Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Свин идет, перед дверью у него с ремня падают ключи. Якоб молчит. Свин уходит.

ЯКОБ: (обращается к рукам) Руки мои, возьмете ли вы эти ключи?

Руки отказываются, забираются в карманы.

Якоб поднимает ключи губами.

ЯКОБ: (обращается к ногам) Ноги мои, дойдете ли вы до сейфа?

Ноги направляются в другую сторону.

Тогда Якоб ложится на пол и перекатывается к сейфу. Губами вставляет ключ в сейф, открывает его. Там стоят какие-то маленькие корзиночки. Якоб открывает одну из них и видит диковинные травы, достает их, принюхивается, чихает несколько раз. Поднимается пыль.

Якоб приходит в себя, трогает свои руки-ноги.

ЯКОБ: Где я? Почему я здесь? Мне же надо идти домой! Меня же ждет мама. Пойдете ли вы домой, ноги?

Якоб пытается идти, идет. Ноги слушаются его.

ЯКОБ: (обращается к рукам) Руки, будете ли вы делать то, что я хочу?

Руки слушаются его.

ЯКОБ: Наконец-то, мои руки-ноги слушаются меня. Ну и сон мне приснился! Будто наяву! То-то матушка посмеется, когда я всё это расскажу! И попадет же мне от неё за то, что я заснул в чужом доме, вместо того, чтобы скорее вернуться к ней на рынок!

Якоб выбирается из замка, идет.

6-ая картина. Дорога. (Якоб, Ханна, прохожие, торговки)

Якоб идет по улице. Навстречу ему прохожие. Прохожие показывают на Якоба пальцем.

- Посмотрите, безобразный карлик!

- Ха-ха-ха!

- Откуда он только взялся?

- Ну и длинный же у него нос!

- А голова – без шеи!

- А руки-то, руки!.. Как у обезьяны! До самых пяток!

Якоб не понимает, что говорят про него, подходит к одному из прохожих.

ЯКОБ: А где карлик?

Прохожий в страхе сторонится от него.

Якоб доходит до рынка, к лавке матери. Ханна сидит грустная. Голова седая. К прилавку подходит покупатель.

ХАННА: (покупателю) Покупайте помидоры! Редис! Огурцы!

ПОКУПАТЕЛЬ: Редиска свежая?

ХАННА: (с сомнением) Ну… да…

ПОКУПАТЕЛЬ: (берет в руки редис) Редиска дряблая! Старая. Такая же, как и продавец.

Покупатель уходит. Грустная Ханна садится на скамейку.

Якоб стоит, не решаясь подойти к ней, потом собирается с духом, подходит сзади, кладет руку на плечо.



ЯКОБ: Мама, что с тобой?

Хана оборачивается на Якоба. Кричит от ужаса.

ХАННА: А-а-а!!!

ЯКОБ: Мама!?

ХАННА: Что за урод?!

ЯКОБ: Мама, ты что?

ХАННА: Что за шутки?! Какая пакость!

ЯКОБ: Мама, я твой сын, Якоб!

Не надо плакать! Не надо плакать!

Музыка затихает. Ханна встает, утирает слёзы.

ХАННА: (руками машет на Якоба) Говорю тебе, уходи своей дорогой! От меня ты ничего не получишь за твои шутки, противный урод! Попрошайка!

ЯКОБ: Мамочка, посмотри на меня хорошенько. Я ведь твой сын, Якоб!

ХАННА: Нет, это уже слишком! (соседкам-торговкам) Посмотрите на этого ужасного карлика! Он отпугивает всех покупателей, да еще смеется над моим горем! Говорит, я твой сын – Якоб, негодяй! Посмотри на себя! (даёт зеркало)

Со слезами на глазах Якоб уходит.

ЯКОБ: (говорит сам с собой) Я стал уродом. Даже отец и мать меня не узнали. (вздыхает) Люди видят во мне только пугало. Нет! Я должен справиться с этой бедой. Уродство – капитал… Нет, уродство это моя беда. Мой капитал – это мое мастерство! Это мои кулинарные способности. Я повар! Я уверен, что я лучший повар в нашей стране! И я буду работать на лучшей кухне! Я буду работать поваром во дворце у герцога.

Уходит.

