Сделай Сам Свою Работу на 5

Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава

Предоперационный период

В большинстве случаев тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава проводят боль­ным, страдающим остеоартритом или ревматоид-ным артритом. Остеоартрит— это дегенеративное заболевание, поражающее суставные поверхности одного или нескольких суставов (чаще всего тазо­бедренного и коленного). Считают, что остеоартрит обусловлен многократными микротравмами суста­вов (например, чрезмерными нагрузками при выра­женном ожирении). Поскольку остеоартрит часто поражает позвоночник, то при интубации трахеи нужно очень осторожно манипулировать с головой и шеей, чтобы не допустить сдавления нервных ко­решков или протрузии межпозвоночного диска.

Ревматоидный артритотличается от остеоарт-рита тремя характерными особенностями. Во-пер­вых, при ревматоидном артрите разрушение суста­ва обусловлено хроническим прогрессирующим иммунным воспалением синовиальных оболочек, в то время как при остеоартрите поражение суста­вов обусловлено механической травмой. Во-вто­рых, ревматоидный артрит, в отличие от остеоарт-рита, поражает многие органы и системы (табл. 40-1). В-третьих, для ревматоидного артрита

ТАБЛИЦА 40-1. Системные проявления ревматоидного артрита

Органы Проявления ревматоидного артрита
Сердечно-сосу­дистая система Перикардит (сухой и экссудативный), миокардит, артериит коронарных сосудов, блока­ды сердца, васкулит, фиброз клапанов сердца (аортальная недостаточность)
Легкие Экссудативный плеврит, узелки в легких, интерстициальный фиброз
Кровь Анемия, эозинофилия, тромбоцитопатия (в результате лечения аспирином), тромбоци-топения
Эндокринная система Надпочечниковая недостаточность (в результате лечения кортикостероидами), наруше­ние иммунной системы
Кожа Истончение и атрофия кожи в результате заболевания и применения иммунодепрессантов

характерно симметричное поражение многих сус­тавов, в том числе мелких суставов кистей, запяс­тий и стоп. Поражение суставов может значительно деформировать конечности, что затрудняет уста­новку артериальных и венозных катетеров.



Общая слабость и ограниченная подвижность суставов не позволяют оценить толерантность к физической нагрузке, что затрудняет выявление ИБС и дисфункции легких. Если у больного есть факторы риска ИБС (например, стенокардия, са­харный диабет, сердечная недостаточность, ин­фаркт миокарда в анамнезе), но ему невозможно провести пробу с физической нагрузкой, то для оценки состояния сердечно-сосудистой системы используют сцинтиграфию миокарда с таллием, ЭхоКГ с дипиридамолом или добутамином.

При длительном и тяжелом течении ревматоид-ный артрит может поражать шейный отдел позво­ночника, височно-нижнечелюстные и перстнечер-паловидные суставы. Интубация трахеи при под­вывихе в атлантоосевом суставеможет привести к протрузии зубовидного отростка в большое заты­лочное отверстие, нарушая кровоток в спинном мозге и вызывая сдавление спинного мозга или ствола мозга (рис. 40-2). Передний атланто-осевой интервал — это расстояние между задней поверхно­стью передней дуги атланта (первый шейный по­звонок, C1) и передней поверхностью зубовидного отростка осевого позвонка (второй шейный позво­нок, С2). Длина переднего атланто-осевого интер­вала у взрослых в норме составляет 3 мм, она не должна изменяться при сгибании и разгибании го­ловы. Увеличение переднего атланто-осевого ин­тервала и называется подвывихом в атланто-осе-вом суставе, оно свидетельствует о слабости или разрыве поперечной связки зубовидного отростка. При тяжелом ревматоидном артрите (одним из критериев тяжести является необходимость дли­тельного приема кортикостероидов или метотрек-сата) всем больным перед операцией необходимо вы­полнить рентгенографию шейного отдела позвоночника в боковой проекции при сгибании и разгибании головы. Если длина переднего атланто-осевого ин­тервала превышает 5 мм, то показана интубация в сознании с помощью фиброскопа. Чтобы обеспе­чить надежную иммобилизацию, следует использо­вать шейный воротник. Артрит височно-нижнече-люстных суставовможет резко ограничить под­вижность нижней челюсти, так что возможной станет только назотрахеальная интубация в созна­нии с помощью фиброскопа. Охриплость голоса или инспираторный стридор могут указывать на су­жение голосовой щели, обусловленное артритом перстнечерпаловидных суставов.Это осложнение может привести к постэкстубационной обструкции дыхательных путей, даже если применялась эндот-рахеальная трубка малого диаметра.

Интраоперационный период

Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава можно разделить на ряд этапов: укладыва­ние больного на бок (глава 47); вывихивание и уда­ление головки бедренной кости; расширение верт-лужной впадины и установка в нее ацетабулярного протеза (в том числе с использованием цемента); рассверливание канала бедренной кости и установ­ка в него ножки и головки протеза (в том числе с ис­пользованием цемента). Тотальное эндопротезиро­вание тазобедренного сустава сопряжено с тремя опасными для жизни осложнениями: синдромом имплантации цемента в костную ткань, интраопе-рационной кровопотерей, ТЭЛА.

