Сделай Сам Свою Работу на 5

Грамматический строй германских языков

Общеи.-е. язык был языком флективного строя (*Флексия – часть слова, выражающая грамматическое значение при словизменении (склонении, спряжении)). В нем была хорошо развита система склонения и спряжения. Характерной чертой и.-е. праязыка была трехморфемная структура слова (см. слайд). Сущ-ые и прил-ые состояли из трех морфем: корня, основообразующего суффикса и окончания. Корень был носителем лексического значения слова, основообразующий суффикс определял подкласс имени сущ-го или прил-го. Предполагают, что деление по основам возникло еще до того, как сущ-ые и прил-ые начали делиться по родам, о основообразующие суффиксы являлись показателями класса предметов, которые объединялись по какому-либо признаку. Окончание слова передавало род, число и падеж. У глаголов корень обозначал действие или состояние, суффикс выполнял формообразующую функцию, и имелось личное окончание (показатель лица и числа).

Все основы и.-е. праязыка подразделяись на тематические и атематические. тематические основы оканчиваются на -е- или -о-; атематические – на согласный или на -а- (напр., греч. pheromen «несем» – тем. осн.; pherte «несет» – атем. осн.). Многие слова в и.-е. праязыке имели свои особенности склонения и спряжения, поэтому древний и.-е. язык отличался очень большим разнообразием форм.

Общегерманский праязык был также языком флективного строя, эта особенность перешла к нему от и.-е. праязыка. Однако в структуре слова, в склонении и спряжении произошли знчительные изменения.

Одно из основных изменений – это переход трехморфемной структуры слова в двухморфемную (см. слайд). В словах сохраняются корень, который передает лексическое значение слова, и окончание, которое показывает его грамматическую форму. А основообразующий суффикс теряет свою значимость. Он или сливается с окончанием, или сам становится окончанием, или сливается с корнем. Однако структура слова могла осложняться дополнительными префиксами и суффиксами и несколькими основами (словосложение).



Кроме перехода трехморфемной структуры слова в двухморфемную, в германском праязыке происходят еще два важных изменения: 1) замена более старых атематических основ тематическими (а в дальнейшем исчезновение деления основ на тематические / атематические и замена их делением основ на гласные и согласные); 2) постепенное исчезновение разнобоя в системах склонения и спряжение (они становятся более упорядочными и однообрзными).

 

В древнегерманских языках существовали все основные части речи, которые имеются и в настоящее время: глагол, сущ-ое, прил-ое, мест., числ., наречие, предлог. Но на древнем этапе они имели свои особенности. Прежде чем перейти к характеристике отдельных частей речи и их грамматических категорий, необходимо сравнить две системы склонения: и.-е. и герм. (см. слайд).

И.е.: 1) склонение сущ-ых и прил-ых; 2) склонение местоименного типа (указ., вопросит. и личн. мест. 3 лица); 3) склонение личных местоимений 1 и 2 лица и возвратного местоимения.

Герм.: 1) склонение сущ-ых и слабое (именное) склонение прил-ых; 2) склонение местоимений и сильное (местоименное) склонение прил-ых; 3) склонение личных местоимений 1 и 2 лица и возвратного местоимения.

Таким образом, изменения затронули лишь систему склонения прила-ых. В и.-е. праязыке они склонялоись так же, как сущ-ые. В герм. у них развивается сильное и слабое склонение.

В и.-е. праязыке было предположительно 8 падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, отложительный, местный, инструментальный и звательный). В герм. сохранились 4 падежа: им., род., дат. и вин. (с остатками звательного и инструментлаьного в некоторых языках).

 

Имя сущ-ое в прагерманском языке имело грамматические категории рода (м., ж. и ср.), числа (ед. и мн.) и падежа (им., род., дат. и вин.). Окончание сущ-го было одновременно показателем числа и падежа. Сущ-ые определенного рода (напр., муж.) постепенно получали окончания, которые отличали их от сущ-ых других родов (напр., жен. и ср.). Тип склонения сущ-ых зависел от типа их основы, то есть от того основообразующего суффикса, который имелся первоначально в и.-е. праязыке. В общегерманском праязыке этот суффикс исчезает и в словах уже не распознается. Он определяется методом реконструкции и позволяет отнести слово к тому или иному типу склонения (см. слайд).

