Сделай Сам Свою Работу на 5
 

ЖИЗНЬ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

 

На Марсе очень холодно: средняя температура по планете — минус 23°С, а в некоторых местах она опускается до 137°С ниже нуля. Ощущается острая нехватка таких дающих жизнь газов, как азот и кислород. К тому же низкое атмосферное давление. Человек, оказавшийся на «среднем уровне поверхности Марса» — согласованной учеными высоте, приравненной к земному уровню моря, будет испытывать атмосферное давление равное существующему на земле на высоте 30 тысяч метров над уровнем моря. При таких низких давлениях и температурах на Марсе не может быть жидкой воды.

Ученые считают, что жизнь не может возникнуть там, где нет жидкой воды. Если это так, тогда данные о жизни на Марсе в прошлом и настоящем означают, что когда-то на планете существовали большие количества жидкой воды, о чем — как мы увидим ниже — имеется масса сведений. Нет сомнений и в том, что с тех пор вода пропала. Однако это не обязательно означает, что не выжила ни одна форма жизни. Напротив, ряд недавних научных открытий и экспериментов показал, что, на Земле во всяком случае, жизнь возможна практически в любых условиях.

В 1996 году британские ученые, пробурив скважину на глубину в 4 тысячи с лишним метров под поверхностью Атлантического океана, нашли «процветающий подземный мир микроскопических существ…(Эти) бактерии показывают, что жизнь возможна и в экстремальных условиях, когда давление превышает в 400 раз давление на уровне моря, а температуры достигают 170° по Цельсию».

Другие ученые, изучающие действующие подводные вулканы на глубинах более 3 километров, нашли животных вида погонофора, жирующих на колониях бактерий, размножающихся в восходящих с морского дна, бурлящих и богатых минералами струях. Имеющие обычно лишь несколько миллиметров в длину, эти червеподобные существа разрастаются до чудовищных размеров и становятся похожими на мифических саламандр — «червей» или пресмыкающихся, которые якобы живут в огне.

Почти столь же диковинными являются и бактерии, которыми питаются погонофоры. Они не полагаются на получение энергии от солнечного света, поскольку он не проникает на такие глубины, а используют «тепло почти кипящей воды, выходящей пузырями из-под земной коры». Они не нуждаются в органических остатках для питания и поглощают «минералы из горячих рассолов».



Отнесенные зоологами к общей категории «экстремофилы», подобные существа включают автотрофные организмы, которые поедают базальт, используют водород в качестве источника энергии и извлекают углерод из неорганического углекислого газа. Другие автотрофы «были найдены на глубине трех километров от поверхности, где единственным источником тепла является тепло горных пород… Их находили при температуре в 113°С… Их обнаруживали… в потоках кислоты; в толуоле, бензоле, циклогексане и керосине; и на глубине в 11 тысяч метров в Марианском желобе».

Подобные существа вполне могли выжить и на Марсе, будучи заключенными в десятиметровом слое вечной мерзлоты, скрытом, как полагают, под поверхностью планеты, и их жизнедеятельность могла быть приостановлена на продолжительный период. На Земле в 1995 году ученые Калифорнии с Успехом оживили и поместили в карантинную лабораторию спящие микробы, сохранявшиеся в насекомых, попавших в янтарь, на протяжении десятков миллионов лет. Другие жизнеспособные микроорганизмы, выделенные из кристаллов соли, насчитывают более 200 миллионов лет. В лабораторных опытах «споры бактерий нагревались до точки кипения и охлаждались до -270°С, т. е. температуры межзвездного пространства. Когда условия улучшались, они оживали». Точно так же существуют вирусы, «которые могут быть активизированы при помещении их в клетки, даже если они остаются инертными вне такой биологической организации». В своем инертном состоянии эти пугающие малые существа — меньше длины волны видимого света — почти бессмертны в буквальном смысле слова. Они крайне сложны — их геном состоит из 1,5 х 104 нуклеотидов.

Ученые НАСА полагают, что с продолжением исследования Марса становится вполне реальной возможность взаимного заражения планет. В действительности такое заражение могло случиться задолго до эры космических полетов. Точно так же, как метеориты с поверхности Марса достигали Земли, весьма вероятно, что и осколки пород, «выплеснутые» с земной поверхности в результате ударов астероидов, могли время от времени достигать Марса. Вполне возможно, что споры самой жизни могли быть принесены на Землю метеоритами с Марса или, наоборот, такие споры могли попасть на Марс с Земли. Профессор естественных наук университета Аделаиды Пол Дэвис указывает:

«Марс не очень-то гостеприимная планета для жизни земного типа… Тем не менее некоторые виды земных бактерий могли бы выжить там… Если на Марсе в далеком прошлом твердо обосновалась жизнь, она могла постепенно приспособиться к нынешней, более суровой окружающей среде по мере медленного ухудшения условий».

