Сделай Сам Свою Работу на 5

Июня, 14:06 реального времени

— Махмуд, ну какого черта ты делаешь? Левее! Левее, слышишь?

— Спокойно, идем по курсу!

— Да какой курс?! Тормози! Тормози, кому сказано!

Невнятно зарычав, Махмуд потянул рычаг. Корректор пейзажа утробно замычал и, содрогнувшись, замер.

Если кто-нибудь думает, что создание компьютерной игры сводится к тому, что куча угрюмых программистов байт за байтом строчит чистый машинный код, — он, конечно, ошибается. Нет, без сухих строчек дело не обходится, но программисты уже давным-давно предпочитают писать, так сказать, не саму игру, а набор инструментов, позволяющий менее искушенным в математических абстракциях людям (вроде дизайнеров) сравнительно комфортно создавать и обустраивать игровой мир.

В данный момент Махмуд с Ксенобайтом, оседлав корректор пейзажа, готовили к заселению новую локацию: лабиринт какого-то старинного полуразрушенного бункера. Корректор представлял собой что-то вроде бульдозера, прямо перед собой генерирующего зону пространства с заданными параметрами. Сейчас, например, он был настроен на то, чтобы прокладывать облицованный серым бетоном тоннель.

Конечно, большие пространства обустраивались «снаружи», но тонкую настройку местности всегда удобнее было производить прямо из вирт-пространства игры. Так что Махмуд с Ксенобайтом, вооружившись составленной дизайнерами картой, отправились рыть тоннели. Программист, шипя и ругаясь под нос, возился с настройками корректора — несколько раз, вместо бетонных стен, тоннель вдруг оказывался облицован бревнами, грубыми досками, неровно штукатуренным кирпичом.

Ксенобайт выскочил из кабины корректора, прищелкнул пальцами, вызывая личный псевдотерминал, потом извлек из воздуха карту.

— Где мы должны быть? — буркнул он, тыча картой в нос Махмуду.

— Вот тут, — раздраженно ответил ходок, с размаху чуть не продырявив карту пальцем.

— Правильно, а на самом деле мы где?

— Там!

— А вот шиш тебе! Какие координаты у этой точки?! — Пальцы программиста зашевелились, точно лапки отплясывающего лихой канкан паука. — Вот, видишь? А наши координаты какие? Вот мы где, понял? Так что реально наш тоннель выглядит вот так!



Изображение на карте изменилось. Боковой тоннель, который в настоящий момент прокладывали тестеры, изогнулся странной загогулиной, уходя к востоку от намеченного маршрута.

— А что? — пряча смущение, пробубнил Махмуд. — Тоже красиво...

— Красиво, — скривился Ксенобайт — Мы тут что, картины рисуем? Во-первых, как ты себе представляешь бункер с такими тоннелями? Кто его строил? Молдаване-гастарбайтеры?! А во-вторых, ты не забыл, что над нами город и план бункера привязан к его плану? И где-то наверху сейчас матерится Мак-Мэд, пробивающий колодцы с улиц вниз. Колодцы должны вести в бункер, а его — вот странно! — нет на месте!

— Ладно-ладно, намек понял, — уныло вздохнул ходок, — сейчас перероем...

Тестеры вернулись в бульдозер. Махмуд завел корректор, переключил передачу на «отмену» и, отпустив руль, плавно вжал педаль газа. Агрегат со странной для бульдозера скоростью и плавностью побежал назад, повторяя собственный путь и устраняя все изменения, которые внес в игровое пространство. Ксенобайт уткнулся в приборы, Махмуд молчал.

Вообще-то Ксенобайт сразу предложил попросту ввести в автопилот корректора маршрут, настроить параметры облицовки, придавить педаль газа ломиком и отпустить агрегат на вольные хлеба. Махмуд возразил, что это будет ненадежно, а самое главное — скучно. Что он, Махмуд, и так может провести этот дурацкий бульдозер по струнке с закрытыми глазами.

Бульдозер ходко катил задом наперед. Махмуд скучал на месте водителя, Ксенобайт с остекленевшими глазами витал где-то в мире математических абстракций.

— Эх... Сколько нам еще на сегодня? — вздохнув, спросил ходок: то ли от скуки, то ли пытаясь все-таки завязать беседу.

— Еще три яруса, потом центральную шахту.

— Ненавижу вертикальные шахты прокладывать, — пожаловался Махмуд.

Ксенобайт пожал плечами. Занятие и правда было не для слабонервных. Периодически бульдозер вдруг делал плавный поворот, зарывался носом в грунт и, прилипнув к стене, продолжал катить вперед, подчиняясь своей, персональной гравитации. Даже привычного к подобному сюрреализму Ксенобайта пронимало.

— Сегодня, скорее всего, не успеем. Говорят, со второго яруса еще будет выход в катакомбы... Ладно, не важно, план такой: сейчас ликвидируем безобразие с кривыми тоннелями, потом все-таки настраиваем автопилот. Заканчиваем этот ярус, подхватываем на борт Кешу...

Ксенобайт запнулся и заморгал, как будто только что о чем-то вспомнил. После истории с таинственным падежом бармаглотов растрепанный дизайнер прижился при тестерах. Вот и сегодня они работали вместе: Кеша должен был идти следом за корректором, развешивая на свежепрокопанных стенах всяческие украшения: лампы, пятна плесени, грязь, двери, разбитые терминалы и прочие украшения.

Позади бульдозера что-то испуганно пискнуло, чавкнуло; корректор подскочил, как будто наехав на камешек. Тестеры переглянулись. Махмуд судорожно задергал рычаги. Корректор вздохнул и остановился.

— Что это было? — с надеждой на лучшее спросил Махмуд. — Это ведь не Кешу мы переехали?

Ксенобайт сосредоточенно потряс коммуникатор.

— Кеша? Алло, Кеша, у тебя все в порядке? Нам тут немного тревожно за тебя...

— Ребята, — раздался из коммуникатора испуганный голос Кеши, — что-то случилось? Я как раз пятно крови к стене приклеивал, а тут вдруг меня что-то толкнуло — и стало темно. И пошевелиться я не могу... Что, сервер повис?

Тестеры перевели дух. Кажется с дизайнером все было в порядке, хоть он и оказался вмурован в толщу скальной породы.

— Да не, с сервером все в порядке, у нас тут небольшая накладочка вышла. Ты это... выходи, наверное, из виртуалки, обедать пора. Переведем дух и продолжим, ладно?

— Ладно, — не стал спорить Кеша.

Логово тестеров



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.