Итак, у сущ-ых выделяются основы на гласные (-a-, -o-, -i-, -u-) и на согласные (-n-, -r-, -s-). Склонение основ на гласные образует в дальнейшем сильное склонение сущ-ых, а склонение основ на согласный -n- – слабое склонение.

К основам на -а- относились сущ-ые муж. и ср. рода, к основам на -о- – сущ-ые жен. рода. Эти основы могли осложныться звуками j и w, которые вызывали различные чередования, поэтому отдельно выделяются склонение основ на -ja-, -wa- и -jo-, -wo-. К основам на -i- относились сущ-ые муж. и жен. рода, к основам на -u- – сущ-ые всех трех родов. Итак, здесь мы видим четыре типа склонения: 1) склонение сущ-ых с основами на гласный -а-; 2) на -о-; 3) на -i-; 4) на -u-. Первые два типа склонения имеют свои подтипы: с основами на -ja-, -wa- и -jo-, -wo-.

Все основы на гласные (кроме основ на -u-) являлись индуцирующими (продуктивными, регулярными, частотными), то есть такими основами, которые играют в языке более важную роль и постепенно вытесняют другие основы – неиндуцирующие (нерегулярные, остаточные). К неиндуцирующим основам в древнегерманских языках относятся основы на согласные (кроме основ на согласный -n-). Основы на -n- получили в древнегерманских языках очень большое распространение. На их основе развилось и слабое склонение прилагательных.основообразующий суффикс -n- выступал в муж. и ср. роде как -an-, -in-, в жен. роде – как -on, -in-. Основы на -s- и -r- встречались редко. Сущ-ые с основами на -r- обозначали лиц, связанных родственными отношениями (напр., двн fater, muoter и др.). Итак, здесь мы видим еще три типа склонения: 1) склонение сущ-ых с основами на -n-; 2) на -s-; 3) на -r-.

Помимо основ на гласные и согласные, в древнегерманских языках выделялись сущ-ые с корневыми основами, которые образовывали свой тип склонения. Однако этот тип склонения был неустойчивым, и постепенно корневые сущ-ые муж. рода начинают склоняться как основы на -n- и основы на -а-, а корневые сущ-ые жен. рода принимали окончания основ на -i- и на -о-.

Особую группу склонения составляют сущ-ые муж. рода с основой на -nt-. По происхождению это причастия, перешедшие в разряд сущ-ых (напр., спасающий → спаситель, двн heilant). Склонялись эти сущ-ые по смешанному типу: некоторые окончания у них были как у сущ-ых на -а-, некоторые – как у корневых сущ-ых.

Таким образом, типы склонения сущ-ых в древнегерманских языках различаются в зависимости от основообразующего суффикса; они не зависят, как правило, от рода сущ-го и его лексического значения. самые продуктивные типы склонения – это склонение сущ-ых на гласные -а-, -о-, -i- и на согласный -n-.

 

Имя прилагательное в древнегерманских языках согласовывалось с именем сущ-ым и выражало категории рода, числа и падежа. Независимо от сущ-го оно имело также категорию определенности / неопределенности и передавало степень качества.

В и.-е. праязыке прил-ое не отличалось от сущ-го. Оно имело те же основы и склонялось так же, как сущ-ое. прил-ое и сущ-ое составляли единую категорию имени. Если одно имя ставилось перед другим, то оно обозначало признак, напр. гот. baurg waddjus (город+стена=городская стена) (см. слайд). Посепенно прил-ые начинают принимать окончания, которые были свойственны для указательных местоимений, и их склонение в древнегерманских языках уже отличается от сущ-ых. Этот тип склонения называется сильным (или местоименным).

Второй тип склонения прил-ых – это слабое (или именное) склонение. Оно совпадает со склонением сущ-ых на -n-. Прила-ые с основой на -n- отличались по своему значению. Они выражали устойчивый, постоянный признак и, как правило, сопровождались указательным местоимением (напр. гот. haitdeis sa goda «пастырь тот добрый»). Из указательного местоимения впоследствии развился определенный артикль (двн der mahtigo kuninc «тот могущественный король»).

