Сделай Сам Свою Работу на 5

ЗИМА: В СЕРОМ И ГОЛУБОМ Р. Прокофьев

 

 

Где ты, луна, теперь?

Как затонувший колокол

Скрылась на дне морском.

 

Мацуо Басё.

 

 

Зимние вечера тянутся резиной, оплывают свечным воском; они похожи на механических зайцев с жестяными тарелками в лапах, когда тарелки эти, на последнем повороте ключа, на прощальном стоне издадут еле-слышный «бумс» и осыплются металлической пылью.

Зимой хочется ярких пахучих цветов, сладких фруктовых брызг, хохочущего и раскачивающегося на радуге солнца…

Сегодня он совсем не ждал её звонка, обычно Катя звонила по воскресеньям, когда не было занятий в институте и можно было не спеша проводить время за болтовнёй.

- Привет!- весело заявила Катя,- Не ожидал? А я уже приехала, сегодня ночью. Я уже дома!

- Вот это да! Катька,- обрадовался он,- так я уже бегу!

- Беги,- Катя засмеялась,- только поторопись, я собираюсь залезть в ванну.

- Считай, что я уже у тебя!..

Приехала! Она приехала!.. Прошли эти невыносимо скучные и пустые месяцы, недели и дни. Скорее!.. Ботинки, куртка… Пу Сунлин – она просила почитать.

Подъезд… Дверь… Улица.

Спустя четверть часа он вошёл в её двор. Вот дом, её окна, а вон и она – машет ему рукой.

Лестничный пролёт, ещё один, ещё… Катя открыла дверь.

- Ты бежал?..

- Да!

- А автобус?

- Не стал ждать, тут всего-то две остановки.

- Молодец!- Катя поцеловала его.

- А ты всё конфетки уничтожаешь?- он ощутил сладость на её губах.

- Ага,- ответила девушка,- давай, ещё поцелуемся.

- Давай!

Она подставила губы под поцелуй, но вдруг передумала.

- Нет, не давай. Сначала я сполоснусь, а то начнём, и… Ладно? Слышишь, у меня ванна наполняется?

- Да,- кивнул он,- что ж, я тогда в магазин слетаю, куплю чего-нибудь, нужно же отметить встречу.

- У меня всё есть,- ответила Катя,- я уже позаботилась. Посиди, отдышись, журналы полистай.

- Бабские журналы-то?- кисло спросил он.

- Ну и что?- засмеялась Катя.

- Ладно,- он улыбнулся,- полистаю. Иди.

- Я быстро,- Катя достала из шкафа полотенце и торжественно промаршировала в ванную.

Он походил по комнате, вспомнил, сколько смеха было здесь в прошлый Катин приезд, и от нечего делать стал разглядывать журналы, стопкой покоящихся на полу у телевизора. Взяв в руки «Cosmopolitan», он сел в кресло и перевернул несколько глянцевых страниц. Поплыли заголовки: «Я попробовала виагру», «Не любите слишком сильно», «Слезливый гормон»…



- Бред какой-то,- буркнул он и прочёл вслух,- если у вас сумка с изображением животного, то вы будете постоянно ощущать связь с природой. М-да, а если у меня пакет с Дедом Морозом, я что, должен вообразить себя снеговиком?.. Кать!

- Что?..

- У тебя есть журналы не для инфузорий?

- Не знаю, поищи там!..

Он вновь принялся разгребать глянцевую кипу.

- Нашёл?- поинтересовалась Катя.

- «Вокруг света»!

- Что-что?.. Света?! Какая ещё Света?!

- Да никакая, полощись!

- А?- не расслышала девушка,- Нет, это я не читала!..

Он улыбнулся, бросил журнал и пришёл в ванную. Катя лежала, укрытая хлопьями пены, на раскрасневшихся щеках играла улыбка.

- Как прошла сессия?- спросил он.

- Хорошо, я же отличница!

- А связалась с двоечником.

- Разве ты был двоечником? Ты не говорил,- Катя серьёзно посмотрела на него и засмеялась,- Врёшь ты всё!

- Честное слово!

- Ну и что, всё равно я тебя люблю,- улыбнулась она.

- Угу,- ответил он, довольный её ответом.

- Что это ещё за «угу»?.. Ну-ка, иди-ка сюда.

Катя попыталась схватить его за руку, но он увернулся и выскочил в коридор. Девушка начала притворно ныть.

- Ну, ты-ы-ы, ну, иди-ка сюда!..

- Нет,- ответил он из-за двери,- ты будешь брызгаться.

