Сделай Сам Свою Работу на 5

Латы выдерживают испытание.

Полботинка и Моховая Борода пробирались лесом всё дальше и дальше. Они шли почти весь день, но не чувствовали усталости. Они не испытывали ни жажды, ни голода. Они шли и шли. Тревога за судьбу Муфты гнала их вперёд.

В дремучем лесу нелегко придерживаться правильного направления. Но им помогала высокая ель. Полботинка уже не раз вылезал из бидона и взбирался на деревья, чтобы уточнить местонахождение высокой ели. Ведь именно с той стороны слышали они волчий вой, туда и надо было идти. От направления к высокой ели нельзя было отклоняться ни в коем случае.

 

Они шли и шли.

– Эти жестяные латы тебе, наверное, очень мешают, – завёл разговор Моховая Борода.

Полботинка махнул рукой.

– В плечах вроде бы маленько жмёт, – сказал он. – Ещё не совсем обносил. Ничего, со временем это пройдёт.

– Разумеется, – согласился Моховая Борода. – Ко всякой новой вещи надо сперва привыкнуть.

Немного погодя Полботинка сказал:

– Что-то уж слишком жмёт.

Он вылез из бидона и потянулся.

– Слажу-ка я ещё разок на дерево, – заявил он. – Надо поглядеть, не потеряли ли мы направление. К тому же лазить по деревьям куда приятней, чем носить жестяные латы.

Моховая Борода не возражал. Рядом росло подходящее дерево. Полботинка забрался на нижние сучья и быстро полез наверх.

А Моховая Борода, почувствовав усталость, сел под дерево отдохнуть. И Воротник, казалось, тоже решил перевести дух. Он подбежал к Моховой Бороде, улёгся рядом и положил голову к нему на колени.

– Что с тобой, дружочек, – удивился Моховая Борода, поглаживая собаку. – Ты опять дрожишь?

Так оно и было. Воротник дрожал всем телом, правда, не очень сильно, но не переставая. Отчего бы это? А вдруг и в самом деле… Моховая Борода не успел хорошенько всё это обдумать, как с дерева донёсся крик Полботинка:

– Всё пропало! Большая ёлка исчезла!

Моховая Борода испуганно вскочил.

– Не может быть! – закричал он в ответ, но таким хриплым голосом, что Полботинка его не услышал.

Моховая Борода почувствовал, что дрожит совершенно так же, как Воротник. Уж не заболела ли собака?



– Ель исчезла! – повторил Полботинка и стал спускаться с дерева.

Спрыгнув на землю, он быстро напялил на себя бидон и сказал:

– Привыкнуть можно к чему угодно. Сейчас уже почти не жмёт.

А Моховая Борода думал только о ели.

– Как может исчезнуть ёлка? – растерянно бормотал он.

– Может, её тем временем спилили? – предположил Полботинка.

Это предположение казалось единственно разумным. Но как теперь искать дорогу?

– Ты во все стороны посмотрел? – спросил Моховая Борода.

– Во все, – подтвердил Полботинка.

Воцарилось гнетущее молчание. Только Воротник тихонько поскуливал.

– Я смотрел во всех направлениях, – сказал Полботинка. – Оттуда, сверху, хорошо видно. Это очень высокое дерево, а я залез почти на самую верхушку. Большой ели не видно нигде.

Снова наступила тишина. И вдруг Полботинка и Моховая Борода заметили, что Воротник тревожно принюхивается. Опустив мордочку к земле, он носился по опушке то взад-вперёд, то кругами.

– Как будто что-то ищет, – сказал Полботинка.

– И, похоже, уже нашёл, – отозвался Моховая Борода.

Воротник и впрямь держал в зубах что-то коричневатое. Издали было никак не разобрать, что это такое.

– Воротник, ко мне! – крикнул Полботинка.

Воротник послушно подбежал и осторожно опустил свою находку на землю, как-то грустно посмотрев на Полботинка и Моховую Бороду.

– Бог ты мой! – воскликнул Полботинка.

– Да это же… это… – заикаясь, произнёс Моховая Борода, – это же, образно говоря, частица нашего друга.

Друзья были потрясены – Воротник нашёл клок Муфтиной муфты.

– О, бедный друг! – запричитал Полботинка. – Неужели это всё, что от тебя осталось?

– Никогда не стоит предполагать самое ужасное, – сказал Моховая Борода.

Он сунул клочок муфты в карман и добавил:

– Может, доведётся ещё пришить на место.