Сильное и слабое склонение прил-ых отличались по признаку определенности / неопределенности. Сильное склонение передавало значение неопр-ти, а слабое – опр-ти (ср. ein junger Mann, der junge Mann). Большинство прил-ых могло склоняться как по сильному, так и по слабому типу, хотя некоторые прил-ые могли иметь только одну из двух форм.

Прил-ые в герм. языках имели две степени сравнения: сравнительную и превосходную (см. слайд). Сравнительная степень образовывалась при помощи суффиксов -iz- / -oz-; превосходная – с помощью суффиксов -ist- / -ost-(напр. гот. hauhs-hauhiza-hauhists «высокий-выше-самый высокий). Некоторые прил-ые образовывали степени сравнения супплетивно, то есть от разных корней (напр., гот. leitils-minniza-minnists «маленький-меньше-самый маленький»).

Если мы рассмотрим степени сравнения на примере двн языка, то заметим, что звуку z там соответствует звук r (lang-lengiro-lengist «длинный-длиннеее-самый длинный»). Здесь мы наблюдаем такое явление, как ротацизм (по названию греческой буквы «ро») (см. слайд). Ротацизм – это переход звука z в звук r, который произошел в западно- и северогерманских языках. Явление ротацизма наблюдается не только в степенях сравнения, но и во многих других формах, напр., у сильных глаголов: гот. kiusan-kaus-kusum-kusans «выбирать»; двн. kiosan-kos-kurum-gikoran.

 

Глагол в древнегерманских языках имел следующие грамматические категории: 1) лицо (1, 2 и 3); 2) число (ед., мн., в готском также двойственное); 3) время (прош. и наст.); 4) наклонение (индикатив, императив, оптатив); 5) залог (актив, в гот. также медиопассив). У глагола имелись также неличные формы (причастия и инфинитив). Все грамматические категории могли быть выражены одновременно в личном окончании глагола, напр., в гот. яз. окончание -am обозначало 1 л. мн. ч. индикатива наст. времени действит. залога.

По способу образования прош. времени все глаголы делились на сильные и слабые. Сильные глаголы образовывали прош. время с помощью аблаута (изменения гласного в корне), а слабые - с помощью дентального суффикса. Кроме сильных и слабых глаголов в германских языках выделялись претерито-презентные и неправильные глаголы.

Категория лица выражалась в древнегерманских языках двумя способами: синтетическим и аналитическим (см. слайд). Синтетический способ - это передача грамматического знчения с помощью изменения формы слова (с помощью внешних и внутренних флексий – окончаний и чередований гласных в корне). В древнегерманских языках таом способ выражения категории лица являлся преобладающим. Лицо выражалось с помощью личных окончаний глаголов. В и.-е. праязыке система личных окончаний была очень разнообразна. Но в германских языках ударение закрепилось на первом корневом слоге и произошла редукция окончаний. Это привело к тому, что окончания стали более однообразными и появились омонимичные формы, то есть внешне одинаковые формы глаголов, имеющие разное значение. Напр., гот. nimiþ означает «он берет» и «вы берете». В результате возникновения таких омонимичных форм в германских языках начинает развиваться аналитический способ выражения категории лица, то есть передача грамматического значения с помощью разных слов. Аналитический способ выражения лица – это обязательное сочетание глагольных форм с местоимением. Развитие анлитического способа обозначения лица тесно связано с преобразованием односоставного предложения в двусоставное (с обязательным подлежащим и сказуемым). Говоря о категории лица, необходимо отметить, что у безличных глаголов и в разных безличных конструкциях (напр., «светает, идет дождь, мне холодно, мне хочется») она присутствует только формально. Такие глаголы не соотносятся ни с каким действующим лицом, но по форме выглядяд так же, как глаголы 3 л. ед.ч. Категория лица является основой для различения личных и неличных (именных) форм глагола. Отсутствие категории лица - это отличительный признак именных форм глагола (инфинитива и причастий).