8-ая картина. Замок Крейтервейс. (Крейтервейс, Свин, Свинки)
Крейтервейс спускается в замок. Свин и свинки стоят по стойке смирно. Крейтервейс идет к плитам, проверяет пустые кастрюли.
КРЕЙТЕРВЕЙС: (загадочно) Пять минут назад я должна была обедать. Где он?
СВИН: (испуганно) Кто?
КРЕЙТЕРВЕЙС: Мой обед!
Свин и свинки в страхе молчат.
КРЕЙТЕРВЕЙС:
Чего вы молчите? А где мой любимый повар – Карлик Нос? Почему его здесь нет?
СВИН: (дрожа от страха) Не Знаю.
КРЕЙТЕРВЕЙС: А кто знает?
СВИН: Не Знаю.
КРЕЙТЕРВЕЙС: (спокойно, но глаза ее наливаются кровью) Он должен был сделать мне курицу!
СВИН: ВаСа Тёмность, он долЗен был Сделать куриСу, но предполоЗительно, он сделал ноги.
КРЕЙТЕРВЕЙС: Он сделал ноги? Ну, хорошо, пусть будут ноги. И где же мои ноги? Я сейчас так голодна, что мне нет особой разницы. Ну и где же мои ноги?
СВИН: Да нет, не в том СмыСле Сто ноги, а в том, Сто СбеЗал.
КРЕЙТЕРВЕЙС: Сбежал? Сделал ноги… Сбежал!!!
Крейтервейс взрывается, бьет посуду, крушит столы, стулья. Рычит, кричит. Свин и Свинки прячутся кто куда.
Как он мог сбежать? Я же его околдовала. Его руки и ноги не должны были его слушаться! (бросает в Свина горшок)
СВИН: (уворачивается) Он, наверное, тоЗе колдовать научился!
КРЕЙТЕРВЕЙС: (кидает посуду в Свина) Я тебе - научусь! Я уничтожу тебя, Свинская морда! И зажарю на вертеле. Как он мог научиться?
СВИН: (уворачивается от горшка) Не могу Знать, ВаСа ТёмноСть! ПохоЗе он, зараЗа, наСол ваСе Зелье. (показывая на открытые шкафы)
КРЕЙТЕРВЕЙС: Нашел зелье! А как он его нашел? (кидает в него другим горшком)
СВИН: (уворачивается) Не Знаю, ВаСа ТёмноСть! МоЗет он клюСи Стырил?
КРЕЙТЕРВЕЙС: Ключи! Он украл у тебя ключи!(кидает в него третьим горшком) А ты куда смотрел?
СВИН: А я…, а я… А я отоСол по ваЗному делу. (подтягивает штаны) На минутоСьку.
КРЕЙТЕРВЕЙС: Я тебе устрою на минутоСьку! Противная свинина! Вернуть немедленно! Вернуть!!!
СВИН: А как Зе вы его вернете?
КРЕЙТЕРВЕЙС: Не я, а ты! Мне нельзя сейчас выходить в город. Я не могу нарушить расписание выходов. Иначе, я утрачу свою колдовскую силу! А вот ты… Ты – Свин, пойдешь, разыщешь и приведешь моего Карлика, моего любимого поваришку. Иначе я сделаю из тебя отбивную! Нет, не просто отбивную, а отбивную, шашлык, котлету, рагу, жаркое, шницель, холодец, гуляш, биточки, поджарку, домашнюю колбасу, кровяную колбасу, шпиг, окорок, копченый бок …
(Хватает себя за бока и в испуге кричит)
А! Я хУУдею на глазах! У меня уже появляется талия!
Повар нам ужасно нужен. Ну-ужен.
КРЕЙТЕРВЕЙС: Чего ждешь? Быстро в дорогу! И чтобы к утру вернул карлика. Одна нога здесь, а другая уже опять здесь!
СВИН: Иду, иду. (в сторону) Сколько блюд полуСится из одного бедного, несСясного Свиненка! И это все за мою беСкорыСную слуЗбу! УзаС! (плюет) Это проСто СвинСтво!
Свин собирается в дорогу, уходит.

9-ая картина. Дорога/Замок Герцога. (Якоб, привратники, начальник кухни, , поварята, массовка)
Якоб бродит по дороге. Стучит в ворота замка.
Открывают привратники. Недалеко у стены горит костер, где привратники готовят себе ужин. Привратники видят Якоба, смеются. На их смех сбегаются другие люди.
- Карлик!
- Карлик!
- Видали вы когда-нибудь такого уродливого карлика?
- Вот чудо природы!
ЯКОБ: Мне срочно нужно видеть начальника кухни.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Это я, вам что то нужно?