Воротник по-прежнему волновался. Найденный клок муфты раззадорил его, и было ясно, что он рвётся продолжать поиски. В то же время он явно чего-то боялся и сильно дрожал.

– Странно, – размышлял Полботинка. – Высокой ёлки нет, хотя мы всё время держались правильного направления.

Тут по лицу Моховой Бороды расплылась широкая улыбка.

– Слушай, – воскликнул он. – Так ведь это и есть то самое дерево. Ты залез на ту самую ёлку. Она достаточно высока, если я не ошибаюсь.

Оба разом посмотрели на верхушку ели. Она заметно возвышалась над другими деревьями. Ну конечно! Та самая ель. Загадка была разгадана. Таинственно исчезнувшая ель нашлась.

Был найден клочок Муфтиной муфты. Волчий вой также доносился отсюда.

И Воротник разволновался. Безусловно, из всего этого вместе не так уж трудно было сделать соответствующие выводы.

– Мы у цели, – сказал Моховая Борода.

Они оба понимали, что наступил решающий момент.

– Я пошёл, – заявил Полботинка.

– Куда? – спросил Моховая Борода.

– Уж Воротник выведет на верный след, – сказал Полботинка. – А ты подожди здесь, у тебя ведь нет жестяных лат, чтобы защищаться от волчьих зубов.

Моховая Борода колебался. Сердце приказывало ему идти с Полботинком, а разум советовал остаться. В конце концов, победил разум. Правильнее будет им с Полботинком не бросаться в полную неизвестность вдвоём. Пусть Полботинка немного разведает обстановку. Надо надеяться, жестяные латы сослужат ему добрую службу. А если он всё-таки попадёт в беду, то будет далеко ещё не всё потеряно, потому что тогда начнёт действовать он, Моховая Борода. Пока же он решил сам забраться на высокую ель и попытаться не потерять Полботинка из виду.

– Воротник! – сказал Полботинка. – Ищи Муфту!

Услышав имя своего хозяина, собака, и без того взбудораженная найденным клоком муфты, ещё больше заволновалась. И они пустились в путь. Воротник, нюхая землю, бежал впереди. Полботинка в нескольких шагах следом. Нос Воротника беспрерывно втягивал воздух, глаза напряжённо оглядывали каждый куст, не упуская из виду ни одной мелочи.

– Ищи Муфту, Воротничок! – повторял Полботинка.

Оба были одинаково взволнованы и одинаково насторожены. Не забывать об опасности! Оба понимали, что нельзя допустить никаких неожиданностей.

– Спокойно, Воротничок! – время от времени успокаивал Полботинка собаку. – Не спеши!

Воротник и не спешил. Знакомый запах Муфты заставлял его, в самом деле, всё быстрее рваться вперёд, но на земле были и другие запахи, и они противодействовали излишней спешке. Это были запахи волков, тревожные и резкие. Они сдерживали Воротника, заставляли держаться поближе к Полботинку. Но шерсть на холке Воротника от этих запахов вставала дыбом.

Они подошли к маленькой лесной полянке. Полботинка предпочёл бы обойти её, держась поближе к кустарнику, но Воротник направился прямо через полянку, и Полботинка не стал его удерживать. Ведь Воротник шёл по следам Муфты. Следы эти нельзя было терять, это Полботинка прекрасно понимал и поэтому пошёл за Воротником.

Вдруг Воротник тявкнул. Не от страха. Это было что-то другое. В следующий миг он, оставив Полботинка, бросился прямо вперёд и, не замечая волчьего запаха, как сумасшедший, ураганом помчался через полянку.

– Назад, Воротник! – испуганно закричал Полботинка.

А с другой стороны поляны эхом отозвалось:

– Назад, Полботинка!

Полботинка остановился как вкопанный. Что бы это значило? Ведь он же звал собаку, звал Воротника. А в ответ выкрикнули его имя. Так что это было не эхо. Но что же?

– Назад, Полботинка! – донеслось снова.

И Полботинка вздрогнул от радости. Этот голос, ужасно знакомый голос… Этот голос невозможно спутать ни с каким другим голосом на свете.

И тут же на лесной полянке появилась знакомая фигура, ужасно знакомая фигура, которую с кем-нибудь спутать было тоже невозможно.

Муфта! Самый настоящий Муфта! Правда, ободранный, но всё-таки живой! Вот он. Бежит к Полботинку. Воротник путается у него под ногами, просто обезумев от радости, и старается, во что бы то ни стало, лизнуть его в лицо.