 

 

ГОРЯЧИЕ СПОРЫ

 

Быть может, по случайному совпадению НАСА выбрало время, когда ученые и средства массовой информации широко обсуждали последствия выживания микроорганизмов в экстремальных средах, для сообщения об обнаружении микроскопических окаменелостей в метеорите ALH84001. Глава команды, исследовавшей метеорит, доктор Дэвид Маккей указывал:

«Нет ни одной находки, заставляющей нас поверить в существование жизни на Марсе в прошлом. Скорее мы обнаружили некое сочетание многих факторов… (В том числе), по-видимому, уникальная форма органических молекул — углеродных соединений, являющихся основой жизни. Мы также нашли несколько необычных разновидностей минералов, известных как продукты жизнедеятельности земных микроорганизмов. Это, похоже, подтверждают структуры, которые можно принять за ископаемые микроорганизмы. Соотношение всех этих находок с точки зрения их локализации — в пределах стотысячных дюйма друг от друга — представляет собой самое неопровержимое свидетельство».

Многие ученые не находят это доказательство Маккея столь уж убедительным.

Среди несогласных с ним — исследователи из Гавайского университета, которые утверждают, что предполагаемые «формы жизни» имеют не биологическую, а минеральную природу и, «должно быть, образовались в горячей, находившейся под высоким Давлением жидкости, которая была как бы впрыснута в разломы». Всемирно известный специалист по древним земным микроскопическим окаменелостям доктор Уильям Шопф также считает, что речь идет о небиологических процессах. Он указывает, что найденные НАСА «марсианские микробы» в сто раз меньше любых земных микробов и нет никаких признаков клеток или полостей, которые стали бы главными показателями жизни. Как и гавайские ученые, он полагает, что обсуждаемые структуры скорее всего являются минералами. Ралф Харви из Западного университета в Кливленде, штат Огайо, утверждает, что подробное изучение с помощью электронного микроскопа так называемых микробов «указывает на кристаллическую структуру, не свойственную жизненным формам». Исследователи же из Калифорнийского университета Лос-Анджелеса пришли к заключению, что «условия, в которых была образована порода, несовместимы с теорией жизни».

В лагере, выступающем «за жизнь», особо выделяется работа профессора Колина Пиллингера. Вместе со своими коллегами доктором Моникой Грейди и доктором Яном Райтом из лондонского Музея естественной истории он участвовал в обнаружении органического материала в другом марсианском метеорите — ЕЕТА79001 и опубликовал свои труды об этом в научном журнале «Нейчер» («Природа») еще до того, как НАСА объявило о возможных микроскопических окаменелостях в ALH84001. Сначала британские исследователи не решились заявить, что обнаружили доказательство существования жизни. Однако в октябре 1996 года они сообщили, что органический материал в метеорите «содержит на четыре процента больше углерода-12, чем углерода-13. в сравнении с соседними частями карбоната. Это указывает на то, что углерод образовался из метана, произведенного в результате деятельности микробов». Схожие испытания с ALH84001 (фрагмент которого НАСА предоставило Пиллингеру и его коллегам) дали те же соотношения изотопов углерода.

Особый интерес вызвал тот факт, что карбонаты в ЕЕТА79001 оказались гораздо моложе, чем в ALH84001 — вместо миллиардов лет они насчитывали лишь 600 тысяч лет. «С геологической точки зрения, — как указывал один ученый, — это достаточно недавно, чтобы говорить о реальной возможности того, что жизнь все еще существует в защищенных местах соседней планеты».

Космический центр им. Джонсона при НАСА продолжает настаивать на том, что марсианские метеориты могут считаться, «хоть и не бесспорно, величайшим открытием в истории науки». Лондонская «Тайме» выступила с предсказанием, что это открытие станет первым шагом в процессе, «который в корне изменит наше восприятие вселенной и нашего места в ней». В США советник Белого дома по науке Джон Гиббоне отмечал: «Наше представление о редкости жизни может подвергнуться пересмотру. Жизнь может быть распространена во вселенной». Главный администратор НАСА Дэниел Голдин соглашается: «Мы на пороге небес. Мы накануне решения вопроса, действительно ли жизнь свойственна только Земле». Та же мысль явно приходила в голову й президенту США Биллу Клинтону. В день, когда было объявлено об этом открытии, он обратился к нации по телевидению и лирически заметил, что подтверждение находок НАСА, если и когда оно будет получено, «бесспорно станет самым поразительным проникновением в наш мир, которого когда-либо добивалась наука. Трудно даже вообразить его Далеко идущие и приводящие в трепет последствия… Обещая ответы на некоторые из наших самых старых вопросов, оно одновременно ставит другие, даже более фундаментальные».

Легко понять, почему популистские политики жаждут, чтобы их имена связывали с поиском жизни на Марсе. Колин Пиллингер высказался так по этому поводу: «Людей это волнует. В беседах со мной они всегда стремятся узнать, была ли жизнь на Марсе».

 

 

ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ ПРОГРАММА?

 

«НАСА сделало поразительное открытие, указывающее на возможность того, что более трех миллиардов лет назад на Марсе могла существовать примитивная форма микроскопической жизни».