ЯКОБ:Я хочу готовить для герцога
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Для герцога?
ЯКОБ: Я повар! Очень хороший повар.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ты повар? А я тогда кто? Управитель бродячего цирка?
ЯКОБ: Я не знаю, кто Вы, но я настоящий повар. Лучший повар! Повар, какого вы еще не видывали!
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Вот тут ты прав, любезный. Такого повара я точно еще не видывал. Не в бровь, а в глаз! Шутник!
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Отличная мысль. Место шута как раз свободно. На прошлой неделе сварили в масле негодника. Он неудачно на счет аппетита его Величайшества пошутил.
ЯКОБ: Да говорю Вам, что я самый настоящий повар!
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Да как ты можешь быть поваром?(смеясь) Посмотри, у тебя же руки как у обезьяны! И пальцы крючками!
ЯКОБ: Мои руки ловчее, чем руки лучшего дирижера, а пальцы проворнее, чем у самых виртуозных музыкантов.
Люди передразнивают Якоба хохоча во все брюха.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Да у тебя нос, не в одну кастрюлю не влезет!
ЯКОБ: Этим носом я различаю тысячи тончайших запахов. А в моей голове тысячи тысяч рецептов изысканнейших блюд. Я знаю рецепты редчайших блюд всех кухонь по ту и эту сторону от нашего герцогства, всех стран и народов.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (серьезно) Да, действительно – умора. (Якобу) Слушай, уродец, ты вполне мастерски врешь.
ЯКОБ: Нет, господин. Нет, я не вру. Я действительно хороший повар и я мастер…
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (Якобу) Ты думаешь, на кухне плиты такие низенькие? Ведь тебе до них не дотянуться. Даже если поднимешься на цыпочки. Нет, мой друг, тот, кто тебе посоветовал поступить ко мне поваром, сыграл с тобой злую шутку. Но ты здорово умеешь рассмешить народ. У тебя это отлично получается. Откуда у тебя такой большой нос?
ЯКОБ: Это чары старой колдуньи.
Все смеются еще больше.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (серьезно) Ох, и рассмешил. А зачем колдунье понадобилось тебя заколдовывать?
ЯКОБ: Затем, что ей нужен был волшебный повар.
Все остальные, кроме Начальника кухни опять смеются.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Значит твоя внешность результат колдовства?
ЯКОБ: Да говорю, же Вам!
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: И ты волшебный мастер?
ЯКОБ: Господин начальник кухни, Вы можете не верить мне на слово. Но вам, наверное, не жалко дать мне одно-два яйца, немного муки, вина и приправ. Я состряпаю кушанье у всех на глазах, на этом очаге. (показывает на костер привратников) И вы сами скажете: «Вот это настоящий повар, какого я еще не видал!»
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (серьезно) Ладно, давай попробуем, смеха ради. Только зачем же на этом. Пошли уж на кухню. (поварятам) Эй, бездельники, бегите скорее вперед и приготовьте всё, что он скажет. (останавливает) Хотя – нет!
Поварята останавливаются.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (поваренку) Что изволил заказать Его Величайшиство, герцог Мутеберский к первому завтраку?
ПОВАРЕНОК: Его Величайшество, герцог Мутеберский изволили заказать датскую пиццу с тьмутараканской красной рыбой и корейской птицей.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Хорошо. (Якобу) Пойдем-ка на кухню. (поварятам) Приготовте всё что нужно для датской пицы.
Поварят убегают.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (Якобу) Ты слышал, карлик, чего Его Величашество желают кушать на первый завтрак? Можно ли тебе доверить такое изысканное блюдо? (начальник кухни серьезен, а все смеются) Датскую пиццу тебе ни за что не состряпать. Это тайна наших поваров.
ЯКОБ: Сейчас сами убедитесь.
Приходят на кухню. Начинается музыка.
Во время песни Якоб готовит пиццу. Все, в том числе начальник кухни с удивлением смотрят, как мастерски Якоб это делает.
Музыка заканчивается. Якоб подносит готовую горячую пиццу начальнику кухни.
В это время прибегает слуга герцога.
СЛУГА: Его Величашество Герцог Мутеберский требует завтрак!
ПОВАРЯТА: (в один голос) Его Величайшество Герцог Мутеберский требует завтрак.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (подает пиццу слуге) Неси! Датскую пицца его Величайшества Гецога Мутеберского! Первый завтрак!
Слуга берет пиццу, несёт.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ну, карлик, смотри! Орудуешь ты на кухне и вправду мастерски. Если пицца еще и по вкусу герцогу понравится, тогда я признаю, что ты действительно мастер.
ЯКОБ: Должна понравиться. Не может не понравиться, если он хоть что-то в изысканных блюдах понимает.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Он то, как раз, понимает. Прорва такая, что не приведи господь. Семь раз в день ест, не считая перекусов и десертов. Но при этом еще и гурман. Мы тут совсем измучались. Все ему давай, да давай новых блюд. Столько поваров на тот свет отправил! Чуть что не по вкусу, сразу палача зовет и готово дело. А где я ему столько поваров найду.
ЯКОБ: Не беспокойтесь, на сей раз Вы нашли подходящего повара.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Хорошо если так. Надеюсь, ты не просто хвастун. А то нам обоим голов не сносить. Тебя то не жалко. А мне хотелось бы еще пожить.
10-ая картина. Замок герцога/зал герцога. (Герцог, слуга, Начальник кухни, Якоб)
Слуга заносит герцогу пиццу. Герцог со злостью смотрит на слугу.
СЛУГА: (кричит издалека) Ваше Величайшество, датская пицца!
ГЕРЦОГ: (грозит пальцем) Если снова сие кушанье, (вздыхает) прости господи, жрать невозможно, я прикажу отрубить начальнику кухни бестолковку. Для профилактики. Чтобы позабавить, так сказать, население нашего государства. Давно же уже головы с плеч не слетали?
