даки. В бою был ранен и попал в плен подполковник Лоди, ранены подпоручик Чеботарев и прапорщики Кошкин и Назимов. Без вести пропали прапорщики Барсуков, Филатов, Данилов, Фролов и Евдокимов. Выбыло 855 нижних чинов.

271-й пехотный Красносельский полк потерял шесть прапорщиков без вести пропавшими, выбыли 1012 нижних чинов, контужен командир полка полковник Бруевич, из 222-го полка пропали без вести пропавшими и ранеными четверо офицеров, выбыли 837 нижних чинов [19 ]. В 272-м Гдовском полку выбыли три батальонных, 3/4 ротных, почти все взводные и отделенные унтер-офицеры, из 8 пулеметов остался только один. От полка осталась сводная рота в 354 штыка [ 20]. Маршевое пополнение, прибывшее в количестве 850 человек, оказалось не обученным и без унтер-офицеров. 27 апреля полк выведен в резерв.

Продолжало приходить пополнение: так 1 мая прибыли 8 маршевых рот 71 запасного батальона в 1730 нижних чинов без офицеров и винтовок [21 ]. Все прибывшие были почти не обучены, крайне распущенны и требовали тщательной подготовки. Всего прибыло 3450 человек (2311 невооруженных). Некомплект офицеров, достигавший 49 человек, не позволял производить занятия с нижними чинами [ 22].

5 мая полк, пополненный практически необученными людьми без оружия, участвует в боях в районе Купре. Неудивительно, что в боях 5-6 мая полк потерял 320 человек пропавшими без вести [ 23].

Середину мая полк провел в корпусном резерве XXXVII армейского корпуса. Сформирован 3-й батальон. Прибыло 6 пулеметов Максим. 25 мая полк выведен в первую линию у д. Квессы. Полк вошел в состав отряда полковника Александрова вместе с 6-й батарей 68 артиллерийской бригады, первой Ковенской тяжелой батареей и 1/2 1-й Оренбургской казачьей сотни. Была поставлена задача: оборонять участок р. Неман от мызы Вильки до деревни Нетаны [ 24].

До 28 июня полк находился на этих позициях, боевые действия на участке ограничивались ружейно-артиллерийскими перестрелками.

Отражение летнего наступления немцев

После обратного захвата австро-германцами Львова 9 июня германское главное командование должно было решить, что предпринимать дальше: следовать ли за русскими на Волынь или круто повернуть операционное направление на север. Первое означало риск надолго увязнуть в глубоком русском театре войны — на второстепенном направлении. Поэтому Фалькенгайн остановился на другом решении, сводившемся к операции с ограниченной целью — к попытке устроить очередные Канны для русских войск, находившихся в Польше между реками Висла и Буг.

Для этого была создана ударная группа из 3 армий. 5-6 июля германцы начали атаки со всех сторон. Кроме Наревского направления, они атаковали на Илжанке и в направлении на Люблин. Генерал Михаил Алексеев получил разрешение эвакуировать Варшаву.

Противник, продолжая сильно теснить на Наревском направлении, вновь начал проявлять активность в Митаво-Шавельском районе и предпринял на другом фланге неудачную попытку прорыва австрийскими войсками в промежуток между фронтами на Владимир-Волынский [ 25].

13 июля начались встречные бои. 16 июля немцы, подтянув тяжелую артиллерию, начали атаки на фронте 4-го батальона. Артиллерийский обстрел длился с 4.30 до 9.00. Затем перешла в наступление пехота. Реляция 272-го Гдовского полка отмечает: «Противник был встречен ружейным и пулеметным огнем, и атака была отбита с большими для противника потерями: были видны на поле груды неприятельских тел» [26].

Немцы вновь открыли артиллерийский огонь. Артобстрел велся до тех пор, пока окопы не были сровнены с землей. Все офицеры были выведены из строя. Батальон начал отход, держалась только 13-я рота. На позиции батальона прибыл командир полка, собрав уцелевших, - ободренные им люди смогли отбить все атаки немцев.

В бою были ранены командир батальона Еханин, командиры 13 роты прапорщик Соловьев и 16 роты прапорщики Граков умерли от ран, командиры 14 и 15 рот прапорщики Никулин и Алякринский пропали без вести [ 27].

17 июля бой продолжился. Немцы атаковали позиции 2-го батальона 310-го пехотного Шацкого полка. Он, не выдержав немецкого натиска, отошел. Несмотря на поддержку резервов, остановить противника не удалось. Прорыв немцев угрожал окружением Гдовского полка, поэтому полк был вынужден отойти. Погиб временно командующий 10 ротой прапорщик Поднебесный, ранены командиры 11, 12, 5, 10 рот прапорщики Тер-Мовсесьянц, Рыбкин, Фролов, Уксусов, поручик Мей и подпоручик Думаревский [ 28 ]. Всего в боях 13-17 июля офицеров убито трое, ранено и контужено семеро, пропали без вести четверо, нижних чинов убито 257 человек, ранено - 678, пропало без вести - 1039 [ 29].

19 июля немцы вновь атаковали позиции Гдовского и Гатчинского полков. Фронт был прорван, но мощной контратакой гдовцы восстановили позицию. В бою тяжело ранены и остались на поле боя командующие 6 и 7 рот прапорщики Колембетов и Пихин [ 30]. 20-21 июля немцы опять вели атаки. Полк, понесший потери, был сведен в батальон. 21 июля погиб временно командующий этим батальоном штабс-капитан Еханин и временно командующий 9-й ротой прапорщик Хлусович.

Командир 4 армейского корпуса искренне благодарил части: «Прошу Вас, командиров и офицеров частей 68-й дивизии, принять мою сердечную благодарность за проявленное мужество и искусство в борьбе с превосходными силами упорного и настойчивого врага. Всем молодцам нижним чинам передайте мою сердечную благодарность за их лихую работу и самоотверженное исполнение долга, перед Царем и Отечеством» [ 31].

К 22 июлю от полка осталось 350 штыков, сведенных в 1 и 2 сводные роты прапорщиков Ишина и Иноходова [ 32 ]. 30 июля прибыли прапорщики Сигалов, Наливко, Степанов, Попов, Научигин и Мухо, назначенные командовать ротами 3, 5, 6, 8, 9, 10 соответственно. Прибыло пополнение 727 нижних чинов [ 33 ]. В течение следующих нескольких дней прибыли прапорщик Богданов 2-й, Семенов, Ступницкий, Ованенсьянц, принявшие соответственно 14,15,11 и 12 роты. Временно командующим полком стал подполковник Данилов, полковник Александров убыл в распоряжении командира 5 армейского корпуса [ 34].



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.