Сделай Сам Свою Работу на 5

Жизнь и творчество Грэма Грина

Доклад

по дисциплине «Зарубежная литература»

Выполнила:

Студентка группы 1221

Филологического факультета, IV курса

Андреева Юлия Максимовна

 

 

Великий Новгород

(Слайд 1)Генри Грэм Грин родился 2 октября 1904 года в Великобритании, в Беркхэмстеде (графство Хертфортшир), в семье директора школы.

(Слайд 2)Он был четвертым из шести детей и рос застенчивым и впечатлительным. Спорт мальчик не любил, а занятиям в школе предпочитал приключенческие романы Хаггарда и Баллантайна. Одноклассники недолюбливали его, и после нескольких попыток самоубийства он бросил школу. Родители обратились ко врачу, и психоаналитик всячески поощрял его стремление писать и даже познакомил с друзьями-литераторами. Дальнейшее образование он получил в Бэллиол-колледже Оксфордского университета. Там он увлекся политикой, даже вступил в коммунистическую партию, совершенствовал литературное мастерство, работал в студенческом журнале и еще до выпуска завершил повесть "Энтони Сент".

В 1925 году Грэм Грин со степенью магистра окончил Оксфордский университет, где изучал современную историю, и стал работать редактором. После переезда в Лондон его в марте 1926 года приняли на работу в "Таймс". Первая опубликованная книга Грина - "Человек внутри", после успеха которой он оставил пост редактора и стал жить литературным трудом - писал обзоры, сотрудничал с кино. (Слайд 3)

В 1932 году опубликовал остросюжетный политический детектив «Стамбульский экспресс» (Stamboul Train). Эту и последующие книги с элементами детективного жанра — «Наемный убийца» (A Gun for Sale, 1936), «Доверенное лицо» (The Confidential Agent, 1939), «Ведомство страха» (Ministry of Fear, 1943) — он назвал «развлекательными». Более серьёзным произведением была изданная в 1935 году «Меня создала Англия» (England Made Me) — книга, отразившая процессы изменения общества под влиянием прогресса.

(Слайд 4)Чтобы удовлетворить жажду приключений, писатель начал путешествовать. В 1930-х годах Грин побывал в Либерии (1934-35) и Мексике (1938), результатом чего стали две книги путевых заметок: «Путешествие без карты» (1936) и «Дороги беззакония» (1939). На основе наблюдений ситуации в Мексике в 1940 году он создал один из своих лучших романов «Сила и слава».



В годы Второй мировой войны Грэм Грин сотрудничал с английской секретной службой, действовал в Сьерра-Леоне и Португалии, работал в контрразведке. Небезынтересно отметить, что его начальником был Ким Филби (глава британской разведки, агент советской разведки с 1933 г.), с которым они стали друзьями.

После Второй мировой войны был корреспондентом журнала «Нью рипаблик» в Индокитае. На основе событий в Южном Вьетнаме 1955-56 годов создал роман «Тихий американец».

В 1960-1970-е годы в качестве репортёра объездил множество стран, неоднократно бывал в «горячих точках»: в Мексике, Португалии, Вьетнаме, Польше, Африке, Гаити и др.

Хотя Грэм Грин называл себя аполитичным писателем, он поддерживал отношения со многими политиками, и действие в большинстве его произведений происходит именно на фоне острых политических событий. После выхода в свет романов "Тихий американец" и "Наш человек в Гаване" ему приклеили ярлык "антиамериканиста".

Многие критики сходятся во мнении: Грэм Грин — именно тот писатель, «кто одинаково нравится как обыкновенным читателям, так и интеллектуалам». Известно, что сам он делил свои произведения на «серьёзные» и «развлекательные», но различия между ними вряд ли существенны. Ведь в большинстве романов Грина есть динамичный сюжет, запутанная интрига в сочетании с политическими концепциями, вырастающими из размышлений о жизни.

За свою долгую жизнь Грин не раз менял общественно-политические пристрастия, то выступая с резкой критикой западной цивилизации, то выдвигая идею «третьего мира», укрепить который может лишь некий синтез коммунизма и католицизма. Но непримиримость художника ко всем видам насилия и произвола — будь то диктаторские, колониальные режимы, проявления фашизма, расизма или религиозной нетерпимости — оставалась непреходящей. Писателя воспринимали как своего рода политический сейсмограф, реагирующий на толчки и взрывы истории, чутко ощущающий «болевые места» планеты.