– Беги! – крикнул Муфта Полботинку. – Сейчас здесь будут волки!

Полботинка не тронулся с места. Не за тем он сюда пришёл, чтобы перед лицом опасности тут же пуститься наутёк. К тому же для побега не осталось и времени – крадущиеся волчата были тут как тут.

Муфта подбежал к Полботинку и остановился.

– Что же ты ждёшь! – прохрипел он. – Волки могут наброситься в любую минуту.

– А ты? – спросил Полботинка.

– Мне некуда деваться, – сказал Муфта.

И он торопливо рассказал Полботинку о волчьих уроках нападения и о том, какую роль он играл в этой необычной школе.

– Я останусь с тобой, – сказал Полботинка. – Жестяные латы защитят меня.

Волчата приближались. Они уже выстроились полукругом.

– Сейчас отрежут пути к отступлению, – сказал Муфта.

Уж он-то знал, какие у волчат намерения. Как Муфта и рассчитывал, они повторяли пройденное, и поэтому было нетрудно предугадать их планы. Скоро должна была последовать атака. Как Муфта, так и Полботинка были готовы встретить эту атаку. Ведь Муфта был ничем иным, как учебным пособием, которое волчата должны были пока сохранить. Полботинка, в свою очередь, возлагал все надежды на жестяные латы. А Воротник?

– Воротничок, уходи! – сказал Муфта. – Быстро!

Собака растерялась. Ведь она только что нашла своего любимого хозяина, и вот её уже прогоняют. Как же так? Она хотела остаться возле Муфты, невзирая на страх перед волками. Чтобы Муфта это понял, она крепко к нему прижалась и просительно завиляла хвостом.

Муфту растрогало поведение собаки, но делать было нечего. Воротник должен уйти, и как можно скорее. Каждую минуту бедный пёс мог стать добычей волков.

– А ну, пошёл! – закричал Муфта сердитым голосом и схватил с земли хворостину. – Немедленно!

Этого было достаточно. Воротник повиновался. Он только удивлённо взглянул на Муфту печальными глазами и побежал прочь.

Едва успел. Старый волк вышел из кустов и возглавил нападение.

– Начинается, – вздохнул Муфта.

Полботинка быстро присел, чтобы бидон доходил до земли. Таким образом, ноги были защищены. Затем он втянул в бидон руки. Потом голову. А потом закрыл бидон крышкой. Накрепко. И тут появились волчата! В одно мгновение бидон был опрокинут.

Полботинка едва успел скорчиться, как волчата принялись барабанить по бидону. Они пытались просунуть морды в дырки, проделанные для рук и ног, но напрасно.

Полботинка был защищён.

Жестяные латы с честью выдержали первое испытание.

И вдруг бидон покатился.

– Паршивые щенята! – бормотал Полботинка. – Куда они меня, черти, катят?

В ответ раздалось только урчание волчат. Бидон катился всё быстрее и быстрее по камням и пням, а волчата знай себе подталкивали его. У Полботинка закружилась голова, в глазах помутилось. Жесть оглушительно грохотала. Это было кошмарное путешествие.

Вскоре Полботинка совершенно обалдел. Он был не в состоянии даже думать. И, наконец, потерял сознание.

 

Открытие краеведов.

 

Муфта успел ещё заметить, как укатили с поляны бидон с Полботинком, но тут старый волк схватил его зубами и потащил к своему логову. Волчата снова собрались вокруг логова и приготовились повторить урок преследования.

Мысли лихорадочно крутились в Муфтиной голове. «Полботинка? Полботинка явился сюда. Но где же Моховая Борода? Не знаю. Что они думали? Не знаю. С Полботинком едва успел перекинуться несколькими словами, волки не дали договорить. Что же теперь будет? Понятия не имею. Надо снова увидеть Полботинка, – решил Муфта. – Как можно скорее. Но чего же этот старый волк ждёт, почему не заставляет идти? Пора бы подать сигнал к началу урока».

Без этого сигнала Муфта не решался удаляться от логова. Однажды он попытался это сделать, но получил основательную трёпку, более жестокую, чем обычно.

Муфта вопросительно посмотрел на старого волка. Что он медлит? Дал бы уже знак! Но волк не обращал на Муфту никакого внимания, и занятия были прерваны.