Метилметакрилатный цемент заполняет промежутки в губчатом веществе кости, плотно скрепляя протез с бедренной костью и вертлужной впадиной больного. Смешивание порошка полиме-ризованного метилметакрилата с жидким мономе­ром метилметакрилата вызывает полимеризацию и перекрестное связывание полимерных цепочек. Эта экзотермическая реакция приводит к затверде­нию цемента и расширению его объема. В результа­те этой реакции значительно возрастает давление

Рис. 40-2. При тяжелом ревматоидном артрите даже в отсутствие симптомов необходима рентгенография шейного отдела позвоночника в боковой проекции для исключения нестабильности. А. Рентгенография шейного отдела позво­ночника в боковой проекции: нормальная картина. Б. Рентгенография шейного отдела позвоночника в боковой проек­ции при ревматоидном артрите: обратите внимание на выраженную нестабильность шейных позвонков С1-С2


в полости кости (> 500 мм рт. ст.), что приводит к попаданию в венозные каналы бедренной кости эмболов, состоящих из жира, фрагментов костного мозга, цемента и воздуха. Оставшийся несвязан­ным мономер метилметакрилата может вызывать вазодилатацию и снижение ОПСС. Высвобожде­ние тканевого тромбопластина провоцирует агрега­цию тромбоцитов, образование микротромбов в легких и угнетение кровообращения.

Синдром имплантации цемента в костную тканьпроявляется гипоксией (вследствие внутри-легочного шунтирования), артериальной гипото­нией, нарушениями ритма и проводимости сердца (в том числе полной поперечной блокадой и оста­новкой синусового узла), легочной гипертензией и снижением сердечного выброса. Очевидно, что при этих операциях целесообразно проводить инвазив-ный гемодинамический мониторинг. Эмболы чаще всего образуются при установке протеза в канал бедренной кости. Чтобы уменьшить вред, обуслов­ленный синдромом имплантации цемента, приме­няют следующие подходы: непосредственно перед введением цемента увеличивают FiO2; поддержива­ют нормоволемию, основываясь на данных монито­ринга ЦВД; создают контрапертуру в дистальной части бедренной кости, чтобы снизить давление в полости кости; промывают канал бедренной кости под большим давлением, чтобы удалить твердые частицы (потенциальные микроэмболы); наконец, используют бесцементные методики установки бедренного компонента протеза.

Если после установки бедренного компонента протеза признаки значимой эмболии легочной ар­терии отсутствуют, то при необходимости можно одномоментно выполнить эндопротезирование второго тазобедренного сустава. Мониторинг давления в легочной артерии позволяет с высокой точ­ностью диагностировать эмболию легочной арте­рии по увеличению легочного сосудистого сопротив­ления (ЛСС). На эмболию легочной артерии указывает повышение давления в легочной артерии (гё А) и снижение сердечного выброса в отсутствие изменений ДЗЛА:

ЛСС = (ДЛА-ДЗЛА) х 80

Сердечный выброс

Если в ходе вмешательства на первом тазобед­ренном суставе ЛСС увеличивается выше нормы (300 дин х сек х см-5), то операцию на втором сус­таве следует отложить, проведя ее спустя некото­рое время.

Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава может быть причиной значительной крово-потери, особенно если проводится повторно после неудавшейся первой операции. Объем кровопотери зависит от многих факторов, включая опыт и навы­ки хирурга, методику операции и тип протеза. Управляемая гипотония (см. Случай из практики, глава 13) позволяет уменьшить интраоперацион-ную кровопотерю. В ряде исследований показано, что при использовании регионарной анестезии (спинномозговой и эпидуральной) кровопотеря меньше, чем при общей, несмотря на одинаковое интраоперационное среднее АД. Возможное объяс­нение этого феномена состоит в различной вазоди-латации вен и артерий под воздействием местных анестетиков. Обеспечивая сухую поверхность кос­ти, управляемая гипотония также улучшает сцеп­ление протеза с цементом и уменьшает продолжи­тельность операции. Почти всем больным требует­ся переливание препаратов крови, поэтому целесообразно использовать такие методики, как аутологичная трансфузия (путем заблаговремен­ной заготовки аутокрови), а также интраопераци­онное сбережение крови и реинфузия (глава 29). Высокие дозы апротинина, являющегося ингиби­тором фибринолиза, могут уменьшить интраопера-ционную кровопотерю. Апротинин относительно часто вызывает иммунологическую сенсибилиза­цию, поэтому обычно его резервируют для больных с высоким риском кровотечения (например, при коагулопатии).

ТГВ и ТЭЛАявляются распространенной при­чиной серьезных осложнений и летальности после тотального эндопротезирования тазобедренного сустава. Как уже говорилось выше, регионарная ане­стезия снижает риск ТГВ и ТЭЛА. Другие подходы к снижению риска этих осложнений состоят в ис­пользовании приборов для перемежающейся пнев­матической компрессии ног и профилактическом применении низких доз антикоагулянтов. Широко обсуждается вопрос, является ли применение низ­ких доз антикоагулянтов противопоказанием к спинномозговой и эпидуральной анестезии. Об­щепринято, что использование антикоагулянтов в высокой дозе pi фибринолитиков (например, уро-киназы) является противопоказанием для эпиду­ральной пункции ввиду неприемлемо высокого риска эпидуральной гематомы. С другой стороны, не существует единого мнения относительно того, насколько высок риск осложнений эпидуральной пункции у больных, получающих низкие дозы ан­тикоагулянтов или антиагреганты (например, ас­пирин, нестероидные противовоспалительные средства). Основная проблема заключается в том, что регионарная анестезия маскирует признаки на­растающей эпидуральной гематомы и сдавления спинного мозга (боль в спине, слабость в ногах), что затрудняет своевременную диагностику и лечение осложнения.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.