(Слайд 5)Среди его произведений также есть книга стихов «Апрельский гомон», романы «Комедианты» (1966), «Наш человек в Гаване» (1958), «Капитан и враг» (1988) и др; пьесы «Комната для живых» (1953), «Теплица» (1957), «Покладистый любовник» (1959) и др; сборники рассказов («Чувство реальности», 1963 и др); детские книги; автобиографии и др. Особую часть наследия Грина составляют многочисленные эссе, нередко служившие предисловиями к подготовленным им литературным антологиям и изданиям классиков. Всю свою писательскую жизнь Грин оставался верен публицистике и документалистике, создав серию книг, в которых осмыслены многие злободневные коллизии современного мира.

(Слайд 6)Через все творчество Грина, начиная с первого романа «Человек внутри» («Тhе Мап Within», 1929), проходят мотивы веры и безверия, доверия и предательства, ставится коренной вопрос о том, стоит или не стоит жить. География произведений Грина необыкновенно широка: три книги об Африке, романы об Индокитае и о Мексике, несколько произведений, где действие развертывается в республиках Карибского бассейна. Как и для Дж. Конрада, на книгах которого Грин вырос, для него внешняя экзотика есть лишь повод для создания в романах ситуации «экзистенциального приключения» («Меня всегда тянуло в те страны, где сама политическая ситуация как бы разыгрывала карту между жизнью и смертью человека»). Грин заставлял своих персонажей искать «пути бегства» от «скуки», которую писатель понимает как бесцветную и стерильную повседневность общества, основанного на выдохшейся либеральной традиции. Той же метафорой бегства Грина объяснял собственную духовную настроенность, в частности неразделимость добра и зла в человеческой природе. В автобиографической книге, так и названной «Пути бегства» («Ways of Escape», 1980), Грин отметил строки: «Нас влечет опасное смещение вещей - честный вор, нежный убийца, суеверный атеист» - как подходящий эпиграф ко всему, что написано им самим.

(Слайд 7)Сострадание («чувство, объединяющее равных: несчастного с несчастным, соучастника с соучастником. Они равны перед лицом трагедии») как способность понять и разделить чужое бедствие противостоит у Грина жалости, остающейся только снисхождением к жертве, - коллизия, на которой построено несколько его романов, в особенности «Суть дела» («Тhе Неаrt of the Маtter», 1948), книга, вобравшая в себя впечатления военных лет. Ее центральный персонаж оказывается в ситуации, когда испытанию подвергаются его совесть и религиозные убеждения.

Наблюдая лично политические распри между странами, Грин описывал хронику освободительной борьбы Вьетнама против французских колонизаторов («Тихий американец», 1955), события в Бельгийском Конго («Ценой потери», 1961).

Католицизм, который никогда не был у Грина последовательным, притягивал его тем, что пробуждал «способность к ощущению вины и к ее преодолению». Герои, испытав это чувство вины как за собственные человеческие слабости, так и за несовершенство Творения, проверяют себя соприкосновением с действительностью, в которой «царят несправедливость, жестокость и фальшь», и ценят опыт приобщения к ней, поскольку «тут можно любить человека почти так, как его любит Бог, зная о нем самое худшее».

Свои художественные произведения Грин разделяет на «серьезные» и «развлекательные» - в зависимости от того, насколько ему важна острота интриги, требующей использования повествовательных приемов, заимствованных из популярных жанров (мелодрама, шпионский роман, детектив). Однако художественные решения и проблематика романов Грина не зависят от избранного им типа повествования; в них неизменно присутствует парадокс, чаще всего трагический. Так, комический «роман нравов» «Путешествия с тетушкой» («Тгаvels with My Aunt», 1969) на поверку оказывается повествованием о близкой смерти и о напрасных стараниях позабыть ее неотвратимость. Герои притч с элементами травестии классического сюжета, таких, как «Монсиньор Кихот» («Моnsignor Quixote», 1982), ищут смысл и оправдание жизни в век этической апатии и прогрессирующей дегуманизации. Утверждая, что он подчинил свою писательскую деятельность борьбе с диктатурами Грин имел в виду и диктат наиболее распространенного в его эпоху скептического умонастроения, которое он считал отказом от моральной озабоченности, а тем самым и отречением от высших обязанностей литературы.

Хроника событий, сообщающая фабульное напряжение всем этим книгам, важна Грину прежде всего как повод для осмысления центральных этических конфликтов его творчества. Они стимулируют размышления о приверженности добру, пусть обреченному перед лицом торжествующей бесчеловечности или холодной прагматики; о вере, чаще всего неспособной служить надежной опорой в условиях, когда достоинство человека растоптано и унижено, но тем не менее противопоставленной безверию и цинизму; о том, оправдано ли само согласие героев жить, когда реальность настолько уродлива, а их положение в мире практически безнадежно. (Слайд 8).

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.