Сделай Сам Свою Работу на 5

Апреля, 12:10 реального времени

Команда тестеров, настороженно оглядываясь, вошла в город. По пути их трижды атаковали шайки бандитов, по вооружению почему-то немногим уступающие «профессиональным» рыцарям. В промежутках появлялись странствующие монахи, горестно предрекавшие великие бедствия и требующие немедленно покаяться. Махмуд, не выдержав, дал одному особо надоедливому монаху по шее — из кустов моментально вылетели пять вооруженных рыцарей, радостно «вступившихся» за святого человека. В общем, всю дорогу маленький обоз тестеров прорывался с боем.

...Позади ристалища быстро вырастал целый городок из палаток, предназначенных для участников турнира. Лавки с оружием, конюшни, кузницы, многочисленные трактиры... Все подробности средневекового городка были воспроизведены с педантичной тщательностью. И толпы ботов, среди которых так трудно было разглядеть подлого саботажника...

— Главный распорядитель сообщает, что родословная МакМэда задержана мэрией на предмет тщательного изучения, — мрачно сообщила Мелисса.

— Мэр куплен, — вздохнул, сверившись с радаром, Банзай. — Мелисса, разберись с этим. Мак, готовься к боям, не отвлекайся. Внучка, остаешься при Маке как оператор, оруженосец и герольд в одном лице. Ксен, на тебе — попортить жизнь противникам. Махмуд, ты в боевом резерве, пока не дойдет до мордобоя.

Где-то снаружи гнусаво взревела труба.

— Квалификационные бои. Пора, орлы, — подсказал Банзай.

— Нам тоже пора, — кивнул Ксенобайт, вытаскивая из сумки несколько кинжалов. — Мелисса, держи. Ну что ж, похоже, на этот раз и боты играют командой...

 

 

— Эй, мужик, ты что это тут делаешь?

Горожанин у коновязи аж подпрыгнул. Рука его скрылась под плащом.

— Да я, это вот... Лошадок смотрю... Конюх я.

Воровато оглянувшись, Ксенобайт, злодейски ухмыльнувшись, коротко двинул конюху в живот, а когда тот согнулся — добавил по шее. Бот крякнул и обмяк. Еще раз оглядевшись, Ксенобайт стремительно скрылся между шатрами.

— Ксен, Мелисса передает: на колокольне обнаружен арбалетчик.



— Она что, не знает, что с ним делать? — огрызнулся программист.

— Это так, для общей справки. Ну-с, начнем с классики, подрезания подпруг?

— Именно. Турнирную таблицу уже объявили?

— Объявили... дай сориентируюсь... Сэр Гийом... Входит в наш черный список. Вон его герб: два грифона...

Ксенобайт скользнул к указанному гербу и, вытащив из-под плаща небольшой бритвенно острый нож, стал аккуратно подрезать кожаный ремень, на котором держалось седло.

— Ксен, Внучка передает, что наше участие в турнире все еще под вопросом. Мелисса пошла в ратушу.

— Господи, помилуй грешную душу мэра, — ухмыльнулся программист. — Кто у нас дальше?

— Вон тот герб, с вороной. Во втором туре его обязательно кинут на МакМэда. Нужно, чтобы его дисквалифицировали.

— Сделаем, — кивнул Ксенобайт, подкрадываясь к лошади и доставая из сумки сухую колючку и аккуратно запихивая ее под седло.

— На локаторе справа от тебя провокатор.

— Ладно...

— Так, МакМэда объявляют, Мелисса говорит, что мэр даже почти не хамил перед смертью.

С ристалища доносился зычный голос глашатая.

— Пора, — кивнул самому себе Ксенобайт.

— А сейчас, — завывал глашатай, — приветствуем Верховного Маршала Королевского Турнира...

Из каменного здания появился сухонький лысый старичок с надменной физиономией. Из тени ему наперерез тихо вышел Ксенобайт.

— Притормози, папаша... Закурить не найдется?

Послышался глухой удар и сдавленный писк старичка.

