Сделай Сам Свою Работу на 5

Размышления о самоэффективности и благосклонном к себе отношении

 

Вполне возможно, что все написанное выше одних читателей расстроит, а других возмутит, так как будет противоречить их собственному опыту. Конечно же, большинство из тех, кто постоянно себе подыгрывает, на самом деле чувствуют себя несколько ущербными,— особенно по сравнению с теми, кто стоит одной-двумя ступенями выше на лестнице успеха, привлекательности и мастерства. И не каждый в своих действиях поддается пристрастию себе подыгрывать. И действительно некоторые страдают от низкой самооценки.

Кроме того, относясь к себе хорошо, мы не занимаем оборону (Epstein & Feist, 1988). В таких случаях мы не столь тонкокожи и поверхностны: мы с меньшей вероятностью будем превозносить тех, кому нравимся, и ругать тех, кому не нравимся (Baumgardner & others, 1989). Те, чью самооценку в эксперименте намеренно понижали,— сказав, например, что у них очень низкие баллы в тесте на интеллект,— чаще дискредитировали других (Beauregard & Dunning, 1998). Те, чье эго в настоящий момент задето, более склонны подыгрывать себе при объяснении успехов и неудач, чем те, чье эго получает поддержку (McCarrey & others, 1982). Таким образом, угроза самооценке может вызвать защитную реакцию. Когда возникает чувство несостоятельности, люди могут прибегать к самоутверждению: хвалить себя, искать оправдания и с пренебрежением относиться к другим (Wills, 1991). Насмешки говорят многое не только о тех, над кем надсмехаются, но и о тех, кто надсмехается.

Тем не менее высокая самооценка идет рука об руку с благосклонным к себе отношением. Те, кто в тестах на самооценку набирают самые высокие баллы (то есть те, кто говорил о себе только приятные вещи), также говорят о себе лишь хорошее, когда объясняют свои успехи и неудачи (Ickes & Layden, 1978; Levine & & Uleman, 1979; Rosenfeld, 1979; Schlenker & others, 1990), когда оценивают свою группу (Brown & others, 1988) и когда сравнивают себя с другими (Brown, 1986).

 

 

Пристрастие к «игре в свою пользу» как адаптация

 

Пристрастие к «игре в свою пользу» и все ей сопутствующее помогает защитить людей от депрессии (Snyder & Higgins, 1988). Люди, не подверженные депрессии, объясняют свои неудачи трудностью поставленных задач или воспринимают себя менее свободными в действиях, чем это есть на самом деле. Самооценка людей, страдающих депрессией, более точна: она безрадостнее, но мудрее.



Судите сами: из-за того, что люди не расположены к самокритике, они могут переоценить отношение к ним окружающих (DePaulo & others, 1987; Kenny & Albright, 1987). Люди в состоянии легкой депрессии менее склонны к иллюзиям (они в основном воспринимают себя так, как их видят окружающие), что временами может способствовать усилению депрессии (Lewinsohn & others, 1980). Это наводит на тревожную мысль, что Паскаль, возможно, был прав, говоря: «Я утверждаю как факт: если бы люди знали, что о них говорят другие, в мире не нашлось бы и четырех друзей».

На основании результатов последних исследований депрессии можно предположить, что есть некая практическая мудрость в благосклонном к себе отношении. Возможно, это стратегически правильно — верить, что мы привлекательнее, сильнее и социально успешнее, чем есть на самом деле. Обманщики с большей убедительностью демонстрируют честность, если сами верят в нее. Убежденность в своем превосходстве может служить мотивом для достижений — создавая самореализующиеся прогнозы — и поддерживать надежду в трудные времена.

 

 

Пристрастие к «игре в свою пользу» как плохая адаптация

 

Несмотря на то, что гордость, основанная на благосклонном к себе отношении, может защитить нас от депрессии, иногда она становится причиной плохой адаптации. Люди, обвиняющие в своих трудностях других, зачастую несчастнее тех, кто в состоянии признать свои ошибки (С. A. Anderson & others, 1983; Newman & Langer, 1981; Peterson & others, 1981). Кроме того, большинство людей с завышенной самооценкой нередко выглядят в глазах окружающих самовлюбленными, высокомерными и лживыми (Colvin & others, 1995). Экспансивные эго были присущи диктаторам, склонным к политике геноцида. Такое же эго можно обнаружить у людей, заявляющих о превосходстве белой расы, или у алкоголиков, жестоко обращающихся со своими супругами (Baumeister & others, 1996). Когда дутая самооценка лопается после чьей-нибудь критики или насмешек, в ответ могут прозвучать грубости и угрозы.