СЛУГА: В четверг, Ваше Величайшество, отрубили голову начальнику конюшни.
ГЕРЦОГ: Ага. Но он ведь, зараза такая, овес воровал.
СЛУГА: Это его помощник слух пустил, дабы занять место начальника конюшни.
ГЕРЦОГ: Слухи на пустом месте не родятся. И напомни мне завтра. Я этому самому помощнику башку тоже прикажу рубануть. А то – правда – взяли моду слухи распускать. (чешет голову) его пустышке.
Слуга убегает. Герцог ест. Ему пицца нравится. Ест с удовольствием.
Доедает с аппетитом всё до конца.
Входит начальник кухни, падает на колени. Следом за ним заходит слуга.
ГЕРЦОГ:
(слуге) Ты стих вывесил?
СЛУГА: Нет еще.
ГЕРЦОГ: Беги щас же. А то и тебе котелок снесу – к чертовой матери.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (не поднимаясь с колен) Ваше Величашество, дайте возможность исправится.
ГЕРОЦОГ: (подходит к нему, поднимает, обнимает его за плечи) А что ты натворил?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Пока не знаю.
ГЕРЦОГ: Скажи мне, как зовут повара, который приготовил мне на первый завтрак датскую пиццу?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Карлик.
ГЕРЦОГ: Карлик?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Карлик.
ГЕРЦОГ: Странное имя. Зови сюда. Поглядим.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ваше Величайшество, может, прикажете… эту самую… бестолковку ему отрубить. Я могу собственноручно. Только прикажите.
ГЕРЦОГ: Стоп-стоп! Сразу рубить. Я же еще ничего не сказал. А ты уже – сразу. И с кого ты только такие дурные примеры берешь?
Слуга вталкивает в залу Якоба.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ:
Вот он.
ГЕРЦОГ: Кто это?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ну, этот, которому голову рубить.
ГЕРЦОГ: Повар, что ли?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Точно так! Повар. Точнее, так себе поваришка.
ГЕРЦОГ: Вот это да! Красавец! Как ты говоришь зовут его?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (замявшись) Карликом кличут.
ГЕРЦОГ: Карликом? Что это за имя такое дурацкое?
ЯКОБ: Матушка с батюшкой меня Якобом назвали.
ГЕРЦОГ: Якоб тоже дурацкое имя. Совсем тебе не подходит. Будем звать тебя… Будем тебя звать…
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Да чего его звать. Рубануть и все!
ГЕРЦОГ: Я тебе рубану! Первый раз за десять лет мне приготовили вкусную еду, а ты рубануть! Пылинки с него сдувать будешь. Лично! Понял?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Так точно, Ваше Величайшество, понял. А Вам, разрешите уточнить, понравилось?
ГЕРЦОГ: Не просто понравилось, а еще как понравилось. Ого-го! Как понравилось! Чуть пальцы свои не проглотил вместе с пиццей! (аплодирует) Браво, повар, браво! (хлопает карлика по плечу) Молодец, Нос! (поднимает руку с указательным пальцем вверх, восклицает) Во! Какой я все-таки гениальный! Люблю себя за это! (гладит себя по пузу) (начальнику кухни) Учись имена придумывать! Будем его Носом звать! Карлик Нос! Прекрасно! Замечательно! Восхитительно!
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Оч… Очень… Очень… даже отлично, Ваше Величайшество. Отличное имя!
ГЕРЦОГ: (Якобу) Тебе нравится?
ЯКОБ: (с сомнением) Ну, не знаю…
ГЕРЦОГ: Что значит – не знаю!
ЯКОБ: Пусть будет Карлик Нос…
ГЕРЦОГ: (довольный) Тебе не нравится?
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Что Вы, что Вы, Ваше Величайшество! Это он еще не научился, так сказать, выражать восторг, Ваше Величайшество. Ему очень нравится! (толкает в бок Якоба)
ЯКОБ: Не мог и мечтать о таком замечательном имени!
ГЕРЦОГ: То-то же! Далеко пойдешь, Карлик Нос! (начальнику кухни) А он у тебя смешной плюс ко всему. Ага. (Якобу) Ну, расскажи хоть что-нибудь интересное? Откуда ты взялся такой?
ЯКОБ: Родился в здешних местах. А потом… (пауза)
ГЕРЦОГ: Чего потом? (вскакивает с места) Стоп! Стоп! Стих придумал. На ходу. Мой гениальный мозг создал… сконструировал поэзию юмористическую. (становится в позу чтеца)
А чего потом? Чего потом?
Суп с мышами и котом.
(Громко смеется. Начальник кухни тоже начинается смеяться и аплодировать.)
НАЧАЛЬНИК КУХНИ
: Гениально! Гениально!
(Не смеется только Якоб. Начальник кухни толкает его в бок, мол, смейся. Якоб натянуто улыбается. Герцог резко перестает смеяться.)
ГЕРЦОГ
: Гм. Гм. Да. Вот. На чем это я? (Якобу) Ну и чего потом?
ЯКОБ: Потом в учении был. Восемь лет на повара обучался. У одной… (спохватывается) В дальних странах, у одной знаменитой поварихи.
ГЕРЦОГ: Хорошо видать обучился. Вкусная… была… пицца… сегодня… Молодец!
ЯКОБ: Спасибо.
ГЕРЦОГ: Спасибо в карман не положишь. (начальнику кухни) Назначить его главным поваром!
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ваше Величайшество, у нас же есть главный повар.
ГЕРЦОГ: Тоже мне повар. Отправь его на пенсию. Или на виселицу. Одно из двух. Пусть выбирает. Скажи, я приказал. Дай Носу оклад хороший. Жильё. Одень его поприличней, чтобы выглядел, как подобает герцогскому повару. Пусть ни в чем не нуждается. Почитай ему стих.
НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Какой стих?
ГЕРЦОГ: Ты дурак что ли!? Который я написал… нынче… на досуге… У слуги спроси. Всё. Бегите отсюда. Я вздремну чуток. Сон пришел. (грозит пальцем Карлику, говорит, зевая) И помни, мой смешной повар, я больше всего на свете люблю две вещи: первое, сочинять поэзию различную, второе – это самое главное! – кушать, кушать, еще раз кушать. Много, сытно, вкусно, разнообразно. Семь раз в день. Семь раз в день мне нужно подавать изысканную еду. Всё понял? (Карлик кивает головой) Вот и славно. А теперь бегите отсюда. (сладко потягивается) А то мне государственными делами заняться нужно.
Якоб и начальник кухни уходят.