В и.-е. праязыке категория числа была представлена ед., мн. и двойственным числом («мы вдвоем», «вы вдвоем»). Первоначально в германских языках тоже имелись эти три числа, но двойственное число употреблялось редко и постепенно совсем исчезло. Категория числа выражалась, как правило, теми же показателями, что и категория лица, то есть окончаниями. У сильных глаголов в ед. и мн. числе прош. вр. изменялся корневой гласный (гот. nam «я взял» - namt «ты взял» - nemuts «вы оба взяли» - nemum «мы взяли»), у слабых глаголов – дентальный суффикс (гот. nasides «ты спасал» - nasideduþ «вы спасали») (см. слайд). Однако изменение (варьирование) основы как способ выражения категории числа использовалось только в отдельных случаях и не получало широкого распространения. Ведущая роль принадлежала все-таки личным окончаниям.

В и.-е. праязыке категория времени была тесно связана с категорией вида. Существовали две основные видо-временные формы глагола: презенс и аорист. Основа презенса выражала длительное действие, основа аориста - недлительное (мгновенное). Основы презенса и аориста не имели каких-то характерных признаков и были различными у разных глаголов. В герм. праязыке эти видовые основы преобразовались во временные (исчезает видовое противопоставление по длительности / недлительности). В древнегерманском языке имелись две временные формы: презенс и претерит. Претерит обозначал действие в прошлом, презенс имел три основных значения (см. слайд): 1) процесс, соотнесенный с настоящим (qiþa auk izwis «говорю вам»); 2) процесс вневременной (witoþ fraujinoþ mann, swa lagga ƕeila swe libaiþ «закон господствует над людьми, пока они живут»); 3) будущее время (managai fram urrunsa jah saggqa qimand «многие придут с востока и запада»). Таким образом, в древнегерманских языках не было специальной глагольной формы для обозначения действия в будущем. Для этого использовалась форма презенс. Позднее в германских языках развиваются сочетания служебного и полного глаголов для выражения будущего.

В и.-е. праязыке бало четыре наклонения: изъявительное (инликатив), повелительное (императив), желательное (оптатив), сослагательное (конъюнктив). В древнегерманских языках сохранилось три наклонения: инликатив, императив и оптатив (см. слайд). Из двух наклонений, обозначающих нереальное действие (желательного и сослагательного) сохранилось только одно – желательное (оптатив). Форма индикатива обозначала реальные процессы, которые действительно совершаются или уже совершились. Индикатив охватывал все временные и залоговые формы. Глаголы в императиве, наоборот, не имели временных различий. По своей форме они часто совпадали с формами индикатива (ср. совр. нем. яз. ihr studiert – studiert! wir machen – machen wir!) Четкий показатель повелительного наклонения имелся только во 2 л. ед. ч.: фирма сильных глаголов была представлена чистой основой и тем самым отличалась от всех форм индикатива и оптатива (гот. bind «связывай» - импер.; bindis «ты связываешь» - индик.; bindais «чтобы ты связывал» - оптатив).

Оптатив так же, как и индикатив, имел все временные и залоговые формы. Но он отличался своими личными окончаниями и оформлением основы (гот. nimand «они берут» - индикатив, основа на -а-, личн. окончание -nd; nimaima «пусть они возьмут» - оптатив, основа на -ai-, личн. оконч. -ma). Так как в большинстве германских языков гласные основы уже не выделяются (в связи с переходом к двухморфемной структуре слова), основными отличительными признаками трех наклонений являются личные окончания глаголов. Оптатив имел довольно сложную смысловую структуру. В отличие от индикатива, который обозначал реальные, действительные процессы, оптатив бобзначал процессы возможные, предполагаемые, желательные. Но в определенных условиях он терял эти смысловые признаки и использовался для обозначения будущего. Форма настоящего времени индикатива тоже могла употребляться в функции будущего, поэтому оптатив и индикатив в определенном контексте совсем не различались по смыслу: гот. Ni maurnaiþ nu qiþandans: ƕa matjam aiþþau ƕa drigkan aiþþau ƕe wasjaima. «не заботьтесь, говоря: что будем есть (индик.), что будем пить (индик.), во что оденемся (оптатив)». Во всех германских языках оптатив часто употреблялся в придаточных предложениях, но в этих же предложениях употреблялся и индикатив, поэтому здесь две формы наклонения также не имеют особых смысловых различий. Кроме того, оптатив мог употребляться и в функции императива, причем такое случалось довольно часто во всех германских языках. Таким образом, форма оптатива была очень широко распространена и часто заменяла две другие формы наклонения.