Была ли причиной неожиданная встреча с Полботинком или что-нибудь другое, но волк был явно встревожен. Он то и дело поворачивал голову в разные стороны. Втягивал ноздрями воздух. Прислушивался. И вдруг бросился прочь от логова.

Сердце Муфты тревожно забилось. Он не знал, что и думать. Быть может, волк просто почуял добычу, но ведь вполне возможно, что где-то поблизости бродит Полботинка. Или Моховая Борода. Или Воротник. Или даже все трое…

Беспокойство старого волка передалось и волчатам. Однако от логова они не отходили. Наоборот: они улеглись на землю и тесно прижались друг к другу. Может быть, они чего-то боятся? Но чего им бояться? Опять вопросы, на которые Муфта не мог ответить.

А может быть, сейчас самый подходящий момент для побега? Будто случайно, Муфта сделал несколько шагов от логова. Но волчата, все четверо, тут же вскочили, и их сдержанное, но тем более угрожающее рычание заставило Муфту поскорее вернуться назад.

Мысль о побеге пришлось оставить. И вдобавок – куда он, в сущности, мог бежать? Полботинку и Моховой Бороде его, безусловно, легче найти, чем ему их. Ведь Полботинка уже напал на его след, а сам он в лесу мог запросто разминуться со своими спасителями. Разумнее будет оставаться на месте, бегство может сейчас только усложнить положение.

Но что же, всё-таки, делать? Муфта напряжённо думал. Просто ждать? Или попробовать каким-нибудь образом дать о себе знать? Муфта решил, что это неплохая мысль. Если его ищут, то любой сигнал может оказаться для них полезным. И вдруг он вспомнил утреннее завывание щенков. Сумеет ли он подражать их вою? Надо попробовать, потому что лучшего сигнала и не придумаешь. Если он просто позовёт на помощь, то старый волк, наверное, тут же вернётся. И, поди знай, что волчата сделают, если он станет кричать. А вой – это совсем другое дело.

Муфта набрал полные лёгкие воздуха. А теперь…

Жалобный вой расколол тишину. Волчата вздрогнули. Подняли морды к небу. У Муфты вой получился настолько правдоподобным, что заразил и волчат. Вскоре они начали выть хором, протяжно и тоскливо. А волчий вой заразил в свою очередь Муфту, заставив горестно сжаться его сердце, и ему тоже захотелось задрать нос к небу. Это было просто удивительно. Они все вдруг объединились, как одна семья, – дикие зверята и Муфта. Они выли, забыв обо всём на свете. Они не слышали ничего вокруг.

Солнце стало клониться к закату. А Муфта и волчата всё выли и выли. Муфта уже позабыл, что этот вой должен был стать сигналом для его друзей. Он выл теперь о чём-то далёком и утраченном, хотя и не смог бы объяснить, о чём же именно. Он больше ни о чём не думал. Он просто выл и забывал о своей тяжёлой доле.

– Тысяча чертей! Вот это открытие!

Эти произнесённые совсем рядом слова мгновенно оборвали концерт, и волчата опрометью бросились в лес. Увлёкшись воем, они позволили преподнести себе неприятнейший сюрприз – к логову шли два человека!

Муфта сидел, не шелохнувшись, и смотрел на подходивших людей затуманенными от воя глазами. Два человека… Два как будто знакомых лица… Теперь он их узнал – это были краеведы! Бородатый и лысый! Конечно же, они нашли логово по волчьему вою.

– Это волчий приёмыш! – сказал лысый, подойдя к Муфте. – Выкормленный волчьим молоком ребёнок!

Бородатый глубокомысленно кивнул.

– Ну да, – сказал он. – Видимо, ребёнок заблудился в лесу, волки нашли его и спасли ему жизнь. Волчица выкормила его, так что ему не пришлось голодать, и вырастила вместе со своими детёнышами.

Краеведы были в восторге. Разных крынок и прялок они собрали уже великое множество. А теперь… Теперь им попалось нечто выдающееся. Волчий приёмыш… Наконец что-то настоящее, что-то живое! О волчьем приёмыше можно даже в газету статью написать. Таким образом, из них, краеведов, могут когда-нибудь получиться настоящие учёные!

– Ты только посмотри, какой замечательный волосяной покров на нём образовался, – сказал лысый. – Ещё одна великолепная загадка двадцатого века.

Бородатый улыбнулся:

– Тут нет ничего загадочного. Природа позаботилась о нём. Но поразительно, как живое существо может приспособиться к природе. В наших достаточно суровых климатических условиях такая шуба очень нужна обитателю леса.