11ая картина. Рынок/дорога. (Якоб, его слуги, торговцы, Ханна, Фридрих, «Мими» - «Гусыня», торговки – соседки Ханны, продавец гусей, Свин)

По улицам идут торговки и торговцы, предлагают товар. Идет торговец, в руках бутыль с водой.
ТОРГОВЕЦ: Дамы и господа!
Минеральная вода!
Второй торговец несет лоток с пельменями.
ВТОРОЙ ТОРГОВЕЦ: Леди и джентльменИ!
Покупайте пельмени!
Третий торговец несет лоток с апельсинами.
ТРЕТИЙ ТОРГОВЕЦ: Женщины и мужчины!
Покупайте апельсины!
Будете румяны в лице.
Покупайте витамин С.
Якоб на рынке закупает продукты для герцогской кухни. С ним слуги. Отношение к Якобу теперь совершенно другое. Он повар герцога. Его уважают. Перед ним все раскланиваются.
Возникают торговки-соседки Ханны.
В торговых рядах распространяется весть:
- Повар герцога!
- Повар герцога!
ТОРГОВКА: Глубокоуважаемый господин! Зайдите ко мне в лавку, у меня самые свежие овощи. (показывает на свой прилавок) Капуста у меня самая лучшая.
ЯКОБ: Капуста у вас пустая. Потому что вы ее поливаете редко.
Якоб идет дальше. Торговка подходит к своей подруге, шепчется с ней.
ТОРГОВКА: Откуда он знает, что я ее редко поливаю?
ВТОРАЯ: Ну, на то он и герцогский повар. Всё насквозь видит.
Якоб идет дальше.
Подходит к прилавку другой торговки. Торговка показывает ему репу.
ВТОРАЯ ТОРГОВКА: Вот. Уважаемый! Репу возьмите! Самая лучшая репка! Попробуйте! (отрезает Якобу кусочек, подает, Якоб пробует)
ЯКОБ: (хмуря брови) Пресная очень. Не сочная. Вы, видимо, землю на грядках не удобряете!
ВТОРАЯ ТОРГОВКА: (пожимает плечами, показывает ему свеклу) А может свеклы?
ЯКОБ: (отрицательно качает головой) Нет. Я отсюда вижу, что она дряблая. Где вы ее храните? При какой температуре?
ВТОРАЯ ТОРГОВКА: (расстроена) В подвале.
ЯКОБ: Значит плохой у вас подвал. Неприспособленный для хранения овощей.
(Первая торговка теребит за рукав вторую.)
ТОРГОВКА: Ох, и вредный!
ВТОРАЯ ТОРГОВКА: Всё знает. Во всем понимает. Настоящий герцогский повар.
Якоб подходит к лавке Ханны. Она улыбается, молча, показывает на прилавок рукой.
ЯКОБ:
(с трепетом в голосе) Что у вас есть, уважаемая?
ХАННА: Всё есть. Капуста, помидоры, огурцы… Я не очень умею, если можно так сказать, рекламировать свой товар. (вздыхает) Вот когда с нами был наш сын, любимый Якоб, торговля шла бойко…
ЯКОБ: А теперь что?
ХАННА: Сейчас всё идет из рук вон плохо.
(Вторая торговка дергает за рукав первую.)
ВТОРАЯ ТОРГОВКА: Смотри! К Ханне подошёл. Она-то торговлю вести совсем не умеет. Растяпа! У нее-то он точно ничего не купит!
ТОРГОВКА: Не, не купит. У нее хватки рыночной нет! Вот когда живым был её сын Якоб, вот тогда у нее шла торговля.
ЯКОБ: (Якоб щупает овощи и перебирает травы) Прекрасные овощи. Мне три фунта помидор, четыре фунта огурцов, и полфунта петрушки. (говорит, чтобы слышали все вокруг) Это самый лучший товар на рынке. С сегодняшнего дня мои слуги будут ежедневно покупать у вас фрукты и овощи для герцогского стола.
(Кладет фрукты в корзину своему помощнику.
Вторая торговка толкает в бок первую.)
ВТОРАЯ ТОРГОВКА
: Повезло же этой Ханне нерасторопной. Товар-то предложить, как следует не умеет…
ТОРГОВКА: Должно же ей хоть когда-нибудь повезти.
(Ханна принимает от Якоба деньги за овощи.)
ХАННА:
Благодарю вас.
Хочет поцеловать его руку, Якоб смущен, не дает этого сделать.
ЯКОБ:
(растерянно) Нет-нет. Зачем.
Пауза.
ЯКОБ: (слугам) Покупать продукты будете в этой лавке. Ясно?
СЛУГИ: Так точно.
.
СВИН: Кто такой?
ТОРГОВКА: О, это важный человек! Шеф-повар герцога.