В и.-е. праязыке существовало два залога - действительный и средний (медиальный). В германских языках противопоставляются активный залог и медиопассив (см. слайд). Активный залог обозначает активность субъекта (подлежащего), направленность действия от него. Медиопассив объединяет в себе признаки пассивного залога (направленность действия на субъект) и медиального залога (непереходность, обозначение состояния или чувства). Как определенная система словоизменительных форм медиопассив засвидетельствован только в готском языке. Активный залог представлен как в презенсе, так и в претерите; медиопассив используется только в презенсе. Показателями (или отличительными признаками) актива и медиопассива являлись оформление основы и личные окончания глаголов (гот. nimiþ «он берет» - актив; nimada «его берут» - медиопассив). основное смысловое различие между активом и медиопассивом - это направленность действия ОТ субъекта и направленность действия НА субъект.

В общегерманскую эпоху наряду с медиопассивом в системе залога использовались и другие средства. Это могли быть средства лексические (например, глаголы с суффиксом -na- (гот. fulljan «наполнять» / fullnan «наполняться») или синтаксические (напр., сочетание причастия 2 с глаголами «быть» или «становиться»).

Итак, личным формам глагола были присущи пять грамматических категорий: лицо, число, время, наклонение, залог. Помимо личных, у глаголов выделялись три именные (неличные) формы: инфинитив и два причастия (см. слайд). Общегерманская форма инфинитива была образована от основы настоящего времени с помощью и.-е. суффикса -no-. Т.к. и.-е. ŏ → герм. ă и трехморфемная структура слова перешла в двухморфемную, то инфинитив в древнегерманских языках выглядит так: двн bringan «приносить». Германский инфинитив был нейтральным в залоговом и временном отношении.

Причастие 1 имеет одинаковую структуру у всех типов глаголов (и у сильных, и у слабых). Оно образуется от основы глагола в презенсе и показателя -nd- (гот. nimands «берущий»). Причастие 2 у сильных и у слабых глаголов имело разную форму. У сильных глаголов оно образовывалось с помощью чередований гласных в корне и такого же суффикса, как у инфинитива (гот. numans «взятый»), у слабых глаголов – с помощью основы прошедшего времени и суффикса þ /d / t (гот. dauþiþs «убитый»). Значение причастий зависело от контекста и от лексического значения глагола. Причастия, как и прил-ые, могли склоняться, согласуясь с сущ-ым. Прич. 1 в большинстве имели только форму слабого склонения. Они склонялись так же, как сущ-ые с основой на -in. Исключение составляют прич. 1 м.р. им.п. ед.ч., которые могли иметь обе формы (сильную и слабую). Прич. 2 изменялись и по сильному, и по слабому типу.

По способу образования прошедшего времени все глаголы в германских языках делились на сильные и слабые. Сильные глаголы образуют прош. вр. с помощью изменения корневого гласного по аблауту. Ни в одном из и.-е. языков аблаут не играл такой роли в словоизменении глагола, как в германских языках. только в германских языках существовала такая целостная система чередований, которая охватывала большое количество глаголов. В зависимости от чередования гласных в корне и от структуры коневого слога в целом выделялись 7 рядов аблаута и 7 классов сильных глаголов (см. слайд). Первые пять классов построены на чередовании ě - ă - нуль. В первом классе чередующийся гласный осложнялся неслоговым i, во втором классе - неслоговым u. За этими звуками следовал щелевой согласный.

1) ei-ai-i-i

2) eu-au-u-u

В третьем классе за гласным следовал сонорный и еще один согласный (или двойной сонорный):

3) e+r,l,m,n + согл - a+r,l,m,n +согл. - r,l,m,n +согл. - r,l,m,n +согл.