- Не буду, правда; подай мне, пожалуйста, мочалку-варежку.

Он вернулся и подал ей с полки мочалку.

- Знаешь, о чём я подумала?- Катя надела варежку,- Знаешь?

- Чтобы я тебя поцеловал и потискал.

- Да! Только потом, а пока иди. Я скоро.

- Мне хочется поглядеть.

- Иди-иди,- засмеялась Катя.- Хочется ему поглядеть. Я тебе потом всё покажу.

Он вернулся в комнату и опять уселся за журналы. Бродя по страницам, он не заметил, как девушка вошла в комнату.

- Читаешь?

- Ага,- ответил он, глядя на Катю.

Девушка от груди до груди была замотана банным махровым полотенцем, второе полотенце было накручено тюрбаном на голове. Щёки Катерины пылали нектаринами, глаза блестели спелыми виноградинами.

- Читаешь?- повторила она.- О чём?

- О загадке кукурузного початка.

- И что там о початке?..

- Понимаешь,- он почувствовал запах её фруктового мыла, и ему стало по-детски уютно,- понимаешь, трансокеанских контактов тогда ещё не существовало.

- И что?- Катя вытянула губы трубочкой.

- А то,- словно не замечая этого, продолжил он,- не было контактов. А раз их не было, то, как кукуруза, которая росла только в Америке, попала в Индию в 13 веке?

- Ну, попала и попала. Как-нибудь. Её перелётные птицы занесли,- простодушно сказала Катя.- Так ты собираешься меня поцеловать?

- Сейчас, дочитаю…

Катя фыркнула и притворно рассердилась.

- Хочешь сказать, что ты ужасно умный?

- Нет, я прекрасно умный.

- Ну, вот как с тобой разговаривать?.. Андрей, Андрей; пойду, чайничек поставлю.

Девушка вышла на кухню. Андрей, поскучав немного, отправился следом.

- Пришёл?- Катя возилась у плиты.

- Знаешь, на кого ты похожа в этом своём тюрбане?- спросил Андрей.- На Тию.

- На кого?- удивилась Катя.

- На египетскую царицу Тию, она в таком же куколе ходила.

- Сам ты «куколь», ха-ха-ха!- Катя поправила халат.- Я похожа на Клеопатру.

- Она же была уродиной,- возразил Андрей.- Остались монеты с её изображением; у неё рубильник был – вот такой! Больше, чем у тукана! Её историк Плиний называл «monstrum horrendum», что значит «чудовище ужасающее»!

- Врёшь ты всё!

- Честное слово!

- Да?.. Почему же ею все восторгаются и восхищаются?

- Восхищаются её умом,- ответил Андрей,- этого от неё не отнять. А в остальном – уродина. Это просто поэтический образ, Катя, так сложилось: Цезарь, Клеопатра, любовь. Не может же существовать любовная история, главная героиня которой уродина. Да и Цезарь к тому времени был пузатый и лысый, и лысину свою стыдливо скрывал, таская на голове лавровый венок триумфатора; бейсболок и мушкетёрских шляп тогда ещё не придумали.

- Да?.. Жаль,- Катя вздохнула,- Ладно, буду тогда Тией; а сейчас нужно одеться.

- Зачем?

- Чтобы потом красиво раздеться,- хихикнула Катя.

- Это ты хорошо придумала,- кивнул Андрей,- а я пойду, покурю на лестнице.

Он вышел на площадку и закурил. Из квартиры донеслись мощные звуки «Atomic rooster».

«Девчонка ещё, а слушает такую древность»…

Андрей любил Катю. А она? Любила Катя его или ей нравилось думать, что влюблена?.. Сейчас это не столь важно, она здесь, с ним, а значит всё хорошо и не нужно ничем терзаться.

Когда Андрей вернулся, Катя уже успела приготовить чай, и была одета в свою любимую домашнюю униформу: в шортики-голопопики и в футболку, растянутую до невероятных размеров; тюрбан всё ещё красовался у неё на голове.

- Ох,- девушка вздохнула,- попьём чайку, а потом… всё остальное.

- А может, лучше наоборот?

- Ну, нетушки.

- Ладно,- согласился Андрей,- чай, так чай. Да, я ж тебе книжку принёс!

- Пу Фунфин?- Катя успела сунуть в рот огромную дольку шоколада,- Я фто-то фытала. Дафно. Маа фо фомню.

- А поняла что-нибудь?

- Нифифо!..

Катя рассмеялась, кружка затряслась у неё в руке, и горячий чай выплеснулся на голые коленки. Девушка вскрикнула и, растирая обожжённое место, расхохоталась ещё громче.