— Сэр... Гхм... Маршал задерживается... — продолжал вещать глашатай. А! Вот он идет! Встречаем...

На высокую террасу, предназначенную для судейского состава турнира, вышел...

— Здорово, голодранцы! Маршал срочно заболел, так что я буду его заменять! — жизнерадостно заявил Ксенобайт.

Глашатай подавился репликой. Судьи удивленно уставились на программиста.

— Кто вы?! — выдавил кто-то.

— А что, какие-то проблемы? — рыкнул Ксенобайт. — Вот мой патент! Вот грамота, удостоверяющая, что я прошел краткий курс по правилам турниров. Вот справка о состоянии здоровья... А вот...

Многозначительно вскинув брови, Ксенобайт вытащил мелодично звякнувший, туго набитый мешочек.

— Я имел в виду, — затараторил глашатай, — как именно вас объявлять?

— А... Объявляй: маркиз... Не, лучше барон... Да, барон Ксенобайт! Глашатай, командуй начало турнира!

 

 

На ристалище с грохотом сшиблась очередная пара рыцарей. Полетели щепки.

— Трехочковый у МакМэда!

— Я бы сказал, наконечник копья, скорее, попал в основание горжеты...

— Я сказал, трехочковый! — нахмурился Ксенобайт, небрежно подбрасывая на ладони горсть золотых монет.

— Ксен... — обеспокоенно проговорил Банзай. — На радаре группа из пяти красных точек выдвинулась от ратуши в сторону стадиона... Мелисса передает: в сторону судейской трибуны идет банда головорезов.

— Не вовремя, — нервно заметил Ксенобайт.

— Я направляю к тебе Махмуда...

— Сэр МакМэд, сэр Гюнтер... Третий раунд...

Неожиданно на лестнице, ведущей в судейскую, послышался приглушенный грохот и звон железа

— Не обращайте внимания, это кто-то споткнулся, — быстро проговорил Ксенобайт. — Что у нас там на ристалище?

Вся башенка с судейской площадкой содрогнулась. Внизу все стихло.

— Нормально, первая атака отбита, — хладнокровно сообщил Банзай. — Махмуд занял позицию у входа... О как... Ксен, Мелисса сообщает. В ратуше подписан ордер на твой арест, вышел отряд городской стражи и священник.

— А священник зачем?

— Тебя обвиняют в ереси, — любезно объяснил Банзай.

— Ох, мать...

— Сматывайся, там ты — сидячая мишень! Ты же герольд, всю команду снимут, результаты опротестуют...

— Не могу! — зашипел Ксенобайт. — Они же тут же... А, черт, отводи Махмуда. Мегафон, то есть глашатай, за мной!

— Сэр Ксенобайт, куда же вы?!

— Долг маршала — лично судить турнир, находясь рядом со спортсменами, а не сидя на этой вышке! — уже на бегу сообщил программист.

— Удивительно свежая мысль... — растерянно заметил кто-то.

Ксенобайт резво скатился с лестницы. Быстро оглянувшись, он еще успел заметить отряд стражников и быстро юркнул в проулок между конюшней и кузницей. Лязгая кольчугами, стражники бодрой рысью помчались туда. Последний из них вдруг споткнулся, взбрыкнул ногами и тихо исчез в тени. Потом оттуда тихо выскользнул Ксенобайт и резво припустил в обратную сторону.

— Отлично, они потеряли тебя и рассредоточились. Ксен, МакМэда пытаются засудить, там спорная ситуация.

— Иду...

Программист выскочил из толпы. На песке ристалища стояли, яростно глядя друг на друга, Внучка и герольд противника МакМэда.

— Тачдаун! — вопила Внучка.

— Вне игры!

— А я тебе говорю, тачдаун!

— Вне игры!

— Что за шум, я тут главный! — выпалил Ксенобайт.

— Ксен, он жульничает!

— Я жульничаю?! Это ваш рыцарь ведет себя...

— Р-разговорчики! Внучка, излагай!