СВИН: (удивлен) БресеСь! Так быСтро карьеру Сделал? Узе Сеф-повар герцога!? О, объелся травы, так объелся! Стоб я так Зил!
Якоб останавливается.
ЯКОБ:
(слугам) Несите продукты в замок, а я куплю для жаркого самого лучшего гуся.
Слуги уходят.
Якоб идет, видит у одного торговца гусаков.
Якоб выбирает гуся.
ЯКОБ
: Хорошие у вас гусаки!
ПРОДАВЕЦ ГУСЕЙ: Выбирайте, господин герцогский повар! Рад Вам услужить! Выбирайте!
ЯКОБ: (показывает на «гусыню») Вот эту.
ПРОДАВЕЦ ГУСЕЙ: (показывает на другого гусака) А может вот этого лучше? Он и покрупнее, и пожирней.
ЯКОБ: (показывает на «гусыню») Нет. Я покупаю вот эту.
Продавец гусей пожимает плечами.
Он достает деньги, покупает ее.
Якоб несет «гусыню». Якоб внимательно рассматривает купленную на базаре гусыню.
ЯКОБ: Из такого гуся выйдет отличное жаркое! Его Величайшество Герцог полакомится с удовольствием.
«ГУСЫНЯ»:
Не губи меня –
Умоляю тебя.
Если шею мне свернешь,
Раньше времени умрешь.
Якоб удивлен.
ЯКОБ:
Вот это да!
Ставит корзину на землю, садится рядом с ней.
ЯКОБ
: Вот чудеса! Ты, оказывается, умеешь говорить, госпожа гусыня! Не бойся, такую удивительную птицу я не убью. Готов спорить, что ты не всегда ходила в гусиных перьях.
«ГУСЫНЯ»: Твоя правда. Я не родилась птицей. Никто не думал, что Мими, дочь великого Веттербока, кончит жизнь под ножом повара на кухонном столе.
ЯКОБ: Не беспокойся, дорогая Мими! Не будь я честный человек и главный повар Его Величайшиства, если до тебя кто-нибудь дотронется ножом! Ты будешь жить в прекрасной клетке у меня в комнате, и я буду кормить тебя и разговаривать с тобой. А другим поварам скажу, что откармливаю гуся особыми травами для самого герцога. И не пройдет и месяца, как я придумаю способ выпустить тебя на волю и расколдовать.
«ГУСЫНЯ»: Спасибо, добрый человек. Меня превратила в гусыню злая колдунья Крейтервейс…
ЯКОБ: Крейтервейс?
«ГУСЫНЯ»: Ты тоже с ней знаком?
ЯКОБ: Увы, знаком не понаслышке. Я тоже не всегда был горбатым, маленьким и с таким огромным носом. Меня она тоже заколдовала.
«ГУСЫНЯ»: Я кое-что понимаю в колдовстве – мой отец немножко учил меня своей мудрости. Думаю, старуха заколдовала тебя волшебной травкой под названием ВОНЯВКА.
ЯКОБ: Вот как?! Да, да припоминаю. Её помощник Свин запихал мне ложку вонючего супа в рот. И мои руки-ноги перестали меня слушаться. А потом мало-помалу у меня выросли горб и большой нос.
«ГУСЫНЯ»: Чтобы тебя расколдовать, нам нужно найти эту самую травку. Достаточно вдохнуть ее запах, чтобы снова стать тем же, кем и был.
ЯКОБ: Не может быть?
«ГУСЫНЯ»: Поверь мне.
ЯКОБ: То есть, я могу стать таким же каким и был!?
«ГУСЫНЯ»: Да. Чары можно разрушить.
ЯКОБ: (с сомнением) Не знаю. Мне как-то не верится… Я уже начинаю забывать, как выглядел раньше. И почти смирился со своей ужасной внешностью, со своим горбом, большим носом, длинными руками… (вздыхает)
«ГУСЫНЯ»: Сейчас многое зависит от тебя. Твое спасение в твоих руках. Нужно действовать.
ЯКОБ: Я попробую.
«ГУСЫНЯ»: Я помогу тебе. Нам нужно найти эту травку.
(Сверху слышен голос.)
ГОЛОС: Тридцать минут до третьего завтрака!
ЯКОБ: («гусыне»)(вздыхает) Мне надо идти. Через полчаса для герцога нужно подавать третий завтрак. А я еще не решил, что буду готовить.
«ГУСЫНЯ»: А герцог добрый или злой?
ЯКОБ: Рубит головы каждую неделю. На этой неделю отрубил голову главному глашатаю за то, что тот, оглашая со стен замка новый закон, поставил в слове «звонит» неправильно ударение.
«ГУСЫНЯ»: Бедный глашатай!

