Сделай Сам Свою Работу на 5

Французская модель централизованного управления.

Маркус Райхлен «Влияет ли национальная культура на стиль управления».

Последние сорок лет господствующей моделью управления была сначала американская, а затем японская. Считалось, что в каждой стране, тем не менее, существует специфическая модель управления, сформированная под влиянием национального культурного наследия.

Существует два подхода к этой проблеме, которые можно условно назвать «свободой от культуры» и «зависимостью от культуры». Сторонники первого из них — «свободы от культуры» — утверждают, что стиль управления является следствием более глубокой логики индустриального развития. Способ, каким в компаниях осуществляется управление персоналом, менее зависит от культуры страны, чем от размеров этих компаний, используемых в них технологий и их промышленного окружения. Хорошо известно, что компании, чья конкурентная стратегия базируется на нововведениях, используют более профессиональный и ангажированный стиль управления по сравнению с массовыми производителями болтов и шурупов, пластмассовых игрушек или гамбургеров. Это общепризнанный факт. В свою очередь, управление сетями экспресс закусочных не слишком меняется с изменением культурной среды.

Приверженцы противоположной точки зрения — «зависимости от культуры» — утверждают, что в разных обществах культурные условия способствуют формированию своеобразных относительно устойчивых моделей мышления и поведения, разделяемых большинством их членов.

Каждое новое поколение, по мере того как оно принимает убеждения и ценности предыдущего, воспроизводит культурное наследие страны. Хотя в рамках экономики компании конкурируют в различных условиях, внутри страны все они сталкиваются с одними и теми же культурными обстоятельствами, что заставляет их принимать похожие структуры и стили руководства, соответствующие существующим в обществе культурным силам.

Сравнительные исследования в области управления доказали, что японцы руководят своими компаниями совершенно иначе, чем американцы. Следовательно, национальная культура действительно может выступать в качестве причины возникновения различных способов организации компаний и управления ими. Тем не менее, она не обязательно является доминирующим фактором, влияющим на стиль управления.



Размышляя о европейских моделях управления, следует иметь в виду две эти точки зрения. Такие модели — будь то итальянская, немецкая, шведская, французская или британская — это идеализированные типы. Все формы идеализации имеют один большой недостаток: они не всегда соответствуют реальности. Более того, не следует заблуждаться по поводу того, что можно описать принятый в стране стиль управления так, чтобы охватить все существенные проблемы.

Культурное разнообразие Европы.

Удивительно, что сегодня европейские страны все еще неоднородны в культурном отношении, несмотря на то, что у них теперь так много общего. Интеграция позволила Европе высвободить нетрадиционные экономические силы, но культура, язык, видение мира и традиции до сих пор различны. Европа как целое далека от того, чтобы иметь характерную культуру, подобно США или Японии. Поэтому насущные задачи европейцы решают по-разному.

В их подходе к проблемам экономического роста, технологического развития, контроля за состоянием окружающей среды и борьбы с распространением наркотиков больше проявляются национальные различия, чем сходства.

Европе предстоит совладать с многоязычием и связанной с ним культурной идентичностью. Складывающееся здесь единообразие способов мышления, стилей жизни и позиций, скорее, является результатом глобального культурного обмена, особенно с Северной Америкой, нежели продуктом формирующейся европейской культуры.

Европейский Союз —это здание экономической мощи, но ему не достает политической правоспособности, внутреннего единства и сплоченности. Культурные и политические различия в Европе нельзя преодолеть только с помощью усиления экономического сотрудничества и обмена. Защитники культуры всех уровней открыто заявляют о страхе утратить региональное и национальное культурное наследие, созданное за последние столетия.

Они решительно требуют сохранять и уважать его, вместо того чтобы пожертвовать культурой, руководствуясь чисто экономическими мотивами. Хофштед, проведя исследование 18 дочерних компаний в различных европейских странах, пришел к выводу: «С точки зрения культуры, «Европы» не существует». Для тех, кто верил в культурную конвергенцию посредством экономической интеграции, это оказалось неожиданностью. Европейская модель управления еще не сформировалась.

Разнообразие культур повлияло на национальные стили управления. Однако, как уже упоминалось, говорить о национальном стиле управления следует с осторожностью, поскольку при этом мы оперируем стереотипами, основанными на некотором усредненном представлении об обществе.

Ниже эти стереотипы представлены пятью различными моделями управления: французской, британской, немецкой, итальянской и шведской. Их рассмотрение помогает понять особую проблему европейской управленческой реальности, каковой является межкультурная природа управления, которая может быть неправильно понята из-за различий в позициях, обычаях, нравах и образе жизни.

Французская модель централизованного управления.

История Франции — это показательный пример централизованного государства со столицей (Парижем), доминирующей над регионами. Французы могут спорить о том, кто должен руководить обществом или управлять компанией. Однако они готовы допустить неравное распределение властных полномочий и скорее согласились бы с централизованным принятием решений, чем скандинавы.

Это следствие давней традиции существования централизованной системы управления страной, а также государственными и частными организациями. Принцип сосредоточения всей полноты власти в руках лидера является неотъемлемой частью французской модели управления. Это не означает, что французы слепо повинуются центральной власти. Как раз наоборот: достаточно вспомнить водителей грузовиков, перекрывающих самые важные шоссе в период отпусков. Существует постоянное напряжение между потребностью в сильной власти, с одной стороны, и индивидуальными протестами против нее, с другой.

Феномен бюрократии впервые был описан и проанализирован немецким социологом Максом Вебером. Как заметил Сорж: «Его понимание бюрократии было бы еще более глубоким, будь он французом». Франция — это пример повсеместного использования формальных процедур, писаных правил, схем и структур. Французской культуре гораздо менее свойственно стремление рисковать, чем английской или шведской.

Эту ее черту можно было бы рассматривать как наследие картезианской философии, в которой особое внимание уделяется определенности, порядку, единству и взаимосвязи сущего. Бюрократизация с ее правилами, инструкциями и сложной системой коммуникаций является мощным орудием, позволяющим сделать сложное действие предсказуемым и заслуживающим доверия. Поэтому французские управленческие методы предупреждения и планирования, похоже, прекрасно приспособлены для того, чтобы контролировать риск.

Это и неудивительно, если вспомнить о конкурентоспособных изделиях французского производства, поставляемых на международные рынки, таких как самолеты, атомные электростанции, генераторы электроэнергии и системы управления сверхскоростными поездами.

Существует, вероятно, очень мало стран, где умеют заставить бюрократическую структуру работать эффективно. Франция, несомненно, принадлежит к их числу. В последние годы во Франции, как и в других странах, было много разговоров о создании более плоской иерархии, стимулирующей персонал и повышающей гибкость. Без сомнения, сегодня все это вынуждает бюрократию сдавать позиции.

С желанием стабилизировать социальные отношения и избежать неопределенности ,тесно связана тенденция организации братств. Существует множество примеров того, как выпускники известных университетов создают сообщества, члены которых поддерживают друг друга. Объединения выпускников играют влиятельную роль во французской политике и бизнесе. Принципы организации и управления часто тесно связаны с селективными и образовательными традициями общества.

Французская система образования весьма элитарна, но она дает возможность продвижения. Социальный статус «синих воротничков» во Франции явно низок, тогда как в Германии они получают более высокую заработную плату, имеют повышенные нормы выработки и лучший социальный статус. Следовательно, у французских рабочих гораздо больше стимулов вырваться из своей среды и подняться по корпоративной лестнице. Чем выше исходное положение служащего во французской компании, тем скорее он продвинется по службе и получит большую зарплату.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.