В четвертом классе сильных глаголов наблюдаются чередование

4) ě-ă-ē-ŭ+сонор.

В пятом: 5) ě-ă-ē-ě+щелевой согл.

Предполагают, что ŭ и ěв этих рядах развились из сверхкраткого гласного [ә], который появлялся иногла в нулевой ступени аблаута. Этот гласный получил название «шва секундум». Перед сонорными этот звук развился в гласный ŭ, а перед щелевыми - в ě.

В шестом классе сильных глаголов наблюдалось чередование 6) ă-ō-ō-ă.

Глаголы седьмого класса образовывали свои основные формы по-особому, с помощью редупликации (или удвоения). В прошедшем времени к глагольному корню прибавлялся безударный слог, который состоял из начального согласного корня и гласного [Е] - в орфографии ai. Этот слог ставился перед корнем (в препозиции): 7) haitan - haihait -haihaitum - haitans. Если глагол начинался с гласного, то к нему прибавлялся один гласный ai[Е]: aukan «увеличиваться» - aiauk. В некоторых глаголах происходили одновременно и редупликация, и чередование: letan - lailot - lailotum - letans.

Группа сильных глаголов представляет собой так называемые первичные, непроизводные глаголы. По сравнению со слабыми они являются наиболее древними.

Слабые глаголы являются уже вторичными, производными. Они образуются в общегерманскую эпоху от именных частей речи и от других глаголов (fulls «полный» → fulljan «наполнять»). Особенностью слабых глаголов являлось то, что ониобразовывали прошедшее время с помощью дентального суффикса -d-/-t- (fulljan - fullida). Этот способ образования прошедшего времени стал в германских языках наиболее продуктивным. В зависимости от основообразующего суффикса слабые глаголы подразделялись на четыре класса (см. слайд):

1) глаголы с основой на -ja; 2) с основой на -o; 3) с основой на -ai; 4) с основой на -na /-no. Эти суффиксы наиболее отчетливо представлены в готском языке, а в других германских языках они редуцировались. К первому классу слабых глаголов относились многочисленные каузативные глаголы, т.е. такие глаголы, которые обозначают действие, вызывающее определенное состояние (гот. hails «здоровый» - hailjan «исцелять, делать здоровым»). Второй класс включал в себя различные глаголы, образованные от существительных (напр. двн. lonon «вознаграждать» от lon «награда»). Это самый многочисленный класс. Число глаголов третьего класса, наоборот, было ограниченно. Сюда относился, например, глагол haban «иметь». Четвертый класс слабых глаголов представлен только в готском языке. Он объединял в себе непереходные глаголы, обозначающие становление какого-либо состояния, напр. fullnan «наполняться».

Помимо сильных и слабых, в германских языках имелись также претерито-презентные и неправильные глаголы. Претерито-презентные глаголы представляют собой небольшую лексико-грамматическую группу глаголов. По своему значению это глаголы состояния (знать, быть пригодным, любить, быть благосклонным, нуждаться, сметь, быть должным, помнить, бояться, мочь). Основная особенность этой группы заключается в том, что их форма настоящего времени образуется так же, как прошедшее время сильных глаголов, и имеет разные корневые гласные в ед. и мн. числе. Прошедшее время они образуют с помощью дентального суффикса от основы мн. числа, то есть так же, как слабые глаголы. Прет.-през. глаголы распределяются, как и сильные, по рядам аблаута.

Неправильные глаголы отличаются тем, что спрягаются по-особому и имеют свои индивидуальные формы. Таких глаголов немного, но они употребляются в германских языках очень часто. К неправильным относятся глаголы «быть» (wisan) и «хотеть» (wiljan), а в зап.-герм. также гл-лы «делать» (tuon), «идти» (gan), «стоять» (stan) (см. слайд).

Итак, по сравнению с и.-е. системой глаголов в германских языках произошли значительные изменения. Изменилось содержание многих грамматических категорий: числа, времени, наклонения, залога. На основе многочисленных и разрозненных типов непроизводных глаголов оформился класс сильных глаголов. Возник новый класс слабых глаголов. Личные окончания подверглись упрощению.