- Слушай,- справившись с приступом смеха, сказала она,- по-моему, пора выпить за встречу. Мы так долго не виделись!

- Можно,- согласился Андрей,- А как же «это»?

- Чуть позже, ладно?

Катя вытащила из шкафчика бутылку вина и протянула Андрею. Он открыл её и разлил вино по бокалам. Девушка захлопала в ладоши, взяла свой бокал и поднесла его к уровню глаз.

- Видишь?.. Цвет красивый. Таинственный. Знаешь, у всего на свете есть свой, и только свой особенный цвет. Эскимосы различают несколько сотен оттенков снега.

- И мы тоже,- добавил Андрей,- снег жёлтый, например, или коричневый.

- Болтушка ты, фу!- Катя махнула рукой,- Давай, выпьем, а то становится грустно.

- Ты же только что смеялась,- удивился Андрей,- У тебя портится настроение?

- Ну, что ты, оно не может испортиться, мы же вместе!

Они выпили ещё. Андрей стал разглядывать висящую на стене репродукцию с «Подсолнухов» Ван Гога.

- Нравится?- спросила Катя.

- Если честно, то не могу понять,- ответил Андрей,- Говорят «гениально», а я не могу до сути докопаться. Наверное, не дорос ещё. М-да, но всё-таки не каждый отважиться себе кусок уха отрезать и в конверте его преподнести.1

- Дело совсем не в этом, это любовь,- вздохнула Катя.- Понимаешь?

- Понимаю,- кивнул Андрей,- женщины коварны и жестоки. Интересно, если бы тебе такое принесли: кусочек руки, или ноги, или ещё чего-нибудь?

 

------------------------

1 – Винсент Ван Гог (1853-1890), художник-импрессионист. В припадке безумия отрезал себе мочку уха, завернул в газету и отнёс в подарок своей возлюбленной, та рухнула в обморок.

- Какой ты чёрствый, Андрей…

- Я не чёрствый, просто мне не понятно, зачем это нужно. Какой в этом толк? Что он выиграл, чего добился?

- Он показал этим силу своей любви,- ответила Катя.- А разве в любви должно искать выгоду?

- Я считаю, если тебе не ответили взаимностью, то и брось всё. Зачем нервы и здоровье тратить?

- Нервы?- удивилась Катя.- Ну, ты даёшь! Ты действительно так думаешь? Что же такое, по-твоему, любовь? Разве не нужно мечтать о ней, желать её, искать, бороться, а если придётся, то и умереть? Андрей, неужели ты и вправду такой чёрствый? Ты меня пугаешь.

- Я не чёрствый,- Андрей прижал Катю к себе,- это ты свежая и мягкая.

Катя не ответила, она лишь взъерошила Андрею волосы, а он слушал, как бьётся её сердце – близко-близко.

- О чём ты думаешь?- спросила девушка.

- О том, что хорошо никуда не спешить; вот мы сидим, разговариваем, а всё вокруг нас кружится, вертится, изменяется, а мы спокойны. У нас уйма времени, миллионы несказанных слов, мы всё ещё узнаём друг друга.

- А когда узнаем?- спросила Катя.

- Станет неинтересно.

- Зачем ты так?.. Нет, можно же узнавать по самой капельке,- тихо ответила Катя,- по самой-самой маленькой, и тогда хватит надолго, на всю жизнь!

- Ну, а если завтра мы умрём, что мы успеем узнать кроме друг друга?- спросил Андрей,- В твоих рассуждениях нет смысла.

- Почему?- Катя вздохнула,- Даже если умрём, то умрём в объятиях.

- В твоих рассуждениях нет места выбору,- ответил Андрей.

- Выбору?- Катя поглядела Андрею в глаза,- А разве любовь не есть наш главный выбор?

- Это всё из серии «ищите и обретёте»,- засмеялся Андрей,- Ну, Катя, зачем такие дебри?

Катя вздохнула и ушла в комнату. Через секунду дом огласился Чаком Берри. Девушка вернулась на кухню.

- Не хочу грустить!- сказала она,- Хочу сегодня веселиться и быть дурочкой!

- Замечательно!- засмеялся Андрей.

 

 

Через два дня Катя уехала. А когда они снова встретились, то были слова, сбивчивые объяснения, слёзы; а потом они расстались. Навсегда.

 

 

20:02, 01.12.12. Собака, Юпитер, Белка.

23:53, 11.01.13. Мышь, Фрейя, Дракон.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.