В таких тщательно подобранных словах, чуть ли не под звуки фанфар, 7 августа 1996 года на пресс-конференции в Космическом центре им. Джонсона в Хьюстоне было сделано первое публичное сообщение о том, что было найдено в метеорите ALH84001. С ним выступил могущественный руководитель НАСА Дэниел Голдин, занявший этот пост после двадцатипятилетней работы на сверхсекретном оборонном предприятии.

Лоббисты, выступающие за более открытое правительство в США, называют зловещим присутствие Голдина в НАСА. Своим назначением он обязан президенту Джорджу Бушу, который и сам был директором Центрального разведывательного управления. Один из таких лоббистов исследователь Дэн Экер отмечал:

«После того, как Голдин занял свой пост, многие из гражданских сотрудников НАСА были заменены людьми из Министерства обороны, а само НАСА постепенно становилось все более закрытым… Оно стало выполнять гораздо больше заданий Министерства обороны… И вспомним, что Дэн Голдин… единственный — по крайней мере известный мне — чиновник, возглавляющий федеральное ведомство, который не был заменен при администрации Клинтона. Это красноречивее всяких слов».

Подобно Экеру, многие американцы убеждены, что НАСА выполняет секретную программу, а на его политику и на характер обнародуемой им информации оказывают влияние факторы, не имеющие ничего общего с развитием чистой науки. Как станет ясно из последующих глав, особо сильные подозрения возникли в связи с так называемыми «памятниками» Марса — в особенности с «пирамидами» и «лицом» в области Сидония. Высказывалось даже предположение о том, что вся фантасмагория с «марсианскими микробами» могла быть спланирована, чтобы отвлечь внимание от другой, более секретной марсианской истории, возможно, связанной с Сидонией.

Подобные спекуляции походят на фантазии параноика. Но высказывалась и озабоченность иного рода, на этот раз связанная с самими «микробами». Подобные предположения высказываются уважаемыми учеными, сотрудничающими с НАСА, и не могут быть так легко отвергнуты.

 

 

МОТИВЫ

 

Метеорит ALH84001 состоит из скальной породы, достоверный возраст которой составляет более 4,5 миллиарда лет. Найденные в нем следы жизни насчитывают 3,6 миллиарда лет. Есть данные, позволяюшие предполагать, что порода была «выплеснута» с поверхности Марса 15 миллионов лет назад в результате столкновения с кометой или астероидом. Затем она путешествовала по космическому пространству, как неприкаянная, на протяжении миллионов лет, пока не пересекла путь Земли всего лишь 13 тысяч лет назад и не приземлилась среди материкового льда Антарктиды.

Его современная история началась 27 декабря 1984 года, когда его нашли в районе Аллен Хиллс в Антарктиде. Темно-зеленого цвета с крошечными ржаво-красными прожилками в трещинах, этот осколок скальной породы был подобран Робертой Скорр из Национального научного фонда США, которая идентифицировала в нем метеорит и отправила его в Космический центр им. Джонсона. Там его игнорировали — как гласит официальная версия — более восьми лет, пока исследователи не обнаружили, что он имеет классическую химическую характеристику метеоритов класса «SHC» и, следовательно, он марсианского происхождения.

Группа ученых НАСА занялась в 1993—1996 годах практически без ведома своего начальства интенсивным изучением метеорита. Команду возглавили Дэвид Маккей и Эверетт Гибсон из Космического центра им. Джонсона, привлекшие позже специалистов извне — Кети Л. Томас-Кеперта из компании «Локхид-Мартин», поставщика Министерства обороны, и профессора Ричарда Н. Заре из Стэнфордского университета Калифорнии, которые проанализировали органические составляющие метеорита с помощью лазерного масс-спектрометра.

Дуэйн Дэй из Института космической политики Университета им. Джорджа Вашингтона отмечал: «Как только команда осознала последствия своего исследования, ее члены перестали говорить о нем с посторонними, даже с коллегами. Они воздерживались от каких-либо высказываний, пока не убедились в правильности своих выводов».

На гораздо менее достойные мотивы указал ученый Дэвид Де Маре из Исследовательского центра им. Эймса при НАСА. Он считает, что скрытность и замкнутость его коллег из Космического центра им. Джонсона больше связаны с межведомственным соперничеством из-за финансирования, нежели с чувством ответственности и благоразумием:

«В настоящее время определенно существует сильная конкуренция между научными центрами НАСА из-за сокращения правительственного финансирования, и я легко могу представить себе, почему они стараются держать про себя свои открытия и одновременно добиваются широкого освещения в печати исследований своих и своего центра».

НАСА распределяет свои задания между многими центрами. Центр Эймса, где работает Де Маре, специализируется на биологических исследованиях, преимущественно на химических и биологических экспериментах, проводящихся на «Шаттлах». К марту 1997 года, через семь с лишним месяцев после первоначальных сенсационных сообщений о марсианских «микробах», ученые из Центра Эймса все еще не сумели убедить коллег из Центра Джонсона предоставить им пробу метеорита. «В действительности мы хотели провести химический анализ образца на предмет поиска признаков жизни, — отмечал Де Маре, — ибо до тех пор почти все, кто видел камень, интересовались его геологией. Никто глубоко не исследовал его органическую химию, а мы лучше всех оснащены для этого».

 

 

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.