— Мак и этот жулик сшиблись, — затараторила Внучка. — Мак провел трехочковый, его противник остался в седле, но еле-еле... Тогда Мак развернулся и треснул ему обломком копья по башке! Он хлопнулся из седла. Вот.

— Понятно, — солидно кивнул Ксен. — Трехочковый сэру МакМэду не засчитывается.

— Справедливо! — тут же завопил вражеский герольд.

— Его противнику засчитывается нокаут, он оказался на земле. Победа сэра МакМэда. Убрать тело с поля!

Техническая команда мигом уволокла до сих пор не пришедшего в себя рыцаря. Ксенобайт, заметив проталкивающегося сквозь толпу стражника, мигом испарился.

Петляя, программист ловко втиснулся в тесный промежуток между какими-то сараями... Два стражника, почуяв добычу, припустили быстрее. Где-то посередине раздался металлический звон, и с другой стороны выбежали только Ксенобайт и один стражник. Откуда-то с крыши спрыгнула мрачная Мелисса, держащая в руках кочергу.

— Ксен, МакМэд выходит в финал! Ксен, слышишь?! Мы в финале!

Оглядевшись, Ксенобайт стремглав бросился к конному барьеру.

 

 

— У-у... Серьезная штука, — буркнул Ксенобайт, оглядывая противника МакМэда, спокойно готовящегося к раунду. — Я не видел до сих пор такого доспеха. Ничего не могу сказать.

— Ксен, меня беспокоит его герб. Его просто нет!

— Ты что, рыцарских романов не читал? — раздраженно буркнул Банзай. — Так часто делают всякие психи, которые дали обеты или еще чего в этом роде.

— Ох, чую я тут какую-то подставу, — покачал головой Ксенобайт. — Неспроста это! Откуда этот хмырь вообще взялся? Его нет в таблицах. «Безымянный Рыцарь», ха!

— Первый раунд! Безымянный Рыцарь против сэра МакМэда...

— Ну, Мак, давай, — вздохнул Ксенобайт, подавая коллеге копье.

Рыцари взяли разбег и с грохотом сшиблись. Трибуны откликнулись восторженным криком...

— Два-один в пользу Безымянного Рыцаря!

— Подковырка, подковырка, — бормотал Ксенобайт. — Где подковырка? Должна же тут быть какая-то подлость, должна...

— Второй раунд!

— Мак, давай на позицию... Банзай, я тебе зуб даю, тут что-то не так!

— Знаю! — рявкнул Банзай. — По идее, это последний бой, не может же он пройти, как все прочие...

— Приготовиться!

— Мак, слышишь меня?!

— Слышу! Копье дай, скотина!

— Держи. Слушай, не меть ему в шлем! Не надейся на трехочковый, бей по щиту.

— Зачем?

— Я хочу увидеть его герб! Делай, как я сказал!

Рыцари снова с грохотом сошлись. Копья с треском разлетелись в щепки. Безымянный рыцарь явственно покачнулся в седле, но удержался...

— Один-один! Общий счет: три-два в пользу Безымянного Рыцаря!

— Мак, у него герб просто закрашен, и сейчас с уголка щита отлетело немного краски, — лихорадочно стал пояснять Ксенобайт. — Там геральдическая лилия... Лилия... У кого в гербе есть лилии?

— Да какого хрена?! Ладно, сейчас я этого парня катапультирую из седла, он удар не держит...

— Щит... Краска... Лилия... Это не просто так, это подсказки, заложенные в программе... Герб... Внучка, найди мне герб с лилией...

— Третий раунд! На старт!

— Копье дай...

— А? Держи... Лилия, лилия...

— Вон герб с лилиями, — буркнула Внучка, тыча пальцем куда-то в сторону трибун.

— Старт...

— Ой... МАК, ТОРМОЗИ!! Банзай, пусти меня по широковещательному!

— Пустил...

— Мак, тормози! Не трогай этого хмыря, не трогай! Это король!

Реальность

Логово тестеров



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.