13-ая картина. Кухня замка. (Якоб, поварята, начальник кухни, Князь, Герцог, Мими)
Якоб «колдует» на кухне, занимается поварским делом. Делает это мастерски: рубит капусту, засыпает, из большого котла валит пар. Якоб, танцуя, готовит различные блюда. Поварята ему помогают, подтанцовывают.

 

Якоб готовит у плиты. Входят ГЕРЦОГ и Князь.
ГЕРЦОГ: (князю) Вот, Князь, здесь святая святых моего государства – кухня. Здесь колдует мой маленький повар.
КНЯЗЬ: (смеется) А, вот он опять! Твой потешный Карлик Нос. Вкушал я твою жратву, вкушал. Съедобно. Сытно и вкусно.
ГЕРЦОГ: Самое главное вкусно.
КНЯЗЬ: Не спорю. И вкусно, и сытно.
ГЕРЦОГ: (Якобу) Привет!
ЯКОБ: Главный повар Его Высочайшество, Карлик Нос!
ГЕРЦОГ: Привет! Стих про муху ты мне читал?
ЯКОБ: Читал, Ваше Высочайшество. Гениальный стих.
ГЕРЦОГ: Ты подхалим – Нос. (Князю) Скажи же, подхалим?
КНЯЗЬ: Прикольный.
ГЕРЦОГ: (Якобу) Подхалим.
ЯКОБ: Никак нет. Я просто совсем не понимаю в поэзии.
ГЕРЦОГ: Но почему же ты говоришь, - мой стих гениальный?
ЯКОБ: Я в этом уверен, Ваше Высочайшество. У меня чутье.
ГЕРЦОГ: (смеется) С таким носом у тебя должно быть отличное чутье!
КНЯЗЬ: (смеется) Ага! (показывает на нос) Такой баклажан. Всем баклажанам баклажан.
ГЕРЦОГ: С тобой хочет поговорить мой лучший друг Князь Залихватский.
КНЯЗЬ: (сдерживает в себе смех) Боюсь, щас от смеха сдохну. (сдерживает себя) Ну всё-всё. Больше не смеюсь. (снова начинает смеяться) Ха-ха! Ой, не могу на тебя смотреть - умора. Нос – баклажан. Горб как у верблюда, а руки – золотые. Тока на крюки похожи! Умора! Ха-ха! (перестает смеяться) Ну всё хватит! Хорош! Карлик Нос, ты прекрасно готовишь. Но скажи мне, почему ты до сих пор не угостил нас «пирогом президента»? Это самый вкусный пирог на свете.
Якоб растерян.
ЯКОБ: О, господин, я надеялся, что вы еще долго пробудете у нас, и хотел угостить вас «пирогом президента» на прощанье.
ГЕРЦОГ: Ах, вот как! Ты ведь и меня ни разу не угостил «пирогом президента»! Завтра чтобы пирог был на столе. А то башку отрублю к чертовой бабушке!
ЯКОБ: Вас понял.
Князь и Герцог идут к выходу.
ГЕРЦОГ: (на ходу) Пошли я тебе почитаю свои стихи.
КНЯЗЬ: (становится серьезен) О, не-не! Нет-нет! Только не стихи. У меня от поэзии несварение желудка. Может, лучше перекусим?
ГЕРЦОГ: Ну, давай перекусим.
Герцог и Князь уходят. Якоб начинает перебирать поварские книги, ищет, бросает книги на пол.
ЯКОБ: (садится на пол) Всё! Я не знаю рецепта «Пирога президента». Не знаю. Это конец! Конец!
Якоб плачет.
МИМИ: Не плачь, Якоб.
(поёт) Вытри слёзы,
Не огорчайся!
В саду растут китайские розы!
Не огорчайся!
Мука, ваниль, молоко, сахар и розы.
ЯКОБ: Это серьезно?
МИМИ: Мука, ваниль, молоко, сахар и розы.

ЯКОБ: Неужели всё так легко?
МИМИ: Мука, ваниль, сахар, розы, молоко…

ЯКОБ: Откуда ты знаешь рецепт?
МИМИ: Этот пирог часто подавали у нас дома.
ЯКОБ: Ты моя спасительница, Мими!
Вбегают поварята.
Звучит музыка.
ЯКОБ: (поет) Главное делать дело с любовью!
Парю, жарю, кашеварю, готовлю!
Это почти волшебство.
Я это помню.
Мука, ваниль, сахар, розы, молоко.
Легко. Легко. Легко. Легко.