 

Особенности синтаксиса джревнегерманских языков. Определение структуры древнегерманского предложения связано с некоторыми трудностями. Самые ранние германские тексты – рунические надписи – представляют собой чаще всего лишь отдельные фрагменты предложений и их довольно трудно расшифровать. Кроме того, на структуру предложения могут оказывать влияние разные факторы (см. слайд):

1) жанровая специфика (например, аллитерационный стих, в котором повторяются одинаковые или созвучные согласные звуки);

2) особенности стиля (например, стиль документов резко отличается от стиля художественного произведения);

3) синтаксис оригинала (если речь идет о переводной литературе);

4) коммуникативные намерения и др.

На древней стадии германских языков простое предложение имело в большинстве случаев такой порядок слов, при котором глагол занимал конечное положение. Такой порядок слов можно отразить в схеме

S+O+V

рун. dagaxtiR runa faihuia (Дагастир руны сделал) (см. слайд)

Придаточное предложение на этой языковой стадии чаще всего стояло перед тем словом, которое оно определяло, а прилагательные в степени сравнения – после существительного.

По количеству главных членов простые предложения в древнегерманских языках могли быть односоставными и двусоставными. Односоставные, в свою очередь, распадаются на два типа:

1) безглагольные (восклицания, звательная форма, а также предложения, где в презенсе опущен глагол-связка «быть»);

2) бессубстантивные (описание явлений природы, например, гот. rigniþ «идет дождь»).

Двусоставное предложение имеет оба главных члена. Ядро двусоставного предложения образует глагол. Вокруг глагола группируются в соответствии со своей значимостью другие члены предложения. Минимальная схема двусоставного предложения – S+V (см. слайд). Максимальная схема выглядит следующим образом: частицы +местоимения +местоименные наречия +именная часть речи +косвенное дополнение +прямое дополнение +наречия +глагольный комплекс (возвратное местоимение, неличная форма глагола – инфинитив или причастие, отрицание, личная форма глагола).

В повелительном наклонении, в вопросительных и придаточных предложениях глагол мог занимать начальное положение, при этом менялось и расположение остальных членов предложения. Если подлежащее было выражено существительным, то все члены предложения располагались между глаголом-сказуемым и существительным-подлежащим. Если подлежащее выражалост местоимением, то оно ставилось сразу после глагола. В современных германских языках порядок слов сильно изменился. основное изменение – это закрепление глагола на втором месте и переход к схеме S+V+O.

Помимо повествовательных, в древнегерманских языках существовали также вопросительные и побудительные предложения. Вопрос мог передаваться разными способами: 1) при помощи интонации; 2) с помощью вопросительных слов – местоимений и наречий; 3) с помощью изменения порядка слов (начального положения глагола). Побудительность выражалась также с помощью интонации или обратного порядка слов.

Сложные предложения в германских языках подразделяются на бессоюзные и союзные. Бессоюзная связь передается с помощью интонации и порядка слов. В сложносочиненных предложениях в качестве средства связи выступают соединительные, разделительные и противительные союзы, в сложноподчиненных – подчитнительные.

В древнегерманских языках наиболее широко были распространены относительные, определительные и условные придаточные предложения (см. слайд). Для присоединения относительного придаточного предложения специальных союзов в древнейший период не было. В этой функции обычно использовалось указательное местоимение среднего рода, образованное от и.-е. основы *to→герм. þa (гот. þata) или какая-нибудь частица (гот. ei «чтобы»). Определительные придаточные предложения присоединялись с помощью союзных слов, производных от указательных или вопросительных местоимений (гот. ƕarjis «кто? который?»), при этом с союзным словом часто соотносилось указательное метоимение в главном предложении. В придаточных условных предложениях выступал союз «если» (гот. jabai). Порядок слов в главном и придаточном предложениях, как правило, совпадал.

Для современных германских языков характерно наличие разнообразных типов сложносочиненных и сложноподчиненных предложений. В придаточных предложениях имеется особый порядок слов и особые правила согласования времен.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.