Он протянул к Муфте руку, чтобы потрогать Муфтину муфту, но лысый крикнул предостерегающе:

– Осторожно! У волчьего приёмыша, должно быть, волчьи повадки!

– Надо полагать, – согласился бородатый и отдёрнул руку. – Но прежде чем что-то утверждать наверняка, нам следует досконально изучить его.

Муфта настолько удивился всему сказанному, что некоторое время был не в состоянии говорить. Но теперь, когда он услышал, что его хотят досконально исследовать, у него сразу появился голос.

– Извините, каждая граница имеет свою вещь, – выпалил он, от волнения путая слова.

– О! – воскликнул лысый. – Он ещё не совсем забыл человеческий язык!

– Смысл его слов недостаточно ясен, – заметил бородатый, – хотя говорит вполне чисто.

Муфта пытался продолжать разговор, но ему не дали вставить и слова.

– Какие-то основы у него, во всяком случае, имеются, – сказал лысый. – Если мы хотим научить его говорить, то с самых азов начинать не придётся.

– Конечно, нет, – согласился бородатый. – А научить его говорить надо обязательно. Человеческая речь – великолепный мост, который свяжет его с нами. Говорящий экземпляр гораздо легче исследовать, чем подопытного, который всё время молчит или, в лучшем случае, завывает.

– Никакой я не приёмыш и не подопытный, – удалось, наконец, Муфте вставить слово. – У меня даже есть личная машина.

Лысый просиял.

– Совершенно правильные предположения! – воскликнул он. – Очень способный ребёнок! Если так и дальше пойдёт, месяца через два мы сможем с ним свободно обмениваться мыслями!

Но бородатый не был так окрылён.

– Мысли мыслями, – нахмурился он. – но в мыслях должен быть какой-то смысл. К сожалению, я совсем не понимаю, о какой машине он говорит.

– Возможно, он говорит об игрушечной машинке, которая у него когда-то была, – предположил лысый. – Возможно, что его духовная связь с человеческим миром ещё не окончательно оборвалась.

– У меня есть друзья, – ещё раз попытался Муфта поставить всё на свои места. – Полботинка и Моховая Борода…

Лысый сразу пришёл в восторг и закричал:

– Ого! Полботинка и Моховая Борода! Ну что я говорил? Конечно, он рассказывает о своих игрушках! Видимо, увидев людей, он вспомнил о них. И у моих внуков есть Полботинка и Моховая Борода и, должен сказать, что лучшие игрушки трудно себе представить. Это малюсенькие резиновые человечки, их можно надувать. Есть ещё и третий, только я забыл, как его зовут…

– Муфта, – сказал Муфта.

– Правильно, – сказал лысый. – Именно Муфта.

Муфта понял, что краеведам невозможно что-либо объяснить. Ведь краеведы раз и навсегда решили, что он ребёнок, выкормленный волчицей. Ничего другого они не хотели слышать и никакие разговоры тут не помогут. Краеведы заинтересованы в открытии чего-то необычайного, и теперь они считали: такое открытие было ими сделано. Им был нужен волчий приёмыш. Они ни в коем случае не согласились бы считать его кем-то другим, кроме как приёмным братом волчат, которого природа в своей мудрости украсила меховым покровом.

– Что ж теперь делать? – спросил лысый. – Попробуем как-нибудь доставить в город и разыскать его настоящих родителей.

Но бородатый придерживался другой точки зрения.

– Такая резкая перемена обстановки может его слишком глубоко потрясти, – сказал он. – Возвращение в мир человека должно происходить постепенно, разумно.

Обсудив эти проблемы, краеведы решили для начала отнести Муфту к себе в палатку и в течение нескольких дней приучать к общению с людьми.

– Торопиться незачем, – заметил бородатый. – Такой экземпляр можно изучать годами.

– Годами! – воскликнул Муфта.

Но бородатый сделал из этого отчаянного возгласа свои выводы и сказал:

– Языком он пока владеет довольно примитивно, он просто повторяет слова, как попугай.

– Ничего, научится, – сказал лысый. – Давай-ка сунем его в рюкзак.

Краеведы осторожно приблизились к Муфте, готовые в любой момент отразить его нападение. А Муфта был настолько растерян, что даже не стал особенно сопротивляться.

«Годами!» – повторял он про себя. Таким ли ему представлялось долгожданное освобождение!

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.