15-ая картина. Зал замка. (Герцог, Князь, Якоб, Начальник кухни)
Герцог и Князь сидят перед пирогом, который режет Начальник кухни.
ГЕРЦОГ:
Я могу спорить на что угодно, мой Нос выполнил обязательства. И ты проглотишь язык от удовольствия.
КНЯЗЬ: Увидим. Попробуем. Оценим.
Князь и Герцог получают по куску.
Герцог кушает пирог.
ГЕРЦОГ:
Ах, какая вкуснотища! Мой Карлик – король всех поваров. Не правда ли, князь?
Князь пробует пирог.
КНЯЗЬ: Неправда.
Герцог не понимает, пробует еще пирога.
ГЕРЦОГ: По-моему, вкуснотища.
КНЯЗЬ: Барахло! Ему далеко до «Пирога президента»
ГЕРЦОГ: (начальнику кухни) Зови этого… маленького му… му… кулинара.
Начальник кухни идет за дверь, вводит Якоба.
ГЕРЦОГ: (кричит) С…скверный карлик! Какой позор! Как ты посмел опозорить своего герцога?! За такую стряпню я отрублю тебе кумпол.
ЯКОБ: (падает на колени) Ваше Высочайшество, я испек этот пирог как полагается. По рецепту. В него положено всё, что надо.
ГЕРЦОГ: Ты лжешь, негодяй! Князю не понравился твой дурацкий пирог! И мне… (отодвигает от себя пустую тарелку) …тоже.
ЯКОБ: Сжальтесь надо мной! (Князь, глядя на Якоба, начинает смеяться) Не дайте мне умереть из-за горстки муки и сахара! Там есть всё, что надо: мука, сахар, ваниль, лепестки китайских роз… Скажите, чего не хватает в этом пироге?
Звучит музыка, Князь поет.
КНЯЗЬ:
Я думаю, ты однозначно проиграл.
Ты самого главного в рецепте не знал.
Там есть одна очень волшебная травка
– названье которой… Гм. Как же? Вонявка?..
ЯКОБ: (речитативом)
Может Вонючка?
КНЯЗЬ: Точно, Вонючка! (радуется) Но ты её нигде не достанешь.
Тебе ни за что президентский пирог не испечь.
ГЕРЦОГ: (со злостью)
Я завтра сниму башку с его узеньких плеч.
КНЯЗЬ: Там есть одна волшебная травка
– названье которой… Вонявка…
ЯКОБ: Вонючка.
.
КНЯЗЬ: Ну да, вонючка. Какая разница.
ГЕРЦОГ: (с упреком смотрит на Якоба) И что?! Знаешь, Карлик, знаешь, мой дорогой Нос, завтра, если ты не приготовишь «Президентский пирог», я тебя превращу в натуральную вонючку. Отрублю твой чердак – и повешу его на воротах моего дворца. (толкает Якоба ногой) Пошел вон, собака два нога! Сроку даю тебе двадцать четыре часа, чтобы спасти свою шкуру.
Князь смеется.
Якоб убегает со слезами на глазах.
Герцог вдруг начинает плакать. Князь подходит к нему.
КНЯЗЬ:
Что случилось?
ГЕРЦОГ: (плачет) А если… если ему придется отрубить завтра голову, где я найду еще такого высококлассного повара?
КНЯЗЬ: Он у тебя единственный?
ГЕРЦОГ: Да, и самый лучший.
КНЯЗЬ: (гладит герцога по голове) Не плачь, герцог. У меня этих поваров, как собак нерезаных. Я тебе пришлю одного.
ГЕРЦОГ: Да?
КНЯЗь: Китайца пришлю.
ГЕРЦОГ: Не, китайскую кухню я не люблю.
КНЯЗЬ: Ну, тогда француза.
ГЕРЦОГ: (успокаивается) Эх! Присылай француза. (Князь начинает смеяться) Завтра отправим Карлика Носа на гильотину. Повеселимся. А сейчас я почитаю тебе стих, Князь. О любви…
Князь перестает смеяться вмиг.
КНЯЗЬ: Гм. Давай лучше в картишки перекинемся. А потом…
ГЕРЦОГ: Что потом?
КНЯЗЬ: Потом поедим.

16-ая картина. Кухня замка/дорога/озеро. (Мими, Якоб, Свин)
Якоб в слезах заходит на кухню.
МИМИ:
Что с тобой?
ЯКОБ: Теперь мне не миновать смерти! В пироге не хватало той самой травки, Вонявки. Где мне ее взять?
МИМИ: Это трава хранится только у двух волшебников. Ее собирают раз в тридцать три года, в Южной Талландии, в зеленой долине, на берегу озера Карабурдук, в первый день весны, в полнолуние. Один из этих людей – мой отец, но он далеко. Второй – злая колдунья Крейтервейс, которая нас заколдовала.
ЯКОБ: А откуда у княжеского повара эта трава?
МИМИ: Видимо, у него деловые отношения с колдуньей.
ЯКОБ: Но как мы попадем к Крейтервейс?
МИМИ: Я видела её помощника Свина, тогда на базаре.
ЯКОБ: Он там все время крутится.(рассуждает) Крейтервейс не может выходить наружу 12 лет. А Свин, получается, может гулять без неё…
МИМИ: Вероятно.
ЯКОБ: Значит нам нужно найти Свина.(берет клетку с гусыней) Идем.
МИМИ: Куда? На рынок?
ЯКОБ: Помнишь пословицу, свинья везде грязь найдет.
МИМИ: И что?
ЯКОБ: Если знать то, что Свина нет в замке старухи, то он, наверняка, либо на рынке, либо принимает грязевые ванны. А самая грязная грязь у нас где?
МИМИ: Где?
ЯКОБ: На озере. Прекрасная грязь для такого свинтуса! Идем туда.
Идут к озеру.
МИМИ: А что ты собираешься ему сказать?
ЯКОБ: Здесь, у герцога я учил студентов готовить блюда. Они мне платили деньги. Большую часть начальник кухни забирал себе. Но и мне удалось немножко скопить. (показывает деньги)
МИМО: Что ты хочешь на них купить?
ЯКОБ: Нашу с тобой свободу… и Свина.
МИМО: Как Свина?
ЯКОБ: Ну не самого Свина, конечно. Его услуги.
МИМО: Какие услуги?
ЯКОБ: С его помощью мы достанем волшебной травы и избавимся от злых чар.
МИМО: Думаешь, он продается?
ЯКОБ: Свины всегда продаются. Дело только в количестве денег и правильном подходе. Денег достаточно…
МИМО: А подход к нему ты найти сможешь?
ЯКОБ: После жизни во дворце, думаю смогу. Тут и дня без подходов протянуть нельзя. Политика! К каждому свой подход нужен. Одному польстить, другому лишний кусочек подложить, третьему лишний раз поклониться, четвертому наоборот, пригрозить, пятому подарочки к праздникам, у шестого о детях лишний раз поинтересоваться… А Свин жадный. Значит, с этой стороны и надо подходить.
Видят Свина, который возится в грязи
ЯКОБ: (поет)

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.