Самообман может привести к тому, что каждый член группы будет ожидать большего, чем у других, вознаграждения, когда их организация добивается успеха, и меньшего порицания, когда успеха нет. Если большая часть членов группы полагают, что их усилия должным образом не оценены и не вознаграждены, могут возникнуть разногласия и зависть. Директора колледжей и деканы часто наблюдают подобные картины. Девяносто процентов и даже более сотрудников кафедры оценивают себя выше коллег (Blackburn & others, 1980; Cross, 1977), поэтому неизбежно, когда объявляют о повышении жалования и половина получает среднюю прибавку или даже меньшую, многие чувствуют себя жертвами несправедливости.

Пристрастие к «игре в свою пользу» приводит также к переоценке своих групп. Когда группы сравнимы по тем или иным параметрам, большинство людей считают свою выше (Codol, 1976; Taylor & Doria, 1981; Zander, 1969). Так:

- Большинство членов университетского женского клуба воспринимают своих сестер по клубу как тех, кто с меньшей вероятностью окажутся «гусынями» и снобистками, чем члены других женских клубов (Biernat & others, 1996).

- 66 % американцев присваивают школам, в которых учатся их старшие дети, категорию А или В. Но почти столько же — 64 % — присваивают национальным общественным школам категории С или D (Whitman, 1996).

- 53 % голландцев считают, что отношения в их семье лучше, чем у большинства окружающих; и только 1 % оценивает их как худшие (Buunk & van der Eijnden, 1997).

- Большинство президентов и менеджеров корпораций преувеличивают будущий рост своих компаний (Kidd & Morgan, 1969; Larwood & Whittaker, 1977).

 

Такой оптимизм иногда может привести к катастрофе. Если те, кто имеет дело с фондовой биржей или недвижимостью, сочтут, что у них интуиция сработает лучше, чем у конкурентов, их может постигнуть жестокое разочарование. Еще в семнадцатом веке экономист Адам Смит, защитник экономического рационализма, предупреждал, что люди могут переоценивать свои шансы на успех. Он говорил, что эта «абсурдно чрезмерная уверенность в своей удаче» произрастает из «тщеславного мнения о своих собственных способностях, что характерно для большинства людей» (Spiegel, 1971, р. 243).

Известие, что люди относятся к себе с благосклонным пристрастием, едва ли ново. Этот трагический порок — гордыня изображался еще в древнегреческом театре. Как и участники наших экспериментов, персонажи греческих трагедий не были сознательно порочны; они просто были о себе чересчур высокого мнения. В литературе снова и снова описываются ловушки гордыни. А в христианстве гордыня называется первой среди «семи смертных грехов».

Если высокомерие сродни благосклонному к себе отношению, тогда что же такое смирение? Презрение к себе? И можем ли мы самоутверждаться и воспринимать самих себя без благосклонного пристрастия? Перефразируя ученого и писателя К. С. Льюиса, смирение заключается не в том, что красивые люди стараются убедить себя, что они уродливы, а умные — что они глупы. Ложная скромность на самом деле может быть прикрытием гордыни, когда люди полагают, что они смиреннее многих. Джеймс Фридрих (James Friedrich, 1996) отмечает, что многие студенты поздравляют себя с тем, что они лучше многих других, потому что не думают о себе, что они лучше других! Истинное смирение больше похоже на бескорыстие, чем на ложную скромность.

 

 

Понятия для запоминания

 

Препятствия, которые мы создаем сами(Self-handicapping) — защита представления о самом себе, выстраиваемая с помощью поведения, которым при необходимости можно оправдать неудачу.

Пристрастие к «игре в свою пользу»(Self-serving bias) — тенденция относиться к себе более благосклонно, чем к другим.

Самопрезентация(Self-presentation) — акт самовыражения и поведения, направленный на то, чтобы создать у окружающих и у самого себя благоприятное впечатление.

Эффект ложного консенсуса(False consensus effect) — тенденция переоценивать распространенность какого-либо мнения, нежелательного или неэффективного поведения.

Эффект ложной уникальности(False uniqueness effect) — тенденция недооценивать тот факт, что определенные способности и умение эффективно действовать не являются столь уж уникальными.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.